home | login | register | DMCA | contacts | help |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

Loading...


14

Несмотря на то, что в глубине души Мануэла была готова надолго расстаться со своим родным домом, прощание прошло тяжело. Особенно была расстроена мать, которая хоть и крепилась изо всех сил, украдкой вытирая слезы, но в последнюю минуту бросилась к дочери и громко разрыдалась. Если бы не поддержка Фернандо, Мануэла чувствовала бы себя несчастной и одинокой.

Муж усадил ее в машину и, пожав руку, твердо произнес:

— Мы будем часто приезжать в Контьяго-Секо…

Немного успокоившись, девушка на прощание помахала рукой домашним и тихо прошептала:

— Я люблю тебя, мама, но я не могу поступить иначе.

Большую часть пути супруги проехали молча. Мануэла любовалась красивыми ландшафтами, стараясь удержать в памяти эти любимые с детства уголки. А Фернандо представлял, как встретят их в доме Салиносов. Он не сомневался, что все пройдет как нельзя лучше. Во всяком случае, Тереза почти уверила его в этом по телефону.

— Я только что думала… — первой нарушила молчание молодая жена.

Салинос слегка скосил глаза в ее сторону и поддержал разговор:

— О чем?

— Это невероятно, что я смогла так поступить, — всплеснула руками Мануэла и принялась объяснять: — Я вышла за тебя, не зная твоей семьи, не зная, где мы будем жить… Ничего не зная…

— Значит, тебе всего и не надо знать, — улыбнулся муж. — Тебе надо знать, что я тебя люблю, а потом постепенно начнешь узнавать все подробности.

— Конечно, — быстро согласилась девушка и вновь погрузилась в раздумья.

Через полчаса Мануэла вновь встрепенулась и, немного смущаясь, полюбопытствовала:

— Фернандо, ведь ты богат?

— Да, очень богат, — гордо кивнул Салинос, вспомнив о том, что обещал управляющему имения Вереццо оплатить налоги.

— И у тебя очень большой дом?

Новый вопрос жены невольно заставил Фернандо вернуться к разговору.

— Ну, он не такой уж и большой, — пожал плечами мужчина и шутливо добавил: — Это, скажем, небольшой дворец…

Мануэла закрыла глаза, пытаясь представить свое новое жилище.

— А сколько там комнат?

— Не знаю. — Салинос сосредоточенно наморщил лоб. — Комнат эдак пятнадцать-двадцать…

— А кто там убирает?

— Чела, Селеста… Иногда подключается Лоренцо, еще кто-нибудь приходит на время…

Девушка радостно засмеялась, так как не представляла себе, что сможет одна управиться с таким хозяйством.

— Что ж, хорошо…

Фернандо, поняв, что больше всего волнует жену, попытался успокоить ее.

— Тебе вовсе не обязательно переживать за то, что происходит в доме. Всем этим занимается Бернарда.

Услышав незнакомое имя, Мануэла переспросила:

— Бернарда?.. Кто это?

— Наша домоуправительница, — с гордостью ответил Салинос и, стараясь сразу же преподнести Бернарду с лучшей стороны, добавил: — Исполнительная женщина. Ответственная до невозможности.

— Так ее зовут Бернарда, — повторила Мануэла и попыталась представить себе домоуправительницу.

Девушке почему-то показалось, что Бернарда должна быть толстой добродушной матроной, с неизменной улыбкой на лице…

Так, обмениваясь впечатлениями, супруги доехали до Буэнос-Айреса. Однако едва они въехали во двор усадьбы Салиносов, как неожиданно разразилась гроза. Смеясь и прижимаясь друг к другу, Фернандо и Мануэла выбежали из машины и спрятались под крышу.

— Ну, вот мы и пришли, — Фернандо достал из кармана ключ и вставил его в замочную скважину. — Это твой новый дом.

Мануэла оглядела огромный сад, высокий каменный забор и удивленно протянула:

— Я и не предполагала, что дом такой большой…

— Не бойся его размеров, — Салинос крепко поцеловал жену и подтолкнул ее к двери. — Я уверен, что здесь тебя тепло встретят…

Переступив порог, девушка оказалась в холле невероятных размеров с дорогой мебелью. Вдруг взгляд Мануэлы остановился на большой картине, висевшей как раз напротив входа. Вначале жене Фернандо показалось, что это зеркало, в котором она видит свое отражение, но через мгновение девушка поняла, что это не так…

— А-а, вот и они! Наконец-то! Слава молодым! — раздался громкий голос Терезы, которая как раз выходила из соседней комнаты.

Увидев брата, Тереза бросилась было ему навстречу и неожиданно замерла, едва не лишившись чувств — рядом с Фернандо стояла Исабель, но только лет на десять моложе.

Друзья семьи Салиносов, приглашенные отметить свадьбу Фернандо, изумленно открыли рты и сразу же стали похожи на сборище манекенов. Им всем пришла в голову одна и та же мысль: «Исабель воскресла…» Однако масла в огонь подлила Чела. Когда Фернандо и Мануэла переступили порог, она шла в гостиную, неся поднос с фужерами. Подумав то же самое, что и остальные, служанка выронила свою ношу, отчего присутствующие вздрогнули, но тем не менее не обернулись на грохот.

Разъяренный Фернандо, окинув взглядом замершую толпу, повысив голос, спросил:

— В чем дело?.. Я спрашиваю, в чем дело?

Однако все молчали. Салинос только сейчас заметил, что Мануэла во все глаза смотрит на картину.

— Извини меня, — пробормотал он. — Я должен был тебя предупредить.

Девушка, словно загипнотизированная, не сводила взгляда с портрета.

— Кто это? — тихо спросила она.

— Исабель… — ответил Фернандо и, повернувшись к сестре, попросил: — Тереза, пожалуйста, уведи всех.

Схватив жену за руку, Салинос потащил ее в спальню, даже не поздоровавшись с друзьями. Мануэла, пошатываясь, последовала за Фернандо и, лишь оказавшись с любимым наедине, вздохнула с облегчением. Она тяжело опустилась на кровать, оглядываясь на дверь, словно испуганный зверек.

— Почему ты не рассказал мне?

Девушка печально посмотрела на мужа и вновь повторила:

— Почему?

— Мануэла, я ничего не хотел скрывать. — Салинос впервые почувствовал себя неуверенно. — Я хотел рассказать тебе обо всем постепенно… Но этот портрет! Я совершенно забыл о нем.

— Дело не только в портрете, — пробормотала жена и с горечью добавила: — А твои друзья?.. Они смотрели на меня, как на привидение.

— Это преувеличение, — Фернандо попытался исправить положение. — Видишь ли, Исабель была старше тебя на двенадцать лет…

Мануэла закрыла глаза, вспомнив ужасную сцену, которая разыгралась при их появлении.

— Но эта девушка, уронившая поднос с бокалами… — напомнила она и, едва сдерживая рыдания, спросила: — Может, и она что-то преувеличивает?

Фернандо тяжело вздохнул.

— Мануэла, я ничего не хотел скрывать от тебя, клянусь. Но ты сама знаешь, сколько всего произошло за последнее время: я искал тебя и нашел в церкви, потом драка, потом наша свадьба…

— Да, столько всего, — согласилась жена и резко повернулась. — Но ты забыл сказать, что я как две капли воды похожа на твою жену.

На это Салинос не нашелся, что сказать. Мужчина, решив выиграть время, чтобы обдумать свой ответ, извинился и вышел. Спустившись в холл и убедившись, что гости разошлись, Фернандо заглянул на кухню и попросил приготовить ужин. Пока кухарка собирала поднос, Салинос задумчиво смотрел в окно. Он вспомнил годы, прожитые с Исабель, мысленно сравнивая их с месяцем замужества с Мануэлой. И еще раз убедился в том, что поступил правильно, женившись на этой деревенской девушке.

Взяв поднос с ужином, Салинос вернулся в спальню и с порога засыпал жену ласковыми словами.

— Мануэла, дорогая, я принес нам перекусить. Ты проголодалась? Я так просто умираю от голода…

Мануэла, уже немного пришедшая в себя от потрясения, радостно улыбнулась.

— Да, я хочу есть. — Девушка присела на стул и, обведя взглядом стены, спросила: — Фернандо, вы с Исабель тоже жили в этой комнате?

Мужчина поставил поднос на стол.

— Я понимаю, что твое знакомство с моим домом и моей семьей получилось не очень удачным, но я не такой уж бестолковый, как ты думаешь, — немного обиделся Салинос. — Наша спальня с Исабель была в другом месте. Обещаю, что завтра я тебе все покажу.

Мануэла согласно кивнула и пододвинула к себе тарелку.

— Извини, мне очень жаль, что твое появление в доме было не таким радостным, как мне хотелось, — Фернандо погладил узкую ладонь жены.

— Мне тоже очень жаль, — искренне согласилась девушка.

— Не думай о Терезе и о моих друзьях, — попросил муж. — Уверен, они все полюбят тебя.

— Я не думаю о твоей сестре или о твоих друзьях. — Мануэла опустила глаза и с болью призналась: — Портрет в гостиной — вот что было для меня самым сильным потрясением!..

— Я понимаю, но…

— Нет, ты не можешь понять, — перебила жена и, набравшись смелости, добавила: — Меня интересует — полюбил ты меня такой, какая я есть, или причина тому — мое сходство с Исабель?

Ужин прошел в неловком молчании. Уже ложась спать, Фернандо решил для себя, что сделает все возможное, чтобы Мануэла чувствовала себя счастливой и никогда не пожалела о замужестве.


Потрясения минувшего дня никак не повлияли на сон Мануэлы. На новом месте девушка спала крепко, без сновидений.

Утром, открыв глаза и не увидев рядом мужа, Мануэла немного растерялась, но потом вспомнила, что у Фернандо за время его отсутствия накопилось множество работы. Девушка встала и, приведя себя в порядок, принялась раскладывать вещи по шкафам. Осторожный стук в дверь заставил Мануэлу насторожиться.

— Можно, сеньора? — в спальню вошла высокая девушка в переднике, державшая в руках поднос с завтраком.

Бесшумно расставив приборы на столе, служанка склонила голову и сообщила:

— Все готово, сеньора.

Мануэла благодарно улыбнулась, не отрываясь от своего занятия.

— Разрешите, я помогу, — вызвалась служанка.

— Нет, спасибо, — вновь улыбнулась сеньора и полюбопытствовала: — Как тебя зовут?

— Селеста. Я работаю на кухне.

Решив, что девушка ей нравится, Мануэла вновь спросила:

— Ты давно здесь?

— Порядочно, — уклончиво пробормотала Селеста и предложила: — Хотите, я разложу одежду?

— Спасибо. Я предпочитаю все делать сама.

Подумав, что новая хозяйка ей не доверяет, служанка немного растерялась.

— Я все хорошо сделаю, — как бы оправдываясь, произнесла она. — Сеньора Исабель была мной очень довольна.

Упоминание о бывшей жене Фернандо повергло Мануэлу в некоторое уныние.

— Нет. Я все сделаю сама, — твердо возразила она.

— Я принесла вам клубничный десерт, — Селеста кивнула на вазочку с ягодами. — Сеньоре Исабель он очень нравился…

Мануэла упрямо сжала губы.

— Знаешь, я не люблю клубники. Мне от нее дурно.

Служанка с беспокойством заглянула в лицо новой хозяйки.

— Принести что-нибудь другое? — предложила она.

— Нет, спасибо.

Мануэла отвернулась, чтобы Селеста не увидела слезы на ее глазах. Служанка, почувствовав неладное, заспешила к выходу.

— Если вам что-нибудь понадобится, позовите меня, — уже с порога проговорила она и бесшумно закрыла дверь.

«Почему они сравнивают меня с Исабель? Ведь я другая и не хочу быть похожей на нее», — подумав это, девушка отставила в сторону завтрак, так как аппетит куда-то пропал.

В дверь постучали, и в спальню Мануэлы на этот раз заглянула Тереза.

— Хочу попросить у тебя прощение за вчерашнее, — уверенно начала сестра мужа и чуть помедленнее добавила: — Дело в том, что…

— Дело в том, что я очень похожа на Исабель, — закончила Мануэла, уже слегка привыкнув к странному поведению жителей этого дома по отношению к себе.

— Похожа?! — взмахнула руками Тереза. — Да ты вылитая Исабель! Точь в точь, как она десять лет назад. Вы похожи как две капли воды! Это поразительно. А сейчас, при свете дня, я вижу еще большее сходство…

Мануэла, нервно теребя платок, отвернулась.

«Надо успокоиться и не обращать внимания», — приказала она себе и, чтобы чем-то занять руки, вновь принялась перекладывать вещи.

Тереза несколько секунд молча наблюдала за невесткой, а потом не выдержала.

— Извини, но почему ты не оставишь эту работу Селесте?

— А мне нравится, — пожала плечами Мануэла.

Сестра Фернандо внимательно осмотрела нехитрый гардероб девушки и поинтересовалась:

— А остальное когда привезут?

— Что остальное? — не поняла невестка.

— Твою одежду…

На щеках Мануэлы выступил румянец.

— Я привезла все, что носила…

— Ой, золотце, тогда мы срочно должны отправиться за покупками! — обрадовалась Тереза, которая обожала ходить по магазинам.

Невестка опустила голову, почувствовав, как у нее задрожали руки.

— Не обижайся, но твое приданое небогато, — осторожно заметила Тереза.

— Но это все, что мне нужно, — растерялась Мануэла.

— Так ты одевалась в Контьяго-Секо, но здесь ты должна косить вещи, достойные супруги сеньора Салиноса, моего брата, — решительно возразила Тереза и погладила невестку по голове.

Лишь сейчас сестра Фернандо заметила, что у Мануэлы даже волосы такие же, как и у покойной невестки.

— Какие чудесные локоны! — принялась восторгаться Тереза, чтобы хоть как-то сгладить неловкость ситуации. — Хочу тебе посоветовать съездить к моему парикмахеру. Он тебя завьет, пострижет, сделает тебе модную прическу…

И хотя золовка предложила это от всего сердца, Мануэле показалось, что свояченица над ней издевается.

— Но мне и так нравится, — довольно грубо оборвала она сестру мужа.

Однако Тереза совсем не обиделась.

— Голубушка, уж если ты так же красива, как Исабель, ты должна так же элегантно одеваться, — назидательно произнесла она и, направилась к выходу со словами: — Дорогая, если тебе что-нибудь понадобится, можешь полностью на меня рассчитывать…

Оставшись одна, Мануэла тяжело вздохнула и, подойдя к зеркалу, внимательно осмотрела себя.

— А мне нравятся длинные волосы, — упрямо заявила она, словно Тереза все еще находилась рядом.

Мануэла недолго скучала в спальне. Почти сразу же после визита сестры зашел Фернандо и повел молодую жену показывать дом.

Салинос поочередно открывал перед Мануэлой все двери и рассказывал, кто где живет. Больше всего девушке понравилась маленькая голубая гостиная, где Фернандо и Тереза в детстве делились своими тайнами.

Сообщив жене, что этот дом построили его родители, Салинос извинился и, сославшись на срочную работу, оставил Мануэлу в холле.

Девушка, еще немного побродив по лабиринту коридоров, вновь вернулась туда, где висел портрет ее предшественницы. При дневном свете Исабель казалась похожей на Мануэлу гораздо меньше. Успокоившись, девушка присела на диван и, закрыв глаза, принялась мечтать о своем безоблачном будущем…

Входная дверь слегка скрипнула, и в дом вошла Бернарда. Вчера вечером домоправительницы не было на празднике, и поэтому она ничего не знала о поразительном сходстве ее дочери и новой сеньоры Салинос.

Бернарда, устало передвигая ноги, дошла почти до середины гостиной, как вдруг увидела, что ей навстречу идет сама Исабель. Вздох счастья вырвался из груди матери.

— Жизнь моя! Доченька, доченька! — Бернарда бросилась к девушке и крепко прижала ее к себе.

— Сеньора! — Мануэла, не на шутку испугавшись, попыталась вырваться из объятий незнакомки.

Однако сделать это оказалось не так-то просто — Бернарда не хотела отпускать ту, которую приняла за дочь.

— Дитятко мое, я знала, что ты вернешься… — запричитала домоуправительница, сжимая девушку изо всех сил.

Поняв, что ей не справиться с обезумевшей женщиной, Мануэла закричала:

— Фернандо!

Муж, работавший в библиотеке, услышав призыв о помощи, мгновенно рванулся в холл. Увидев домоправительницу, осыпавшую поцелуями Мануэлу, он сразу же догадался, в чем дело.

— Бернарда, что вы делаете? — Салинос разжал руки женщины и четко выговорил: — Послушайте, это Мануэла.

Бернарда изумленно отстранилась, все еще не веря Салиносу.

— Это моя жена, Мануэла, — повторил тот, обнимая дрожащую девушку.

— Извините… — домоправительница опустилась в кресло и заплакала.

Лишь сейчас она заметила, что та другая, так похожая на ее дочь, намного моложе.

— Бернарда, пойдите отдохните, — сурово приказал Фернандо, уводя жену по лестнице.

Мануэла крепко прижалась к Салиносу, едва сдерживая себя, чтобы не оглянуться на странную женщину, едва не задушившую ее.

— Мне страшно… — прошептала девушка, впервые почувствовав, что жизнь в этом дворце совсем не похожа на сказку.

А Бернарда, провожая взглядом новую хозяйку, зло подумала:

«Она пожалеет, что заняла место Исабель…»

По пути в спальню Фернандо попытался объяснить Мануэле странное поведение домоправительницы.

— Бернарда работала в доме Герреро еще до того, как родилась Исабель. Она ее обожала…

— Она так напугала меня, — призналась жена, постепенно приходя в себя. — Казалось, она сошла с ума… Она говорила: «Доченька, доченька…»

— Дело в том, что у Бернарды никогда не было своей семьи, и она внушила себе, что Исабель ее дочь…

Мануэла тут же пожалела бедную домоправительницу.

— Наверное, она очень страдала, когда Исабель погибла, — предположила девушка.

— Да, очень долго она не могла смириться с этой мыслью. Она сводила всех нас с ума. Чего она только не делала: ходила по больницам, звонила в полицию, пока поиски не были прекращены…

— А потом? — с интересом повернула голову жена, которой эта история напомнила французский роман.

Салинос тяжело вздохнул.

— Потом, когда нашли тело Исабель, ей пришлось смириться…

— Какой кошмар, — согласилась Мануэла и вновь вспомнила безумные глаза домоправительницы. — Она и сейчас немного не в себе…

— Мануэла, ее можно только пожалеть. Кроме любви к Исабель у Бернарды больше ничего не было, — Фернандо крепко обнял жену и искренне добавил: — Мануэла, дорогая, мне очень жаль, что все так вышло…

Девушка задумчиво посмотрела в окно и почувствовала, как в ее сердце заползают холод и страх.

— Фернандо, мне совсем не нравится, что меня путают с погибшей…


предыдущая глава | Счастье Мануэлы | cледующая глава







Loading...