home | login | register | DMCA | contacts | help |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

Loading...


23

После появления Исабель в доме Салиносов жизнь Мануэлы превратилась в настоящий ад. Весь гнев домоправительницы Бернарды и ее дочери был направлен в первую очередь на молодую жену Фернандо.

Сначала в спальне Мануэлы исчез римский фотоснимок, а потом, когда девушка сказала об этом мужу, фотография появилась вновь. Время от времени, когда Мануэла входила в коридор, в комнате Исабель начинала играть музыкальная шкатулка. Но, когда хозяйка заставляла открывать эту комнату, в ней было все, как прежде…

Эти и многие другие случаи заставили Фернандо задуматься над тем, в порядке ли психика девушки. Именно этого и добивались Бернарда и Исабель.

Иногда и сама Мануэла начала подумывать о том, не кажется ли ей все происходящее… По совету Фернандо она обратилась к психологу, который, пообщавшись с девушкой, заключил, что состояние сеньоры Салинос вполне нормальное.

«Легкое нервное истощение, — единственное, что он мог сказать Фернандо. — Лучшее в такой ситуации — сменить обстановку и отправиться куда-нибудь на курорт…»

Но Салинос был очень занят на работе и, когда сама Мануэла попросилась в Контьяго-Секо, не стал возражать. Но отдых ее длился недолго. Узнав, что в деревню собирается приехать Руди, Салинос немедленно попросил жену приехать назад. Но не это было главной причиной возвращения Мануэлы. Фернандо наконец понял, что очень любит свою жену и жизнь без нее теряет всякий смысл.

Однако возвращение Мануэлы вызвало еще большую ненависть к ней со стороны Бернарды и Исабель. Особенно их злило то, что после разлуки супруги стали еще ближе и дороже друг другу… И в голове у Исабель родился новый план. Она решила устроить маскарад, чтобы самой появиться в обществе мужа.

Ее мечта сбылась. А когда праздник был в самом разгаре, дочь Бернарды предстала перед гостями в шикарном наряде и в белой маске, представившись писательницей Анаис. Предварительно, чтобы никто ничего не заподозрил, Исабель выкрасила волосы в черный цвет. Мужчины были просто заворожены незнакомкой. Но особенно ее появление заинтриговало Фернандо, который позже безуспешно принялся разыскивать писательницу Анаис. Однако был на этом празднике и человек, который скорее почувствовал, чем догадался, кто скрывается под белой маской писательницы. Этим человеком был Эмилио. А когда маскарад закончился и все сняли маски, Анаис исчезла. Исчезла так же незаметно, как и появилась.

Сразу же после вечера Эмилио обратился к Бернарде и потребовал встречи с Исабель, но та и виду не подала, что ей что-то известно о дочери. Однако на следующее утро домоправительница Салиносов сама позвонила Эмилио и сообщила, что Исабель желает поговорить с ним.

Молодой человек, получив такое известие, уже через полчаса был в спальне Бернарды.

— Подождите минутку, — попросила домоправительница и, выйдя за дверь, щелкнула ключом.

Неожиданно из-за портьеры вышла женщина в черном с ужасной маской на лице.

— Исабель! — воскликнул Эмилио и бросился к своей бывшей любовнице.

Но та жестом остановила мужчину.

— Если ты приблизишься, то мы больше никогда не увидимся, — холодно заявила она.

Эмилио опустился на кровать, а Исабель присела за стол, прикрывая лицо рукой.

— Я должен узнать обо всем, Исабель, — взмолился молодой человек. — Как тебе удалось спастись?.. Где ты была все это время?.. Почему ты изменила цвет волос?..

— Тебя интересует все, что имеет отношение ко мне? — удивилась дочь Бернарды.

— Я всегда любил тебя, Исабель… — аргументировал свою просьбу Эмилио.

— А теперь больше не любишь? — молодая женщина сказала это не поднимая головы.

— Это не так, — возразил гость. — Я здесь, потому что люблю тебя.

— А мое лицо? — Исабель повернула голову к Эмилио.

— Для меня это не имеет никакого значения, — заверил молодой человек. — Я люблю тебя несмотря ни на что.

Дочь Бернарды с благодарностью взглянула на Эмилио. Она впервые за все время после катастрофы почувствовала себя слабой и беззащитной женщиной, такой, как была прежде.

— Хорошо, — согласилась Исабель. — Я расскажу тебе обо всем. Но ты должен знать, что после этого тебе никогда не удастся избавиться от меня… Ты понял?

Эмилио согласно кивнул, и женщина начала свой полный трагических событий рассказ…

— …И я осталась жить с этим изувеченным лицом, которое теперь всегда будет со мной, — этими словами Исабель закончила свою историю и в отчаянии воскликнула: — Эта маска, как проклятие, от которого я не могу избавиться, как свидетельство того ужаса, который мне пришлось пережить… Это изуродованное лицо заставляет меня прятаться в темноте, отказываться от всего, что по праву принадлежит мне. Я осуждена лишь видеть, как меня обворовывают, как отнимают мою жизнь!.. Я как будто похоронена заживо…

На мгновение Исабель замолчала, но затем, уже со слезами на глазах, утвердительно произнесла:

— Да, я похоронена… Похоронена в этих четырех стенах…

Эмилио, проникшись словами Исабель, медленно подошел к столу и погладил девушку по ладони. На этот раз дочь Бернарды не оказала никакого сопротивления. Напротив, она встала и прижалась к молодому человеку. Тот осторожно принялся гладить девушку по шелковистым волосам. Внезапно Исабель вспомнились их встречи наедине и девушка на мгновение забылась. Почувствовав это, Эмилио прижал ее сильнее к своей груди и принялся гладить по спине. Ему тоже вспомнились моменты их близости, и у молодого человека возникло непреодолимое желание вновь возродить прежнюю любовь. Но внезапно Исабель с криком «Нет!» отпрянула от бывшего любовника и тяжело задышала, борясь с внезапно охватившими ее чувствами.

— Нет! — повторила она, отступив еще на несколько шагов. — Я вновь буду твоей только тогда, когда снова обрету мое лицо и покончу с Мануэлой!..

В это же мгновение в двери щелкнул замок и на пороге показались Бернарда с Хосиндой, которая в последнее время часто заглядывала в этот дом, продолжая лечение несчастной девушки.

— Как ты, доченька? — поинтересовалась старуха и, покосившись на стоящего в растерянности Эмилио, добавила: — Мне кажется, что-то случилось…

Подойдя к Исабель, Хосинда принялась обнимать ее и гладить по волосам. Немного раздраженная Бернарда кивком головы указала гостю на дверь.

— Мне кажется, вам лучше уйти, — сказала она, видя, что Эмилио в нерешительности.

Молодой человек, ища защиты у любимой, позвал:

— Исабель…

— Уходи, — коротко ответила та.

— Но… — попытался возразить мужчина.

— Уходи.

Эмилио склонил голову и молча вышел. Бернарда закрыла за ним дверь на ключ и осторожно подошла поближе к дочери и Хосинде.

— Все готово, — объявила она. — Можете начинать.

— Прекрасно, — проскрипела старуха, поглаживая Исабель по руке и пытаясь тем самым успокоить девушку. — Все очень хорошо… Все хорошо…

Сеанс знахарки длился около пятнадцати минут. Когда Хосинда закончила и собиралась уже уходить, Исабель остановила ее за руку и дрогнувшим голосом попросила:

— Обещай, что всегда придешь ко мне на помощь…

— Ну конечно, — кивнула старуха и принялась целовать свою подопечную. — Ты ведь для меня как дочь, Исабель…

Бернарда, ревностно наблюдавшая за этой сценой, недовольно нахмурилась и кашлянула, намекая тем самым на то, что Хосинде пора убираться. Однако знахарка не обратила ровным счетом никакого внимания на предупреждение домоуправительницы.

Старуха еще раз поцеловала Исабель и заботливо спросила:

— Ты устала?

— Да, очень, — вздохнула молодая женщина.

Уловив косой взгляд Бернарды, Хосинда не спеша направилась к двери.

— Дай мне руку, — вновь позвала ее Исабель.

Старуха быстренько подбежала к подопечной.

— У меня совершенно нет сил, — призналась дочь Бернарды и попросила: — Сожми мне руку.

Хосинда легонько сжала руку Исабель в своей шершавой ладони.

— Как хорошо, — расслабленно проговорила та.

В это мгновение Исабель показалось, что никто так, как Хосинда, не понимает ее, и молодая женщина благодарно посмотрела в глаза старухе.

— Хосинда знает, как помочь… — пробормотала знахарка и с чувством собственного превосходства посмотрела на домоправительницу.

Стоявшая невдалеке Бернарда, не выдержав, строгим голосом напомнила:

— Уже поздно. Вам нужно идти.

— Нет, побудь еще! — запротестовала Исабель.

Старуха вновь посмотрела на Бернарду и хихикнула.

— Нет, доченька, — проговорила она, не сводя своих маленьких глаз с домоправительницы. — Сеньора, должно быть, очень устала…

— Пожалуйста, останься, — взмолилась Исабель.

Хосинда отпустила руку подопечной и многозначительно произнесла:

— Я обещаю, что скоро вернусь… Очень скоро, Исабель… Очень скоро…

Едва передвигая ноги, старуха вышла за дверь. Бернарда тут же отправилась ее проводить и, нагнав в коридоре, пошла первой. Когда они были уже на самой нижней ступеньке лестницы, Хосинда внезапно положила руку на плечо домоправительнице. Та резко обернулась и удивленно посмотрела на знахарку.

— Мне нужны деньги, — потребовала Хосинда.

— Возьмите, — Бернарда молча достала из кармашка передника купюру и протянула ее знахарке.

Та, скептично посмотрев на деньги, спрятала купюру за пазухой и заявила:

— Еще.

Бернарда на мгновение замялась, не зная, как поступить. Однако через мгновение, достала еще одну такую же бумажку. Хосинда выхватила купюру и, так же как и предыдущую, затолкала за пазуху.

— Еще.

От такой наглости Бернарда пришла в ярость.

— У меня больше нет, — отрезала ока.

— Нет, есть, — возразила Хосинда.

— Но не для вас, — категорично произнесла домоправительница, бросив на знахарку уничижающий взгляд, и холодно добавила: — Сегодня вы пришли сюда в последний раз. Голос сеньоры Исабель теперь в полном порядке, и в ваших услугах мы больше не нуждаемся.

— Вы не можете вышвырнуть меня, — запротестовала старуха.

Бернарда усмехнулась.

— Я сама знаю, что я могу, а что нет.

Услышав такой ответ, знахарка зло сверкнула глазами и язвительно заметила:

— А вы не задумывались, что мне многое известно? Прогоните меня, если хотите, но вы можете пожалеть об этом!..

Хосинда угрожающе усмехнулась и вышла за дверь.


предыдущая глава | Счастье Мануэлы | cледующая глава







Loading...