home | login | register | DMCA | contacts | help |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

Loading...


21

День клонился к закату, и Бернарда, закончив со всеми делами, возвратилась в свою спальню. Она сняла туфли и устало опустилась на кровать. Как и в прежние вечера, ей вспомнилась Исабель…

Днем, погрузясь во всевозможные проблемы, домоправительница забывала о дочери, но вечерами, когда наступала полная тишина, и особенно по ночам к ней возвращались призраки прошлого. Они наполняли собой комнату, и женщина долго не могла уснуть. Вот и сейчас Бернарде показалось, что дочь находится где-то рядом…

Слегка скрипнувшая дверь заставила домоправительницу вздрогнуть и оглянуться.

«Странно, — пронеслось в голове у женщины. — Я плотно закрыла дверь, а сейчас она открыта…»

Однако сомнения домоправительницы прервала внезапно появившаяся на пороге тень женщины. Незнакомка была одета в черное платье, а на ее голове был такой же траурный платок, полностью закрывавший лицо.

Бернарда быстро надела туфли и, борясь со страхом, подошла к незнакомке.

— Кто… — с трудом выдавила из себя домоправительница. — Кто вы?

— Я твоя дочь, Исабель, — надменно ответила женщина в черном.

— Нет, — воскликнула Бернарда и слегка попятилась назад, подумав, что ей все это только кажется. — О Господи, не может быть…

Однако видение не исчезло, а женщина в черном быстро прошла в комнату. Домоправительница прикрыла дверь и, уже взяв себя в руки, с угрозой спросила:

— Кто вы?

— Твоя дочь, — сипло повторила незнакомка. — Посмотри на меня.

— Нет, неправда, — замахала головой Бернарда. — У моей дочери был другой голос.

— Подойди и посмотри, — упрямо настаивала на своем гостья.

Бернарда осторожно сделала шаг вперед, пытаясь рассмотреть скрывающееся под платком лицо.

— Ты не узнаешь? — уже с издевкой произнесла гостья в черном.

Но как ни старалась домоправительница разглядеть, что же скрывается под платком, ей это не удалось. Тогда Бернарда протянула руку, чтобы отодвинуть в сторону край черного полотна. Однако гостья резко отступила на шаг.

— Не трогай меня! — гневно выкрикнула она.

Бернарда испуганно закрыла лицо ладонями и, вся дрожа от волнения, отошла к кровати.

— Все говорят, что Исабель умерла… — тихо пробормотала она.

— Но ты знаешь, что это неправда, — уверенно возразила гостья.

Несмотря на то, что голос у женщины был скрипучий, ее интонации показались домоправительнице знакомыми…

— Тело Исабель выловили в реке и похоронили… — продолжила она, внимательно наблюдая за женщиной в черном.

Последние слова Бернарды, казалось, окончательно вывели незнакомку из себя.

— Ты ее видела? — взвизгнула она.

— Я видела ее кольцо на трупе…

— Но это была не я! — закричала гостья и гневно топнула ногой.

Домоправительница, в душе которой в этот момент происходила борьба между страхом и надеждой, нерешительно подошла к незнакомке и протянула руки, как бы намереваясь обнять гостью.

— Покажи мне твое лицо, пожалуйста, — взмолилась Бернарда.

Незнакомка одним жестом руки сбросила черный платок за спину.

Домоправительница, в тайне надеявшаяся увидеть милое личико дочки и увидев вместо этого уродливую маску, громко вскрикнула и тут же отбежала к кровати.

— Боже мой… Боже… — простонала она, прикрывая глаза рукой, словно отгораживаясь тем самым от ужасной незнакомки.

— Мое лицо еще уродливее, — холодно заметила гостья и сделала несколько шагов.

— Нет, я не верю! — отчаянно завопила Бернарда, отступая. — Моя дочь была красавица…

Женщина в маске остановилась и протянула руки, выставив вперед красивые белые ладони с тонкими пальцами.

— Посмотри сюда, — попросила она, кивнув на ладони. — Эти руки…

Бернарда осторожно подошла к гостье и попыталась дотронуться пальцами до ее ладони. Но незнакомка цепко схватила домоправительницу за запястье.

— Ты не узнаешь их?! — вскричала она, крепко удерживая пытающуюся вырваться домоправительницу. — А ведь сколько раз ты их гладила…

Бернарда перестала сопротивляться.

— Сколько раз ты их целовала…

Слова гостьи помимо воли задели домоправительницу за живое, и она, пересилив свой страх, вновь взглянула на ладони незнакомки и внезапно поняла, что перед ней действительно Исабель.

Целуя руки дочери, Бернарда упала перед ней на колени.

— Исабель, дочка, — повторяла она, не в силах сдержать слезы радости. — Я знала, что моя дочь ко мне вернется… Я знала, Исабель… Хвала Богу, который вернул тебя…

Домоправительница, крепко обхватив ноги дочери, прижалась к ним щекой. Однако Исабель молчала…

Прошло минут пять, прежде чем она отстранилась от матери и присела на кровать.

— Сейчас я принесу тебе чего-нибудь вкусненького, — засуетилась Бернарда. — Ты, наверное, изголодалась…

Сказав это, домоправительница шмыгнула за дверь и отправилась в кухню. Прихватив все самое лучшее из запасов, Бернарда немедля возвратилась в спальню. Поставив поднос с едой на кровать, она с умилением принялась наблюдать за тем, как дочь ест. Когда же Исабель отодвинула от себя поднос, домоправительница попросила:

— Расскажи мне обо всем, что произошло после той аварии в море?

Исабель нехотя ответила:

— Когда это случилось, я потеряла сознание… Не знаю, сколько дней прошло… Кто-то нашел меня полумертвой…

— Кто?

— Не знаю… Вероятно, это была женщина, которую обнаружили позже с моим кольцом… Но я была без сознания и не помню ее.

— А потом?

Исабель задумалась.

— Потом я очнулась в хижине какой-то женщины, которая выходила меня. Она спасла мне жизнь.

— Кто она?

— Знахарка и целительница, а зовут ее Хосинда…

На мгновение Исабель сделала паузу, а потом, повернувшись к матери, решительно заявила:

— Я должна ее снова увидеть. Мы должны закончить наши дела.

— Конечно, — согласно закивала головой Бернарда. — Мы пригласим ее сюда.

Однако, не обратив никакого внимания на слова матери, молодая женщина продолжила:

— Я не могла там больше оставаться. Я хотела вернуться в мой дом… И хотя я не могу никому показаться на глаза, это мой дом.

— Да-да, — согласилась домоправительница, услышав знакомые властные нотки в голосе дочери, и застыла в ожидании продолжения рассказа.

Однако Исабель молчала.

— Что с тобой, девочка? — вдруг заволновалась Бернарда. — И почему ты прячешь лицо?..

Дочь недовольно вздернула подбородок.

— Никто не должен меня видеть… Даже ты! — грубо ответила она и, указав рукой на комод, закричала: — Убери все мои фото. Я не хочу их видеть и вспоминать, какой я была!..

Бернарда посмотрела на фотографии в рамках, и вдруг сердце ее сжалось. Ей стало жаль расставаться с тем, что так долго согревало ее душу. Неожиданно в голову домоправительницы пришла страшная догадка.

— Так это была ты? — едва сдерживая гнев, произнесла она. — Это ты испортила портрет?

— Я не могла больше вынести этого, — призналась дочь. — Я давно не видела своего прежнего лица… Это было слишком тяжело…

— Ладно, — махнула рукой Бернарда. — Я сделаю все, как ты скажешь. А сейчас, наверное, ты хочешь спать?..

Исабель не ответила, но опустила голову на подушку. Домоправительница присела рядом и принялась ласково гладить дочь. Вдруг ей подумалось, что маска — лишь выдумка Исабель. Дождавшись, когда дочь уснет, Бернарда протянула руку и попыталась снять маску. Но Исабель тут же проснулась и резко вскочила.

— Я же тебе сказала, что не хочу, чтобы ты меня видела! — гневно закричала она.

— Но почему, дорогая? — растерялась Бернарда. — Почему?..

— Потому что я урод!..


Несмотря на множество впечатлений, пережитых за минувший день, Исабель в эту ночь спала как никогда спокойно. Она впервые за последнее время лежала не на жестких досках, устеленных разным тряпьем, а на настоящих перинах. Кошмары не мучали ее. А утром девушка проснулась с хорошим настроением, которое, к сожалению, продержалось недолго — до того момента, как она подошла к зеркалу. Однако находившаяся рядом Бернарда ласковыми словами немного успокоила дочь. Убедившись, что Исабель перестала нервничать, домоуправительница заботливо попросила:

— Ты пока побудь здесь, а я схожу за завтраком…

Дочь молча кивнула, и Бернарда со всех ног полетела на кухню. Ожидание затянулось, и Исабель, которой вдруг захотелось узнать, чем в это время занимается Фернандо, осторожно вышла из комнаты и, ступая на цыпочках, подкралась к его спальне. Слегка приоткрыв дверь, она увидела следующую картину. Ее бывший муж занимался любовью с девушкой, которую она видела в Риме. Не выдержав этого зрелища, Исабель стремглав бросилась в спальню Бернарды, совершенно не заботясь о том, видит ее кто-нибудь или нет. Захлопнув за собой дверь, дочь домоправительницы прижалась к стене и застонала:

— Я ее ненавижу!.. Ненавижу… Я убью ее!..

Внезапно взгляд женщины упал на фотоснимки, стоявшие на комоде. Исабель внезапно показалось, что это не ее фотографии, а той, которая была в спальне Фернандо… В порыве ярости дочь Бернарды бросилась к комоду и рукой смела фотографии на пол.

— Этого лица уже нет! — отчаянно проскрипела она. — Пусть оно навсегда исчезнет!..

Звук разбившегося стекла немного охладил Исабель, и она, опустившись на стул, громко зарыдала…

Как-то незаметно в комнату вошла Бернарда. Исабель, испугавшись звука заскрежетавшей двери, бросилась к окну, но, увидев, что в комнату вошла мать, презрительно вздернув подбородок, поинтересовалась:

— Кто она?

Бернарда, заметив на полу сброшенные фотографии, обо всем догадалась, но, подняв один из снимков, на всякий случай спросила:

— Кто?

— Кто эта женщина, занявшая мое место? — с ненавистью повторила дочь.

— Ее зовут Мануэла Вереццо, — спокойно ответила домоуправительница, заботливо распрямляя помявшийся портрет Исабель.

Дочь недовольно топнула ногой.

— Я знаю это, я уже видела ее в Риме, — угрожающе проговорила она, наступая на Бернарду. — Я спрашиваю, почему у нее мое лицо?..

Исабель цепко схватила мать за плечи и затрясла, выкрикивая:

— Почему мы так похожи?.. Ты моя мать и должна знать это! Скажи мне!

Исабель с ненавистью толкнула домоправительницу на кровать. На лице Бернарды появился испуг.

— Исабель… — взмолилась женщина.

— Кто она? — настаивала дочь.

Бернарда вдруг опустила голову и призналась:

— Она твоя сестра…

Исабель растерялась.

— Это шутка?..

Домоправительница бессильно покачала головой.

— Если бы это была шутка! Но это насмешка судьбы… — горестно воскликнула она. — И за что нас так наказывает жизнь?!

— Значит, это правда, — задумчиво протянула Исабель. — Мы…

— Дочери одного отца, — подхватила Бернарда и с опаской посмотрела на дочь.

— Отца?! — поразилась та, переполняясь негодованием. — О каком отце ты говоришь?!

Домоправительница замялась.

— Кто был моим отцом?.. — Исабель, глядя матери в глаза, присела на край кровати.

— Коррадо… — прошептала мать и с отчаянием добавила: — Вы не должны были встретиться. Никто и ничто не должно было разрушить этот прекрасный мир, созданный нами для твоего счастья…

— Мир, полный ужаса! — перебила дочь.

— Нет, нет! — залепетала Бернарда.

Исабель медленно встала с кровати и подошла к окну, тихо повторяя:

— Моя сестра… Мой отец…

— Твой отец приходил в этот дом, — продолжила мать. — Коррадо Вереццо хотел познакомиться с тобой, но я ему помешала. Я правильно сделала или ты жалеешь, что не узнала его?..

Исабель ничего не ответила.

— Может, я с самого начала ошиблась… Если так, то прости… — Бернарда, безнадежно пытаясь определить по жестам дочери ее состояние, в отчаянии проговорила: — Ради Бога, скажи что-нибудь! Что ты чувствуешь?.. Я не могу понять, что происходит за этой маской!

Домоправительница, едва не заплакав, закрыла ладонями лицо.

— Это ужасно! Я не могу это вынести!..

Услышав такое, дочь резко повернулась.

— Снять ее?! — зло бросила она.

— Нет, нет! — Бернарда, видя, как расстроена дочь, вскочила с кровати и, подбежав к Исабель, обняла ее.

Однако та оттолкнула мать и, отойдя к кровати и присев, холодно спросила:

— Где он?

— Твой отец?

— Да.

Домоправительница печально посмотрела на дочь.

— Твой отец умер… Он унес в могилу и этот секрет… — Бернарда присела напротив и, решив, что настал момент для исповеди, продолжила: — Я оплакивала его. Я очень грустила… Только с ним я была женщиной. А потом я иссохла без ласки, без поцелуев… Знаешь ли ты, что значит жить и не иметь рядом человека, которого ты могла бы обнять и почувствовать жизнь во всей ее полноте…

— Возможно, это мое будущее… — задумчиво протянула Исабель, тронутая признанием матери.

— Нет! — Бернарда отрицательно покачала головой и горячо проговорила: — Ты снова станешь такой, как раньше. Фернандо Салинос не мог тебя забыть. Это твой отец бросил нас и забыл! Он жил своей жизнью. У него родилась дочь…

— Моя сестра… — холодно перебила Исабель.

Домоправительница согласно наклонила голову и призналась:

— Когда Мануэла приехала сюда, то я сразу все поняла… Она так похожа, что в первый момент я даже приняла ее за тебя…

— Что?! — переполняясь негодованием, Исабель вскочила с кровати.

Бернарда тут же попыталась успокоить дочь.

— Только в первую секунду… Ведь я тебя ждала. Ждала все время… — Домоправительница обняла Исабель и заплакала. — Прости меня, дочка, прости…

Исабель освободилась от объятий матери и отошла в сторону. Несколько минут она стояла молча, а потом тихо, как бы спрашивая сама у себя, проговорила:

— Моя сестра… Что она чувствует? Что должна чувствовать я?.. — Мысленно ответив себе, Исабель ужаснулась. — Неужели исчезнувшие в море обломки этой проклятой яхты не только изуродовали мое лицо, но и унесли все мои чувства?..

— Исабель… — Мать успокаивающе погладила молодую женщину по ладони.

— Оставь меня! — гневно воскликнула та, отдернув ладонь. — Моя сестра… У нее были отец и мать!

— Я всегда была рядом с тобой, — обиженно заметила Бернарда.

Однако дочь не слушала ее.

— Отец и мать! — задумчиво повторила она. — Нормальная семья, дом, счастливое детство…

— Ты тоже была счастлива в детстве, — возразила домоправительница.

— Потому что ничего не знала! — Исабель с ненавистью посмотрела на мать. — Я же не знала, что я незаконнорожденная!

— Не говори так.

— Да, незаконнорожденная! — повторила дочь, желая, чтобы Бернарда разделила ее душевные муки. — Исабель Герреро — великая актриса!.. А на самом деле — дочь домоуправительницы, которой посчастливилось стать сеньорой Салинос, Но даже это в прошлом…

— Да ты всегда была и будешь сеньорой Салинос. — уверенно проговорила Бернарда. — Это другая носит твою фамилию и занимает место, которое твой отец не дал тебе.

Исабель зарыдала.

— Я ничтожество, — выдавила она из себя. — Ничтожество…

Переполняясь мыслями о мести, домоправительница убежденно изрекла:

— Исабель, ты жена Фернандо Салиноса по закону. Ты жива, а это значит, что та женщина сделала Фернандо Салиноса двоеженцем…


предыдущая глава | Счастье Мануэлы | cледующая глава







Loading...