home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 1

Джулия критически оглядела себя в зеркале на туалетном столике и задумчиво улыбнулась. Этот вечер был важен для Пола, и она хотела его порадовать. Ее короткое платье из белого кружева и розовой тафты очень шло ей и к тому же открывало ее длинные стройные ноги.

Джулия сидела, подперев рукой подбородок, и думала, почему этот вечер кажется ей таким многообещающим, и ее глаза, карие с крохотными зелеными огоньками, светились от этих мыслей.

Раздался легкий стук, дверь спальни отворилась, и в комнату, смущенно улыбаясь, вошла ее мать:

— Ты готова? Пол уже заждался внизу.

— Как я выгляжу? — спросила Джулия, поднимаясь со стула и оборачиваясь к матери. Та смотрела на дочь всего несколько мгновений:

— Замечательно, но не лучше ли было надеть вечернее платье? Пол пришел в костюме.

Джулия передернула своими худенькими плечиками, и прядь ее прямых светло-каштановых волос упала на порозовевшие щеки.

— Думаю, это вполне подходящее платье. В любом случае, мама, у меня ведь нет вечернего.

— Знаю, дорогая, но, наверное, его можно было взять напрокат. — Мать Джулии выглядела встревоженной.

— Ну, перестань, — улыбнулась дочь, — это всего лишь вечеринка для работников фирмы, и сейчас уже никто не носит вечерних туалетов.

Мать вздохнула, зная, что Джулия всего лишь старается ее успокоить.

— Ладно, но длинное платье было бы уместнее. Хотя Пол считает, что тебе все к лицу, это уж точно.

Джулия, рассмеявшись, обняла мать, взяла с кровати красное бархатное пальто и двинулась вниз по лестнице. Мать спускалась за ней.

Тем временем Пол Баннистер в холле потягивал шерри, которым угостил его отец Джулии, доктор Кеннеди. В костюме Пол выглядел весьма привлекательно. Темный пиджак и брюки выгодно подчеркивали его стройную высокую фигуру и оттеняли бледное лицо. Удобно устроившись в глубоком кресле, отец Джулии курил сигару и разглагольствовал о своей практике: здесь, в Кенсингтоне, он работал врачом. Пол слушал его с рассеянным любопытством, и его глаза ярко заблестели, когда в комнату в накинутом на плечи пальто вошла Джулия.

Доктор Кеннеди улыбнулся и встал:

— Отлично выглядишь, Джулия! Ты не находишь, Пол?

— Думаю, она выглядит просто чудно! — выпалил Пол со всей горячностью юных лет, и супруги Кеннеди понимающе переглянулись.

Джулия решительно взяла Пола за руку:

— Нам пора. Пойдем.

У Пола был небольшой «остин», и, прежде чем обойти капот и скользнуть на свое место, он усадил Джулию, чмокнул ее и сказал:

— Сегодня вечером все будут мне завидовать!

— Думаешь? Да, от скромности ты не умрешь, — хихикнула она.

— Опять ты надо мной смеешься! Прекрасно ведь знаешь, что я имею в виду!

Джулия снова рассмеялась:

— Пожалуй, пора прекратить дразнить тебя. Ну, поехали.

Пол вел свой «остин» в плотном потоке машин, заполнивших улицы Лондона. Было около восьми вечера, и машин на дорогах пруд пруди, но Джулия чувствовала себя необычайно счастливой и довольной. Откинувшись на сиденье, она задумалась. Ей двадцать один год, и она едет на вечеринку с влюбленным в нее симпатичным молодым человеком, что совершенно очевидно. Жизнь ее всегда была спокойной и счастливой, чего же еще желать молодой девушке? Сейчас ее чувства к Полу весьма неопределенны, но они непременно изменятся. Джулия уверена, что в будущем они с Полом поженятся, купят дом в одном из новых жилых районов на окраине Лондона и в конце концов создадут свою семью. Пол очень мил, к тому же у него интересная работа в независимой телевизионной компании, и хотя пока ему приходится выполнять множество различных поручений, со временем, набравшись опыта и повзрослев, он вполне способен получить неплохую должность. Он умен, усерден, его старания явно не пройдут даром, в том числе и в финансовом смысле. Но деньги не имели для Джулии никакого значения в сравнении со счастьем. Ее родители вовсе не были богатыми, однако Джулию всегда окружала атмосфера любви и дружбы, она никогда не ощущала одиночества и очень это ценила. Пол же был просто одержим желанием получить хорошую высокооплачиваемую работу; впрочем, возможно, это объясняется тем, что он задумал жениться и достойно обеспечивать семью. Дай Бог, чтобы это была единственная причина.

Несмотря на денежные затруднения в семье, Джулия училась в школе-интернате, где ее окружали девочки из состоятельных семей, но выглядели они какими-то несчастными. Их родители никогда не навешали дочерей, а на каникулы отсылали в какой-нибудь круиз под присмотром гувернанток. Джулию же дома всегда ждали, и она очень ценила родительскую любовь и теплоту.

Окончив школу, Джулия поступила на работу в большой магазин на Оксфорд-стрит. Ей нравилось общаться с людьми, и именно там она познакомилась с Самантой Эдвардс, которая в дальнейшем стала ее лучшей подругой. Девушки выяснили, что учились в одной школе. Саманта была дочерью банкира и старше Джулии года на два. Ее родители уже развелись, а Саманта вышла замуж за художника Бенедикта Барлоу…

Джулия вернулась к действительности. Сегодня в «Феникс телевижн» намечалась обычная ежегодная вечеринка для работников компании, и Пол с Джулией направлялись туда. Джулия никогда не бывала в телевизионной студии и просто сгорала от любопытства.

Компания «Феникс телевижн» располагалась неподалеку от Уорвик-роуд, и молодые люди вскоре прибыли на место. За воротами виднелась огромная стоянка, на ней, среди прочих больших и малых машин, Пол и оставил свой «остин».

Вечер был холодным — конец октября, и Джулия взяла Пола под руку, пока они приближались к приветливым огням громадного здания со светящейся неоновой надписью где-то под самой крышей.

У входа их встретил швейцар, взглянул на приглашения и проводил к лифту, который быстро домчал их на двенадцатый этаж.

— У нас самая большая студия, нам под нее выделили целый этаж, — объяснил Пол. — Здесь много места, очень удобно проводить вечеринки.

Джулия кивнула. В лифте, кроме них, никого не было, и девушка испугалась, как бы они не приехали первыми. Хотя приглашали их на семь тридцать, но общего застолья не намечалось, поэтому можно и не торопиться. Едва она собралась сказать Полу, не лучше ли им было задержаться, как лифт остановился.

Едва они вышли на площадку, как услышали прекрасную оркестровую музыку. Девушка тут же обо всем забыла и пошла за Полом по коридору, заполненному людьми, к огромному залу. Вопреки ее страхам он отнюдь не пустовал. Все пили, смеялись, веселились, царила атмосфера радушного братства.

Приветливый официант показал Джулии дамскую комнату, где она оставила пальто и привела себя в порядок. Здесь, как и в зале, оказалось много женщин. Все богато одеты и просто увешаны драгоценностями — в ушах, на пальцах, на груди сверкали бриллианты. Девушка робко дотронулась до серебряного браслета на руке, ее единственного украшения. Жаль, что она не догадалась попросить у матери цепочку. Пожав плечами, Джулия направилась обратно в зал: теперь нет смысла терзать себя из-за этого, она и так выглядит отлично.

Пол уже ждал ее в коридоре в компании молодой пары, которую он представил как Ларри и Джейн Чэндлер.

— Ларри тоже здесь работает. Они поженились всего три недели назад.

— Неужели? Потрясающе! — восторженно воскликнула Джулия.

Джейн улыбнулась. Она была хорошенькой, рыжеволосой, с очаровательным лукавым личиком.

— Да, Джулия. И теперь мы агитируем всех присоединяться к нам. — Она игриво взглянула на Пола: — Ты еще не надумал рискнуть, а?

— Почему же… — Он улыбнулся и посмотрел на Джулию.

Покраснев, Джулия сменила тему разговора. Несмотря на романтические грезы, посетившие ее сегодня вечером, она вовсе не собиралась так быстро отказываться от свободы. Едва речь заходила о семейной жизни с Полом, как внутри у нее рождалось странное настораживающее чувство, словно она не была уверена в своем отношении к нему. Быть может, она хочет слишком многого? По крайней мере, Пол ей нравится, он будет замечательным мужем — внимательным, добрым, любящим детей. Но все же она чего-то боялась.

В конце зала, на нескольких длинных столах, пригнувшихся под тяжестью яств, располагался буфет. Чего здесь только не было! Паштет из омаров, икра, мясные фрикадельки под острым грибным соусом в маленьких глубоких мисочках с деревянными ложками!..

Спиртного тоже было море: компания платила за все, и мест у столиков становилось все меньше и меньше. Пол, Джулия и Чэндлеры нашли свободный столик рядом с танцплощадкой и заказали мартини.

Напротив буфета, на невысокой сцене, разместился оркестр, а у стен зала стояли столики. Рядом находился зал поменьше — для тех, кто предпочитает более интимную обстановку. Приглушенный свет превращал все помещение в пещеру Аладдина со множеством впадин и выступов, а яркие наряды женщин и сверкающие украшения усиливали ощущение праздника. Пол улыбнулся:

— Неплохая у нас команда, а, Ларри?

В ответ Ларри лишь ухмыльнулся, как будто мысль о том, что Пол считает себя частью их компании, позабавила его.

Девушки поболтали о нарядах и последнем фильме о Джеймсе Бонде, чуть позже Пол познакомил Джулию с парой здешних продюсеров и их женами, а ее вдруг обеспокоило его явное самодовольство.

Вернувшись к Чэндлерам, они стали танцевать. Ларри пригласил Джулию, и она согласилась. Пол тотчас пригласил Джейн. Так весь вечер они менялись партнерами и веселились; и Пол, и Ларри прекрасно танцевали. А между танцами и девушки, и мужчины беседовали каждый о своем.

— Ты заметила, что люди с телевидения никого вокруг не замечают, зациклены только на себе? — скривившись, спросила Джейн. — Берегись, Джулия, если выйдешь за Пола, будешь страдать от этого всю жизнь. Что скажешь?

— Не знаю, — вспыхнула девушка.

— Вообще-то это зависит от человека. — Доверительно понизив голос, Джейн ближе наклонилась к собеседнице. — Мне кажется, Пол ужасно милый.

— Да, мне тоже. — Джулия до крови прикусила нижнюю губу. Как бы ей хотелось определиться, наконец, со своими чувствами! Все, буквально все требовали от нее четкого ответа.

Вот и Ларри, танцуя с ней сегодня вечером, словно невзначай обронил:

— А Пол знает толк в женщинах! Когда же свадьба?

— Еще ничего не решено, — натянуто улыбнувшись, уклонилась Джулия от ответа. — Расскажи, чем ты здесь занимаешься?

— Я помощник помощника-режиссера. Проще говоря, слуга слуги, — горько усмехнувшись, добавил он, на что девушка протянула с завистью:

— Зато здесь всегда куча знаменитостей. Наверняка ты всех знаешь?

— Во многие студии я даже не захожу и, естественно, никого не вижу. Хотя некоторых встречал.

Вечеринка шла своим чередом. Поужинав и изрядно истребив запасы шампанского, все продолжали оживленно болтать, забыв, кто начальник, а кто подчиненный.

Ларри решил познакомить Джейн со своим начальником, и Пол с Джулией остались одни.

— Тебе здесь нравится?

Она кивнула:

— А тебе?

— Да, очень. Я рад, что мы познакомились с Ларри и Джейн. Они такие славные.

Понимающе улыбнувшись в ответ, девушка спросила:

— Пол, а где же твой начальник, этот легендарный мистер Пэрриш?

— Джулия, ты шутишь? Он никогда не ходит на такие вечеринки. Ведь кто-то же должен следить за работой, пока мы здесь веселимся. Не забывай, зрителям-то все равно.

— Я не подумала об этом. — Она мечтательно затянулась сигаретой. — На телевидении никогда не скучно. В любой момент можешь встретить любимого актера или певца… Думаю, мне понравится здесь работать.

— Тебя ни за что не возьмут, — ухмыльнулся Пол.

— А я нисколько не расстроюсь. Мне нравится моя работа. Если я и сменю ее, то стану няней или медсестрой. Иногда мне очень хочется понянчить ребеночка, особенно несчастного, чьи родители совсем не заботятся о нем.

— Выходи за меня замуж, и у нас будет своя семья, дети. — Его слова прозвучали так искренне и серьезно, что Джулия пожалела, что завела этот разговор.

— Пол, прошу тебя, мне нужно время. — Девушка сконфуженно отвернулась. — Пол, посмотри, там Мануэль Кортез! Ты не говорил мне, что он работает на «Феникс». О, Пол, я так его люблю!

Пол приподнялся и посмотрел в ту сторону, кровь прихлынула к его лицу, а голос заметно задрожал.

— С ним мистер Пэрриш. О Боже! Я даже не надеялся, что он сюда придет!

— Как ты думаешь, почему он пришел? — двигаясь вслед за Полом, спросила Джулия.

— Проводить нашего высокого гостя на вечеринку. — Теперь голос Пола звучал ровнее. — Совсем забыл о выступлении Кортеза. Он очень привлекательный мужчина.

— Да, очень. И он прекрасно знает о своих достоинствах. В его положении иначе и быть не может.

Молодой человек только пожал плечами:

— Пойдем выпьем чего-нибудь. Мистеру Пэрришу сегодня не до меня.

Но он ошибся. Нейл Пэрриш приветливо окликнул его около буфета:

— Привет, Пол, как тебе наше застолье?

— Спасибо, мистер Пэрриш, все замечательно, — заискивающе улыбаясь, ответил Пол, и его лицо приняло отталкивающе льстивое выражение. — А вам здесь нравится?

— Не очень. Кстати, вы знакомы с мсье Кортезом?

— О да. Добрый вечер, мсье. Вы уже закончили представление?

Кивнув, Мануэль Кортез бесстыдно уставился на Джулию. Девушка давно привыкла к смелым оценивающим взглядам, которые мужчины бросали в ее сторону, и отвечала на них очень холодно. Впрочем, Мануэль Кортез не походил ни на одного из них.

Он был сказочно красив: высокий, стройный, смуглый, с желто-зелеными кошачьими глазами, колдовской взгляд которых лишал всякого самообладания. Его темные волосы крупными локонами спускались на плечи, а плавные, грациозные движения выдавали в нем чувственную, сладострастную натуру. Едва их взгляды встретились, у Джулии перехватило дыхание, и она побежденно опустила глаза.

Пол увлеченно говорил о чем-то с мистером Пэрришем и ничего вокруг не замечал. Вдруг, очнувшись, как ото сна, он потянул Джулию за руку и представил сначала мистеру Пэрришу, затем Мануэлю Кортезу.

Певец говорил с латиноамериканским акцентом, в котором звучали звенящие испанские нотки. От его тихого, низкого, сипловатого голоса Джулию бросило в жар.

— Добрый вечер, мисс Кеннеди, — лениво проговорил он, и на мгновение ее рука почувствовала прикосновение его прохладных, сильных пальцев.

— Скажите, пожалуйста, — Джулия отчаянно пыталась придумать, о чем спросить, — вы мексиканец или кубинец?

Пол с ужасом посмотрел на нее, а Кортез, ничуть не смутившись, спокойно ответил:

— Я мексиканец, но живу в Калифорнии. Джулия чувствовала себя ужасно неловко.

Она обожала этого певца, хотя почти ничего о нем не знала. Кортез — очень популярен, играет на многих инструментах и поет под гитару всеми любимые грустные индейские песни. На британском телевидении он появлялся редко, так как просил слишком высокие гонорары, и Джулия видела его лишь в американских шоу и покупала напетые им пластинки. Она считала, что ему лет тридцать пять, правда, морщинки, незаметные на экране, теперь отчетливо проступали на его лице, и Джулия про себя отметила, что они только придают шарма его и без того загадочному облику.

Пол пригласил мистера Пэрриша остаться и выпить с ними, но получил отказ. Его начальника тут же окружили большие шишки из «Феникс телевижн», и он почувствовал себя лишним. Вернувшись к столикам в буфете, молодой человек обиженно проворчал:

— Безобразие. Не дают спокойно поговорить с человеком.

Джулия молчала. Внезапно она почувствовала себя подавленной. Было так приятно беседовать с мистером Пэрришем и Мануэлем Кортезом!..

— Должно быть, все хотят с ним познакомиться, — задумчиво пробормотала она и резонно добавила: — Его ведь не каждый день встретишь. — Затем с улыбкой обратилась к своему спутнику: — Будет тебе, Пол. Не будь таким букой. Сам же говорил, ты здесь мелкая сошка, помнишь?

— Никогда я такого не говорил, — возмутился молодой человек.

— Ах да, это был Ларри, — примирительно заулыбалась Джулия.

— Я к своей работе отношусь гораздо серьезнее. — Слова подруги явно задели его за живое.

— Ну же, Пол. Не будь ребенком. Пойдем потанцуем. — Девушка нетерпеливо подергивала своими худенькими плечиками.

— Я не хочу танцевать, я хочу есть, — окрысился Пол, решительно направляясь к буфетным столикам.

Джулия тяжело вздохнула. В таком состоянии Пол невыносим. Каким-то образом она вызвала его негодование. Девушка не понимала, почему он так ревностно относится к своей работе. Скорее всего, он слишком серьезен.

В буфете она заставила себя проглотить несколько тартинок, жеманно улыбаясь чопорным старушкам, а молодежь тем временем хлынула на танцплощадку. Музыка становились все быстрее и заразительнее, тела извивались в причудливом танце, а Джулия, покусывая губы, издалека наблюдала за танцующими.

Вдруг Пол засиял, как серебряный поднос из коллекции ее отца, и спешно проглотил пирожное: не кто иной, как Нейл Пэрриш приближался к ним с бокалом шампанского, но в отличие от своего подчиненного, он не выглядел таким уж счастливым.

— Эй, Баннистер, спустись в холл и попроси шофера мистера Кортеза подождать. Боюсь, он задержится дольше, чем рассчитывал.

Джулии показалось странным, что мистер Пэрриш просто не позвонит ему, однако Пол, казалось, ничуть не удивился просьбе:

— Хорошо, мистер Пэрриш. Извини, Джулия. Я не надолго.

Молодой человек удалился, и девушке ничего не оставалось, как завести разговор с его начальником:

— Что-нибудь не так, мистер Пэрриш? Вы чем-то расстроены?

— Еще бы. Кое-кто здесь выпил слишком много шампанского и уговорил мсье Кортеза остаться на вечеринку. А он очень деликатен, чтобы отказаться.

Ехидно ухмыльнувшись, Джулия подумала: «Он явно не горит желанием брать на себя ответственность за подчиненных».

— Выпьете со мной? — Голос Пэрриша вывел девушку из задумчивости. — В конце концов, мне придется смириться с этим. Давайте тоже возьмем шампанского и обо всем забудем.

По правде говоря, у нее уже слегка кружилась голова от двух предыдущих бокалов шампанского и двух мартини, выпитых еще раньше практически на пустой желудок, но отказываться было неудобно, и она взяла бокал у проходящего мимо официанта. Лишь съев пару бутербродов с лососем, Джулия почувствовала себя лучше.

Праздно озираясь по сторонам, девушка заметила Мануэля Кортеза, тоже с бокалом в руке, увлеченно рассказывающего собеседникам о своей работе. Почувствовав на себе ее взгляд, он резко обернулся. Джулия вздрогнула, прочитав в его глазах почти нескрываемое сексуальное желание, и смутилась. Но еще долго она не могла успокоить неистово бьющееся сердце. Совершенно очевидно, что певец считает ее привлекательной. От этой мысли все в голове закружилось.

Казалось, прошла вечность, прежде чем вернулся Пол. Джулия даже забеспокоилась. Неужели так долго предупредить шофера? Или он потребовал объяснений, что почти невероятно. Ждать — его обязанность.

Нейл Пэрриш станцевал с ней несколько танцев, и, судя по завистливым взглядам, которые бросали на нее жены молодых сотрудников, она должна гордиться этим. «По крайней мере, Пол будет доволен», — сухо отметила она.

Вернувшись к буфету, девушка застала своего друга за разговором с еще одним продюсером, дородным лысеющим человеком, которого она уже видела здесь раньше.

Со скучающим видом Джулия побрела по залу, едва не натолкнувшись на Кортеза, чудом очутившегося возле нее. Его желтые кошачьи глаза лениво улыбались.

— Привет, — тихо сказал он. — Потанцуем?

— Вы… вы ко мне? — Джулия не верила своим глазам. Этого не может быть! Нет, только не с ней!

— А к кому же еще? — Кортез от души наслаждался ее замешательством.

Джулия обернулась и взглянула на Пола, внимательно наблюдавшего за ними с противоположного конца зала, и неожиданно для себя позволила Кортезу сжать рукой ее хрупкое запястье и потащить в центр танцплощадки. Ровная, ритмичная музыка из «горячей двадцатки» заполнила полутемный зал. Не замечая никого вокруг, Мануэль притиснул к себе девушку, положив одну руку на талию, другой крепко сжимая ее ладонь. Он был на голову выше Джулии. Пара медленно кружилась по залу среди молодежи, танцующей преимущественно поодиночке. Музыка гипнотизировала Джулию, почти лишая ее сознания, и девушке приходилось прилагать неимоверные усилия, чтобы оставаться в реальном мире под десятками пар любопытных глаз, неотрывно наблюдающих за ними. Никогда она не танцевала ни с кем, хоть отдаленно напоминающим Мануэля Кортеза. В нем было столько первобытного, животного магнетизма, что каждая клеточка ее тела бессознательно откликалась на прикосновения его рук.

«Это же Мануэль Кортез. — Девушка безнадежно искала спасение в холодных логических доводах. — Он опытный обольститель, отлично знающий себе цену. Я для него никто. Еще одна красивая женщина, которых у него миллионы».

— Тебя зовут Джулия, верно? — Его жаркое дыхание над самым ухом вернуло девушку к реальности.

— Да, — не своим голосом ответила она.

— И чем ты занимаешься, работаешь на «Феникс»?

— Нет, я работаю в магазине на Оксфорд-стрит.

Ее голос прозвучал холодно, и, отстранившись, собеседник нахмурился:

— В чем дело? Ты не хочешь танцевать со мной?

— Конечно хочу. Но мне неловко, ведь все на нас смотрят. — Жалкое подобие улыбки возникло и тут же испарилось с ее лица.

— Неужели? — Певец нехотя огляделся по сторонам. — Ну и что? Пусть смотрят. Я к этому привык.

— Да, но я не привыкла. — Девушка сбилась с ритма и споткнулась. — Вот видите! — чуть не плача воскликнула она.

— Пойдем. В утешение я куплю тебе выпить. Что ты хочешь? Шампанского?

— Но вы не обязаны.

— Знаю. — Неожиданно его лицо стало жестким. — Я всегда делаю только то, что хочу.

— Хорошо.

Пожав плечами, она последовала за ним к бару. Заказав для спутницы шампанское и виски для себя, он предложил ей сигарету.

— Парень, с которым ты пришла, сейчас, должно быть, лопается от злости.

Джулия вздрогнула. На мгновение она совсем забыла про Пола.

— Я должна идти, — сокрушенно проговорила она.

— Брось, забудь о нем и наслаждайся жизнью.

— Но мне не все равно, что подумает Пол. — В ее голосе зазвучали ледяные нотки.

— Почему? Вы разве помолвлены?

— Нет, но…

— Понятно. — Мануэль решительно допил остатки виски. — Тебе нравятся такие вечеринки?

Девушка вопросительно смотрела на него, и он продолжил:

— Меня они просто убивают. Такие, как Пэрриш, делают вид, что общаются на равных с такими, как твой Пол, но ты ведь прекрасно понимаешь, что в понедельник все станет на свои места.

— Вы так циничны, мистер Кортез.

— Возможно. Давай забудем об этом. Еще шампанского?

Джулия отрицательно мотнула головой. Заказав себе еще виски и залпом выпив половину, Мануэль заговорил снова:

— Скажи, тебе никогда не хотелось оказаться среди звезд?

— Вы имеете в виду на телевидении? — уточнила она. — Нет, не очень. К тому же я ничего не умею: ни петь, ни танцевать, ни печатать на машинке.

Улыбнувшись, Кортез облокотился о стойку бара:

— Существует масса способов проникнуть за закрытые двери. Такая красивая девушка, как ты…

Джулия резко встала:

— Если вы о том, о чем я подумала, забудьте об этом. Я не стану продавать себя даже ради славы.

— Женщины продают себя и за меньшее, — не шевельнувшись, холодно произнес Кортез.

В ответ Джулия нетерпеливо бросила:

— Я должна идти.

— Почему? Я тебя шокировал? Конечно нет. Ты взрослая девочка и прекрасно знаешь, что вокруг происходит.

Медленно затушив сигарету о стойку бара, девушка презрительно посмотрела на собеседника, высоко вскинув брови. Впрочем, ее надменный взгляд не достиг желаемого результата: ни одна жилка не дрогнула на лице наглеца. Так и оставив его циничное замечание без ответа, она резко повернулась и быстро пошла прочь.

Только оказавшись рядом с Полом, девушка поняла, что совершила что-то из ряда вон выходящее. Его испуганное лицо было красноречивее слов.

— Джулия, ты… ты понимаешь, что ты сделала?

— Да. Я только что ушла от человека, который обращался со мной чуть лучше, чем… чем с… — Она пыталась подобрать нужное слово, но тщетно. — Он очень неприятный человек.

— О чем ты? — нахмурился Пол.

— С ним неприятно разговаривать. — Джулия раздраженно вздохнула. — И не только это. Его отношение. Я не могу точно объяснить.

Несмотря на отвратительные манеры, Кортез нравился ей как прежде. Вот что действительно необъяснимо и раздражает больше всего на свете.

— Пойдем домой.

Пол озабоченно следил за Нейлом Пэрришем, решительно прокладывающим себе путь к выходу.

— Что? Домой? Как хочешь. Да, так будет лучше. — Он бесцеремонно потащил девушку к выходу. — Одному Богу известно, что мистер Пэрриш скажет в понедельник утром.

В памяти Джулии всплыли слова Кортеза о начальниках и подчиненных. Безусловно, в этом он был прав и, возможно, во всем остальном тоже.

— Почему ты так долго? — наконец спросила она. — Я устала ждать. Думала, ты про меня забыл.

— Объясню, когда сядем в машину. Иди забери свое пальто.

В машине было холодно и влажно, впрочем, обогреватель вскоре нагрел салон. Пол ехал очень медленно. Было еще рано, и родители девушки не ждали их возвращения.

— Расскажи мне, что случилось с шофером, — попросила Джулия.

— Вообще-то это был не шофер, это была женщина.

— Женщина? Ты ее знаешь?

— Теперь знаю. Это танцовщица… Долорес Арривера. Может быть, слышала о ней?

Джулия кивнула.

— Так вот, она ждала Кортеза, а когда услышала, что он задерживается на вечеринке, закатила ужасный скандал. Требовала отвести ее наверх. Ну и в переделку я попал! Не знал, что делать. Нейл четко дал понять, что не хочет видеть ее в зале. Пришлось ее успокаивать, но даже тогда она шипела, как дикая кошка. Да… этой дамочке лучше не попадаться под горячую руку!

— Она красивая?

— Очень. Рыжие волосы на прямой пробор, как у рафаэлевской Мадонны. Она их собирает в хвост. Глаза как у Кортеза. Ты бы сказала — испанские глаза. И великолепная норковая шуба.

Джулия расхохоталась:

— Она действительно потрясла тебя. Могу поспорить, ты не сможешь описать так же подробно, в чем сегодня вечером была Джейн.

— Пожалуй, ты права. Но представь, оставить такое чудо ждать внизу, пока сам сидишь на скучной вечеринке…

— Не такая уж она и скучная.

— Да, но… Ты же понимаешь, их нельзя сравнивать. Думаю, он знает, что она от него без ума. Тем не менее он бросил ее там и довел до бешенства.

Джулия молчала, она ощутила странное трепещущее чувство где-то внизу живота. «Сказывается выпитое», — раздраженно подумала она. Девушка знала, что Пол всего лишь шутит, и все же мысль о том, что у Мануэля роман с Долорес Арривера, не давая покоя, глубоко засела в ее мозгу.


Энн Мэтер Опасное очарование | Опасное очарование | Глава 2