home | login | register | DMCA | contacts | help |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

Loading...


12

Жители Контьяго-Секо обычно вставали рано, а ложились спать довольно поздно. Однако уже в шесть часов вечера Мерседес почувствовала, что у нее слипаются глаза. Чтобы немного взбодриться, женщина попросила служанку приготовить ей и Аделаиде кофе. Расторопная Луиза через десять минут принесла в гостиную не только ароматный напиток, но и свежее печенье, которое недавно испекла.

Женщины с удовольствием попробовали угощение и, поблагодарив девушку, отпустили ее, желая остаться наедине и немного поболтать.

Сладко потягиваясь, Мерседес призналась:

— Я так устала, что сегодня, кажется, смогу заснуть без снотворного.

Аделаида, всю жизнь прожившая в городе, хмыкнула.

— Я здесь начисто забываю про снотворное.

Мерседес отставила чашку в сторону и взглянула на часы.

— Подумать только, ведь еще не так поздно, — удивилась она и немного грустно добавила: — Наверное, я очень скучаю по девочкам. Они вечно шумели, в доме звучала музыка…

— Мерседес, ты не думаешь опять выйти замуж? — перебила подругу Аделаида, вспомнив ухаживания симпатичного управляющего.

Мерседес, которую насильно оторвали от любимой темы о детях, недовольно поморщилась.

— Что это пришло тебе в голову? — немного сердито спросила она.

Аделаида подняла на хозяйку невинные глаза.

— А что в этом такого?

Мерседес задумалась.

«И вправду, что тут такого?»

— Если когда-нибудь я и решусь выйти замуж, то для меня будет важнее не любовь, а духовная близость, — после непродолжительного молчания изрекла она и вдруг встрепенулась, услышав знакомый топот.

Через мгновение дверь распахнулась, и в гостиную влетела запыхавшаяся Марианна.

— Тетя! — Племянница бросилась к Мерседес и обняла ее за шею.

После приветственных поцелуев девушка освободилась от объятий тетушки и важно произнесла:

— Минуточку внимания. Я привезла с собой компанию…

Даже не удосужившись объяснить, в чем дело, Марианна вновь убежала.

— Кто это с ней? — пожала плечами хозяйка дома, недоумевающе глядя на Аделаиду.

Неожиданно Мерседес почувствовала на себе чей-то взгляд. Обернувшись, она увидела в проеме двери дочь, робко протягивающую руки навстречу.

— Я пришла, чтобы сказать тебе, что Фернандо и я поженились…

Сон Мерседес как рукой сняло. Она тут же бросилась к Мануэле и крепко поцеловала ее…

Однако спокойно побеседовать мать и Дочь смогли лишь поздно вечером. Они устроились в гостиной, предварительно попросив слуг не беспокоить их.

— Что ж, мама, теперь мы одни и я хочу с тобой поговорить, — первой начала Мануэла. — Наверное, мечтая о моем будущем, ты не думала, что такое случится…

Мерседес согласно кивнула.

— Ты права, это совсем не то, о чем я мечтала…

— Но если ты хоть раз мечтала о моем счастье, то твоя мечта исполнилась! — горячо воскликнула Мануэла и искренне призналась: — Я очень-очень счастлива.

Мать горько улыбнулась.

— Девочка моя, только время рассудит…

— Время покажет, что я права, — упрямо повторила девушка и, на мгновение задумавшись, продолжила: — А если иначе, значит, любви совсем не существует.

Вспомнив, что точно таким же упрямым был Коррадо, Мерседес вздохнула.

— Любовь существует, — согласилась она, — но также существуют ошибки, заблуждения и ложные чувства.

— Мама, мое сердце не ошиблось, — Мануэла прижала руку к груди. — Я счастлива. Фернандо любит меня, а я люблю его. Наше счастье наполнит и твою жизнь радостью…

Услышав это, Мерседес вздрогнула. Дочь осторожно взяла мать за руку и, ласково поглаживая, призналась:

— Знаешь, как мне тебя не хватало, когда мы расписывались. В ту минуту я думала только о тебе…

Немного помолчав, мать спросила:

— Что ты думаешь делать дальше?

— А как бы ты поступила, мама?

Мысленно поставив себя на место дочери. Мерседес сама ответила на свой вопрос:

— Значит, ты уедешь с мужем в Буэнос-Айрес…

— Да, как и подобает жене.

В гостиную заглянул Фернандо. Мануэла приглашающе махнула рукой, и муж вошел в комнату. Он нерешительно подошел к дивану и сел рядом с женой.

Мерседес никак не могла заставить себя взглянуть в лицо тому, кого считала главным виновником скандальной на всю округу истории. Словно почувствовав это, сеньор Салинос негромко кашлянул и заметил:

— Мне, видимо, нужно объясниться…

Мать Мануэлы медленно покачала головой.

— Нет, это лишнее, — сухо ответила она. — Главное, чтобы вы любили Мануэлу так, как мы с ее отцом когда-то мечтали. Сделайте ее счастливой, и этим все будет сказано и объяснено.

Фернандо обнял жену и искренне признался:

— Для меня нет ничего важнее, чем счастье вашей дочери.

Краем глаза наблюдая за зятем, Мерседес вздохнула.

— Да исполнит Господь все ваши намерения, и пусть никакая тень никогда не омрачит ваше счастье, — грустно, но в то же время благожелательно произнесла она.

Новобрачные, слегка удивленные словами матери, переглянулись.

— Спасибо, мама. — Дочь поцеловала Мерседес в щеку и мечтательно промолвила: — Я буду счастлива… Очень-очень…

— Да благословит тебя Бог, моя девочка. — На глазах матери выступили слезы.

Незаметно достав платок, Мерседес сжала его в руке и с видимым усилием спросила:

— Когда вы собираетесь ехать?

Мануэла, сгоравшая от нетерпения увидеть свой новый дом, улыбнулась.

— Скоро.

Немного помолчав, девушка решила приоткрыть свои планы матери.

— До отъезда я хочу поговорить с Руди, — призналась она. — Я не могу это так оставить. Я хочу ему объяснить, что сейчас происходит у меня в душе. Ведь никакого обмана не было. Это была любовь… Настоящая любовь. И Фернандо со мной согласен.

Щеки Мануэлы запылали, а в глазах появился лихорадочный блеск. Ей было немного неловко за то, что по ее вине страдает кузен.

— Хорошо, — поддержала желание дочери Мерседес. — Если ты думаешь, что этим разговором ты сможешь утешить Руди, то сделай это.

— Он поймет… Я знаю, что он поймет, — горячо зашептала девушка, ища в глазах матери одобрение своих действий.

Однако Мерседес отвернулась и грустно посмотрела в окно…


На следующий день, после разговора с матерью Мануэла попросила служанку разыскать Руди и передать ему, что она ждет кузена в гостиной. Луиза выполнила просьбу молодой хозяйки, и вот уже почти час Мануэла сидела на диване, вздрагивая при каждом звуке шагов.

Дверь немного приоткрылась, и девушка, думая, что это Руди, постаралась придать лицу подобающее случаю выражение. Но в гостиную вошел Фернандо и, заметив легкое разочарование в глазах жены, немного смешался.

— Ты ждешь своего кузена, — догадался он и шагнул к Мануэле.

Девушке стало немного стыдно.

— Ты понимаешь меня, правда? — извинилась она за свой невольный жест.

— Конечно, — Фернандо поцеловал любимую в щеку и сочувственно поинтересовался: — Так он придет?

— Не знаю, — пожала плечами Мануэла. — Я послала за ним…

Салинос заглянул в чистые глаза жены и еще раз убедился в правильности своего выбора.

— Хорошо, я подожду столько, сколько нужно, — кивнул Фернандо и добавил: — Сколько нужно тебе…

— Спасибо, любовь моя, — Мануэла нежно погладила руку мужа, чувствуя, как ее сердце переполняет благодарность.

Фернандо улыбнулся.

— Я люблю тебя…

— Я тоже…

Молодые люди подтвердили свои признания крепким поцелуем. В это самое мгновение в гостиную вошел Руди.

Первой реакцией молодого человека было желание немедленно уйти, но он, пересилив себя, негромко кашлянул.

Мануэла отпрянула от мужа и покраснела, словно ее застали на месте преступления. Фернандо, почувствовав себя лишним, молча удалился.

Руди раздраженно сжал кулаки и процедил сквозь зубы:

— Если ты мне хотела сказать, что любишь этого человека, то не стоило беспокоиться. Все уже это знают… И все знают, что я потерпел унизительное поражение…

Девушка поднялась с дивана и стремительно направилась к кузену.

— Именно этого я и хотела избежать, — ласково начала она и, видя, что ее не совсем понимают, пояснила: — Избежать того, что ты называешь унижением.

— И как ты можешь исправить это положение? — съязвил молодой человек.

— Не знаю, — пожала плечами Мануэла и, подбирая слова, продолжила: — Я хочу попытаться это сделать. Не для других, а для тебя… Это очень важно для меня.

Руди почувствовал, как его сердце наполняется злостью и раздражением.

— Сказав мне то, что я и так знаю?! — гневно воскликнул он. — Что ты любишь Фернандо Салиноса?..

Не ожидавшая такого поворота Мануэла вытянула вперед руки, словно защищаясь.

— У нас была драка на глазах у всех… Кажется, ты тоже там присутствовала и все видела… — слова посыпались из уст Руди, словно горошины.

Склонив голову, Мануэла молча выслушала этот крик души. Когда Руди замолчал, девушка закрыла глаза и проникновенно произнесла:

— Я хочу сказать тебе, что невозможно бороться с тем, что у тебя в сердце или душе. Я пыталась много раз сказать тебе: «Мне не удалось забыть Фернандо», но ты не хотел этого понять… Ты даже не пытался…

После каждой новой фразы Мануэлы Руди мрачнел все больше и больше. Он отошел к окну и глухо заметил:

— Возможно, я думаю так же, как и ты. Трудно бороться с тем, что находится внутри нас. С тем, что рождает наши чувства…

Девушка потерла виски и, превозмогая душевную боль, вновь повторила:

— Я только хочу, чтобы ты когда-нибудь понял — я всегда любила Фернандо. Вся моя любовь предназначалась ему.

На глазах у Руди появились слезы отчаяния. Чтобы девушка их не заметила, молодой человек отвернулся. Вся история его несчастной любви в одно мгновение пронеслась перед ним, и Руди вдруг показалось, что впереди забрезжил слабый огонек надежды на новые, возможно, еще более сильные чувства и новую жизнь.

— Кажется, я начинаю это понимать… — медленно проговорил Руди. — Хотя моя душа и разрывается на части.

В голосе кузена было столько боли, что Мануэла бросилась к нему на шею и разрыдалась.

— Прости меня, — всхлипывая, попросила она.

За окном начало смеркаться, когда молодые люди наконец поняли, что разобрались во всем.

— Мы долго говорили… Несколько часов, — устало заметил Руди и предположил: — Очевидно, твой муж будет ревновать. Я не хотел бы быть причиной размолвки в твоей семье.

Мануэла взяла руку кузена и, заглядывая ему в глаза, спросила:

— Руди, мне нужно знать, понял ли ты… Я не хочу изображать притворное безразличие, не хочу лжи. Только скажи, что ты понимаешь, почему я так поступила…

Кузен ничего не ответил. Он встал и направился к выходу.

— Будь счастлива! — молодой человек на мгновение задержался у двери, словно все еще надеясь.

Преодолев разделяющее их расстояние в долю секунды, Мануэла крепко обняла кузена.

— Пусть счастье тебя не покидает, — пожелал Руди и добавил: — И если другие руки будут оберегать твое счастье, пусть будет так…

Последние слова кузена заставили девушку еще крепче прижаться к его широкой груди. В это самое мгновение в гостиную заглянул Фернандо.

— Исабель, — волнуясь, начал он и тут же осекся. — Мануэла, извини, я думал — ты одна…

Незнакомое имя насторожило Руди.

— Исабель? Кто эта Исабель? — переспросил он, переводя взгляд с Мануэлы на Салиноса.

Девушка тяжело вздохнула.

— Фернандо вдовец. Исабель — его покойная супруга, — терпеливо объяснила она. — Естественно, что иногда он путает имена.

Однако такое объяснение не могло удовлетворить кузена.

— Может быть, он ее не забыл? — угрожающе поинтересовался Руди.

Мануэла с гордостью посмотрела на мужа и утвердительно заявила:

— Конечно, он ее не забыл.

— Возможно, ты ее напоминаешь? — задумчиво предположил кузен и, заметив, что эти слова задели сестру за живое, извинился. — Я не хотел никого обидеть. Это просто мое предположение…

Супруги Салиносы молчали, и Руди, почувствовав себя лишним, взялся за ручку двери.

— Желаю вам большого счастья, — выдавил он из себя. — Я уезжаю, но верю, что ваши мечты сбудутся.

— Ты уезжаешь? — удивилась Мануэла.

— Мне нужны новые впечатления, чтобы строить свою жизнь заново, — Руди поцеловал сестру. — Прощай.

Неожиданно для всех кузен Мануэлы протянул руку сопернику и крепко пожал смуглую ладонь Фернандо.

— Боритесь за нее так же, как раньше, — с завистью в голосе проговорил Руди и вышел.

Когда за кузеном закрылась дверь, Мануэла разразилась горькими слезами. Муж обнял ее и ласково погладил по голове.

— Я никому не желала зла, — призналась девушка, вспоминая несчастное лицо Руди.

— Знаю, — поддержал Салинос и еще крепче обнял жену. — Теперь никто и ничто не сможет нас разлучить.

Нежные интонации Фернандо немного успокоили Мануэлу. Она вытерла слезы и ласково улыбнулась. А мужчина, радуясь, что все обошлось как нельзя лучше, крепко поцеловал жену и заботливо произнес:

— Любимая моя, кошмар кончился… Ты теперь моя жена. Я привезу тебя в мой красивый дом, где все будет твое и для тебя…

Неожиданно Мануэла слегка вздрогнула и отстранилась.

— Все, что принадлежит Исабель?.. — непроизвольно девушка высказала свои мысли вслух.

Однако Фернандо не растерялся, словно давно ожидал этого вопроса.

— Все, что принадлежало Исабель, и гораздо больше, — уверенно заявил он и искренне добавил: — Твоя жизнь связана с моей больше, чем чья-либо другая. У нас с тобой все будет иначе…


предыдущая глава | Счастье Мануэлы | cледующая глава







Loading...