home | login | register | DMCA | contacts | help |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

Loading...


18

Эмилио долго настаивал на встрече с Исабель, однако прошло несколько дней, прежде чем Бернарда дала свое согласие. Борясь с противоречивыми чувствами, молодой человек отправился в дом Салиносов. Как и было условлено, домоправительница ожидала его у ограды.

— Все в порядке? — поинтересовалась она и осмотрелась по сторонам.

— Да, — кивнул тот и со скепсисом заметил: — Раньше вы были менее осторожны…

Бернарда, услышав такое, нахмурила брови.

— Раньше вы были другом Фернандо, а теперь стали его врагом, — зло заметила она. — К тому же нам сейчас нежелательно рисковать. Ведь Исабель должна скоро лечь в клинику на операцию, и потому мы должны быть осторожны.

Домоправительница провела гостя через черный ход и, впустив в спальню, оставила там, предварительно заперев дверь на замок. Осмотревшись, Эмилио увидел в темном углу силуэт Исабель, и все его прежние сомнения как рукой сняло.

— Дорогая! — воскликнул молодой человек и бросился к любимой. — Я так долго ждал этой встречи с тобой.

Подбежав к дочери Бернарды, Эмилио обнял ее.

— Мне тоже было скучно без тебя, — призналась та. — Но, видимо, это моя судьба.

— Что ты такое говоришь! — возмутился Эмилио. — Сегодня Бернарда сказала мне, что еще немного, и ты ляжешь в клинику на операцию. Значит, скоро мы будем вместе!

Исабель освободилась из объятий молодого человека и отошла к окну.

— Ты действительно так любишь меня, что готов быть со мной, несмотря на то что я — уродина? — грустно спросила она.

— Можешь не сомневаться в этом… — заверил гость.

Неожиданно девушка заплакала.

— Что с тобой? — удивился Эмилио. — Ведь совсем скоро твои мучения закончатся.

— Я не верю Бернарде, — выдавила из себя Исабель. — Она обещает и деньги и лечение лишь для того, чтобы успокоить меня…

— Зря ты волнуешься, — молодой человек подошел поближе к любимой. — Я же говорил, что готов продать все, что у меня есть, ради того, чтобы ты была счастлива.

— Ты знаешь, — искренне призналась Исабель. — Порой мне кажется, что Бернарду устраивает то, что я такая…

— Перестань говорить ерунду, — убежденно проговорил Эмилио. — Бернарда желает счастья тебе… Твои подозрения напрасны…

— Нет! — зло выкрикнула женщина. — Бернарда всегда манипулировала мной. Она всех хочет сделать марионетками… Даже этот брак с Салиносом был нужен больше ей, чем мне. И сейчас продолжается то же самое…

Исабель замолчала, а к Эмилио вновь вернулись его прежние подозрения.

— Мне показалось, — робко начал он, — что я нужен был тебе только для того, чтобы поссорить между собой Фернандо и Мануэлу.

Услышав такое признание, Исабель резко повернулась и истерично выкрикнула:

— Я ненавижу Мануэлу! Я ненавижу их обоих! Я ненавижу Бернарду! Я ненавижу этот дом!.. Но я не могу из него вырваться…

В бессилии женщина опустилась в кресло.

— Ты устала, — мягко проговорил Эмилио. — Успокойся. Извини, если я сказал что-то не так, но мне показалось, что вы с Бернардой хлопочете о том, чтобы Исабель вновь стала хозяйкой этого дома и сеньорой Салинос.

— Я имею право на этот дом! — повысила голос женщина. — Имею!

— Конечно, — согласился Эмилио. — Но тебе вряд ли удастся вернуть любовь Салиноса. Скорее наоборот, ты можешь пробудить в нем ненависть.

— Это мы еще посмотрим!

— Он любит Мануэлу…

Исабель вновь взорвалась.

— Он любит меня! И он это поймет… Он поймет, что Мануэла лишь суррогат, некое жалкое подобие меня!

— Нет, — категорично замотал головой Эмилио. — Вы похожи внешне… И только…

— Но Мануэлы уже нет! — возразила бывшая хозяйка.

— Однако Фернандо любит ее.

— Это неправда!

Эмилио пожал плечами.

— Увы, но это так… А нечистая игра, начатая Бернардой, рано или поздно раскроется, и все станет на свои места.

Эти слова заставили Исабель вздрогнуть.

— Неужели ты, действительно, хочешь вернуть Фернандо? — грустно спросил Эмилио.

— Я жажду мести за его предательство! И это мне помогает не сойти с ума… — призналась дочь Бернарды и заплакала навзрыд.

— Мести?.. — задумчиво протянул Эмилио. — По-моему, это глупо…

— Ну и пусть, — всхлипнула женщина.

Эмилио подошел к любимой и, опустившись на одно колено, погладил ее по ладони.

— Исабель, я люблю тебя и думаю, что вместе мы будем счастливы, — нежно проговорил он и, поднявшись, обнял женщину. — Ведь ты никогда по-настоящему не любила Фернандо. Ты же сама мне об этом говорила… Ведь так?.. Скажи, так или нет?..

Исабель прижалась к груди молодого человека и горько заплакала. Эмилио погладил Исабель по шелковистым волосам и успокаивающе произнес:

— Все будет хорошо, вот увидишь… Просто ты очень устала…

— Мне, действительно, очень тяжело… — призналась Исабель. — Если бы ты знал, как мне тяжело…

— Я знаю…

В замочной скважине послышался скрежет ключа. Исабель отпрянула от молодого человека и приказала:

— О наших отношениях Бернарда не должна знать.

— Ты боишься ее? — удивился Эмилио.

Однако женщина не ответила, потому что в следующее мгновение в комнату вошла домоправительница. Она надменно взглянула на молодого человека и заметила:

— Сеньор Эмилио, я думаю, вам больше не следует появляться в этом доме…

— Это почему же?! — возразила Исабель.

— Чтобы не навлечь подозрений, — объяснила Бернарда и жестом указала гостю на дверь. — Прошу вас, сеньор Эмилио…

— Мы еще встретимся, Исабель, — кивнул молодой человек и вышел.

Проводив гостя, домоправительница через десять минут возвратилась в спальню.

— Дочь, я хочу с тобой очень серьезно поговорить, — произнесла она и присела на кровать.

— О чем? — устало спросила Исабель.

— Об Эмилио.

— Чем он тебя не устраивает? — рассердилась дочь.

Бернарда вздохнула.

— Тебе скоро в клинику, а возвратиться ты должна чистой и непорочной. Именно поэтому сейчас мы должны исключить все ситуации, которые могут навлечь на тебя подозрение.

— Тебе мало Хосинды, которую ты запросто вышвырнула из дома, даже не спросив меня об этом?! — раздраженно выкрикнула дочь.

— Она тянула из нас деньги, а пользы от нее никакой не было, — объяснила Бернарда и перевела тему на другое: — Кстати, не забывай, завтра с утра мы отправляемся в клинику к доктору Маркесу. Я оставлю тебя там на несколько часов, а сама схожу к адвокату Пинтосу… Завтра документ, доказывающий мое право на наследство, должен пойти в работу…


Едва за окном забрезжил рассвет, как Исабель была уже на ногах. Она с нетерпением ждала этого очень важного для нее дня. В клинике должны были определить сроки лечения и необходимую для этого сумму, а у Пинтоса как раз решался финансовый вопрос.

Бернарда проснулась немного позже и очень удивилась, увидев дочь на ногах. Встав, домоправительница помогла дочери расчесать волосы и быстренько отправилась за завтраком. Поев, женщины поспешили в клинику доктора Маркеса…

Зайдя в приемную, Бернарда подошла к сидевшей за столом медсестре и тихо проговорила:

— Доктор Маркес назначил нам прием ровно на десять.

— Ваша фамилия? — поинтересовалась девушка и заглянула в журнал.

Бернарда замялась.

— Здесь фамилия не написана, — удивилась медсестра и предложила: — Давайте запишем.

— Не стоит, — сухо ответила посетительница.

— Но я не могу так пропустить, — запротестовала сотрудница клиники.

Бернарда совсем растерялась, но, к счастью, из кабинета вышел сам Маркес. Он провожал какого-то лысого мужчину.

— Надеюсь, все будет хорошо, — улыбнулся он.

— Спасибо вам, доктор, — чуть ли не до пояса поклонился лысый и вышел из приемной.

Проводив посетителя взглядом, Маркес наконец заметил Бернарду и Исабель. Он подошел к домоправительнице и вежливо поздоровался.

— Очень хорошо, что вы не передумали, сеньора… э… — Маркес замялся, не зная, как выкрутиться из неловкого положения.

— Сеньора Вейрес, — первое, что пришло в голову Бернарде.

— Именно, — подхватил Маркес и кивнул медсестре. — Так и запишите: сеньора Вейрес.

— Хорошо, — ответила та и заполнила графу.

— Прошу вас, — доктор жестом пригласил посетительниц в кабинет.

— Спасибо, доктор, — поблагодарила Бернарда и прошла на середину комнаты.

Исабель последовала за ней.

— Присаживайтесь, — предложил Маркес и, когда женщины опустились в кресла, сел рядом на диван.

— Рассказывайте, доктор, — попросила домоправительница. — Возможна ли операция?

Доктор обнадеживающе улыбнулся.

— Кажется, я вам еще в прошлый раз сказал, что я мог бы взяться за эту операцию. А это уже значит, что она возможна.

— Замечательно, — расцвела Бернарда.

— Но, — доктор поднял указательный палец. — Есть целый ряд обязательных условий, при которых операция может быть проведена, и я вам о некоторых из них тоже говорил…

— Да-да, — кивнула женщина.

Однако Маркес решил, что не лишним будет повторить.

— Во-первых, это деньги. Деньги или гарантии того, что мы их получим. Как только с этим станет все ясно, через неделю мы начинаем подготовку к операции. Вы понимаете меня?

— Да, — наклонила голову Бернарда и пообещала: — Деньги будут.

— Хорошо, — продолжил доктор. — Появляются деньги — мы сразу же закупаем аппаратуру… Второй немаловажный вопрос: пересадка тканей… и не только. Короче, донором может стать лишь родственник.

— Этот вопрос тоже можно считать решенным, — быстро ответила домоправительница.

Исабель сделала недовольный жест, но промолчала.

— Замечательно, — поддержал доктор и вдруг стал совершенно серьезен.

Он провел ладонью по лбу и проговорил:

— А теперь я вам скажу о самом важном.

Бернарда затаила дыхание.

— Дело в том, что у вашей дочери очень запущенная форма одной очень опасной болезни…

— Я знаю об этом, — с легким испугом ответила женщина, предчувствуя что-то недоброе.

— Болезнь прогрессирует, и ее необходимо срочно лечить. Иначе…

— Что иначе? — не выдержала Исабель.

— Короче, у вас в запасе еще месяц, максимум два… а потом, увы, ни я, ни кто-то другой уже не сможет вам помочь… Так что спешите.

— Нам необходима неделя на утряску финансовых дел, и мы сможем заплатить или предоставим документ, гарантирующий оплату, — пообещала Бернарда.

Маркес повернулся к Исабель и произнес:

— В прошлый раз мы проводили небольшое обследование. Для уточнения некоторых данных мы должны с вами еще немного поработать…

— Я согласна, — кивнула молодая женщина.

— Мне же необходимо отлучиться по очень важным делам на два часа, — решила воспользоваться моментом Бернарда.

— В таком случае наши планы совпадают, — улыбнулся Маркес. — За это время мы успеем провести необходимые тесты…

— Спасибо, — поблагодарила домоправительница и поспешила на встречу с Пинтосом.


Адвокат уже несколько часов рассуждал над тем, явится ли Бернарда. Аванс он уже истратил на предварительный взнос за печать и настоящую подпись настоящего нотариуса… Мысли о том, что вдруг можно остаться без гроша, наводили на Пинтоса невообразимый ужас. Он то и дело доставал платок и вытирал большие капли пота на лбу, появляющиеся через каждые пять минут.

«Если придет, то потребую сорок процентов!» — решил он и немного успокоился.

Именно в этот момент и вошла Бернарда.

— Добрый день, — небрежно бросила она и уселась на стул.

— Добрый, добрый, — заискивающе кивнул Пинтос.

— Как идут у нас дела? — сразу же заговорила о главном домоправительница.

Адвокат молча выдвинул шуфлядку, достал из нее какую-то бумагу и, протянув посетительнице, предложил:

— Посмотрите сами.

Бернарда схватила документ и узнала в нем листок, написанный Исабель. Однако теперь на нем стояла печать нотариальной конторы и рядом красовалась замысловатая подпись нотариуса.

— Все в лучшем виде! — с гордостью произнес Пинтос.

Бернарда положила документ на стол и холодно заметила:

— Я все равно в этом ничего не понимаю… Меня интересует другое.

— Что же?

— Как скоро решится вопрос с наследством.

— Я думаю, понадобится месяца два-три, — произнес Пинтос, стараясь придать своему голосу солидность.

— Два-три?! — растерялась Бернарда.

— Да, — кивнул адвокат. — Но если сеньор Фернандо пойдет на уступки и не будет специально затягивать решение этого вопроса, то мы управимся за полтора месяца.

— Меня это не устраивает! — категорично заявила домоправительница.

Пинтос развел руками.

— Но, что я могу поделать… — пробормотал он. — Таковы правила…

По щеке Бернарды сбежала одинокая слезинка. Адвокат, решив, что это самый подходящий момент для того, чтобы поднять цену, сделал сочувственное лицо и задумчиво протянул:

— Можно попробовать и за месяц… Но потребуются дополнительные расходы…

Бернарда резко подняла голову.

— Сколько?

Пинтос на мгновение замялся, а потом, колеблясь, проговорил:

— Мне трудно определить точную сумму…

— И все же?

Внезапно глаза адвоката заблестели, и он сделал свой победный прыжок.

— Сделаем проще, — убежденно сказал он. — Определим сумму не в тридцать процентов, а в сорок. Вас устраивает такой вариант?

— Но это же грабеж! — возмутилась Бернарда.

Пинтос усмехнулся.

— Найдите другого адвоката, который сделал бы для вас то, что делаю я.

Бернарда резко встала со стула.

— Я согласна, — холодно сказала она. — Но это последнее повышение вашей доли.

— Да разве я для себя беру? — не моргнув глазом, принялся придуриваться адвокат. — Я же хочу, чтобы вам было лучше…

— Перестаньте, вы переигрываете, — махнула рукой Бернарда и спросила: — Когда вы собираетесь сообщить сеньору Фернандо о том, кто является прямым наследником Исабель?

— На следующей неделе. Нужно еще договариваться…

Бернарда сверкнула глазами.

— Вы сделаете это сейчас, — приказала она. — А встречу назначите на послезавтра. Ясно?

Пинтос, не ожидавший такого напора со стороны домоправительницы, испугался и задрожавшей рукой потянулся к телефонной трубке.

— Но Фернандо без адвоката Морело ничего предпринимать не будет… — пробормотал он.

— Звоните! — властно произнесла Бернарда.

— Хорошо, — кивнул адвокат и через несколько секунд буркнул в трубку: — Мне сеньора Фернандо Салиноса, пожалуйста… Адвокат Пинтос беспокоит… Добрый день, сеньор Фернандо. Вы интересовались документом и личностью матери?.. Да, я готов показать вам эту бумагу послезавтра. Вас устраивает?.. Сеньор Морено приехал?.. Замечательно. Тогда я вас жду ровно в двенадцать… До встречи.

Пинтос положил трубку и вытер платком обильный пот со лба.

— Теперь вы довольны? — спросил он, уже без страха глядя Бернарде в глаза.

— Не совсем, — отозвалась та.

— Что еще соблаговолите? — с издевкой спросил хозяин кабинета.

— Я должна присутствовать при вашей встрече.

Пинтос усмехнулся.

— А вы не опасаетесь гнева Салиноса?

— Я не собираюсь сидеть с ним за одним столом. Неужели вы не поняли этого?

— В общем-то понял… — адвокат почесал затылок, пытаясь догадаться, что на уме у домоправительницы.

— Я буду вон за той дверью, — Бернарда указала на комнату, где хранились архивы.

— Меня устраивает, — поспешил согласиться Пинтос и, вспомнив о документе, взял его и положил назад в шуфлядку. — Тогда встретимся через день в одиннадцать тридцать. Договорились?

— До свидания, — бросила домоправительница уже с порога.

— До скорой встречи, — усмехнулся Пинтос и радостно потер руки…


Бернарда возвратилась в клинику немного позже назначенного времени, и Исабель ожидала ее в приемной. По дороге домой домоуправительница пыталась расспросить дочку о том, что произошло за время ее отсутствия, но Исабель упрямо молчала. Когда же они пришли в спальню, дочь, не разуваясь, упала на кровать и громко зарыдала.

— Что с тобой? — испуганно спросила Бернарда и погладила дочь по спине.

Однако та резко отпрянула и закричала:

— Не прикасайся ко мне!

— Тебя кто-то обидел в клинике? — недоумевающе спросила мать.

Вместо ответа, дочь вновь зарыдала.

— Адвокат Пинтос пообещал устроить дело как можно быстрее, — домоправительница решила, что хоть таким образом сможет утешить дочь. — Так что тебе осталось мучиться не больше месяца.

— Ты думаешь, я после операции буду счастлива? — с отчаянием в голосе проговорила та.

— Конечно, — мягко ответила мать. — Ты будешь прежняя Исабель…

— Только с твоей кожей! — зло закричала дочь и, вскочив с кровати, бросилась к окну.

Бернарда опустила голову.

— Что ты молчишь?! — Исабель вся задрожала. — Небось, радуешься?!..

— Я не вижу ничего плохого в том, что ты сможешь вернуться к нормальной жизни среди людей.

— Но ведь это буду уже не я!

— Почему?

— Потому что Исабель умерла! Да, умерла. А теперь перед всеми явится старуха! Такая же старуха, как и ты! — У Исабель началась истерика.

Бернарда опасливо покосилась на дверь и пообещала:

— Завтра же я поговорю с доктором Маркесом. Мне кажется, что должно существовать и какое-то иное решение этого вопроса…

— Ты думаешь, это возможно? — немного успокоилась Исабель.

— Доктор Маркес — один из лучших специалистов в своей области, вероятно, он сможет что-нибудь придумать…

Исабель легла на кровать и снова заплакала.

— Я не хочу жить… — сдавленно прошептала она. — Не хочу…

Бернарда, стоя поодаль, с сочувствием смотрела на дочь. Она понимала, что выдумка про какое-то иное средство успокоит Исабель только на время.

«Но разве могла я не соврать, видя, как страдает мой ребенок?.. — думала домоправительница. — И разве справедливо упрекать меня в этом, ведь я готова все отдать ради ее спасения?..»


предыдущая глава | Счастье Мануэлы | cледующая глава







Loading...