home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 2

Тем же вечером, лежа в самой шикарной постели, в какой ей когда-либо доводилось спать, Домине в подробностях вспоминала все события прошедшего дня. Денек выдался тяжелый, и все же она не чувствовала себя несчастной. Ее переполняло странное; незнакомое ей волнение, которое не давало погрузиться в привычный сон без сновидений.

Она вспоминала девушек из монастыря — интересно, вспоминают ли они ее. Сьюзен наверняка вспоминает. Она, судя по всему, очень заинтересовалась новым положением подруги — и особенно ее опекуном.

Домине перевернулась на живот, думая о Джеймсе Мэннеринге. За свою недолгую жизнь она встречала не так много мужчин, и ни один из них ни капельки не был похож на него. Он был суров и даже, как она подозревала, жесток, когда дело доходило до получения того, что ему было нужно, и в то же время он казался ей добрым. В его манере обращения с ней была нотка мягкости, и она это оценила.

За обедом он без конца задавал ей вопросы, выясняя каждую подробность ее жизни в монастыре, хотел все знать о каникулах с Генри Фэрридеем. Она улыбнулась при мысли о том, что, несмотря на все его уверения в обратном, он был очень похож на отца своей целеустремленностью и настойчивостью. Дедушка Генри тоже задавал много вопросов. Он всегда интересовался ее воспитанием, и отчасти именно благодаря его моральной поддержке она так хорошо училась в школе.

После обеда Мэннеринг извинился и ушел, оставив ее на попечение Грэхема. У него была назначена деловая встреча, по крайней мере он так сказал, а ей не хотелось расспрашивать лакея о передвижениях его работодателя. Тем не менее она расстроилась, когда опекун не вернулся к десяти часам и Грэхем заявил, что ей пора спать. Она еще не успела освоиться с расположением комнат, поэтому Грэхем устроил ей небольшую экскурсию, и на нее произвели впечатление большие комнаты с прекрасной обстановкой. Квартира была огромной, с четырьмя спальнями и ванными, холлом, столовой, кухней и небольшим кабинетом, где Мэннеринг работал за пишущей машинкой. Грэхем занимал отдельную комнату, сообщавшуюся с кухней и имевшую отдельный вход из наружного коридора.

Комната Домине была оформлена в пастельных зеленых и голубых тонах, с золотистыми занавесками и покрывалом на кровати; краны в ванной были начищены до блеска. Девушка приняла душ и легла в кровать. Ее хлопчатобумажная пижама казалась совсем дешевой по сравнению с белоснежными шелковыми простынями, и Домине вдруг почувствовала себя неуютно.

Здесь, высоко над Лондоном, не было шума машин, не ощущалось присутствия внешнего мира, и она сонно подумала, что комната напоминает кабину самолета.

Должно быть, уже очень поздно, вдруг подумалось ей, когда за дверью ее комнаты послышался шум и она поняла, что кто-то вошел в квартиру. Протянув руку, Домине включила лампу у кровати и посмотрела на часы, прежде чем поспешно выключить свет снова. Был уже третий час! Она откинулась на подушку, глядя в потолок. Слишком поздно для какого бы то ни было делового свидания, неохотно подумала она. Очевидно, оно было просто поводом на время избавиться от ее присутствия. Может, у него была подруга, какая-нибудь особенная женщина, на которой он собирался жениться. Она нахмурилась. Почему-то после встречи с ним, после того как Мэннеринг нашел время приехать и забрать ее из монастыря, она начала относиться к нему почти как к дедушке Генри. Словно она была важна для него, так же как он был важен для нее. Как глупо было думать, что такой человек, как Джеймс Мэннеринг, — богатый, известный, привлекательный, будет считать ее чем-то большим, нежели ребенком, за которого он в ответе, обузой на своей шее. В самом деле, разве вечером он не сказал, что она для него именно обуза?

Состроив гримасу, Домине взбила мягкую подушку и плюхнулась на нее, недоумевая, почему недавнее волнение вдруг куда-то исчезло.


Глава 1 | Вересковая пустошь | * * *