home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

Loading...


Глава 23. Измена

После ухода Симисшах, Мурад решил обдумать её слова на счёт возвращения Айше, чтобы она поехала с сыном в санджак, ведь Симисшах не может этого сделать, это было бы, не правильно. Подумав несколько дней над этим вопросом, Мурад отдал приказ вернуть Айше во дворец, и попросил Валиде заканчивать подготовку отъезда Ахмета в санджак.

Последний разговор очень огорчил Симисшах, да так огорчил, что она даже из покоев своих практически не выходит, только Махпейкер заходит к ней, чтобы спросить причину плохого состояния матери. Симисшах ничего не отвечает дочери, а лишь улыбается, и говорит, что всё хорошо, хотя всё совсем не так. Решение по поводу Айше донеслось до ушей Симисшах, и она согласилась с ним, так как Айше долго здесь не пробудет, а уедет с Ахметом в санджак наследника. Что же касается самого Ахмета, то он уже много раз приходил к Симисшах извиняться, однако она говорила, что не стоит его извинений.

В дверь постучали.

— Войди, — сказала Симисшах.

— Султанша, по вашему приказу из Бурсы доставили служанок, — поклонившись, доложила Фара. Услышанное обрадовало Симисшах, и она улыбнулась.

— Прекрасно, пусть заведут их сюда.

Через несколько минут, в покои Фара завела 3-их девушек. Они были достаточно красивыми и привлекательными. Одеты аккуратно, волосы блестят, да и глаза сияют. Окинув взглядом всю троицу, Симисшах остановила свой взгляд на той, что была с краю, она грустно опустила голову вниз и даже не посмотрела на свою госпожу. Симисшах встала, и подняла её лицо за подбородок.

— Как тебя зовут? — спросила Симисшах.

— Виктория, — ответила девушка, — я прислуживала вам в Бурсе.

— Да, я помню тебя, — улыбнулась Симисшах, — однако ты не была полностью у меня во служении.

— Она работала в вакфе под покровительством Эммины-хатун, — ответила Фара, — достаточно образованная и смышленая девушка.

— Образованная и смышленая? — переспросила Симисшах.

— Да, Султанша, — подтвердила Фара.

— Что ж, Виктория… Хочешь получить новое имя?

— Если я получу его от вас- это будет великой честью для меня, госпожа, — поклонилась девушка. Симисшах улыбнулась, и немного подумав, озвучила своё решение.

— Отныне тебя будут звать- Михримах, в честь покойной дочери великого Султана Сулеймана, предка нашего Повелителя. Ты излучаешь свет, и тебе это имя прекрасно подходит.

— Да будет доволен вами Аллах, Султанша, — сказала Михримах, поцеловав подол платья Симисшах.

— Фара, отведи её в гарем, и покажите Валиде Султан, это мой подарок ей.

— Повелителю? — удивилась Фара.

— Делай, что говорят, Фара, Валиде Султан всё поймёт.

***

Мурад проснулся рано, чтобы завершить дела, и поговорить о чём-то со своим сыном, который ближе к полудню должен зайти к нему в покои. Однако, стоило Мураду отвлечься от дел, как он вспоминал Симисшах и её грустное лицо, когда она покинула султанские покои. Он понимал, из-за чего подавлена жена, но ничего не мог сделать, точнее, уже сделал- отдал приказ о возвращении из Старого Дворца Айше Султан. Силахтар сообщил Мураду, что были найдены те, кто стоял за мятежами и набегами на центральный рынок недалеко от гавани, и по приказу Мурада, зачинщика бунта, должны были доставить во дворец, и допросить. Мурад посоветовался с Валиде, и она сказала самостоятельно допросить врага, чтобы не было ложной информации, ведь во дворце практически некому доверять, кроме членов династии и некоторых слуг.

Спокойно доделав все намеченные дела, Мурад уже ждал прихода Ахмеда, чтобы поговорить с ним на счёт управления санджаком и о других не менее важных делах. Султан сидел на тахте, и читал какую-то книгу. В дверь постучали.

— Войди, — сказал Мурад. В покои зашёл Силахтар.

— Повелитель, пожаловал шехзаде Ахмед, — сообщил Силахтар.

— Проси, — ответил Мурад, откладывая книгу в сторону. Через несколько минут в покои зашёл шехзаде. Увидев сына, лицо Мурада посветлело и на сердце стало спокойнее. — Мой лев, — улыбнулся Мурад, Ахмед поклонился отцу и поцеловал его руку. Мурад радовался, глядя на своего сына, и пригласил сесть на тахту. — Я слышал от Валиде, что у тебя напряжённые отношения с Симисшах.

— Повелитель…

— Рассказывай, Ахмед, я не хочу, чтобы у тебя с матерью сестры были разногласия, — сказал Мурад.

— Когда госпожа узнала, что должна поехать со мной в санджак, то пришла ко мне, чтобы сказать об этом решении, однако на тот момент мне уже сообщили об этом. Когда Симисшах Султан пришла, то я сам не знаю, что на меня нашло. Я наговорил ей много плохого, упрекнув в том, что это она виновата в том, что моя мама оказалась в Старом Дворце и решила воспользоваться случаем, чтобы стать Валиде шехзаде. — услышанное огорчило Мурада, и его лицо почернело. — Я пытался извиниться перед Султаншей, но она говорит, что всё в порядке и не стоит беспокоиться…

— Ахмед, ты поступил неуважительно к Симисшах, — упрекнула сына, Мурад, — тот месяц, что не было твоей Валиде, Симисшах заботилась о тебе, никогда не отказывала в помощи, даже гарем тебе прекрасный выбрала, а ты её так отблагодарил? Симисшах добрая женщина, и конечно же она не стала принимать от тебя извинения, потому что ты- шехзаде, она проявила уважение, и ты отныне не позволяй себе хамства в её сторону. Пообещай мне, мой лев.

— Даю слово, Повелитель, — кивнул Ахмед. В дверь постучали.

— Войди, — приказал Мурад. Зашла Махпейкер, — моя луна спустилась с небес, — улыбнулся Мурад, и подозвал дочь к себе, приглашая сесть.

— Я не смогла навестить вас утром, Повелитель, — извинилась Махпейкер, — услышав о том, что брат Ахмед у вас, я решила зайти.

— Ты озарила этот день своим приходом, доченька, — сказал Мурад, когда Махпейкер поцеловала его руку, — ты счастлива?

— Вы подарили мне весь мир, отец, — улыбнулась Махпейкер, — Валиде говорит, что подготовка к свадьбе идёт своим чередом, и моя матушка уже прислала ко мне портниху, чтобы сшили ритуальное платье к свадьбе.

— Прекрасно, — улыбнулся Мурад, — через несколько дней Мурад уезжает в Манису, ты ведь помнишь об этом?

— Конечно, — Махпейкер посмотрела на брата, — я желаю ему только добра и хорошей дороги.

— Твои слова, как мёд, Махпейкер, — улыбнулся Ахмед, — как поживает Симисшах Султан?

— Хвала Аллаху с матушкой всё хорошо, — сказала Махпейкер, — по её приказу из Бурсы были привезены некоторые служанки для гарема, матушка подарила их Кёсем Султан.

— Новые служанки? — удивился Мурад, — я думал, что в гареме достаточно слуг.

— Матушка сказала, что они могут попасть даже в ваш гарем, Повелитель, — услышав эти слова, Мурад был шокирован. Симисшах просила Валиде никого, кроме неё самой, не посылать на хальвет к Повелителю, ведь она главная его Хасеки, а тут получается, что Симисшах сама же дарит Валиде в гарем рабынь?

***

Симисшах сидела в своих покоях и разбирала бумаги, которые пришли из Бурсы по делам вакфа. Калфы, которые состоят, в нём сообщают, что возникли финансовые трудности, и просят Султаншу прислать деньги на содержание вакфа и на постройку приюта для бездомных женщин, детей и престарелых людей.

— Фара, — позвала Симисшах, и хатун подошла к ней, — прикажи вычесть из моих средств **** акче из моего жалования.

— Что-то случилось, Султанша? — удивилась Фара.

— Вакф нуждается в материальной поддержке, — сообщила Симисшах, — думаю, что причиной тому повышение расходов и на жалование членам вакфа.

— Как прикажите, госпожа, — только Фара собиралась уходить, как дверь открылась.

— Дорогу! Султан Мурад хан Хазретлери! — провозгласил ага. Симисшах сразу же встала с тахты, отложив бумаги на стол, а Фара склонила голову. В покои зашёл Мурад, поняв взгляд Султана, Фара, поклонившись Султанше, покинула комнату, оставляя их наедине. Когда дверь за хатун закрылась, Мурад подошёл к жене.

— Я не ждала вас, Повелитель, — сказала Симисшах, посмотрев на мужа.

— Что это значит, Симисшах? — грубо спросил Мурад. Симисшах удивилась его тону.

— О чём вы, Повелитель?

— О рабынях, которых ты приказала привезти из Бурсы, — сказал Мурад.

— Я приказала их привезти для служения Валиде Султан в гарем, не вижу ничего странного, Повелитель, — спокойно сказала Симисшах, — почему вы так встревожены?

— Они попадают в гарем, Симисшах, — сказал Мурад, — ты согласишься с тем, что одна из них может оказаться на моём ложе?

— Вы всё не так поняли, Повелитель, — подошла к нему Симисшах, — они перейдут Валиде Султан в служение, но это не значит, что они попадают в ваш гарем, и будут с вами в покоях. — Мурад понял, что имела в виду Симисшах.

— Прости, что стал подозревать тебя в чём-то, Симисшах, — извинился Мурад.

— Что вы, Повелитель, — улыбнулась Симисшах, взяв мужа за руку, — на вас невозможно обижаться. — Мурад поцеловал руку Симисшах и придвинул её к себе.

— Сегодня четверг, Симисшах, — улыбнулся Мурад, — не забудь, что ты должна сегодня спать в моих покоях, а не в своих- в одиночестве. — Симисшах от этих слов улыбнулась, и поклонилась. — Буду с нетерпением ждать. — и вышел.

***

Ахмед и Махпейкер вышли из покоев Повелителя и направились в покои шехзаде, так как он собирался посоветовать, Махпейкер прочитать кое-какой стих Султана Сулеймана к Хюррем Султан. Ведь Махпейкер, с того момента, как Кеманкеш написал ей первое анонимное письмо, увлеклась поэзией, и новые знания ей не будут лишними. По дороге в покои шехзаде, стоило брату и сестре завернуть за угол, как вдруг они увидели Айше, которая только что прибыла во дворец.

— Валиде, — прошептал Ахмед. Повернувшись, Айше увидела своего сына, и ринулась к нему, а Ахмед к ней. Остановившись, Ахмед склонился, и поцеловал руку своей матери, Айше обняла сына, ведь почти полтора месяца его не видела.

— Мой лев! Мой храбрый шехзаде! — улыбнулась Айше, целуя сына в обе щёки, — я так скучала по тебе. Как ты здесь без меня?

— Хвала Аллаху, Валиде, Симисшах Султан была, рядом и я мог не волноваться, гарем, что она выбрала, я оценил, и мне понравилась одна девушка. Валиде Султан послала её ко мне на хальвет, и я остался доволен.

— Главное, чтобы тебе было хорошо, мой лев, — сказала Айше. Заметив Махпейкер, женщина поклонилась, Махпейкер поклонилась в ответ и подошла к ним. — Махпейкер, как твои дела? Иньшала ты в добром здравии?

— Хвала Аллаху, Султанша, со мной всё хорошо. Идёт подготовка к свадьбе, так что я рада ещё больше, — сказала Махпейкер.

— Славно…. Симисшах Султан у себя? — спросила Айше.

— Да, Султанша, Валиде в своих покоях, разбирается с документами из вакфа, — сказала Махпейкер. — Вы зайдите к ней.

— Я так и хотела сделать.

***

Симисшах сообщили, что Ахмед отдал приказ ещё вчерашним вечером о возвращении Айше из Старого Дворца. Жену Султана это обрадовало, потому что ей не придётся покидать султанский дворец, и быть вдали от Мурада и дочери- это истинная причина её протеста. Закончив с документами из вакфа, Симисшах собиралась навестить Махпейкер, но зашла Фара.

— Султанша, пожаловала Айше Султан, — сказала Фара. Симисшах кивнула.

— Проси, — и села на тахту. Через пару секунд зашла Айше. Она уже переоделась, сняв плащ, и сразу же отправилась к Симисшах. — Айше, добро пожаловать. — Айше поклонилась. — Иньшала ты хорошо добралась? Ведь пришлось ехать ещё всю ночь.

— Спасибо за беспокойство, Симисшах, дорога выдалась непростая, я собиралась отдохнуть, но решила вначале навестить своего сына, а затем прийти к тебе.

— Ко мне ты без нужды никогда не приходишь, — улыбнулась Симисшах, — это касается Гюльбахар?

— Есть подозрение, что Гюльбахар сделает попытку мятежа, — сообщила Айше.

— Откуда такие сведения, Айше?

— Несколько дней назад, гуляя по саду вместе с Нарин, я заметила, что под виноградной лозой стоит Гюльбахар Султан и разговаривает с каким-то Агой. Разглядеть лица мне не удалось, однако Нарин рискнула подслушать их разговор. Они шептались, удалось услышать немногое.

— Так они говорили о мятеже?

— Намёки были намечены именно на мятеж, я больше чем уверена, что это произойдёт в ближайшее время, — сказала Айше. Симисшах улыбнулась.

— Я знала, что тебе можно довериться, Айше, — сказала Симисшах.

— Не зазнавайся, Симисшах, я сделала это лишь из-за того, что ты взамен моего шпионажа, пообещала охранять моего шехзаде. И за заботу, о которой я наслышана от Ахмеда, я благодарна.

— Не стоит благодарностей, Айше, ведь я понимаю, что потеря собственного ребёнка отнимает душу, — сказала Симисшах, — иди в хамам и поспи потом, ты устала с дороги. — Айше поклонилась и вышла из покоев. Зашла Фара, и поклонилась.

— Айше Султан что-то сообщила?

— Проследи, чтобы шпион, который был в Старом Дворце остался жив, — сказала Симисшах, подойдя к Фаре вплотную, — если Гюльбахар её поймает, нам всем придёт конец.

— Как прикажите, Султанша, — Фара поклонилась и вышла из покоев.

***

Близился вечер. Симисшах готовилась к тому, чтобы пойти на хальвет к Повелителю. Сходила хамам, приказала служанкам подготовить самое красивое платье, что есть, украшения и корону. Мурад ждёт её, а значит, нужно соответствовать титулу Султанши. Вернувшись в покои, Симисшах уже переоделась, подготовилась, как вдруг заходит Фара.

— Где ты ходишь, Фара? — удивилась Симисшах, — сегодня меня ждёт Повелитель, мне понадобится твоя помощь в выборе украшений, подай ту шкатулку, куда я складываю украшения, сделанные Мурадом. — Симисшах не успела отвернуться, увидела на лице Фары огорчение и смуту. — Что случилось, Фара?

— Султанша… — начала Фара, — я, пошла к Силахтару, чтобы сообщить о вашем приходе этим вечером, однако он сказал, что к Повелителю уже послали наложницу. — её слова стали как гром среди ясного неба. Мгновение, и на лице Симисшах застыл ужас. Мурад сам же предупредил её подготовиться к хальвету, а сейчас она узнаёт, что у него другая наложница? Симисшах нервно щёлкнула костяшками пальцев, и подошла к Фаре.

— Кого отправили к ней, Фара? — хатун молчит, — КОГО?! — уже громче спросила Симисшах.

— Михримах-хатун, — ответила Фара. — Ту служанку, которую вы отправили служить Кёсем Султан.

Симисшах попыталась удержаться на ногах, но внезапно села на тахту, чуть не потеряв сознание. Служанки всполошились и кинулись успокаивать госпожу, она не кричала, не плакала, а просто сидела и смотрела в одну точку, будто не живая, даже Фара не могла привести её в чувство. В одно мгновение, мир Симисшах рухнул, и она не знала, сможет ли подняться.

***

Утром Кёсем сообщили, что Михримах-хатун, по приказу Мурада, всю ночь была с ним, и завтракать тоже они должны вместе. Кёсем похвалила Лалезар-калфу за смекалку, и отослала её в гарем. Вскоре, к Валиде зашёл Хаджи Ага.

— Султанша, у меня плохие новости, — сказал Хаджи.

— Что могло случиться в такое прекрасно утро?

— Симисшах Султан… — прошептал Хаджи.

***

Симисшах так всю ночь и просидела, глядя в одну точку, даже не шевелясь. Когда Кёсем узнала об этом, то пришла, чтобы навестить невестку и узнать причину такого поведения. Зайдя в покои, Кёсем подтвердила слова Хаджи, Симисшах действительно неподвижно сидела на кровати, даже не моргала, просто сидела. Выгнав всех, включая Хаджи и Фару, Кёсем села рядом с невесткой.

— Симисшах, — позвала Кёсем, — что случилось, что ты так замерла? — ноль внимания. Симисшах даже глазом не моргнула. — Это из-за того, что Мурад позвал к себе Михримах-хатун? — вновь молчание, не живая будто. Кёсем тяжело вздохнула, и призвала Симисшах лечь к себе на колени. С момента становления Симисшах Султаншей, Валиде не обделяла её вниманием и старалась больше разговаривать с ней, но во время ссылки в Бурсе, Кёсем заметила явные перемены в поведении невестки, это её настораживало. А произошедшее вечером доказывает Кёсем, что Симисшах беспамятства влюблена в Мурада, как сама безумно любила, и любит до сих пор, покойного Султана Ахмета. Кёсем гладила Симисшах по волосам, ведь даже корону пришлось снять, Симисшах как была в том наряде, в котором планировала пойти на хальвет, в таком и осталась до утра. — Моя Симисшах, моя красавица… Тебе не зачем волноваться…. Любая хочет оказаться на твоём месте. Место рядом с Султаном в качестве законной жены- лучшая награда для любой фаворитки, а тебе повезло в том, что Мурад ещё и влюблён в тебя, и…

— Если он так влюблён…. То почему пригласив меня лично…. Потом зовёт к себе другую… — прошептала Симисшах. Наконец, она очнулась от сна, и смогла заговорить. — Зачем он делает мне, таким образом, больно, Валиде…

— Это закон гарема, Симисшах, — сказала Кёсем, — у тебя множество конкуренток, не стоит это забывать и не брать во внимание. Твоё преимущество в том, что ты единственная законная жена моего сына Повелителя. Эта честь досталась именно тебе, и никакой другой женщине, даже Айше не смогла добиться этого.

Слова Кёсем хоть немного, но улучшили состояние Симисшах. Чтобы удостовериться в хорошем состоянии невестки, Кёсем предложила ей позавтракать вместе, но Симисшах мягко отказала, ссылаясь на то, что она не хочет есть. Кёсем настаивать не стала и покинула покои, Симисшах ей поклонилась. Решив отвлечь себя от дурных мыслей, Симисшах вышла на виллу, и взяла книгу, чтобы почитать, оставалось лишь надеяться, что Мурад не придёт её «навестить», а просто забудет, как забыл на эту ночь.

В дверь постучались.

— Войди, — сказала Симисшах. На виллу зашла Фара. — Что случилось?

— Вас зовёт к себе Повелитель, — сказала Фара.

— Скажи ему, что мне плохо, и я не могу прийти, — ответила спокойно Симисшах, перелистывая страницу.

— Как прикажите, — поклонившись, Фара вышла из покоев.

Прошло около получаса, Симисшах так и сидела на вилле, читая книгу, как вдруг слышит сильный грохот в покоях. Ужаснувшись этому, заходит быстро внутрь и видит посередине комнаты Мурада. Сразу же поклонилась. Мурад стремительным шагом подошёл к ней.

— Как ты смеешь отказывать мне? — возмутился Мурад. — Я приказал тебе прийти, но ты сочла это не нужным, так? — Симисшах была ещё подавлена, и слабо соображала, а агрессивно настроенный Мурад забирал у неё все силы. — ОТВЕЧАЙ НЕМЕДЛЕННО.

— Я должна была согласиться, после того, как ты ночью был с другой? — спросила спокойно Симисшах, и подняла на мужа взгляд, — я была готова прийти, уже собралась выходить, но тут мне сообщают, что Повелитель находится с другой наложницей, тем более с той, которую я отправила Валиде Султан в служение.

— Я увидел её, и она мне приглянулась, и я решил принять её на хальвет, — сказал Мурад.

— Что ж, тогда тебе стоило и позвать её к себе, — сказала Симисшах.

— Кто ты такая, чтобы перечить мне, Симисшах?! — крикнул Мурад и буквально подскочил к ней, — откуда ты черпаешь эту дерзость? — и тут, Симисшах показала свой нрав, присущ Султаншам. Она гордо подняла подбородок и подошла к мужу.

— Я- Хасеки Симисшах Султан Хазретлери. Твоя законная супруга, ты дал мне статус, равный твоим сёстрам, благодаря чему я претендую на место в женском султанате Валиде Кёсем Султан. Я- свободная мусульманка, ты не смеешь мне угрожать!

Мурад явно не ожидал такой реакции на свои слова. Мало того, что Симисшах осмелилась отказать ему, так и дерзить себе позволила. Но, несмотря на это неуважение, в словах Симисшах была и доля правды, она- свободная женщина, и никто не смеет управлять ею, даже Султан Мурад, в этом её привилегия. Не став спорить, чтобы не сорваться на ней, Мурад спокойно развернулся и вышел из покоев. Симисшах недолго стояла на том месте, когда Мурад ушёл, Симисшах рывком опрокидывает столик, стоящий недалеко, и всё, что там находилось, упало на пол. Зарыдав громко, Симисшах схватилась за сердце и упала на колени, сжимая под собой персидский ковёр. Настолько быть униженной, что потом дерзить…. Наверное, только Симисшах осмелилась бы на это, особенно, перед Мурадом Кровавым.

Фара забежала в покои без приглашения, и как только она подошла к госпоже, та потеряла сознание.

— Лекаря! Немедленно! — закричала Фара.

***

Уже вечером, Валиде намеревалась навестить Махпейкер и уже направлялась к ней в покои, как вдруг из покоев Симисшах выбегает, будто на углях, Фара. Увидев Валиде, Фара поклонилась.

— Фара-хатун, что ты так носишься? — удивилась Валиде.

— Госпожа не приходит в себя, у неё весь день просидел лекарь! — сказала Фара, и, поклонившись, побежала дальше. Валиде не выдержала и зашла в покои.

Симисшах лежала на кровати без сознания, а рядом стояла лекарша, и осматривала её руки, ноги, щупала живот, затем что-то говорила помощнице, и та записывала в тетрадь. Когда Валиде подошла ближе, лекарша поклонилась.

— Что с моей невесткой? — спросила Валиде, — из-за чего она в таком состоянии?

— У госпожи случился нервный срыв, Валиде Султан, — сообщила лекарша.

— Инизар-хатун, расскажи всё, что было, — сказала Валиде второй служанке Симисшах.

— Повелитель приходил к Султанше, — сказала Инизар, — они повздорили, после чего Повелитель покинул покои. После этого мы с Фарой-хатун услышали грохот и забежали в покои. Султанша к нашему приходу разбросала всё, что было на столике, и даже шкатулку с украшениями, подаренные Повелителем, опрокинула. Когда Фара подбежала к Султанше, то она потеряла сознание, и мы сразу же позвали лекаря.

— Почему не сообщили сразу же? — возмутилась Валиде.

— Мы думали, что Султанша придёт в себя, но вот уже весь день так и не очнулась.

— О Аллах… — прошептала лекарша.

— Что такое? — Валиде подошла к кровати невестки. Служанки еле донесли Султаншу до кровати, видимо вначале попытались посадить, но сделали попытку уложить и получилось. На том месте, где якобы усадили Симисшах, было кровавое пятно. Закрыв рот рукой, Кёсем поняла, что Симисшах была беременна. — Она…

***

Мурад сидел в своих покоях и разбирался с какими-то бумагами, перелистывал документы, ставил печати на тех, которые принёс Силахтар. Он был так и занимался документами, если бы не бесцеремонный приход Кёсем. Она резко открывает дверь и проходит в покои. Увидев сына, сразу же подошла к столу.

— И ты смеешь назвать себя султаном? — возмутилась Кёсем. Мурад не понимал, что происходит.

— Валиде, объясните, что случилось.

— Мало того, что в ночь четверга, когда ты должен проводить это время с Симисшах, ты зовёшь мою служанку без моего ведома. Так ещё и после твоего разговора с ней, у Симисшах случается нервный срыв! — услышанное повергло Мурада в шок. — Но то, что я увидела, больше разозлило меня, вот из-за чего я пришла.

— Что-то хуже нервного срыва?

— У Симисшах после срыва случился выкидыш, — сказала Валиде.


Глава 22. Сила | Я - Симисшах | Глава 24. Достойная награда за преданность







Loading...