home | login | register | DMCA | contacts | help |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

Loading...


Глава седьмая


Наконец Хелен добралась до своих апартаментов. Не раздеваясь, упала на кровать. Мама была бы недовольна, конечно, но… Сейчас ее никто не видит, а она так устала! Хочется закрыть глаза, выбросить из головы все мысли…

- Хелен! О, прекрасная, прекрасная Хелен! Пожжжжаааалуйстаааа!

Девушка вскочила, будто ее ошпарили вытяжкой хрустальной пыльцы. Редкая и очень опасная вещь. Очень дорогая. Но сей      час не об этом…

- Ты?!

- О Хелен! Пожжжжалуйстааа, выходи за принца Патрика! Он так несчастен, пожалей его, Хелен!

Зельевары, этого не может быть! Иллюзия восстановилась. Прошло, наверное, часа три, не больше. То есть этот крылатый и голенький будет пищать тут вечно?! Ну уж, нет! Она, знаете ли, тоже кое-что может!

Лучшая ученица профессора Вальпнера уже взмахнула руками, и тут… В дверь постучали. Зельевары, как не вовремя! Девушка привычно щелкнула пальцами, и иллюзия с легким хлопком исчезла, рассыпав по пурпурному покрывалу кровати золотые звездочки. Какая… пошлость!

- Герцогиня? Я по поручению ее величества… - послышалось за дверью.

Хелен вздохнула, поправила волосы, выпрямила спину, взмахом руки разгладила складки на кровати, и пошла открывать. Ей помешали, а это значит, что пискун с золотыми стрелами появится опять! Это раздражало…

- О! – поприветствовал ее некто.

Высокий. Стройный. Даже… изящный. Слишком изящный. Ну… для мужчины. Одет незнакомец был в черную блестящую кожу. Зельевары, это что… корсет?! На мужчине? Ядовито-синие волосы воинственно топорщились с одной стороны, с другой же мягко струились до плеч. Руки в перчатках без пальцев. Длинные синие ногти в тон волосам…

Но больше всего Хелен заинтересовала трубка. Длинная, тонкая, с несколькими отверстиями. А дым! Он был разноцветным, а колечки в воздухе превращались в удивительные цветы. Пахло ванилью и леденцами. Чудеса!

Накрашенный синей помадой рот этого… чудика сложился в трубочку, и, выпустив стайку колечек (на сей раз они превратились в птичек) в последний раз, произнес:

- О!

Мужчина (Хелен, правда, не была в этом окончательно уверена, но, наверное, все-таки мужчина…) обошел вокруг девушки.

– Зельевары, какой ужас!

И Хелен, наконец, поняла, кто это! Ну, конечно же! Королевский портной.

- Что с волосами, детка?!

Хелен на всякий случай потрогала свою прическу. Казалось, все было на месте. Аккуратно уложенные косы. Волосы чистые. Расчесанные. Что еще нужно? И девушка вопросительно посмотрела на мастера.

- Так не ходят уже лет пятнадцать как! – возмущенно откликнулся тот, сердито выпустив дым алого цвета.

Колечки рассыпались крошечными язычками пламени. Красиво. Хелен нестерпимо захотелось сосредоточиться, считать расчеты иллюзии и сравнить с той, что… Вот что-то ей подсказывало, что… Но… Нет! Нет, Хелен! Это неприлично. С тобой же беседуют! Мама была бы в ужасе, прояви она и в самом деле подобную бестактность. Жаль…

– И платье?! Где вы его откопали?!

- В магазине.

- О! В… Где?! В ма-га-зи-не? Какой ужас! Потом расскажете, что это был за магазин. Я попрошу ее величество закрыть его! В королевстве не должны продавать такое…

- Слушайте, - нахмурилась Хелен. Но портной не дал ей продолжить.

- Все ясно! Я берусь за вас! К сожалению, приказы ее величества не подлежат обсуждению.

- Прекрасно. Но я бы попросила…

- Молчите! – заломил изящные руки портной. – Молчите! С вашим кошмарным вкусом… О! Лучше – молчите!

Личный портной ее величества подошел к столику, небрежно стряхнул разноцветный пепел на лист с расчетами писклявой иллюзии (хорошо не посмотрел, что там!), изящно опустился в кресло и уставился на герцогиню с нескрываемой жалостью…

- Послушайте, я…

Но мастер уже рисовал. Альбом и уголь появились в его руках словно из воздуха! Опять чудеса… А ведь ее не так-то просто удивить, между прочим! Нет, она, конечно, понимает, как он это сделал. При желании даже может, наверное, начертить схему, но…

Был во всем этом какой-то особый шик. Класс. Артистичность. Небрежность. Что-то… Что-то неуловимое и… располагающее к себе.

Тем временем стилист, слегка нахмурившись, уже наносил резкие, размашистые линии. Заскрипел уголь.

Хелен не выдержала. И хотя это было не очень-то вежливо, тихонько подошла сзади и заглянула синеволосому через плечо. Он, кстати, тоже вел себя… Весьма резко и вызывающе, так что…

Зельевары… Это… Это же она! Всего несколько размашистых, уверенных штрихов и…

Портной провел ладонью над рисунком – фигурка стала разноцветной и… ожила!

- Чешуйка радужного дракона. Без нее не обойтись. Вы… всегда демонстрируете свои идеи подобным образом? Интересно, где вы достаете столь редкие и дорогие ингредиенты в таком количестве?

- Что еще?

- Простите?

Портной смотрел прямо ей в глаза. Не отрываясь и не мигая. Так смотрят… драконы. Под безумным макияжем скрывался цепкий, острый взгляд. Не гламурный точно. Хелен вдруг показалось что весь этот антураж…

- Что еще? Кроме чешуи радужного дракона? Ну? Давай, удиви меня!

- Масло ванильной нагарны, пыльца высокогорной клеи, три капли крови безумника рогатого и звездная пыль.

- О! Неплохо… А основа?

- Достаточно чистой горной воды, - Хелен слегка пожала плечами.

- Хм…

- Что? Не ожидали? – Хелен покраснела от удовольствия.

Мама не одобрила бы. Но… Что есть – то есть. Она и правда была немного тщеславна.

- Честно? Нет, – портной признался в этом так просто и искренне, что Хелен стало чуточку неловко.

- Ну а как тебе это?

Сердце девушки на мгновение остановилось. Это было не просто платье. Это был… настоящий шедевр! По фигуре, без пышной юбки, корсетов и кринолинов.

Мода в королевстве… правила миром, а потому носили абсолютно все – от средневековья до наших дней. Неизменной оставалась лишь форма пажей – прихоть королевы, как и то, что пажи до сих пор существовали (на полном пансионе своих хозяев, что не маловажно).

Но мы отвлеклись. Платье! Наглухо закрытое спереди, оно полностью открывало спину. Сзади – украшение. Рубины. Будто… капельки крови. Немного… агрессивно. Даже воинственно. Но вместе с тем так женственно. Элегантно. Хелен вдруг захотелось показаться в этом платье перед Лиллиан. Пусть захлебнется от зависти!

Они отсмотрели еще несколько вариантов. Вот тут Хелен попросила внести кое-какие изменения. Как ни странно, синеволосый их выслушал, и кое-что даже исправил.

- Вы не безнадежны, - постановил мастер. Забрал наброски. – Первый наряд будет готов уже завтра. Не уходите никуда с утра.

Хелен выскочила из своих комнат, едва за ним захлопнулась дверь. Надо пойти к сестре и все ей рассказать!

Выходя, она наткнулась на группу девиц, с круглыми глазами и неземным восторгом уставившихся на портного.

- Не может быть! – прошептала одна из них. – Да отец ему состояние предлагал, чтобы он моими туалетами занялся. Отказал!

И девицы перевели взгляд на Хелен. Тут же захотелось исчезнуть куда-нибудь. Например, залезть под кровать. А этот, с крылышками, пусть летает и кричит:

«Вы ищите Хелен? Ее здесь нет! Уходите отсюда! Пожжжжалуйстааа!»

- Не обращайте внимания! – снисходительно проговорила… Лиллиан.

Герцогиня Адорно не вздрогнула, хотя лишь предки знают, чего ей это стоило.

- Ее величество, - ручка, унизанная перстнями, среди которых Хелен узнала голубоватый бриллиант, принадлежавший когда-то ее матери, похлопала по плечу. – Это всецело ее заслуга!

Девчонки усмехнулась. А дочь премьера, брат которого так удачно опоил герцогиню, продолжила:

- У королевы – доброе сердце. Она же покровительствует бедняжкам и сироткам. Вот и приказала маэстро заняться Хелен. Как вы понимаете, отказать ее величеству не может никто. Бедный портной! Перед ним непосильная задача, поставленная ее величеством! Так и до казни недолго…

Герцогиня Адорно побледнела. Кровь отхлынула от лица и побежала вниз, к пальцам, вокруг которых уже кружилось зеленое марево. Только бы сдержаться и не превратить ее в жабу! Захотелось найти принца Патрика и сказать ему «Да». А потом посмотреть, какие будут лица у этих красавиц.

«Осталось только понять, - подумала она, пока девушки, смеясь, расходились, - стоит ли месть им всем жизни без любви?!»

Хелен вышла из дворца. Она шла по парку, глядя на выстриженные из кустов лебедей и выложенные цветами замысловатые узоры на клумбах. Регулярные парки. Мертвые. Бездушные. Ухоженные. Как…те девицы. Они навевали тоску. Интересно, когда ее оденут в красивое платье, накрутят вокруг головы локоны немыслимых цветов, наведут иллюзию – она тоже будет похожа на них? Нет. Она не хочет. Конечно, надо заняться собой. Наверное. Вот только очень хочется при всем при этом собой же и остаться…

Девушка отправилась к гостевым особнякам, что расположились на противоположной стороне парка.

- Интересно… За что вас так не любит дочь нашего премьера? – раздался из-за спины бархатный голос.

Хелен вздохнула. Резко развернулась. Ей поклонился герцог Скалигерри.

- Вы всегда подкрадываетесь, будто…? – вырвалось у Хелен.

- Змея?

- Нет. Я не это хотела сказать.

- Я бы не обиделся. Змея - это мудрость. И конечно, возможность быть незаметным. Герб рода Скалигерри – змея, обвивающая скипетр. Мудрость правителя.

- Вы не похожи на змею.

- Ну вот, вы улыбаетесь! Это хорошо. В жизни слишком мало радостей, моя дорогая герцогиня Адорно. Стоит ли быть серьезным?

- Стоит. Всегда. Иначе потеряешь концентрацию.

- Вы недопустимо прямолинейны.

- Возможно. Что ж – простите. Меня слишком долго не было при дворе. Мои манеры огрубели.

- Так почему же вы не поставили на место этих выскочек? Серьезно. Грубо. Прямолинейно?

- Потому что молчанье – золото, ваше сиятельство. И те, у кого нет денег, в совершенстве изучили это правило. Иначе не выжить.

- Его величество раскаивается. И, думаю…

- Довольно. Я не желаю об этом говорить.

- Хорошо. Тогда о чем бы вы хотели поговорить?

- С вами?

Герцог усмехнулся:

- Вы считаете, что со мной не о чем побеседовать?

- Простите. Не сейчас. Я бы хотела навестить сестру…

Хелен осторожно обошла личного секретаря его величества и отправилась по своим делам.

- До встречи, герцогиня - серьезно сказал он ей.

Герцогиня Адорно дернула плечами. Матушка сделала бы ей замечание. Матушка…

Сильная. Гордая. Безупречная. Слишком… И, наверное, вся семья Тиберин – от отчима до девицы Лиллиан до сих пор переносят на Хелен всю свою ненависть. То чувство неполноценности, которое охватывало их, стоило герцогине появиться в их поле зрения.

Оттого, наверное, и поспешили погубить. Сразу, как только не стало отца.

- Вы уверены, что идете правильно?

- Ваше сиятельство, вы меня преследуете?

- Нам надо поговорить. Спокойно. О событиях годовой давности.

- Хорошо. Вы можете подойти к особняку, где разместили мою сестру? После ужина?

- Договорились.

Хелен устремилась было вперед, но снова была остановлена:

- Простите мою назойливость, герцогиня. Но конюшня в другой стороне.

- А с чего вы решили, что я поеду верхом?

- Не знаю, - улыбнулся он ей. – Просто так быстрее.

- Я люблю гулять. Пешком. В одиночестве.

- Распоряжусь, чтобы вам доставили костюм для верховой езды, - понял по-своему ее слова герцог.

Хелен замерла. Потом резко развернулась. И направилась к всесильному королевскому секретарю.

- Вы! – ее пальчик ткнул его в грудь. – Не! – еще раз. – Смеете! Так поступать!

И еще и еще!

- Если я готова принять помощь от ее величества, то от вас… Ни за что!

Юная герцогиня развернулась – и пошла прочь.

- А я-то дурак! Всегда считал ее спокойной, хорошо воспитанной магиней! – проворчал Скалигерри.

Впервые девушка попалась ему на глаза в университете магии. И несоответствие между обликом – красивая, золотоволосая – и восторженным: «Какой ум! Какой талант!» от ректора, старинного приятеля и собутыльника, его несказанно удивили. Да и сам профессор Вальпнер выделял эту свою ученицу особо. А профессор никого не хвалил просто так, за красивые глаза. Никогда.

Девушка заинтересовала секретаря его величества. Он даже подумывал о том, чтобы пригласить пообедать и узнать поближе представительницу рода Адорно… Как грянул гром с его высочеством, приворотным зельем и прочими «радостями» жизни. Он почувствовал себя обманутым – и это было … неожиданно. Практически больно.

Счастье, что его величество не приказал убрать девчонку… Ведь тогда ему лично пришлось бы это сделать. Герцог шел по направлению к конюшням – так далеко ходить пешком, как герцогиня Адорно, он все равно не собирался. И… в последний момент успел отскочить из-под копыт коня, услышав предостерегающий крик всадника.

Принц, даже не осадив скакуна, пронесся мимо.

Герцог выругался и направился к конюшням, надеясь, что остынет настолько, что не станет разбивать лицо королевскому наследнику.

- Где новый вороной? – услышал он крик принца Патрика, подходя ближе.

Три растерянных конюха. Совсем мальчишки. Бледные. Напуганные до полусмерти. Каждый из них боится потерять место, потому что на его заработок живет вся семья, а принцу и невдомек. Скалигерри нахмурился.

- Ваше высочество! Да не было новых лошадей!

- Не было, говоришь… И мальчишки на нем тоже не было?

- Никак нет!

- Да быть того не может!

Герцог Скалигерри не сдержался:

- Если бы ваше высочество обращали внимание не только на себя, но и на окружающих… Может, не пришлось бы гоняться по всему парку за мальчишками на вороных конях?

- Что? Что вы сказали?

- Ваш таинственный незнакомец или испугался, или вы, толком не заметив, успели затоптать его своим конем!

Конюхи уже разбежались, успев, однако низко поклониться и сыну короля, и его доверенному лицу.

Герцог не должен был всего этого говорить. Ему и не положено было, и с точки зрения здравого смысла – такое поведение было безумием. Но сдерживаться он уже не мог. Вот как у короля, человека мудрого и расчетливого и королевы, спокойной, рассудительной и прекрасно воспитанной, мог получиться… такой наследник? Эгоистичный, бестолковый?

- Скалигерри… Вы забываетесь! Я… Я вас на дуэль вызову! – принц покраснел от обиды.

- Прошу прощения, дуэли запрещены. И я ни в коем случае не намерен нарушать приказ его величества, - склонил голову герцог.

- Я прикажу вас арестовать!

- Обратитесь в канцелярию моего сюзерена. Как только вы принесете бумагу, я обязательно отнесу ее королю.

- Ваше сиятельство! – вдруг пришел в себя принц Патрик. Он взял себя в руки и заговорил спокойно. – Похоже, вы решили преподать мне урок. Какой?

- Скорее себе. По правде говоря, мне хочется размазать вас по конюшне. Но я проявляю сдержанность. Изо всех сил. Я очень. Очень стараюсь, ваше высочество…

- И злитесь вы не из-за того, что я чуть не налетел на вас? Правда, не заметил. Вы в темном. А уже смеркается.

- Нет, - признал герцог. - Не из-за этого. Просто… год назад… Если бы его величество не вспомнил о том, кому обязан жизнью и не отменил бы приказ…

- Вы бы устранили Хелен?

Герцог опустил голову. Эта мысль не давала секретарю его величества покоя. До сих пор. И сегодня, год спустя, он бы узнал, что она не виновна.

- Ваше высочество! – в конюшню вломились стражники. – Ваше высочество, вы – целы?

Герцог Скалигерри с интересом посмотрел на наследника престола. Тот мог сейчас заявить, что королевский секретарь на него напал. Служащие, что были на конюшне, понятное дело, подтвердят это. А дальше… Дальше уже интересно: чью сторону примет король.

Принц Патрик отвлекся от своих мыслей. И с недоумением посмотрел на замерших королевских стражников:

- Что вам здесь надо?

- Мы… - растерялись они. – Ваше высочество...

- Вы мешаете моей беседе с его сиятельством!

- Прощения просим.

Принц насмешливо посмотрел на герцога:

- Готов поклясться чем угодно - вы подумали, что я прикажу вас арестовать.

- Такая мысль мелькнула, - не стал отрицать Скалигерри.

- Я хочу помочь, - вдруг сказал принц.

- В чем именно?

- Если речь пошла об устранении герцогини Адорно, то у вас с отцом были какие-то улики, достаточно весомые. Вы же ее не знаете хорошо. И могли не понимать, что будь затея с приворотом ее собственной, то я бы уже год как был женат.

Герцог поклонился.

- И вся эта безумная затея с моей женитьбой… - продолжил принц.

«Ну, надо же! – пронеслось в голове у королевского секретаря, - его высочество начал использовать голову, чтобы думать! Не напрасно мы собрали во дворце сто девиц!»

- Вы кого-то ловите. Используя меня, как приманку. Я прав?

- Ваше высочество, я в восхищении, - совершенно искренне улыбнулся герцог и развел руками.

- То есть - я прав.

- Да, мой принц. Вы правы. Я могу рассчитывать на вас?

- Конечно. Более того, я не желаю, чтобы меня использовали в темную.

- Вы бы всегда так здраво рассуждали и предлагали помощь, а не… - вырвалось у секретаря.

Принц усмехнулся:

- Меня, в отличие от вас, никогда не привлекали к государственным делам. То слишком молод, то – «еще успеешь».

- А вам бы этого искренне хотелось?

- Все лучше, чем…

И принц нервно дернул подбородком в сторону дворца.

- Тогда начнем?



Глава шестая | Женить принца | Глава восьмая







Loading...