home | login | register | DMCA | contacts | help |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

Loading...


21

Антонио не встречался с Салиносом уже несколько дней. Все это время он занимался исключительно делами своего друга. Документ, который предоставил в суд Пинтос, прошел проверку, и эксперты дали заключение, что он действительно настоящий. Но Морено настоял на еще одном, более тщательном исследовании. И вот в этот день он должен был получить окончательные результаты.

Заскочив в кафе и наскоро перекусив, Антонио отправился в лабораторию.

— Как дела? — поинтересовался он у Аурелиано Хосе, ведущего специалиста лаборатории.

— У меня для вас сюрприз, — усмехнулся тот и жестом предложил зайти в свой кабинет. — Прошу вас.

— Что-то я устал от сюрпризов, — вздохнул адвокат. — Что ни день, то какие-то новости…

Хосе указал на кресло.

— Присаживайтесь.

— Разговор будет долгим? — предположил Антонио, опускаясь в кресло.

— Нет, но серьезным…

— Документ фальшивый? — сразу же подумал о худшем Морено.

— Не совсем… — задумчиво протянул Хосе.

Антонио удивленно вскинул брови.

— Я не понимаю вас…

— Дело в том, — осторожно начал ученый, — что почерк на листе абсолютно идентичен настоящему почерку бывшей жены Фернандо.

— Значит, с этим все нормально? — облегченно вздохнул адвокат.

— Не совсем, — возразил Хосе. — Существует одно немаловажное противоречие.

— В чем же?

— Надпись на листке произведена спустя четыре месяца после смерти жены сеньора Салиноса.

— И что это значит? — поинтересовался Антонио, хотя мысленно уже ответил на свой вопрос.

— Это значит, что в Буэнос-Айресе появился высококлассный специалист по подделке документов… — эксперт взглянул на Морено и добавил: — А еще это может означать, что духи спустились на землю… Кстати, вы верите в мистику?

Антонио вздрогнул. Он не ожидал такого вопроса.

— Не знаю, — пожал он плечами.

— Вы будете подавать в суд на истца? — полюбопытствовал Хосе.

— Пока я этого не решил, — уклонился от вопроса адвокат. — Мне необходимо посоветоваться с сеньором Салиносом… А пока я попросил бы вас никому не говорить о результатах вашего исследования…

— Хорошо, — кивнул Хосе. — Впрочем, это вряд ли кому-либо интересно…

— Благодарю вас, — кивнул Антонио и протянул руку для прощания.

— Заходите, — Хосе ответил дружеским рукопожатием.

— До встречи.

— Всего.

Выйдя из лаборатории, Антонио немедленно отправился к Салиносу.

— У меня потрясающие новости! — с такими словами Морено вошел в кабинет друга.

— О Мануэле? — с надеждой спросил тот.

— Нет, о Бернарде.

— О завещании? — разочарованно проговорил Салинос.

— Да, — кивнул друг и, присев, рассказал Фернандо обо всем, что узнал от Аурелиано Хосе.

Молча выслушав рассказ Антонио, Салинос спросил:

— Значит, ты считаешь, что Бернарда совершила подлог?

— Да, — кивнул тот. — Но я не стал бы спешить с выводами. В этом деле еще много не ясного. На протяжении нескольких дней я наведу справки и сообщу тебе обо всем. Думаю, эта информация расставит все по своим местам…

— Хорошо, — согласился Фернандо, — но с Бернардой я все-таки поговорю.

— Кстати, как у вас с ней складываются отношения? — полюбопытствовал Антонио.

— Как это ни странно, но Бернарда сама предложила до получения наследства исполнять свои прежние обязанности.

— Действительно, странно. Тем более если учесть, что она без пяти минут миллионерша…

— Ну, насчет миллионерши ты, конечно, перебрал, — заметил Салинос. — Но до конца ее жизни хватит с лихвой.

Антонио задумался.

— Зачем ей все это? — высказал он вслух свои мысли. — Ведь для безбедного существования ей вполне хватило бы и того, что оставила Исабель?. Тем более это странно, если учесть, что наследников у нее нет…

— Здесь много непонятного, — согласился Фернандо.

— Через несколько дней все прояснится, — заверил Морено и, подойдя к двери, добавил: — Я уверен, что через несколько дней все станет на свои места.

Фернандо посмотрел другу в глаза.

— Я тоже надеюсь на это… — негромко произнес он.

— Значит, до встречи.

— Пока.

Когда за другом захлопнулась дверь, Салинос быстренько собрал отчеты в папку и, положив их в сейф, вышел из кабинета.

— Если будет что-то важное, пусть перезвонят мне домой, — на ходу бросил он секретарше.

— Хорошо, — откликнулась та, провожая удивленным взглядом своего шефа…

Придя домой, Фернандо поднялся к Бернарде и попросил:

— Спуститесь, пожалуйста, в гостиную через полчаса. Мне нужно о многом с вами поговорить.

— Хорошо, — согласилась та и добавила: — Я распорядилась, чтобы вам приготовили обед.

— Спасибо, — поблагодарил Фернандо и отправился в гостиную.

Когда с обедом было покончено, в комнату вошла Бернарда и, приблизившись к Салиносу, напомнила:

— Вы хотели о чем-то поговорить…

— Да, — Фернандо кивнул на кресло. — Присядьте, пожалуйста.

Домоправительница села в кресло и настороженно посмотрела на хозяина, пытаясь предугадать, о чем пойдет речь.

— Бернарда, я хотел бы выяснить с вами один вопрос, — не спеша начал Фернандо.

— Я вас внимательно слушаю, — вежливо отозвалась женщина и посмотрела в глаза Салиносу.

Тот немного стушевался, но тут же взял себя в руки и продолжил:

— Мне не совсем понятно происхождение документа, который мне показывал Пинтос.

— Я случайно нашла его в вещах Исабель, — спокойно ответила домоправительница.

— Как давно?

— Две недели назад.

— Но почему вы не показали его мне?

Женщина одарила хозяина холодным взглядом.

— Мне показалось, что это будет лишним… — уверенно заявила она.

— Я так не думаю, — возразил Салинос. — Тем более если учесть, что документ поддельный.

Бернарда почувствовала, как начинает бледнеть. В висках у нее застучало и стало тяжело дышать.

— Я так не думаю! — повысила голос она. — Вы пытаетесь разыграть меня?

— К сожалению, нет, — вздохнул мужчина. — И дело пахнет криминалом… Это вы хоть понимаете?

Бернарда попыталась взять себя в руки и возмущенно ответила:

— Если вы желаете поссориться со мной, то можно было бы придумать и другой способ.

— Бернарда, я не шучу с вами, — резко проговорил Фернандо, решив остепенить домоправительницу, и более миролюбиво добавил: — Я не собираюсь вмешивать в это дело полицию. У вас еще есть возможность пойти и забрать вашу бумагу у Пинтоса. Если вы сами сделаете это, то я готов обо всем забыть. Естественно, что жить в этом доме вы уже не будете, но, я думаю, уйдете отсюда без особых обид.

— Извините, — Бернарда резко встала из кресла и надменно взглянула на Салиноса. — Вы не заставите меня сделать это, хотя бы потому, что я права.

Сказав это, женщина повернулась и решительно направилась в свою спальню. Фернандо же, проводив домоправительницу внимательным взглядом, подумал, что Антонио был прав, когда говорил о том, что многое еще не ясно. Встав с кресла, Фернандо вышел во двор и, сев в машину, отправился назад, в офис.


Две минуты, за которые Бернарда поднималась по лестнице и шла по коридору, показались женщине целой вечностью. Кружилась голова, жар сменял озноб, а пол все время норовил уплыть из-под ног. Держась за стену, домоправительница наконец добралась до своей комнаты и, войдя в нее, медленно опустилась на стул. Внезапно защемило сердце и Бернарда, с трудом поднявшись, добрела до комода и достала таблетки. Проглотив сразу несколько, она вернулась на прежнее место и с тоской посмотрела на спящую на кровати Исабель.

«Бедная моя девочка… — подумала мать. — Теперь я совершенно ничем не могу помочь тебе… Как же мне все объяснить тебе?.. Да и захочешь ли ты понять?.. Ведь эта правда слишком ужасна для тебя…»

Бернарда заплакала. Ее всхлипывания разбудили дочь, и та, открыв глаза, недовольно произнесла:

— Что там еще?

Домоправительница колебалась, раздумывая над тем, стоит ли обо всем говорить дочери.

— Послушай, Исабель, — все-таки решилась она. — Случилась очень большая неприятность.

— Неприятность? — хмыкнула дочь. — По-моему, это уже в порядке вещей.

— Я только что разговаривала с Фернандо, — продолжила Бернарда. — Они отдали наш документ на экспертизу…

— Ну и что, — проворчала Исабель, перевернувшись на другой бок, — ведь Пинтос тебя заверил, что никаких сложностей не возникнет…

— Но ты ведь знаешь Антонио! Он, пока не вывернет все наизнанку, не успокоится…

— И что же он имеет против моей записки? Почерк у меня вроде не изменился…

— Не в этом дело, — Бернарда вновь почувствовала себя плохо. — Они установили, что надпись сделана в этом месяце, в то время как ты считаешься погибшей уже почти полгода. Ты понимаешь?

Дочь утвердительно кивнула и, немного насторожившись, спросила:

— Тебя будут судить?

— Нет, — домоправительница взяла с комода стакан с водой и отпила глоток. — Но разве в этом дело?..

— А в чем же?

Бернарда сочувственно посмотрела на дочь и призналась:

— Мы не получим денег на твою операцию…

— Нет! — в отчаянии воскликнула Исабель и резко вскочила с кровати. — Неужели ты хочешь меня окончательно погубить!

— Доченька… — прошептала женщина.

— Ты ведь меня убиваешь своими руками!

— Нет, это не так…

— Молчи! Ты всегда приносила мне одни несчастья!..

«Нужно позвонить Пинтосу, — мелькнуло в голове у домоправительницы. — Он не захочет упускать такую большую сумму и обязательно должен мне помочь.

— Подожди, — попросила она дочь. — Я сейчас вернусь, и все будет хорошо…

Бернарда быстро выскользнула за дверь и поспешила к телефону.

— Алло? — проговорила она. — Это сеньор Пинтос?

— Да, это я, — отозвался тот. — А кто мне звонит?

— Это Бернарда.

— Ах, это та самая Бернарда, которая подсунула мне фальшивый документ! — с негодованием воскликнул адвокат. — Вы еще имеете наглость мне звонить!

— Но послушайте… — попыталась возразить женщина, чувствуя, как силы покидают ее.

— Ничего и знать не хочу.

— Но ведь мы…

— Это все вы! И прошу меня не впутывать в ваши грязные истории!

— Сеньор Пи… — Бернарде не хватило дыхания, чтобы договорить фразу до конца…


Исабель с нетерпением ожидала возвращения матери, но та все не шла, а вскоре из гостиной донеслись какие-то странные крики. Встревожившись, Исабель осторожно выглянула из спальни. Судя по голосам, все находились внизу, и коридор был пуст. Молодая женщина осторожно вышла и на цыпочках направилась в сторону гостиной, чтобы выяснить, что же все-таки произошло. Когда она взглянула со второго этажа вниз, то увидела лежащую на диване Бернарду и суетящихся вокруг нее слуг.

— Вызовите скорее «скорую», — приказал Лоренцо.

Чела тут же метнулась к телефону и, набрав номер, быстро сообщила:

— Женщина… Потеряла сознание… Мне так кажется… Особняк Салиносов…

Тем временем Селеста принесла небольшую подушечку и положила ее под голову Бернарды.

— Я вызвала «скорую», — отрапортовала Чела и поинтересовалась: — Это очень серьезно?

— Не мешай! — цыкнул на нее Лоренцо, пытающийся нащупать пульс. — Я ничего не слышу…

— Боже мой! — всплеснула руками Селеста и, пустив слезы, промямлила: — А ведь еще перед обедом была такая веселая…

Минут через десять в гостиную вошел мужчина в белом халате. Он подошел к лежащей Бернарде и, взглянув на нее, спросил:

— Что случилось?

Вперед выступила Чела.

— Я убирала в соседней комнате, а потом услышала какой-то шум здесь и прибежала. А сеньора Бернарда уже лежала на полу с телефонной трубкой в руке…

— Понятно, — кивнул доктор и взял домоправительницу за запястье.

Через минуту, взглянув на зрачки женщины, врач повернулся и направился к выходу.

— Доктор, вы куда? — окликнула его изумленная Чела.

— Я уже вряд ли смогу чем-нибудь помочь… — откликнулся тот и, на мгновение задержавшись у двери, добавил: — Я вызову машину…

— Спасибо, кивнул Лоренцо и как-то удивленно посмотрел на неподвижно лежащую Бернарду.

Служанки принялись дружно рыдать, вспоминая о добрых делах домоправительницы…

В этот момент Исабель захотелось броситься к матери и крепко обнять ее, но она не вправе была даже заплакать. Боясь быть застигнутой, Исабель быстренько возвратилась в спальню и, упав на постель, принялась громко рыдать…

Реально оценивать ситуацию дочь Бернарды начала, лишь когда наступила ночь и все улеглись спать.

«Что же мне теперь делать? — испугалась молодая женщина. — Если раньше этот дом мне казался клеткой, то теперь он может стать настоящей могилой… А вскоре, когда похоронят Бернарду, освободят ее комнату… А потом и мою. И не останется от меня ничего в этом доме…»

Исабель вновь заплакала, понимая все свое бессилие…

«Мне лучше умереть», — пришла нечаянная мысль, и женщина подошла к комоду.

Она принялась суетливо шарить по всем шуфлядкам, но, кроме ножниц, ничего подходящего не нашла.

«Сейчас я умру, — подумала Исабель. — Но пусть завтра они обнаружат здесь мое тело… и поймут, кого убили…»

Неожиданно увидев свое отражение в зеркале, девушка громко зарыдала.

— Я — никто… — прошептала она и повторила: — Никто… Никому я не нужна и никто меня не любит…

Исабель вдруг вспомнилась мать, потом Хосинда и…

— Конечно, Эмилио! — воскликнула она и прикрыла рот рукой, боясь, что могла разбудить Фернандо или кого-нибудь из слуг.

Осторожно ступая и прислушиваясь к каждому шороху, женщина пробралась к телефону и набрала номер Эмилио. После нескольких гудков послышался сонный голос молодого человека:

— Алло?.. Кто это среди ночи звонит?..

— Это я… — прошептала женщина.

— Кто? — не понял Эмилио.

— Лучше проснись и слушай… Мне необходима твоя помощь…

— Исабель? — по властному тону догадался Эмилио.

— Да.

— Что я могу сделать для тебя, милая? — молодого человека как подменили.

— Ты должен взять такси и подъехать к особняку Салиносов.

— Зачем? — растерялся Эмилио.

— Потом узнаешь.

— Хорошо. Когда мне быть?

— Чем скорее тем лучше.

— Я постараюсь быть через полчаса.

— Замечательно, — Исабель, вдруг услышав шаги, положила трубку и спряталась за штору.

Это был Фернандо. Он спустился со второго этажа и огляделся.

— Странно, — разочарованно хмыкнул он и, потянувшись, отправился назад, в свою спальню.

Исабель быстро возвратилась в комнату Бернарды, спешно уложила все самое необходимое в небольшой чемоданчик и через черный ход вышла на улицу. Было ужасно темно, и Исабель стало немного страшновато. Но вскоре неподалеку осветились кусты.

«Это фары машины Эмилио», — подумала Исабель и поспешила в сторону света.

— Здравствуй, дорогая, — встретил ее молодой человек и с тревогой спросил: — Что-то случилось?

— Да, умерла моя мать, — всхлипнула Исабель и, положа голову на грудь Эмилио, громко разрыдалась…

— Все будет хорошо… — принялся утешать любимую молодой человек, с трудом подыскивая нужные слова…


Исабель проснулась в одной из комнат небольшого домика, который принадлежал Эмилио. Всю ночь они провели в разговорах, а под самое утро женщина не заметила, как уснула…

Исабель поднялась с кровати и позвала:

— Эмилио!

Но ей никто не ответил.

Тогда она принялась поочередно заходить в каждую комнату. Однако Эмилио так нигде и не оказалось. Исабель возвратилась на диван и неожиданно для себя отыскала там записку, в которой было следующее:


«Милая Исабель, не волнуйся, если не найдешь меня. Я буду около двенадцати. Если тебе захочется поесть, то на кухне сможешь найти все необходимое. Крепко тебя обнимаю.

Эмилио».

Исабель прошла на кухню и, к своему немалому удивлению, увидела там неплохо сервированный стол.

«Кто бы мог подумать, что Эмилио способен на такое?!» с удовольствием отметила она и посмотрела в висящее на стене зеркало.

На мгновение Исабель замерла, потом, схватив со стола чашку, изо всей силы запустила в свое отражение. Зеркало с грохотом разлетелось на куски, а женщина, закрыв лицо руками, бросилась в комнату и, упав на диван, зарыдала. Оторваться от подушки ее заставил голос Эмилио.

— Добрый день, дорогая, — улыбнулся он и объявил: — Мы сейчас уезжаем.

— Куда? — поразилась Исабель.

— В клинику. Доктор Маркес ждет тебя и готов немедля приступить к лечению.

— Но откуда у тебя столько денег?

Эмилио вновь улыбнулся.

— Позволь и мне иметь некоторые секреты…

— И все же? — настаивала Исабель. — Если ты не скажешь, я никуда не пойду.

После минутного колебания Эмилио признался:

— Я заложил свое имущество…

— И этот дом? — растерялась молодая женщина.

Эмилио потупил взгляд, но неожиданно поднял голову и убежденно проговорил:

— Поверь, для меня твое счастье дороже…

— Но как же ты?

— Никаких «но»! — решительно сказал Эмилио. — Собирайся.

— Я готова, — тихо ответила женщина, взглянув на еще вчера собранный чемодан.

— Прекрасно, — молодой человек подхватил чемодан и направился к выходу.

— Эмилио, подожди, — окликнула его любимая.

— Что такое? — оглянулся тот.

— Подойди ко мне.

Эмилио исполнил просьбу. Любимая, видимо очень волнуясь, опустила голову и негромко проговорила:

— Эмилио, я хочу признаться тебе в одной своей лжи… и попросить прощения, если ты, конечно, сможешь простить…

Молодой человек на мгновение растерялся.

— Там, в Европе, я говорила тебе о бесплодности Фернандо…

— Не надо… — остановил Эмилио и улыбнулся. — Я все знаю…

На лице у молодой женщины появилось изумление.

— И после этого ты еще хочешь быть со мной?

Эмилио развел руками.


предыдущая глава | Счастье Мануэлы | cледующая глава







Loading...