home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава одиннадцатая

Кларисса не признавалась Метцлерам, что все вспомнила, хотя это было нелегко. Сомнений у нее не осталось: они оказались милыми и обходительными людьми. Уже никто не настаивал на том, чтобы она отправлялась в путь, на юг, как вначале говорил Роберт. Сейчас он отговаривался тем, что девушке нужно оправиться от гриппа, а это займет несколько дней.

И все же Кларисса никому не могла доверять. Мужа убили у нее на глазах. Тесть пытался лишить ее жизни. Если нельзя доверять членам собственной семьи, то кому же тогда можно? Чужим людям нельзя довериться и подавно, какими бы дружелюбными они ни казались.

Судя по всему, ей пока нужно скрываться. Девушка не могла отправиться к родителям, хотя тосковала по ним с каждым днем все сильнее. Однако она вынуждена была таиться. Если дон Хорхе узнает, что она жива, то… Но возможно ли вообще такое? Как он сможет узнать, выжила она или нет? Кларисса была уверена, что двое наемных убийц не отважатся соврать дону Хорхе.

Но была у нее еще одна мысль. И чем дольше Кларисса размышляла, тем печальнее становилась: возможно, вина в смерти мужа лежала и на ней, вероятно, ее руки тоже в крови… Ведь она вышла за Ксавьера вопреки всем препонам – из-за этого он погиб. Как же ей теперь доживать остаток жизни с мыслью об этом?

Кларисса едва сдерживала слезы и думала: «Ксавьер был бы жив, если бы не влюбился в меня. Возможно, он сейчас был бы где-нибудь в Санта-Ане с одной из тех красивых девушек. Дон Хорхе никогда бы не подослал убийц, если бы сын женился на подходящей партии».

Кларисса в отчаянии до боли укусила сжатый кулак, чтобы подавить душевные страдания и не закричать. Но и это еще было не все, в чем себя упрекала девушка. Своим эгоистичным поведением она подвергла опасности и родителей. Дон Хорхе наверняка накажет их, чтобы отомстить за смерть сына. Может, их уже и в живых-то нет? Когда Кларисса закрыла глаза, то увидела перед собой родительское ранчо, словно сейчас там находилась: его опустошили и разрушили палачи дона Хорхе, втоптали в грязь трупы ее родителей.

«Ты сама знаешь, на что он способен», – твердил ей внутренний голос, и перед глазами всплывала та страшная картина. Случилось это на самом деле или всего лишь мираж, вызванный всеобъемлющим страхом? Кларисса и сама не понимала.


– Может быть, Кларисса из тех бразильских немцев, которые в начале девяностых перебрались в провинцию Мисьонес? – неожиданно предположила Эльсбета и сказала сыну: – Ты ведь упоминал, что девушка говорит на португальском тоже.

– Да, немного, – пожал Роберт плечами.

Когда пошла вторая неделя с тех пор, как они прибыли на родительское ранчо, сын не выдержал и открылся матери.

– Но это не проясняет того, что с ней случилось. Предполагаю, что на нее напали. У нее на блузке была кровь, к тому же чужая. Я осмотрел ее, но никаких ран не обнаружил. Девушка была невредима. Откуда, спрашивается, кровь?

А про себя Роберт подумал: «Не верю, что она кого-нибудь могла убить. Но откуда мне знать? Красота еще никого не удерживала от злодеяний. Может, она преступница и сейчас, улучив момент, скрывается в моей семье, а я просто влюбленный кретин…»

От прикосновения матери он вздрогнул.

– Она наверняка ни в чем не виновата, – произнесла Эльсбета, словно прочитав мысли сына. – Интересно, есть ли у нее родственники? Люди, которые ее ищут. Что с ее родителями? Должна же быть у нее семья! Ты вообще спрашивал ее, как с ними можно связаться? Ни один человек не возникает из ниоткуда, особенно такие девушки, как Кларисса. Ты же видишь, что одета она не как пастушка.

Роберт отрицательно покачал головой:

– Об этом я толком с ней так и не поговорил. Она тут же закрывается и умолкает, твердя, что ничего не помнит.

– А что ты как врач можешь сказать? Возможно ли такое?

Роберт нахмурился:

– Я не знаю. Вскоре после того, как я ее обнаружил, у меня сложилось впечатление, что девушка страдает от потери памяти. По дороге сюда я полагал, что скоро узнаю, в чем дело, но потом что-то изменилось… Что-то произошло, но я, право, не понимаю.

«Кажется, она все помнит и знает что-то, чего не хочет рассказывать», – добавил он мысленно.

Эльсбета похлопала сына по руке:

– Думаю, ты просто должен дать ей время. – Она серьезно взглянула на него. – Уверена, что девушка пережила нечто ужасное. То, что заставляет человека молчать.


Вечером Роберт постучал в дверь комнатушки родителей, которую они предоставили гостье.

– Сеньорита Крамер? – осторожно позвал он.

– Да?

– Могу я войти?

– Конечно.

Когда Роберт вошел, Кларисса сидела на краю кровати. Девушка выглядела чудесно, несмотря на то что на ней было старое платье его матери, которое она немного перешила и отдала ей. Эльсбета была худощавой, но Кларисса – более изящной.

– Мы должны купить вам какую-нибудь новую одежду, – неуверенно произнес Роберт. Он хотел поговорить с ней о более важных вещах, но не знал, с чего начать.

Кларисса потупила взор. Длинные светлые волосы она завязала в узел на затылке. Несколько прядей выбились и спадали на лицо. Когда Кларисса подняла голову, Роберт заметил, что ее глаза еще голубее, чем раньше, с темным кантом у края радужки.

– Я тут подумал, Кларисса… Могу я вас называть просто Кларисса?

– Ну, разумеется. Можете меня так и называть, сеньор Метцлер.

– А вы не хотите называть меня Робертом?

– Если вы хотите.

Он ожидал, что девушка будет менее сдержанна, но для начала был готов довольствоваться и этим. Возможно, это всего лишь первый шаг.

– Ну, я тут подумал, – продолжил он, – может быть, нам вместе удастся выяснить, что с вами произошло. У вас ведь наверняка есть родители или родственники, которые с ума сходят, потому что…

– Нет!

Ответ прозвучал так резко, что заставил Роберта вздрогнуть.

– Но… но почему нет? – произнес он.

– Я…

Голос Клариссы сделался вдруг тихим. Она нервно теребила вышивку на рукаве платья. Ее сильное волнение прошло так же быстро, как и появилось.

– Думаю, мои родители умерли. Я точно не знаю, но… – Девушка внимательно взглянула на Роберта, подыскивая слова. – Возможно, это случилось не так давно, мне трудно говорить об этом и даже думать. Я…

Она так жалобно взглянула, что Роберт испугался. Он не хотел поставить Клариссу в неловкое положение. Он хотел ей лишь добра.

– Мне… очень жаль. Конечно, вы не должны говорить об этом, если не желаете. Я… я просто хотел вам помочь, я… – Он запнулся.

Роберт почувствовал себя таким глупым. Пока он подыскивал какие-то успокаивающие фразы, заметил легкий румянец на щеках Клариссы, любовался изгибом ее полных губ, грациозной осанкой, волосами, к которым ему сейчас так хотелось прикоснуться.

«Я влюбился в нее, – подумал Роберт, – я влюбился в женщину, о которой ничего не знаю».


Через неделю на ранчо Метцлеров неожиданно появились незнакомцы. Роберт и его отец Карл как раз работали во дворе, пытаясь починить плуг. Эльсбета и Кларисса хлопотали на летней открытой кухне позади дома. В последние дни девушка стала чуть разговорчивее, хотя, как заметил Роберт, для нее это было трудно. Но казалось, пребывание рядом с Эльсбетой идет ей на пользу. Женщины болтали на обычные для женщин темы. Лишь о семье не упоминали ни слова. Они экспериментировали с манго и папайей, маниокой, тыквой и бататом, пекли хлеб, придумывали овощные запеканки и сдабривали лимонад разными травами из сада Эльсбеты. В присутствии Эльсбеты Кларисса вела себя уже не так скованно. «Мать – добросердечная женщина, – подумал Роберт, – и я считаю так не только потому, что она меня родила».

Роберт поднял голову и отвлекся от работы. К ним приближались незнакомцы. Двое мужчин – один помоложе, с ангельским лицом, другой – постарше, неотесанный. Они ехали на креольских лошадях, известных выносливостью и силой. Заметив Роберта с отцом, они придержали коней, перекинулись парой фраз между собой и поскакали к Метцлерам.

«Этим доверять не стоит», – пронеслось в голове у Роберта еще до того, как незнакомцы заговорили.

– Доброго здоровья, земляки, – поздоровался незнакомец, тот что помоложе, с ангельским лицом. – Меня зовут Рафаэль Видела, а это мой брат Карлос.

Роберт удивленно поднял брови.

– Вы немцы? – продолжал мужчина. – Нам так сказали люди. – Он указал большим пальцем за спину, откуда они прискакали.

– Так и есть, – ответил отец Роберта.

– Моя мать – немка, – произнес незнакомец.

«Что вам здесь нужно?» – хотел выпалить Роберт, но попытался сохранять спокойствие и продолжать точить косу как можно непринужденнее. Он монотонно проводил точильным камнем по лезвию. Что-то подсказывало ему, что незнакомцы приехали за Клариссой.

– Что вас сюда привело? – по-дружески постарался спросить он, но достаточно громко, чтобы услышали женщины позади дома.

Мужчины переглянулись. Они замешкались, а потом вновь заговорил красавец с ангельским лицом:

– У нас довольно невеселое задание. Мы ищем женщину, убийцу.

У Роберта все сжалось внутри, но он старался не подать виду. Отец тоже не выказал особого волнения. Неужели эти мужчины говорят о Клариссе? Роберт не мог в это поверить. Крошечные бисеринки пота выступили на его высоком лбу, и появились они не от жары. Сын не решался взглянуть на отца.

– И что… Что же натворила эта женщина? – наконец спросил Роберт.

– Убила мужа, – произнес неотесанный громила, а его попутчик кивнул в подтверждение этих слов.

Карл покачал головой, словно не мог в это поверить.

– Сколько зла в этом мире, – вздохнул он.

– Сюда никто не приходил. Позволите налить вам чего-нибудь? – незамедлительно предложил Роберт. – Сегодня чертовски жарко.

Прошло несколько секунд, прежде чем молодой незнакомец ответил:

– Это было бы очень любезно с вашей стороны. Скоро полдень. Мы бы хотели спросить, нет ли где-нибудь здесь тенистого местечка, где мы могли бы отдохнуть?

– Конечно, – с трудом ответил Роберт, ответ «нет» вертелся у него на языке. – Можете провести сиесту у нас. – Он указал на маленькую крытую веранду. – Я сейчас принесу вам чего-нибудь выпить.

Роберт медленно завернул за угол дома, возле кухни стояла мать. Клариссы нигде не было видно.

– Где она? – прошептал Роберт.

Эльсбета пожала плечами:

– Не знаю. Она вдруг внезапно ушла.

«Она ушла, когда приехали мужчины».

Внутри у него все сжалось. Можно ли ей доверять? Неужели она в самом деле преступница? Ее внезапное исчезновение говорит об этом? Или нет? Ведь убегает только тот, кто виновен.

– Не сомневайся в ней, – тихо произнесла мать, словно прочитав его мысли.

Роберт молча взглянул на нее и лишь кивнул в ответ.

Он глубоко вздохнул, прежде чем вернуться с напитками для незнакомцев. Тем временем мужчины удобно расположились в креслах-качалках на веранде. Лошади пили воду из корыта. В какой-то момент Роберту показалось, что это разбойники с большой дороги. Он помотал головой, стараясь избавиться от этой мысли.

Роберт с отцом подошли к приезжим и попытались завязать разговор, но он не клеился. Мужчины ссылались на усталость после долгой дороги. Вскоре и Карл задремал в гамаке. Но Роберт не заснул. Когда незнакомец помладше спросил, где у них отхожее место, Роберт не ответил. Затем, медленно досчитав до пятидесяти, чтобы не вызвать подозрений, он отправился вслед за чужаком с ангельским лицом. В туалете Рафаэля не оказалось. Для вида Роберт притворился, что ему самому нужно облегчиться. Потом он медленно обошел вокруг дома. Как он и думал, чужак уже был у летней кухни и разговаривал с Эльсбетой. Завидев Роберта, Рафаэль улыбнулся.

– Хотел попросить еще немного лимонада, мама, – произнес Роберт.

Эльсбета кивнула:

– Конечно. Очень рада, что тебе понравился.

Роберт взял графин и едва не вздрогнул от неожиданности: Кларисса оставила платок, а на плечах у матери был свой. Заметил ли это незнакомец? Сделает ли Рафаэль Видела из этого какие-то выводы?

Роберт налил стакан лимонада и незаметно прибрал платок, затем вновь обернулся к чужаку:

– И что, эта женщина на самом деле убила своего мужа?

Незнакомец удивленно поднял брови:

– Разве я этого уже не говорил?

– Я имел в виду: что конкретно она сделала? Как она это совершила? Простите мое любопытство, но мы здесь отрезаны от внешнего мира, живем в такой глуши, что до нас совершенно не доходят новости. Здесь рад услышать любую информацию.

– Она его застрелила. Когда он повернулся к ней спиной.

– Какой ужас! Больше никому нельзя доверять.

Парень с ангельским лицом кивнул, но, казалось, мысленно был где-то далеко отсюда. Роберт надеялся, что незнакомец вместе с братом скоро уедет.


Когда неприятные чужаки наконец вновь отправились в путь, Роберт выждал еще немного и бросился в комнату Клариссы. Неужели он на самом деле несколько недель жил рядом с убийцей? Вдруг она и вправду застрелила мужа, как рассказал этот парень? Роберт ведь даже не знал, что девушка была замужем. Могла ли она действительно забыть обо всем?

Платье, которое носила Кларисса, когда он ее нашел, висело на крючке, прибитом к стене. Эльсбета постирала его, когда Кларисса почти беспробудно спала несколько дней.

Погрузившись в мысли, Роберт снял платье с крючка. Снова отметил, из какой дорогой ткани оно сшито. Это было не простое платье, не самодельное и купленное не в пульперии. Роберт невольно поднес его к лицу и понюхал.

«Ее запах, даже после стирки. Его нельзя забыть».

Потом под пальцами он ощутил какой-то твердый предмет. Роберт осторожно ощупал, и точно, в маленьком узелке в крошечном кармане что-то было. Непросто было выудить пальцами этот предмет.

Кольцо с бриллиантом. Может, обручальное кольцо Клариссы? Неужели она убийца?

Роберт вздохнул. Но ему было безразлично. Он все равно не выдал бы девушку. Только… теперь она убежала. Вернется ли Кларисса или он навсегда потерял ее?


Глава десятая | Свидание у водопада | Глава двенадцатая