home | login | register | DMCA | contacts | help |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

Loading...


9

Ровно в половине шестого порог дома Салиносов переступила Габриэла, тетушка Фернандо. Она оказалась первой из приглашенных на вечер, устроенный Бернардой.

Увидев Габриэлу, домоправительница поспешила ей навстречу. Тетушка Фернандо скептично оглядела празднично накрытый стол и негромко заметила:

— Я не думала, что здесь праздник.

Бернарда потушила злой блеск в глазах и, покорно склонив голову, поблагодарила:

— Спасибо, что пришли.

Без десяти шесть в зал влетели Антонио и Сильвина. Подруга Терезы сразу же схватила бокал, услужливо поданный Челой, и залпом выпила коктейль.

Художник Уильсон прибыл, как всегда, последним, но с неизменной орхидеей в руке. Раньше мужчина вручал цветок хозяйке дома, а на этот раз, немного смутившись, сунул орхидею Бернарде. Домоправительница слегка улыбнулась и неуловимым жестом подала знак слугам разносить коктейли…

Вечеринка была в самом разгаре, когда Тереза, разбуженная шумом, решила узнать, в чем дело.

Сестра Фернандо спустилась в гостиную и замерла от удивления. Посреди комнаты был накрыт огромный стол, около которого собралось множество гостей. В центре всей этой толкотни находилась Бернарда, ловко руководя собравшимися. Тереза поздоровалась с друзьями, поинтересовалась их здоровьем и наконец задала волнующий ее вопрос:

— Кто все это устроил?

Хохотушка Сильвина тут же откликнулась:

— Мне позвонила Бернарда и пригласила.

Антонио, стоявший рядом, удивленно приподнял брови.

— Тереза, а ты разве ничего не знала?

Сестра Фернандо отрицательно покачала головой.

— Абсолютно. Я и предположить не могла, что у нас могут быть гости…

Тактичный Антонио обнял Сильвину за талию и негромко заметил:

— Может, нам лучше уйти?..

— Ни в коем случае, — замахала руками Тереза и попросила: — Подождите минуточку.

Наблюдая за отошедшей в сторону подругой, Сильвина вполголоса поинтересовалась:

— Так мы остаемся?

— Разумеется, — подтвердила Габриэла, до этого молча слушавшая разговор.

А Тереза решила отыскать домоправительницу и сурово отчитать ее за такое самоуправство.

«Это же надо, праздник устроила! По-моему, пока Фернандо не женился, хозяйка в этом доме я!» — подумала она и вдруг заметила домоправительницу, любующуюся портретом Исабель.

Ледяным тоном Тереза позвала:

— Бернарда, можно вас на минутку?

Скромно опустив глаза, та подошла и выжидательно посмотрела на сестру Фернандо.

— Сеньора?..

— Ради Бога, Бернарда, что все это значит?

— Сеньора Тереза, я подумала, что восстановление картины — это достойный повод для чествования…

Последние слова домоправительницы повергли сестру Фернандо в изумление.

— Чествования кого?

Бернарда с достоинством наклонила голову и четко проговорила:

— Сеньоры Исабель!

«Ее нужно срочно показать врачу», — вздохнула Тереза и позвала:

— Сильвина!

Подруга тут же подошла, и женщины принялись о чем-то тихо беседовать.

Домоправительница возвратилась на прежнее место и вновь с обожанием принялась разглядывать портрет. Заметив это, Уильсон отставил свой бокал в сторону и осторожно приблизился к Бернарде. Увлекшись, домоправительница несколько секунд не замечала мужчины, пока тот не подал голос:

— Я рад, что вам так понравилась моя работа.

Бернарда резко обернулась и тронула рукав пиджака художника.

— Для меня писать Исабель было сплошным удовольствием, — признался молодой человек.

— Великолепно… великолепно… — восхитилась домоправительница и в порыве чувств сжала руку гостя.

«Она чертовски сильна, — поморщился художник, — и, по-моему, немного не в себе…»

В это самое время Леопольдо, читавший в спальне газету, подумал, что Терезы нет уже полчаса.

«Куда она запропастилась? — удивился он и решил поискать ее.

Спустившись вниз, молодой человек увидел свою жену в окружении гостей.

— Всем добрый вечер, — поздоровался он и шепотом поинтересовался у Терезы: — Что здесь происходит?

Жена лишь отмахнулась.

— Понятия не имею…

— Кто все это устроил? — продолжал допытываться Леопольдо.

На мгновение оторвавшись от беседы, Тереза шепнула ему на ухо:

— Это Бернарда, она совсем свихнулась…

— Но зачем?

— Не представляю, — пожала плечами жена. — Говорит какую-то чушь, будто это все ради Исабель…

От удивления Леопольдо округлил глаза.

— Представляешь? — Тереза хотела еще что-то добавить, но ее остановил властный голос Бернарды.

— Лоренцо! — обратилась домоправительница к слуге. — Сделай потише музыку.

Пока Лоренцо выполнял приказ, Бернарда захлопала в ладоши, стараясь привлечь внимание гостей.

— Сеньоры, одну минуту!

Присутствующие, недоуменно переглядываясь, подошли поближе к домоправительнице, возвышавшейся на фоне портрета бывшей хозяйки.

— Все вы, конечно же, хотите узнать, ради чего мы сегодня собрались, — загадочно начала она. — Во-первых, мы должны поприветствовать сеньора Уильсона, реставратора, который не только прекрасно восстановил этот великолепный портрет, но и оживил в наших сердцах воспоминания о нашей дорогой, нашей несравненной Исабель. И поэтому я поднимаю этот бокал за Исабель, поскольку я совершенно уверена, что очень скоро она будет среди нас!

Первой не выдержала Тереза. Она демонстративно отвернулась и быстрым шагом направилась к роялю. За ней потянулись и остальные гости. Через несколько мгновений рядом с Бернардой остался стоять лишь Уильсон. Однако, несмотря на отсутствие слушателей, женщина продолжила:

— Исабель прекрасна! Просто прекрасна!

Художник, с жалостью посмотрев на домоправительницу, попытался остановить ее.

— Бернарда, поймите, мы все очень тронуты, но ее больше нет…

Однако Бернарда упрямо твердила свое:

— Нет, кет, она есть! Исабель жива!.. Она не здесь, но скоро вернется!..

Поняв, что домоправительницу не переспорить, Уильсон развел руками.

— Ну что ж…

Тем временем Габриэла отвела племянницу в сторону и, сурово заглянув ей в глаза, проговорила:

— Честно говоря, Тереза, я не совсем понимаю, по какому поводу вечеринка?

Сестра Фернандо, у которой от истерических выкриков Бернарды разболелась голова, раздраженно отмахнулась.

— Тетя, не заставляй меня по тысяче раз повторять одно и то же, — с досадой воскликнула она, но из уважения к Габриэле все-таки повторила: — Благодаря усилиям Бернарды портрет восстановлен — вот и повод…

Незаметно подошедшая Сильвина, услышав последнюю фразу Терезы, рассмеялась.

— Почему всегда нужен повод? Ведь так замечательно встретиться всем вместе в этом доме!

Тетушка грустно покачала головой и посмотрела на портрет, перед которым в немом обожании застыла Бернарда.

— Вечер был изумительным, — наконец изрекла Габриэла, — но мне кажется, что вы слишком многое позволяете домоправительнице.

Тереза зло огрызнулась:

— Меня никто не спрашивал.

— Не думаю, что Фернандо пришлось бы все это по вкусу, — продолжила тетушка.

— Мне тоже это не нравится, — согласилась племянница, потирая виски.

Антонио, который до этого старался не вмешиваться в разговор женщин, наконец не выдержал. Он крепко взял Сильвину за локоть и довольно громко заявил:

— Я полностью согласен — Фернандо все это не понравится!

Неожиданно Сильвина нахмурилась и, подняв вверх указательный палец, изрекла:

— Мне кажется, этот вечер устроен не ради портрета, а ради самой Исабель.

Габриэла резко повернулась к молодой женщине и задумчиво покачала головой. Сильвина, растерявшись, неловко пролепетала:

— Исабель так любила праздники…

Тереза, раздраженная головной болью и тем, что Леопольдо слишком уж мило болтает с одной из приглашенных, резко оборвала подругу:

— Ну что ты говоришь? Зачем искать смысл в поступках этой ненормальной?

Скорчив гримасу, видимо, адресованную домоправительнице, сестра Фернандо подвела итог:

— Сумасшедший дом!

Вдруг громко зазвонил телефон. Не обращая внимания на звонок, Габриэла заметила:

— Я не могу понять этого обожествления…

Служанка, подошедшая к аппарату и несколько мгновений поговорив с абонентом, повернулась к Терезе и позвала ее.

Узнав, что звонит Фернандо, сестра издала радостный вопль и почти вырвала трубку из рук Челы.

— Здравствуй, солнышко! — громко поздоровалась она и тут же попросила: — Сделайте музыку потише…

Приглашенные как-то незаметно собрались около Терезы, словно новости от Салиноса волновали каждого из них лично.

— Что там за шум? — поинтересовался Фернандо.

— У нас гости, — смущенно ответила сестра.

— По какому поводу?

— Ну, это была идея Бернарды, — замялась Тереза. — Понимаешь, Арт восстановил портрет Исабель, вот она и решила устроить праздник.

— Но мне кажется, что это сомнительный повод.

— Фернандо, но ты же ее знаешь, — нимало не смущаясь присутствия домоправительницы, затараторила Тереза. — Скажи лучше, что ты в Сан-Карлосе делаешь?

— Антонио, случайно, не здесь? — резко поменял тему брат.

Сестра оглянулась и отыскала глазами друга Фернандо.

— Позвать его? — предложила Тереза и, получив утвердительный ответ, на всякий случай попрощалась: — Целую тебя, братик.

Женщина повернулась к Антонио и жестом подозвала его к аппарату.

Пока друг Фернандо разговаривал по телефону, Терезу окружили остальные гости и наперебой начали задавать вопросы.

— Что он сказал? — шутливо наступая, полюбопытствовал Леопольдо.

— Ничего, — отмахнулась жена. — Он собирался что-то сказать, но потом передумал и позвал Антонио.

Неожиданно друг Фернандо громко воскликнул:

— Великолепно!

Тереза резко повернулась и округлила глаза.

Внимательно выслушав Салиноса, Антонио улыбнулся.

— Ну, разумеется, я никому ничего не скажу. Не беспокойся, ни слова…

Нажав на рычаг, молодой человек отошел в сторону как ни в чем не бывало.

Тереза, сделав знак остальным, подбежала к нему и, взяв под руку, спросила:

— Что тебе сказал братец?

— Это секрет.

— Ну, Антонио, — заканючила сестра Фернандо. — Не будь таким…

— Я обещал, что ничего не скажу, я и не скажу, даже на плахе.

На помощь поспешил Леопольдо. Он дружески похлопал Антонио по плечу и, как бы между прочим, заметил:

— В конце концов, мы же члены одной семьи.

Однако друг Салиноса никак не среагировал на такой довод.

— Ничего, вам придется немного потерпеть. Фернандо скоро приедет сам.

— И когда же? — заинтересованно спросила Сильвина.

— Через пару дней, — ответил Антонио и предположил: — Может, он еще перезвонит.

Тереза, знавшая друга брата с детства, обреченно махнула рукой. Оставив расспросы, женщина отошла в сторону и вздохнула.

— Тайны, тайны… — пробормотала она и обиженно добавила: — Но почему он мне ничего не сказал?..

Антонио бросил выразительный взгляд на Бернарду и довольно громко заявил:

— Мне кажется, что Фернандо немного расстроен из-за нашего вечера. Вся эта история с портретом Исабель…

Тереза удивленно вздернула брови.

— Но почему он расстроен из-за этого? Антонио смутился и замолчал. Поколебавшись несколько секунд, он наконец ответил:

— Исабель была его женой, а он полюбил другую…


предыдущая глава | Счастье Мануэлы | cледующая глава







Loading...