home | login | register | DMCA | contacts | help |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

Loading...


Глава семнадцатая


- Где. Я? – дрогнули губы Хелен.

- У меня.

Голос Скалигерри звучал тихо. Мужчина тенью тонул в кресле возле кровати, и Хелен никак не могла понять – есть он там на самом деле или нет.

- Что?..

- Случилось?

Хелен кивнула.

- Вы потеряли сознание. Лекарь Гаральд скоро будет. В данный момент он находится у его величества, но вестника я отправил.

- Король?

- Язва. Его жизнь вне опасности.

- Мой саквояж.

- Я прикажу слугам, - поднялся Скалигерри, - но… взрыв.

Девушка вздохнула:

- Мне надо выпить зелье.

- Скажите, какое. Я распоряжусь – его доставят.

Хелен едва заметно усмехнулась:

- Такое больше никто не варит.

- Да что с вами?

- В моей комнате во дворце был еще пузырек, - вспомнила Хелен.

- Вы больны?

- Я же вам говорила.

- О чем?

- Что от вас веяло смертью.

- Говорили. У вас очень поэтическая, тонкая натура.

- Какая «натура»?! – морщась от боли девушка с усилием приподнялась на кровати. – «Смерть» - это название целого вида заклятий, а, точнее, проклятий! Угадайте, почему они так называются?

Она так разозлилась, что ей даже легче стало. Теперь очертания комнаты стали более четкими. Скалигерри сидел в огромном голубом кресле. Серый на голубом. Красиво. Она любила это сочетание.

Интересно, почему герцог сутками напролет не снимает личины? Худой, невзрачный человек в неизменном сером одеянии. Ниже ростом, чем на самом деле. И гораздо менее привлекательный. Чтоб быть незаметным? Наверное, он прав. Его должность… Так намного удобнее.

И потом… Взять хотя бы тот факт, что сто незамужних девиц бегает по дворцу в поисках жениха. Да покажись он во все своей красе… Да…

- Вам стало хуже? – герцог не сводил с нее тревожного взгляда.

- Нет.

- То есть, вы все это время считали, что я… пытался вас убить? – его голос был тихим, но твердым.

- Сначала – да. Весь год. Но потом, уже во дворце, я подумала… Вы так ответили на мой вопрос о том, накладывали ли вы на меня заклятие, что… Я уже не знаю, что и думать!

- Думать надо о здоровье! – назидательно проговорили с порога. – И о всяких приятных вещах, как и положено молодой прехорошенькой барышне.

- Добрый вечер, мэтр Гаральд.

- Герцогиня Адорно, - зельевар заставил себя улыбнуться, чтобы подбодрить больную. - Стало хуже?

- Боюсь…да.

- А зелье противодействия?

- Приходиться пить чаще.

- Что пить? – спросил Скалигерри у придворного лекаря.

Эти двое – придворный лекарь и Хелен, явно знали друг друга. А еще они оба знали что-то такое, чего не знал он, Секретарь его величества, влюбленный в герцогиню Адорно. Лекарь замялся и вопросительно посмотрел на Хелен.

- Поймите меня. Игнорировать прямые вопросы личного секретаря его величества… я не вправе.

Хелен перевела взгляд на Скалигерри. Несколько минут они смотрели друг другу в глаза. Не отрываясь.

- Хорошо, - наконец прошептала девушка. – Рассказывайте. Я бы и сама, но… Трудно. Говорить.

- Вам нельзя напрягаться!

Вошел слуга и с поклоном протянул Хелен синюю склянку.

- Благодарю, - герцогиня выпила лекарство и спустя минуту порозовела.

Скалигерри выдохнул с облегчением и вопросительно уставился на зельевара.

- Заклятие «Дыхание смерти». Мой друг, профессор Вальпнер, обратился ко мне с просьбой. Зелье противодействия удалось сварить лишь совместными усилиями. Помощь самой герцогини Адорно при этом была просто неоценима. Мои комплименты, Хелен, - лекарь поклонился. – Можно сказать, она спасла саму себя! К сожалению, отменить заклятие нельзя. Я, Вальпнер, даже Олеф – работаем над этим, но пока, увы, безрезультатно. Зелье помогает лишь на время. И если сейчас его приходится пить чаще – это плохой знак…

Скалигерри побледнел так, что лекарь хотел было предложить ему успокоительного, но отчего-то все же не решился.

- Как вы теперь себя чувствуете? – секретарь склонился над девушкой.

- Мой… саквояж? – тихо спросила герцогиня Адорно.

- От него ничего не осталось. Вы же помните, что произошло.

Хелен закрыла глаза, понимая, что не сможет сдержать слез. Сколько ингредиентов! Некоторые, без преувеличения, на вес золота. Сколько склянок с готовыми зельями. А… чешуйки дракона…

Остались, конечно, кое-какие зелья в шкафу. Там, где поселилась Дария. И те она перебила (правда, как бы она не злилась на сестру, а все же выбирала что попроще).

- Хелен! Что с вами! Вам плохо? Гарадьд!

- Саквояж… Ингредиенты…Там было все самое ценное!

- Ценное - это ваша жизнь, - отмахнулся королевский секретарь. – Просто составьте список всего, что вам необходимо.

Эта небрежность больно царапнула Хелен. Значит – просто составить список! И все. Так просто…

Годы экономии и подработок. Годы без отпуска, а из роскоши – содержание Грома, потому что отказаться еще и от него – немыслимо. И…

- Не злитесь, - поцеловал ей руку Скалигерри, почувствовав, что проявил бестактность. – Я просто хочу помочь. И не хочу, чтобы вы плакали – вот и все.

Лекарь смотрел на девушку хмуро. Он видел, как она измучена, как проклятье выгрызает энергию магини изнутри. Очень сильной магини! Хелен Адорно – талант! Брильянт… И он, увы, ничем не может ей помочь. Лекарства, способного исцелить – попросту не существует! Во всяком случае, пока…

- Гаральд, - обратился к нему Скалигерри, - а какой активный компонент в зелье?

- Чешуйка золотого дракона. Видите ли…

Лекарь пустился в подробности перечисления формул и порядка работы с ингредиентами, а королевский секретарь задумался.

- Значит, золотой дракончик.

Скалигерри почесал длинный нос, который на самом деле был вполне пропорционален и даже мужественен. Во всяком случае, Хелен так казалось. Ведь для мага уровня голубого плаща снять вуаль личины не сложно...

– Ага. Скажите Гаральд, когда герцогиня сможет вставать?

- По самочувствию. Усиленное питание. Обязательно. Прогулки на свежем воздухе. Только не переутомляться.

- Отлично.

- Я… хотела сказать, - Хелен села на кровать.

- Лежите! – Скалигерри заставил ее вновь откинуться на подушки. – Не вставайте! Еще рано. Вы должны набраться сил. Сейчас подадут еду. А завтра утром нас с вами ждет весьма занимательная прогулка.

- Я вижу, вы в надежных руках, Хелен – лекарь улыбнулся. – Если я понадоблюсь, - поклонился он королевскому секретарю.

- Благодарю вас, Гаральд. Идите.

Дверь за зельеваром закрылась, и Хелен продолжила:

- Это я виновата в том, что произошло. Я готовила иллюзию к предстоящему вечеру и ошиблась в расчетах.

- Хорошо, хорошо. Не волнуйтесь.

Но девушка волновалась, и скрыть это было невозможно. Она перестала дышать, сжимая края простыни побелевшими пальцами.

- Хелен! Храни нас зелья, да что с вами?!

- Вы… отправили вестника…

- Да. Я отправил вестника. И не просто, а с использованием скрытного заклинания. Вы не должны были этого заметить. Но вы заметили. Голубой плащ зельевара принадлежит вам по праву, - и герцог, слегка улыбнувшись, поклонился.

Повисла пауза. В полной тишине королевский секретарь на какое-то время задумался, затем решительно отодвинул край одеяла и, усевшись на кровать, взял ледяные ладошки герцогини в свои:

- Хелен. Я буду с вами откровенен, потому что это единственный способ вас успокоить. Тем более что я уже был наказан за свою нерешительность – вы подумали, что я бросил на вас «Дыхание смерти». Но это не так. Я знаю, что ошиблись не вы, а ваша младшая сестра. Обещаю - никто не узнает. Поверьте же, наконец, Хелен… Я не враг ни вам, ни вашей сестре.

- Тогда зачем скрывать, кому вы отправили вестника?

- Я отправил его в Хрустальную долину, Олефу Дурдню.

- Зачем?

- Предупредить, что завтра мы с вами навестим его и пробудем в Радужных горах дня три. Вы были там когда-нибудь?

- Нннет…

- Но вам бы хотелось?

- Покажите мне зельевара, которому не хотелось бы!

- Вот и прекрасно. Что касается вашего вопроса – зачем скрывать? В данном случае, действительно, незачем. Просто… привычка.

- Простите. Вам, должно быть, не просто…

- Отдыхайте, Хелен. Завтра – трудный день.

Он уже уходил, когда она все же окликнула:

- А…

- Да, Хелен?

- А… как мы туда попадем? В долину? Туда же верхом не меньше недели. Думаете, я выдержу?

- Не скажу! Это – сюрприз. Что-нибудь еще? Поверьте, Хелен, мне очень не хочется покидать вас… Но, к сожалению, дела.

- Дария… Боюсь оставлять сестру одну.

- Отдыхайте. А я займусь тем, чего вы делать не умеете.

- Не умею?

- Совершенно не умеете. Пойду просить помощи. Кто-то же во дворце должен смотреть за всем этим безобразием, пока я буду в отъезде. А заодно и за вашей сестрой.

- И кто же это?

- Мама.

Королевский секретарь ушел, и Хелен осталась одна. Она лежала и думала. О Радужных горах и Хрустальной долине, о разноцветных драконах и Олефе Дурдне, о том, как хорош собой герцог, если скинуть с него вуаль личины, и о том, как хорошо, что он знает о Дарии и не выдаст…

Знает. Стоп… Когда ей стало плохо, Скалигерри был рядом. А что если он… все слышал?

И краска залила хорошенькое личико герцогини…



предыдущая глава | Женить принца | cледующая глава







Loading...