home | login | register | DMCA | contacts | help |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

Loading...


Глава тридцать пятая


- Что за сеанс разоблачений вы только что устроили? Прилюдно! – его величество, как только они перешли в кабинет и слуга с почтительным поклоном закрыл за ними двери, жестом пригласил всех присутствующих сесть.

Хелен Адорно и герцог Тиберин смотрели друг на друга с нескрываемой ненавистью. Ненависть висела в воздухе, звенела в ушах, била в виски, не давала дышать.

Король покачал головой, позвонил в колокольчик и приказал принести коньяку. Слуга, натолкнувшись на гнев в глазах его величества, поклонился и исчез.

В личном кабинете его величества повисло молчание. Король молча посмотрел на секретаря. В ответ молчаливому приказу Скалигерри открыл массивный перстень на левой руке в виде головы змеи и голубоватый дым тонкой струйкой поплыл к двери. Повис в воздухе, задумался на мгновение и ловко свернулся внутри замочной скважины.

- Нас никто не услышит. Ни один звук не выйдет за пределы кабинета, и никто из вас не сможет передать то, что услышит здесь и сейчас, кому бы то ни было, - тихо произнес королевский секретарь.

- А вы не так просты, как кажетесь, герцогиня Адорно! – Тиберин, прищурившись, смотрел на Хелен. – Подвести глупышку Лиллиан под оскорбление трона. Неплохой ход! Однако ничего не выйдет…

Хелен лишь покачала головой. Вздохнула. Стоит ли пытаться разговаривать с человеком, который ее просто не слышит? Доказывать? Оправдываться? Стоит ли?

- Не стоит обвинять в чем-то Хелен, - услышала она голос Скалигерри. – Зелье подменил я.

- Что?! – премьер-министр побледнел так, что Хелен привстала и подалась вперед, в искреннем порыве помочь.

- То, что слышали, Тиберин, - кивнул король. – С моего ведома.

- Ваше величество?!

- Не стоит удивляться, - продолжал Скалигерри, - Во-первых, все во дворце происходит с одобрения его величества, и это, на мой взгляд, более чем логично, не говоря уже о том, что ожидаемо. Ваша дочь никак не могла усвоить эту простую истину. Лиллиан Тиберин разгромила комнаты Хелен, все это время с ее стороны не прекращались интриги против девушек. Юная графиня даже пыталась опоить принца Патрика зельем принуждения…

С каждым словом королевского секретаря премьер бледнел все больше и больше. Казалось, ему нечем дышать…

- Что же касается последней выходки с подменой зелий, то мы просто восстановили справедливость. Каждая откроет тот пузырек, который принесла с собой. Лиллиан это уже сделала. Ее иллюзия - это скандал. Я мог бы избежать публичного унижения. Мог бы просто подменить картинку на что-нибудь безобидное. Не портить праздник. И, честно говоря, серьезно раздумывал над подобным вариантом. Но Лиллиан перешла все допустимые границы дозволенного. И тогда его величество…

- Умоляю, не продолжайте, Скалигерри… Нет! Зельевары… Я же приказал ей… - герцог Тиберин сжал виски обеими руками.

- К сожалению, - вздохнул королевский секретарь, - ни вас, ни меня, ни даже его высочество принца Патрика, наследница рода Тиберин не услышала. Мне жаль. Искренне.

- Девушка не под воздействием? Это исключено? Вы проверяли? – быстро, будто очнувшись, спросил король.

- Надо проверить, - Хелен сжала подлокотники кресла, в которое вжалась так сильно, будто кто-то страшный, огромный, злой и невидимый навис сверху.

Премьер с грустью посмотрел на девушку. Их взгляды встретились, и Хелен вдруг поняла, что Тиберин ни на секунду не верит в то, что Лиллиан еще можно спасти.

В глазах этого усталого, несчастного человека плескалась боль. Боль и ненависть. Вся его ненависть к ней, Адорно, заключалась в том, что он понимал, осознавал, но не мог принять благородство ее души, искренность поступков, чистоту помыслов и преданность короне. Талант. Мужество. Все то, что он так отчаянно желал видеть в собственной дочери, все то, чего в душе графини Тиберин не было, и никогда не будет. Виноват ли он в этом? Он не знал. Но именно за это до зубовного скрежета ненавидел старшую рода Адорно!

- Мы отправим вашу дочь в Радужные горы, к магистру Олефу Дурдню. Графиня Тиберин будет выполнять тяжелую работу – служащие придумают, что именно. Девушка будет под надзором полиции, - проговорил король Альберт.

Премьер поклонился. Не тюрьма, не казнь! Изгнание… Великая милость! Теперь он в долгу. Пожизненно…

Дверь распахнулась, слуга вкатил столик с алкоголем, фруктами и пирожными. Вышел. Скалигерри разлил по кубкам густой, темный напиток. Герцог посмотрел на невесту. Бледная. Все эти волнения – не то, что нужно Хелен. Когда все это закончится он возьмет ее на руки и будет качать, баюкать, петь песни, шептать признания в любви.

Потерпи, Хелен. Потерпи, любимая…

- Все началось пятнадцать лет назад, когда Олеф Дурдень и его студенты нашли Хрустальную долину в Радужных горах, - голос короля заставил вздрогнуть.

- В страну хлынули деньги, - продолжил секретарь его величества, - Доселе немыслимые. Появились новые возможности для зельеваров. Безграничные! Конечно, это не могло не привести к злоупотреблениям.

- Однако нарушить закон было не так-то просто! Верховный судья – герцог Скалигерри, - король кивнул, показывая, что надо бы разлить еще по коньяку.

- И ваш отец, - премьер благодарно принял бокал у Скалигерри, сделал глоток и, наконец, вздохнул более свободно, - никогда бы не позволил никому развернуться с зельями принуждения…

- Мой отец погиб. Вместе с моими братьями, - королевский секретарь опустил голову.

- Именно, – король нахмурился. – Скалигерри до сих пор думают, что к их гибели причастны либо Тиберины, либо Адорно.

- Что?! – хором вскричали Хелен и премьер.

- Я терпелив, - почти шепотом отозвался герцог. – Только тогда, когда я найду неопровержимые доказательства чьей-либо вины…

- То есть, - премьер взял себя в руки быстрее, чем Хелен, которая смотрела на жениха с ненавистью. – Верховного судью убили, обставив все таким образом, чтобы начать вендетту семей, поддерживающих трон?

- Вы удивительно проницательны, жаль только, что поздно, - вздохнул король. – Однако, кем бы ни был этот злой гений, он не учел терпеливости и дотошности младшего сына покойного герцога.

- Моего стремления найти истинно виновных, – блеснули глаза королевского секретаря.

- Мы заключили договор, - его величество покрутил в руках бокал. – Младший рода Скалигерри становится моим доверенным лицом, я же даю ему полную свободу, когда мы узнаем, кто виновен в смерти его отца и братьев.

- То есть, - премьер с силой сжал кубок, – Гибель Верховного судьи не привела к тем результатам, на которые надеялся наш враг?

- Получается, что нет, - король протянул бокал Скалигерри, чтобы тот его наполнил. – Однако поиски успехом не увенчались. Пока…

- Ради той же вендетты уничтожили и мою семью? - прошептала Хелен, не вытирая слез.

Мужчины молча кивнули.

- Адорно погиб, - опустил голову король.

- Учитывая ошибку прошлого, заговорщик решил сделать кровниками Тиберинов и Адорно.

- Мама была под приворотным зельем, - сжала руки в замок Хелен.

- Но и мой брат – тоже! – обернулся в ее сторону Тиберин.

- Никогда не замечала такого! Отчим…

- Вы были слишком юны и не опытны. Девчонка, студентка, что вы могли заметить?! Ваш магический потенциал на тот момент еще не раскрылся. Я заметил! Не говоря уже о том, что мы обратились за помощью, - премьер взял себя в руки и с непроницаемым лицом смотрел прямо в глаза девушке. – Это поставило нашу семью практически на грань разорения, но мы заплатили. Брату дали перстень. В него добавляли зелье, которое надо было обновлять раз в месяц. И он…

- То есть вы хотите сказать, что все эти годы мой начальник Тайной канцелярией… не в себе?! – от возмущенного голоса его величества задрожали стены.

- Но… он… взял себя в руки. Он даже пережил смерть герцогини Адорно. Хотя все считали, что это – просто невозможно.

- К кому… - мягко спросил Скалигерри. – К кому вы обращались за помощью?

- К профессору Вальпнеру…

Хелен горько усмехнулась.

- Ректор академии, маркиз Рнарокко, сказал, что это – невозможно. Дурдень… И странный он, и не доверяю я ему. От него мы добились только того, что зачарованного надо везти к драконам. И все!

- Вальпнер бежал. Профессор пытался отравить лошадей перед скачками. И… убить Хелен, когда она, даже под угрозой смерти, отказалась с ним сотрудничать, - Скалигерри безжалостно чеканил слова в тишине.

- Что?! – вздрогнул Тиберин. – А почему я об этом не знаю? И Ранс?! Он начальник Тайной канцелярии…

- Мы молчали, потому что были уверены, что вы в сговоре… - нахмурился король.

- Что же изменило ваше мнение? – лицо Тиберина вдруг приобрело землистый оттенок, он вскочил. – Что?!

Король устало кивнул на графин с коньяком.

- Сядьте и успокойтесь, - холодно проронил его величество. – Коньяк с зельем правды пили все, кто был в этом кабинете. И я в том числе! Надо было давно собраться всем месте. Тайн было бы меньше, а уничтоженных врагов – больше!

- И мы бы вспомнили, что сила королевства зельеваров – в троне, который поддерживают три великих рода, - прошептала Хелен.

В дверь осторожно постучали.

- Да, - недовольно откликнулся король.

- Вы приказали сообщить, когда подойдет очередь сотого номера, ваше величество.

- Вы в настроении показывать вашу иллюзию? – обратился король к Хелен.

- Да, - решительно поднялась герцогиня. – Теперь – больше, чем когда бы то ни было.



предыдущая глава | Женить принца | cледующая глава







Loading...