home | login | register | DMCA | contacts | help |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

Loading...


19

Фелиса и Чела обсуждали на кухне прошедший обед. Кухарка, редко поднимавшаяся наверх, расспрашивала служанку о гостях, об их нарядах и разговорах, которые велись за столом.

Беседу женщин прервала заглянувшая в кухню Бернарда.

— Фелиса, что у нас с ужином? — поинтересовалась она.

Кухарка растерялась.

— С ужином?

— Через полчаса пора накрывать на стол, — напомнила домоправительница. — Ты должна была это знать.

— Я думала, что сеньорам будет достаточно бутербродов, которые остались от обеда…

В глазах Бернарды сверкнули недобрые огоньки.

— В этом доме никогда объедками не питались! — сурово заметила она и вдруг побледнела.

Схватившись рукой за сердце, домоправительница шагнула к столу и грузно опустилась на табурет.

— Сеньорита Бернарда, что с вами? — испуганно спросила Чела, оглядываясь на кухарку.

Бернарда громко и протяжно застонала.

— Что случилось? — в кухню вбежал Лоренцо и, заметив посиневшие губы домоуправительницы, приказал: — Позовите доктора.

— Нет-нет, спасибо, мне уже лучше, — слабо запротестовала Бернарда и вновь застонала.

Шум и крики внизу заставили Фернандо и Мануэлу оторваться от своих дел. Супруги Салиносы спустились в кухню, и Фернандо, увидев столпившихся там слуг, поинтересовался:

— Что произошло?

Лоренцо молча указал на домоправительницу, все еще державшуюся за сердце.

— Дайте ей стакан воды, — попросил Салинос и присел на корточки перед Бернардой.

Та, отпив из стакана, потерла шею и попыталась встать.

— Уже отпустило, — прошептала она. — Просто резкая боль и какое-то дурное предчувствие…

Все были настолько озабочены внезапной болезнью домоправительницы, что совершенно забыли о входной двери. Даже дворецкий Лоренцо покинул свой пост.

В это же самое время Исабель, благополучно добравшись до своего дома, осторожно переступила порог и, убедившись, что в холле никого нет, проскользнула в библиотеку…

Через минуту в большую комнату вернулись расстроенные Фернандо и Мануэла. После такого происшествия есть им не хотелось, и супруги отказались от ужина.

Девушка, хотя и не питала особых симпатий к Бернарде, тем не менее встревоженно поинтересовалась:

— Фернандо, почему мы не вызываем врача?

— С Бернардой это невозможно, — покачал головой муж. — Она не хочет, и ее не переубедить.

Мануэла удивленно пожала плечами и присела на диван. Лишь сейчас она почувствовала, что ужасно устала. Подавив зевок, девушка заметила, что Фернандо с любопытством смотрит на нее и ласково улыбается.

— Ну что, у себя дома ты ложилась гораздо раньше? — рассмеялся он.

— Нет, не всегда, — возразила девушка и мечтательно закрыла глаза. — Иногда мы сидели все вместе — я, мама, Марианна и ждали прихода папы… Играли в карты и смотрели на звезды в небе…

— Здесь тоже на небе есть звезды, — обиделся Салинос.

Мануэла лукаво посмотрела на мужа и, чтобы подразнить его, заметила:

— Не видела.

— Ты немного ошибаешься, — возразил Фернандо. — Этот дом не имеет ничего общего с городом. Этот дом особенный, не такой, как другие… Тут даже климат особенный…

— Специально для Салиносов? — улыбнулась жена.

— Совершенно верно, — вполне серьезно ответил Фернандо. — И ты одна из семьи Салиносов.

Мужчина энергично вскочил с кресла и, взяв за руку Мануэлу, потянул ее к выходу.

— Я хочу показать тебе наше небо и наши звезды! — восторженно воскликнул он, на глазах помолодев лет на десять.

Такое романтическое предложение пришлось девушке по душе. Она с энтузиазмом последовала за мужем и вдруг почувствовала, что в доме довольно сыро.

— Ты замерзла? — заботливо откликнулся Фернандо, заметив, как жена зябко поводит плечами.

— Немного, — кивнула та. — И думаю, снаружи еще холоднее…

— Хорошо, я принесу тебе пальто, а потом покажу небо со звездами, — Салинос бросился вверх по лестнице.

Оставшись одна, Мануэла подошла к окну и выглянула на улицу. Неожиданно в комнате погас свет, и где-то рядом скрипнула дверь. Почувствовав недоброе, девушка оглянулась на шум и застыла от ужаса — из библиотеки выплыла невысокая фигура в накидке и тут же вновь нырнула в темноту.

— Кто там? — голос Мануэлы задрожал.

Девушке показалось, что неизвестный вновь выглянул в холл.

— Фернандо! — закричала она и бросилась к лестнице, натыкаясь на кресла.

Вдруг чьи-то крепкие руки обняли Мануэлу. По знакомому запаху духов она поняла, что рядом муж.

— Там кто-то есть… в библиотеке… — девушка указала на дверь.

— Что в библиотеке? — послышался голос Лоренцо. — Что со светом?

— Мануэле показалось, что она видела кого-то в библиотеке, — пояснил Фернандо и попросил слугу: — Включи свет.

Мануэла, испуганно прижимаясь к Салиносу, громко всхлипнула.

— Успокойся, дорогая… Ну кого ты могла там увидеть? — Фернандо осторожно отстранил жену и направился в библиотеку.

— Нет! — запротестовала девушка. — Не ходи туда, пожалуйста.

В доме вновь загорелся свет, и теперь все уже казалось не таким мрачным.

— Подожди, — Салинос, не слушая причитаний жены, пошел в комнату, где, по словам Мануэлы, должен был находиться неизвестный.

Чела, выскочившая на крик из своей комнаты, подбежала к хозяйке и спросила:

— Что вы видели, сеньора?

— Не знаю… — девушка закрыла глаза и попыталась вспомнить. — Какого-то человека… На нем была накидка и не было видно лица…

— Какой ужас! — всплеснула руками служанка и доверительно сообщила: — Знаете, я однажды такое тоже видела… Черный, в какой-то накидке… Ну все, как вы говорите.

Тем временем из библиотеки вышел живой и невредимый Фернандо.

— Никого там нет, — уверенно заявил он. — Ничего не случилось.

Однако Мануэла упрямо замотала головой.

— Любовь моя, успокойся, — Салдинос вновь обнял жену и пообещал: — Лоренцо завтра обойдет весь дом, и посмотрим, обнаружит ли он что-нибудь странное…

Видя, что ей не верят, Мануэла протестующе воскликнула:

— Но, Фернандо!

— Все хорошо… Пойдем… — мужчина осторожно повел жену в спальню, уговаривая ее, словно ребенка. — Поднялся ветер и, наверное, сломал ветку дерева… Ты просто испугалась звуков.

Опасливо оглянувшись на дверь, Мануэла вновь задрожала.

— Нет, я кого-то видела в библиотеке, — в ее голосе появились истерические нотки.

Поднявшись в спальню, девушка устало рухнула на кровать и закрыла глаза. Фернандо собственноручно укрыл жену одеялом и просидел рядом с ней, держа за руку, пока та не уснула.

Утром вчерашнее происшествие показалось Мануэле не таким уж и серьезным. Она приняла ванну и, весело напевая, села завтракать. Селеста, которая зашла убрать посуду, попросила сеньору поподробнее рассказать о незнакомце из библиотеки.

— Было так страшно, — принялась вспоминать хозяйка. — Я подумала, что это мог быть вор.

— Да-да, сеньора, — серьезно кивнула Селеста, ловко составляя тарелки на поднос.

Неожиданно Мануэла замолчала и повернулась к служанке и настороженно спросила:

— Селеста, где та фотография, которая стояла на моем столике?

— Не знаю, — пожала плечами девушка и уточнила: — Та, на которой вы вместе с сеньором на мотоцикле?

— Да.

— Я ее не видела.

— Как странно, — пробормотала Мануэла и попыталась воспроизвести события, предшествующие пропаже снимка. — Когда я вышла из ванны, ее уже не было. Я подумала, что ты или Чела взяли протереть фотографию от пыли.

— Обычно Чела чистит серебряные вещи, — задумчиво протянула Селеста и пообещала: — Я спрошу ее об этом.

— Пожалуйста, — попросила хозяйка.

Служанка вышла за дверь, оставив Мануэлу в одиночестве. Пропажа фотографии немного расстроила девушку, однако она понадеялась, что расторопная Селеста ее быстро обнаружит. Сеньора немного побродила по дому и, выйдя из библиотеки, вновь столкнулась со служанкой. Увидев Мануэлу, Селеста почему-то оглянулась. Настороженность девушки передалась и жене Фернандо.

— Какие-нибудь новости? — спросила она.

— Да, я ее нашла, — шепотом ответила служанка.

— Кого? — не поняла сеньора.

— Фотографию.

Эта новость очень обрадовала Мануэлу.

— Где она?

— Идемте, я вам покажу ее, — Селеста двинулась по коридору, приговаривая: — Это такой кошмар…

Служанка повела сеньору по лестнице и на самом верхнем этаже, толкнув маленькую дощатую дверь, пропустила вперед хозяйку. Войдя в тесное полутемное помещение, Мануэла оглянулась и чихнула.

— А что здесь такое? — поинтересовалась она.

— Чердак, — пояснила служанка. — Здесь хранят всякий хлам.

Вдруг Селеста нагнулась и, подняв с пола измятый снимок, подала его хозяйке.

— Ну что это такое?! — Мануэла всплеснула руками, разглаживая фотографию.

— Она валялась на полу, — Селеста кивнула на пыльные, давно не мытые доски. — Видите, здесь еще разбросаны осколки стекла… Кто-то нарочно ее растоптал.

Прижав снимок к груди, Мануэла расстроенно поинтересовалась:

— Ну кто мог сделать такое?!

— Не знаю… — пожала плечами Селеста.

Хозяйка, поведя носом, почувствовала знакомый запах.

— Пахнет краской… — заметила Мануэла. — Она совсем свежая…

— Краски сеньора Уильсона, — Селеста кивнула на множество баночек, стоящих в углу, и пояснила: — Все это принадлежит художнику, который приехал реставрировать портрет сеньоры Исабель.

Неожиданно Мануэла заметила, что одна из баночек приоткрыта. Сеньора присела на корточки и попыталась поплотнее захлопнуть крышку, однако испачкалась и бросила свое занятие.

— Давай уйдем отсюда, — предложила она и двинулась к выходу.

У самой двери Мануэла столкнулась с Бернардой, которая, очевидно, собиралась заглянуть на чердак.

— Прошу прощения, я не ожидала увидеть вас здесь, — домоуправительница удивленно вскинула брови. — Что-нибудь нужно, сеньора?

— Нет, я уже собиралась уходить, — Мануэла, прижимая снимок к груди, быстро спустилась по лестнице в холл.

Ощущая глухие удары сердца, хозяйка нервно заходила из угла в угол, размышляя над тем, кто мог испортить фотографию. Ей почему-то вспомнился таинственный гость, и показалось, что эти два события, каким-то образом взаимосвязаны.

Когда Фернандо вернулся с работы, жена показала ему измятый снимок. Мужчина внимательно осмотрел его и недоуменно пожал плечами.

— Я этого не понимаю…

— Я тоже не понимаю, зачем кто-то захотел порвать его, — Мануэла выглядела очень расстроенной.

Чтобы успокоить ее, Салинос выдвинул свою версию.

— Скорее всего, его никто не хотел рвать. Наверное, кто-то его уронил и просто спрятал подальше, чтобы избежать твоих упреков. Только и всего…

Поддавшись на уговоры мужа, Мануэла согласно кивнула.

— Но кто это мог быть? — задумчиво протянула она и принялась рассуждать вслух: — Это точно не Селеста, потому что она мне нашла фотографию… Чела на такое вовсе не способна…

— Лоренцо тем более, — уверенно продолжил Фернандо. — Тогда кто?

Вспомнив о встрече на чердаке, жена предположила:

— Может быть, это Бернарда?

— Бог с тобой… Почему Бернарда? — Салинос сказал это таким тоном, что девушка засомневалась.

— Она меня не любит…

Фернандо громко рассмеялся.

— Дорогая, Бернарда работает у нас экономкой. От нее не требуется любить тебя, как и тебе не нужно любить ее. Достаточно взаимного уважения и больше ничего…

Муж, пытаясь убедить Мануэлу, взял ее за руку и вдруг заметил, что ладонь у жены выпачкана красной краской. Девушка резко вырвала ладонь и отошла к окну.

— Что с тобой? — удивился Салинос.

— Ничего…

Фернандо приблизился к жене и ласково обнял ее за плечи.

— Радость моя, расслабься, поцелуй меня…

Мануэла повернулась к мужу и подставила для поцелуя губы. Однако не успели супруги осыпать друг друга нежностями, как по всему дому разнесся громкий вопль Бернарды. Салинос вздрогнул и, сразу же подумав об очередном приступе, бросился на крик. Мануэла, не отставая ни на шаг, побежала за ним.

Молодые люди нашли Бернарду в маленькой гостиной. Домоправительница рыдала и указывала рукой на портрет Исабель, висевший на стене. Картина была безнадежно испорчена — некогда прекрасное лицо сеньоры какой-то варвар обезобразил полосами красной краски…


Всю ночь Мануэле снились кошмары, и потому, проснувшись, она почувствовала себя уставшей и разбитой. Одного взгляда на мужа было достаточно, чтобы понять — он чувствует себя так же.

— Вчера я не могла заснуть от мысли об этом портрете, — Мануэла тяжело вздохнула и вылезла из-под одеяла.

Фернандо взъерошил волосы и глухо произнес:

— Я, признаюсь, тоже…

Девушка умылась, привела себя в порядок и лишь тогда вновь вернулась к прерванному разговору.

— Кто это мог сделать? — спросила она у мужа.

— Я не могу допустить мысли, что это кто-то из живущих в этом доме, — уверенно заявил Салинос. — Такого раньше никогда не было…

Мануэла, медленно водя щеткой по волосам, задумалась. Через несколько минут она подняла на Салиноса полные печали глаза.

— Фернандо, можно я скажу, что думаю об этом?

— Конечно, — муж, закряхтев, как старик, поднялся и принялся одеваться.

Девушка закусила губу и, не смотря на Фернандо, спросила:

— Ты не будешь на меня сердиться?

— Я не буду на тебя сердиться, — вздохнул муж.

— Я думаю, что тот, кто это сделал, хочет причинить мне большое зло.

Слова жены несколько обескуражили Салиноса.

— Ради Бога, Мануэла… Что у тебя за мысли?

Девушка присела на кровать и горячо зашептала:

— Вначале эта фотография с ночного столика, которую разорвали, а затем разукрашенная картина…

— С какой стати это должно быть связано между собой? — в таком сопоставлении фактов Фернандо не видел логики. — На фото сняты мы с тобой, а портрет принадлежит Исабель, которая умерла.

— Но у нее было мое лицо, — упрямо возразила Мануэла и опустила глаза.

Салинос повязал галстук и уже собирался спуститься завтракать, как вдруг жена остановила его.

— Разве ты не заметил, как на меня смотрела Бернарда, — с обидой проговорила девушка и, видя, что Фернандо ничего не понимает, пояснила: — Она смотрела на меня, как бы желая сказать: «Я знаю, портрет испортила ты!» Будто бы она обвиняла меня…

— Почему ты непрестанно думаешь об этой женщине?! — взорвался Салинос. — Я понимаю, Бернарда весьма своеобразна, но при этом мне не кажется, что она может кого-то убить или поступить странным образом.

— Она меня ненавидит! — возразила Мануэла, полностью уверенная в своей правоте.

— Помни, что ты хозяйка в этом доме. Так что ты здесь приказываешь, а не она, — Фернандо взялся за ручку двери.

— Тогда я попрошу тебя об услуге… — в голосе жены послышались незнакомые интонации.

— Какой?

— Дай ей расчет!

Услышав такое, Салинос замер как вкопанный.

— Я дал обещание Исабель опекать Бернарду до конца ее жизни… А я из тех людей, которые держат слово… — как можно мягче произнес мужчина и умоляюще попросил: — Дай мне право самому во всем этом разобраться… Поверь, я не хочу, чтобы ты так страдала…

Сказав это, Фернандо подошел к жене и нежно поцеловал ее.

— Я жду тебя внизу, — Салинос вышел из комнаты и осторожно прикрыл за собой дверь.

Прислушиваясь к уверенным шагам мужа, Мануэла подумала:

«Я проиграла… Теперь Бернарда может торжествовать победу…»

Однако, несмотря на внешнее спокойствие, Салинос в глубине души очень расстроился из-за испорченного портрета покойной супруги. Он решил обязательно выяснить, кто мог это сделать.

«Надо спросить у слуг, — подумал мужчина. — Они всегда в курсе всего, что творится в доме… Возможно, это какой-нибудь маньяк, тайно проникший в комнату и испортивший такую чудесную вещь…»

Салинос спустился в кухню и увидел там следующую картину: Лоренцо помогал Селесте и Челе разбирать коробки с продуктами, а Фелиса что-то готовила у плиты.

Заметив хозяина, слуги прервали непринужденный разговор, и Лоренцо настороженно поинтересовался:

— Вам что-нибудь нужно, сеньор?

Фернандо обвел присутствующих тяжелым взглядом и произнес:

— Лоренцо, мне необходимо со всеми вами переговорить.

Переглянувшись с Челой, дворецкий предположил:

— Я думаю, разговор будет о портрете сеньоры.

— Да, это так, — подтвердил Салинос. — Полагаю, что вы удивлены эти событием не меньше, чем я.

Чела всплеснула руками и едва не опрокинула коробку с фруктами.

— Это ужасно… — прошептала она.

— Да, но самое ужасное то, что возникло недоверие друг к другу, — Фернандо замолчал и, подбирая слова, чтобы никого не обидеть, продолжил: — Я имею в виду… что это сделал кто-то из домашних…

Селеста стрельнула карими глазами из-под опущенных ресниц.

— Вы считаете, что это был кто-то из нас? — высказала она то, о чем Салинос только подумал.

— Нет-нет, я не считаю, что это был кто-то из вас, — хозяин повернулся к Лоренцо. — Я говорю, что это не мог быть человек с улицы.

Дворецкий обиженно вздернул подбородок, догадавшись, на что намекает сеньор.

— Нет-нет, это не мог быть кто-то с улицы, — уверенно подтвердил он. — Ворота были на запоре.

Фернандо согласно кивнул.

— Именно так. Вот поэтому я здесь. Я хочу услышать ваше мнение, — видя, что слуги замялись, Салинос подбодрил их. — Скажите мне, не бойтесь. Что вы про это думаете?

Первой откликнулась Чела. Теребя край передника, она робко проговорила:

— Извините, сеньор… Я не думаю, что кто-то из живущих в доме мог это сделать… Кому это нужно?..

— Чела хочет сказать, что от этого никому не могло быть выгоды. — Лоренцо помог девушке более правильно сформулировать ее мысли.

— Конечно, — Селеста подкрепила свой уверенный тон взмахом руки. — Если бы пропало что-то ценное, можно было бы подозревать нас, слуг…

Смутившись такой откровенностью, Фернандо запротестовал:

— Я никого не обвиняю, Селеста. Я всего лишь пытаюсь выяснить, кто это сделал.

Решительный голос хозяина заставил всех насторожиться.

— Вы собираетесь вызвать полицию, сеньор? — полюбопытствовала Селеста, задав вопрос, интересовавший всех.

Хозяин тяжело вздохнул и, поняв, что вряд ли узнает что-то новое, направился к выходу.

— Нет, я не думаю привлекать полицию, — уже у двери коротко бросил он.

Салинос почти переступил порог, как вдруг Лоренцо негромко кашлянул.

— Простите меня за дерзость, сеньор, — подчеркивая важность ситуации, слуга поднялся. — Если никто из нас к этому не причастен, то, значит, это был кто-то из вас…


предыдущая глава | Счастье Мануэлы | cледующая глава







Loading...