home | login | register | DMCA | contacts | help |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

Loading...


Глава одиннадцатая

Хелен была последней. Сотый номер. Она шла и боялась что-нибудь перепутать.

Так. Первое – выйти из дворца. Лакеи в золотых ливреях с поклоном отворили тяжелые двери, украшенные искусной резьбой и драгоценными камнями.

Дальше - остановиться на первой ступеньке, поклониться присутствующим и изящно сойти вниз, чтобы присоединиться к остальным участницам.

На мгновение герцогиня Адорно замерла: сад, который еще вчера ей так не понравился, этим вечером превратился в сказку! Золотые фонарики теплыми звездами подсвечивали сумрак. Все казалось таким прекрасным! И замысловато подстриженные деревья, и белоснежные статуи, и девушки в одинаковых золотистых нарядах…

Хелен вздрогнула. Вспомнила, во что эти самые девушки превратили ее книги. От ненависти закружилась голова. Она вдруг испугалась, что упадет, но все обошлось.

Хвала зельеварам…

Кавалер протянул ей руку и сжал пальцы так, что у Хелен слезы навернулись на глаза.

- Если бы не жребий, я бы и близко к вам не подошел, - прошипели ей в самое ухо.

Девушка удивленно посмотрела на того, кто вел ее к положенному месту.

Этим вечером в саду разыгрывалось целое представление. У каждой претендентки на руку и сердце принца был свой кавалер, свое место во время общего танца, свой фасон золотого платья, и так далее и тому подобное…

- Как вы смеете интриговать против Лиллиан! Да вы мизинца ее не стоите!

Ее реверанс в сторону их величеств, его низкий поклон.

Хелен посмотрела на молодого человека, по всей видимости, влюбленного в несчастную и прекрасную Лиллиан, против которой она строит козни и плетет интриги…

Зельевары, за что ей все это?!

Нежная струнная музыка поплыла над парком, танцмейстер вышел на середину площадки – показывать первые па. Дамы и кавалеры склонились друг перед другом, вверх взмыли руки, скрестившись запястьями в лунном свете – вечер начался.

Наверное, если бы Хелен видела все это со стороны, подобно улыбающейся королевской чете, ей бы понравилось. Но - увы. Она не зритель. Она – непосредственный участник всего происходящего. К сожалению.

Ее партнер ядовито шипел на ухо о том, насколько прекрасна его недосягаемая дама… Конечно, недосягаемая! Дочь премьера, которая нацелилась на принца. И он – небогатый дворянин… Вот только она-то тут при чем?!

Ладно, зельевары с ним… Главное - не сбиться с ритма. Вовремя понять, какой рукой что делать и с какой ноги куда шагать!

И раз-да-три, раз-два-три, раз…

Ее величество улыбалась. Когда-то она встретила молодого принца на точно таком же балу! Как Патрик похож на Альберта! У того было точно такое же недовольное лицо. Правда лишь до того момента, пока они случайно не оказались друг против друга…

Ее сердце омрачало лишь то, что сын, казалось, совершенно никем не был увлечен. Сейчас Патрик танцевал с баронессой Эстой. Очень славная, серьезная девушка. Среди танцующих был и герцог Скалигерри. Этот так же, как и Патрик ненавидел танцевать. И почему мужчины не любят танцевать? Это так… мило. С кем там кружится секретарь его величества? О как… Лиллиана Тиберин.

В последнее время Тиберины вели себя просто недопустимо. Всего им было мало: денег, земель, почестей. Когда-то поддержав короля, они беспрестанно об этом напоминали.

Когда погибла Адорно, семья премьера рвала состояние герцогини на куски. Королева Мария вздохнула – они закрыли на это глаза по политическим соображениям. И, как бы ей самой не хотелось поступить тогда иначе, делать этого было нельзя.

Однако Тиберинам и этого оказалось мало. Теперь они – и премьер это сказал открытым текстом на заседании совета министров – желают (именно так – желают!) породниться с королевским домом.

Она перевела взгляд на Лиллиан. Красивая. Изящная. Но этот капризный рот, этот алчный, злобный взгляд… Бедное дитя! Кто знает, вырасти девушка в других условиях, была бы ее душа терпимее к окружающим?

Тиберинов надо укорачивать! Но как это сделать, чтобы не ввергнуть королевство в смуту?

Ночь. Луна. Золотые фонарики, золотые платья, изящные позы, легкие движения. Красиво! Взгляд снова натолкнулся на Скалигерри. Иной раз королеве казалось, что секретарь мужа воплощает в жизнь замысловатый план, где все они – фигурки на шахматной доске. От этого становилось страшно. Однако если бы ее спросили, кому она доверит жизнь единственного сына, это, пожалуй, единственный человек во всем королевстве не считая, конечно, Альберта. Да и король доверяет ему абсолютно. Она это знала…

Северная магиня вздохнула, отгоняя мрачные мысли, стараясь сосредоточиться на парах. Кто-то двигался легко. Кто-то все время сбивался с ритма. Кто-то старался, а кто-то был небрежен. Справа донеслось сладкое посапывание. В такт музыке. Ее величество бросила взгляд на супруга. Ну, понятно. Мягкое кресло. Спокойная музыка. Спит!

Это же не его обожаемые лошади!

Королева взмахнула рукой, подавая знак дирижеру. Несколько тактов – и музыка смолкла. Пары поклонились.

Лиллиан Тиберин направилась к принцу Патрику, игнорируя и своего партнера, и баронессу Эсту...

Ее величество покачала головой. Поднялась. Краем глаза заметила, что король повторил ее движение – не просыпаясь, что ли?!

- Мы благодарим вас за чудесный танец! Было истинным наслаждением наблюдать за вами! – зазвучал голос ее величества. – И хочу объявить о том, что в планы на шестой день мы привнесли изменения. После обеда будет представление иллюзий! Каждая участница отбора должна показать нам воплощение своих идей.

Было забавно наблюдать за реакцией девушек. На самом деле, во дворце не было тех, кто не учился бы в магических академиях. Следовательно, иллюзию – пусть даже самую простенькую – каждая из участниц была в состоянии организовать. Но…

У кого-то лица вспыхнули надеждой – вот она, возможность показать себя. Дочери торговцев нахмурились и поджали губы – должно быть, подсчитывали, где что можно купить. Глаза аристократок гневно вспыхнули – ярче фамильных бриллиантов!

- На мероприятия расписан каждый час. Когда этим заниматься?! – процедила Лиллиан.

- У вас шесть дней, - удивленно посмотрела на нее королева. – На мой взгляд – более, чем достаточно.

- Однако… вы пригласили нас во дворец на празднования и балы. И я не понимаю…

- Вы отказываетесь выполнять приказ ее величества? – с нежностью посмотрел на дочь премьера Скалигерри.

- Конечно, нет, но…

- Довольно, - оборвал девушку король. – Или извольте подчиняться распоряжениям, или покиньте дворец.

Лиллиан низко склонилась перед королем и королевой:

- Прошу прощения за необдуманные слова.

- Прощаю! И желаю танцевать с ее величеством! - прогрохотал выспавшийся король.

Зазвучала музыка, и пары присоединились к правителям.

- Почему вы со Скалигерри не дали девице Тиберин наговорить на ссылку? – тихо спросила королева Мария у супруга.

- Потому что она нужна нам во дворце. Меня не она интересует. А ее отец.

Музыка, наконец, стихла, и Хелен вздохнула с облегчением. От обвинений поклонника Лиллиан болела голова. Зато слова ее величества девушку скорее обрадовали. Конкурс иллюзий! Это же замечательно! Осталось понять, где она возьмет очень и очень дорогостоящие ингредиенты, потому что на ее задумку их надо много.

И дело не в том, что она хочет выиграть. Зачем? Патрик и так уже сделал ей предложение. Дело не в этом. Просто… Иллюзии – ее страсть!

А вот, кстати, и одна из них… Ну, здравствуй!

Золотистый голенький карапуз с крылышками, не больше ее большого пальца, порхал у самого лица, отчаянно делая знаки, означающие, что им срочно нужно уединиться. Это… впечатляло! Придать иллюзии столько осмысленных движений… Потрясающе! По схеме – ничего сложного, но ингредиенты!

Стараясь не терять иллюзию из виду, Хелен отошла в сторону, за деревце, выстриженное в форме дракона. Карапуз сорвал лист побольше, дунул на него, и появились слова. Хммм… Изящно, ничего не скажешь. И снова этот голый и крылатый… Она обязательно выяснит, кто же это! Карапуз исчез, а герцогиня, подсветив себе созданным магией светлячком, прочла.

«Учитель Хелен!

Прошу прощения за трусость, но подойти к вам сейчас – противопоставить себя всем остальным девушкам во дворце. Мне стыдно, но … поймите, меня, пожалуйста.

Графиня Лиллиан Тиберин объявила бойкот герцогине Хелен Адорно. Ее поддержали практически все. Здесь есть магини, сохраняющие нейтралитет (в том числе и я), но на открытую поддержку не решится никто.

Хелен! Вас хотят подставить. С каким-то фамильным перстнем. Подбросить вам и обвинить в краже. Этого не слышал никто. Только я – случайно.

Будьте осторожны и… Простите меня за малодушие».

Почерк был знакомый. Перед летней сессией она выручила студентку из группы Дарии. У девочки упорно не получались отменяющие заклинания, и Хелен взялась помочь. Как же ее звали? Нет… не помнит. И почему она ее не узнала? Хотя, узнать кого-то среди ста разряженных татуированных девиц – весьма проблематично.

Родители девочки более чем состоятельные, Хелен тогда хорошо заплатили, и они с Дарией протянули какое-то время. Бывшая ученица пыталась ее предупредить. Потому что не смогла. Бедная девочка…

- Надеюсь, вы прячетесь не от меня?

Хелен вздрогнула, услышав знакомый голос.

- Руку!

И герцог Скалигерри стремительно, но аккуратно (не сказать нежно) взял ее за руку.

- Зачем? – отмерла Хелен, пока сильные мужские пальцы ощупывали ее кисть.

- Этот невежда чуть не сломал вам ее! – прошипел герцог. – И он за это заплатит, не будь я…

- Не надо, - прошептала девушка. – Не надо скандала.

- Вы правы, - Герцог Скалигерри склонился, коснувшись губами ее ладони.

- Зачем это? – не выдержала Хелен. - Вы же приходили год назад, чтобы убить меня. Потому что король Альберт думал, что это я приворожила принца Патрика.

Скалигерри вздохнул.

Не мог же он ей сказать, что приказа еще не было. И он пришел, чтобы еще раз ее увидеть. Потому что знал – что бы ни натворила эта хрупкая девочка, он не сможет причинить ей вред. Не сможет выполнить королевский приказ об устранении. Первый раз в жизни…

- Когда вы пришли… Это же было дыхание смерти, - прошептала она. – Я почувствовала. Это было жутко. Страшно…

- Простите меня.

- Вы знаете, в тот момент, когда я открывала вам дверь, до того, как посмотреть в глаза… Я ведь думала, что вы пришли за тем… Мне показалось, что…

Она не поняла как, но отчего-то оказалась близко-близко, практически в объятиях.

- Пустите!

Скалигерри вздохнул. Сделал шаг назад. И только сейчас заметил, что девушка прижимает к себе темно-зеленый лист с пляшущими на нем золотыми буквами. Какая… пошлость!

- Кто-то решил признаться в том, что сражен вашей красотой? – ухмыльнулся секретарь его величества.

Хелен молча протянула письмо. Однако то, что глаза мужчины вспыхнули самой настоящей ревностью, не ускользнуло от обладательницы голубого плаща. Так-так… Интересно!

- Вот даже как! – радостно улыбнулся королевский секретарь. – Малышка Лиллиан перешла в решительное наступление! Так это же просто замечательно!

Хелен нахмурилась.

- Давно пора вернуть вам драгоценности матери!

Хелен хотела спросить, что он имеет в виду, но тут над герцогом снова появился золотистый карапуз. Отчаянно работая крылышками, упитанный младенец натянул крошечный лук, выпустил стрелу (ни больше булавки!) королевскому секретарю в спину, и исчез…

И…как это понимать?



предыдущая глава | Женить принца | Глава двенадцатая







Loading...