home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 12

Две недели пролетели так незаметно, что Сара даже удивилась, осознав сколько времени прошло с ее приезда на территорию оборотней. Не сказать, что эти дни прошли легко и беззаботно. Исполняя свое обещание, она постепенно знакомилась с членами стаи, узнавая их быт и течение жизни.

Правда, каждый раз, когда перед ней оказывалась очередная симпатичная волчица, сердце девушки замирало от тревоги. Сара понимала, что Алек был зрелым, самодостаточным мужчиной, который не вел монашеский образ жизни. Причем со слов Элины, которая помогала ей по хозяйству, оборотни одни из самых страстных и раскрепощённых рас, и во время полнолуния выпускают на волю все волчьи инстинкты. Поэтому она и ожидала, что в скорее встретиться с бывшей любовницей и возможно не одной. И Сару приятно удивило то, что среди всех них такой барышни так и не оказалось.

Это знание позволило новоиспеченной «луне» расслабиться и стать более открытой при знакомствах. И только единогласное молчание об умершей паре Алека, заставляло задуматься и кусать губы от любопытства. И то, что мужчина так же молчал, лишь подливало огонь.

Сара вздохнула, вспомнив их последнюю сору, что произошла недалече как вчера вечером. Легкий летний ветерок трепетал ее волосы, даря ощущения неги. Девушка развалилась под древним деревом, окутанная его тенью и предалась размышлениям о том, как Алек неукротимо пытался взять бастион, носивший ее имя.

Каждый вечер он появлялся на пороге ее дома, создавая из этого некий ритуал. Уставший или разгневанный, угрюмый или же полон спокойствия, он неизменно приходил к ней. И цель его визита была прозрачно ясной. Мужчина откровенно соблазнял ее, дарил сладострастные поцелуи, заставлял тело откликаться на ласки, тем самым доказывая, как четно ее упрямство, что ее вагина настоящая предательница.

От этого Сара становилась еще упрямей, демонстрирую свой взбалмошный характер. Но когда вчера девушка осознала, что стоить на пороге поражения, готовая умолять его сделать своей, то она воспользовалась запрещенным методом и ударила ниже пояса.

— Расс-скажи, — с придыханием прошептала Сара, откинувшись на спинку дивана, ногами упираясь в мужские плечи. — Расскажи мне о Химене.

Алек тут же застыл. Его тяжелое дыхание обжигало ее плоть, вот только теперь в нем присутствовало не желание, а холодная ярость. Мужчина моментально закрылся от нее. Он резко поднялся на ноги и отвернулся от Сары, смотря куда угодно только не на нее.

— Тебе не зачем о ней знать.

Девушка встрепенулась, сразу же поправив одежду. Его отстраненность больно задела Сару, но она старалась этого не показать.

— Ты настаиваешь на том, что наши жизни связаны. Убеждаешь переехать к тебе. Называешь своей парой, супругой. Но делиться своим прошлым не собираешься. Это унизительно для меня и больно. Уходи, пожалуйста.

— Сара…

— Уйди.

Алек до боли сжал кулаки, но все же выполнил ее требование. Через минуту девушка осталась одна, и только гордость и сила воли не дали ей расплакаться.

Сейчас вспоминая вчерашний эпизод, Сара пришла к выводу, что тоже не права. Она слишком сильно давит на мужчину, хотя на самом деле сама не спешит открываться. Они словно два упрямых барана — оба стоят на своем и не хотят поступаться. Еще на нее давило чувство вины из-за того, что так и не рассказала Алеку о своем состоянии.

Как бы она не отрицала такой быстрый результат, но признаки уже появились. И хотя человеческий разум кричал, что еще слишком рано, стоило признать — с оборотнем в качестве отца стоит забыть обо всех познаниях в этой области, потому что его гены перечеркнут традиционное положение вещей. Поэтому появившейся токсикоз на второй неделе беременности, наверное, дело естественное.

Об этом как раз Сара и хотела расспросить вчера. Также выпросить поездку к сестре и ее врачу. А если не поездку, то хотя бы телефонный разговор. Она устала от этой изоляции и безделья. Из-за этого становилась раздраженной и нервной. Даже Даррел сегодня пытался не попадаться ей на глаз, а остальные с натянутыми улыбками обходили стороной. Напряжение их «луны» оборотни ощущали напрямую, и лишний раз не желали бередить дурное настроение. Вот бы и к Алеку долетели эти эмоции.

Особенно, так как ей долетают обрывки фраз и мыслей. Еще одна часть мохнатого общества, а которой ей подробно не рассказали. Нет, Алек что-то такое бросал, типа это естественно и так и должно быть, но как бороться с таким явлением не удосужился объяснить. Она не хотела стать одной из сумасшедших, которые говорят вслух, а Сара ловила себя на том, что начала так делать.

Ощущение присутствия кого-то ворвалось в укромный уголок ее мыслей, и она прищурено открыла глаза, прищурено смотря снизу вверх на мужчину. Алек возвышался над ней. Угрюмый. Сосредоточенный. Его лицо хмурое, как осеннее утро, до которого к счастью еще целый месяц, подавляло своим выражением. Он молчал несколько секунд, достаточно, чтобы Сара потеряла терпение.

— Ты, кажется, говорил, что днями безумно занят на лесопилке, — раздраженно проговорила девушка.

— Что значит «признаки уже появились»? — этот вопрос вывел ее на очередную ступень кипения.

— Так теперь ты и мои мысли читаешь?

Сара села прямее, пронзая альфу злым взглядом.

— Мы оборотни. В основе стаи заложено понятие «связаны мысленно». Когда волк изгнан из стаи или добровольно покидает ее, такая привязка обрывается. С тобой же наоборот. Ты вошла в стаю, еще и статусе «луны». Фразы перестанут быть обрывками, когда мы завершим обряд сцепления в полнолуние, которое, кстати, уже на через три дня.

— И после него эта телепатия исчезнет? — с робкой надеждой поинтересовалась девушка, зная, что у мохнатых во всем скрыт подвох.

— Она не исчезнет. Ты — моя пара. Это навсегда. Но она сформируется полностью, и превратить в канал связи, от которого ты научишься отгораживаться и закрываться.

— Камень на твою ногу! — воскликнула Сара, резко подрываясь, но тут же земля закружилась и она вцепилась в мужчину двумя руками.

— Сара?

— Тссс, сейчас мой вертолет приземлится и мы продолжим.

— У тебя головокружение? Не стоило так подскакивать. В твоем состоянии это противопоказано.

— Я знаю, умник. А бегать по лесу в полнолуние мне не противопоказано?

— Свежий воздух дикой природы придаст тебе сил, и я же буду рядом, — он слегка улыбнулся, словно его присутствие все упрощало.

— Фух, отпустило.

Сара убрала руки и сделала шаг назад, упираясь спиной в стол дерева.

— Почему признаки появились так рано?

— Признаки чего? — не понял мужчина.

— Лунатизма! Господи, дай мне сил. Беременности, Алек, беременности! — девушка понимала, что повысила голос на целую октаву, но не могла с собой ничего подделать. Скорее всего, во всем виноваты чертовы гормоны, которые последние дни полностью взбунтовались.

— Так теперь ты признаешь, что забеременела? — его мужественная бровь иронично изогнулась.

— Если ты еще не заметил, то и так не отличаюсь милым характером, но сейчас мне в одну минуту хочется наброситься на тебя и избить, а во вторую оседлать твои бедра и объездить их. При всем этом, меня еще и тошнит по утрам. Да и в течение дня, еда встает поперек горла.

— Прекрасно.

— Что в этом прекрасного, ты бесчувственный чурбан?

Алек приблизился к ней, находясь на расстоянии пары сантиметров. Его глаза налились диким, янтарным светом, сверкая, словно неоновая вывеска. Девушка не только себя довела до предела за эти дни, но и его. Причем обе части его души, как звериную, так и человеческую. Взбалмошная пигалица не хотела отступать и признать их полноценной парой, тогда как узы между ними с каждым днем сплетались все сильнее, становясь неразрывными.

— Сегодня собираем твои вещи и переносим в мой…кх…наш дом. Никакого больше раздельного жилья и сомнений по поводу наших отношений. Я дал тебе достаточно времени.

— Когда это я соглашалась на такое? Не помню, чтобы говорила «да»! — Сара вздернула подбородок, снова бросая альфе вызов.

Волк зарычал под кожей мужчины. Его сознание приходит в полное недоумение от упрямства своей пары, и он подталкивает Алека или, наконец, дать ей то, что она желает, или перебросить через плечо и просто унести в свою берлогу. Проще говоря, заставить ее подчинится.

Но Алек не желал навязывать ей свою волю. Обжегшись однажды, теперь он стал очень настороженно относиться к своим доминантным порывам. Вот только и его терпение было на пределе.

— Женщина, да сколько ты будешь упрямиться! Ты беременная моими детьми! — закричал альфа, упираясь руками в дерево, по обе стороны от головы Сары, тем самым заключая ее в свой плен.

Вот только упрямая девчонка была не из пугливых. Ее глаза с достойной «луны» яростью прищурились, и она осталась на своем, с вызовом спросив:

— И?

— И для всех оборотней ты законно моя жена! — бросил ей в лицо свой довод Алек.

— И?

— Черт, женщина, мне и так тяжело! — его зубы заскрипели от силы с которой он их стиснул.

— Я жду того, что последует дальше.

Сара равнодушно пожала плечами, хотя они оба знали, что это напускное спокойствие.

— Я договорился с судьей Джефферс и в следующие выходные нас распишут, — с неким поражением выдохнул мужчина.

Не так он хотел преподнести ей эту новость, но видит Бог, она сама его спровоцировала.

— Это все еще не то, что я хочу услышать.

Печально вздохнув, Алек признал свое полное поражение.

— Завтра мы едем к твоим родителем!

— Луну тебе на голову, волчара! — Сара ударила кулаком в его плечо.

Но губы помимо воли складывались в улыбку, а гнев покинул ее окончательно. То, что это мужчина все-таки подумал о ее родителях, и как видно уже все подготовил, послало тепло по ее телу. Оно согревало изнутри, прогоняя мучившее ее сомнение. Одна фраза так резко изменила ее отношение, и гормоны вдруг снова взбунтовались. Глаза наполнились слезами, и Сара быстро замахала веками, пытаясь удержать их поток. Хмурая складка пролегла на лбу Алека, а взгляд тревожно всматривался в ее лицо.

— Да, что такое женщина! Чем еще ты недовольна!

— Где мой романтический вопрос согласна ли я или нет! — сквозь слезы спросила Сара, зная, что лучшая защита — это нападение, ведь она совсем не хотела объяснять, что ее так растрогало.

— Ты моя, Сара! Речь о твоем согласии здесь не стоит!

— Ах, так, да? Ну я…

Алек угомонил свою пару единственно возможным способом. Просто закрыл рот поцелуем. Первые секунды девушка барабанила руками по его плечам, а после сдалась, крепко обхватив за голову, и притянула к себе. Ее ноги оторвались от земли в попытке обхватить стан мужчины, а Алек помог ей, подхватив руками под ягодицами. Как только она оплелась вокруг него, словно лиана, а его затвердевший от прилива крови орган поместился напротив ее расщелины, упираясь в то место, которое вскоре собирался покорить, Сара протяжно застонала. Они целовались самозабвенно, отдаваясь друг другу и бушующей между ними страсти.

Почувствовав недостачу воздуха в легких, Алек разорвал поцелуй, тяжело дыша в ее губы. Уткнувшись лбом в ее лоб, альфа ощущал полное удовлетворение. Словно не было на земле ничего более важного, нежели Сара в его руках.

Так естественно держать ее, упиваться чувством дерзких пальчиков, что скользили по его затылку, слышать ее сбитое дыхание, чувствовать дрожь тела и его призыв, знать, что она его. Только его.

— Хорошо.

— Что? — с опаской переспросил Алек, прекрасно осознавая, что они еще не научились понимать друг друга с полуслова, но для этого необходимо полное доверие и открытость, а они только на пути к этому.

— Поедем завтра к моим родителям, — он ласково поцеловал ее в висок, все так же удерживая на себе и не желая отпускать.

— Это значит, что ты скажешь «да» перед судьей?

— Ты такая наглая морда, — расслабленно выдохнула Сара, положив голову ему на плечо.

Алек оторвал ее от дерева и направился куда-то, но девушка закрыла глаза и не волновалась по этому поводу. Все неважно, пока он так крепко и нежно держит ее в своих объятиях. Но когда они резко опустились на что-то, Сара вскрикнула:

— Ой! А откуда у тебя эти диван-качели? — девушка огляделась. — И веранда? Вроде раньше заднее крыльцо было пустым.

Теперь вместо простых ступенек выход из кухни был увенчан деревянной верандой с навесом и большой качелей на цепях, что в размерном ритме покачивалась под ними. Такой себе уютный, семейный уголок.

— Наши плотники всю неделю делали ее для тебя. Чтобы я мог вот так сидеть с тобой на руках и смотреть на лес и звезды. И если бы ты больше интересовалась жизнью стаи, то заметила это.

Сара покраснела от заслуженного упрека. В основном местные жители сами приходили к ней, приносили вкусности и знакомились. Но она признавала, что ей самой претила такая аморфная жизнь.

— Я исправлюсь, — пообещала, старательно избегая удивленного и немного ироничного взгляда альфы.

— Я был бы рад, — тихо прошептал он. — Вон там, под тем деревом можно поставить арку.

— Какую арку? — Сара проследила глазами за его кивком, не совсем понимая, куда изменилось течение их разговора.

— Ну как, ту цветочную, что ставят люди на бракосочетание.

Девушка отстранилась и посмотрела на Алека, пока он пытался придать себе невозмутимый вид. Хотя слова о цветах вызывали на его лице смешную гримасу.

— И родителей пригласим? И Соню с Дрэйком?

— Родителей обязательно. Насчет твоей сестры не уверен. Дрэйк вряд ли решится сейчас оставить стаю, что-то непонятное твориться возле их территории. Но мы заедем к ним после визита к твоим родителям. Я хочу, чтобы тебя осмотрела доктор Райдер, но бета включил защитника и отказывается пускать ее на нашу территорию. Боится засранец отпускать ее от себя.

— Ян и Эмилия вместе?

— Да, они явно истинная пара, но девушка сопротивляется.

— И что с нами, девушками, не так? — иронично фыркнула Сара, чем заслужила усмешку альфы.

— Вот и мы задаемся этим же вопросом, — со смешком заметил Алек, уткнувшись носом в ее макушку.

Ласковые, легкие поцелуи послали дрожь по девичьей коже. Сара откровенно млела от такого отношения, чувствуя невероятно умиротворение. Этот момент был настолько идеальным, и таким необходимым для них. Они наконец-то пришли к некому взаимопониманию в их совместном будущем. И Сара, которая была не приверженцем брачных уз, с удивлением осознала, что хочет этого с ним. Только с ним.

Конечно, девушка отмечала риск от таких отношений со скоропостижно принятыми решениями. Но казалось, оборотни не умели поступать обдуманно и размерено. Ведомые инстинктом, они сразу видели цель и шли к ней напролом.

— Это будет праздник не только для нас, но и для всей стаи? — задумчиво поинтересовалась Сара, понимая, что в придачу к этому мужчине шла не простая семья, а огромная община.

— Все как ты захочешь. Я могу обратить к нескольким женщинам, чтобы они помогли тебе с приготовлением к нашему мероприятию.

— Через неделю?

— Не днем позже! — произнес Алек голосом, не принимающим возражений. — Ты уже моя жена в глазах всех оборотней. Они чувствуют запах, видят метку. Но так как мы двух разных видов, то я хочу, чтобы и в глазах твоего мира ты принадлежала мне.

Сара растаяла от этих властных ноток и предъявлений собственничества в отношении нее. Как бы девушка не любила свою независимость, как бы не показывала ее, вот эта чисто мужская сила в нем покорила ее сердце. Оно сдалось в добровольное рабство, и осознание того, что для Алека она единственная и другой больше не будет, только добавляло масло в этот огонь из чувств. И лишь один призрак прошлого темной тенью нависал над их маячившим вблизи счастьем.

Девушку настораживало то, что альфа не желал отпустить свою бывшую любовь. Именно так она называла его нежелание рассказать ей честно всю правду и предать земле былую боль. Он словно специально удерживал ее в себе, как живое напоминание. Саре оставалось только надеется, что она не пожалеет о своем доверии и вскоре мужчина сам придет к тому, чтобы поделиться с ней этими мучениями. Горе нужно принимать и отпускать. Особенно перед шагом в новые отношения.

Задумавшись, Сара и не заметила, как выводит пальцем невидимые узоры на его крепкой руке. И только его хриплый голос смог прорваться сквозь эти мрачные размышления и привлечь к себе внимание:

— Маленькая моя, о чем так упорно работает твой мозг?

Девушка даже вздрогнула, а после резко повернулась и посмотрела на своего волка. Алеку безумно нравилось, как ее кудрявые, светлые волосы пружинились в такт ее активным движением. Сара была воплощением энергии и жизни, и этот ее свет мог заражать окружающих ее людей.

— Я не маленькая! Это во первых! — она пригрозила ему пальцем, и мужчине захотелось зажать этот дёргающий пальчик между своими зубами, дабы он так откровенно не соблазнял.

— Угу.

— Во вторых, мне только что пришла в голову идея, что я ничего не знаю о твоих родителях, тогда как ты собираешься встретиться с моими. Или у вас, оборотней, к семье не такое отношение как у людей?

— В основном, оборотни замечательные семьянины и всегда живут вблизи своих родственников. Часто, семьи из одной стаи или связаны с соседними. Но с альфами никогда не бывает просто. Мы слишком тянемся проявить свою силу, доказать возможность стать вожаком. Поэтому когда твой родитель становиться слабее или же вообще показательно уступает тебе, уже невозможно находиться рядом. Зверь хочет покорить более слабого, а отцы стремятся оставаться для своих детей авторитетом.

— Так было и у тебя? — вглядываясь в его лицо, спросила Сара.

— Да. В природе щенков, рожденных быть альфами, покидать дом и искать свой собственный путь. Мое время пришло в тот момент, когда я не подчинился приказу не только отца, но вожака той стаи.

— Стой! Получается твой отец не альфа? — девушка удивилась этому факту.

— Нет.

— Но я считала, что альфы рождаются только у вожаков!

— Не обязательно, — объясняя своей паре устрой общества оборотней, Алек уперся подбородком в плечо девушки, водя носом по линии ее овального лица и вдыхая блаженный аромат ее кожи. — То же самое когда у двух алкоголиков рождается гениальный ребенок. Насмешка природы.

Он слегка пожал плечами, а Сара скривилась на такое сравнение, чем вызвала у него смешок.

— Не удачное сравнение. Мне не нравиться, — пробурчала она.

— Это жизнь, родная.

— Ладно, — Сара отмахнулась от его философствования. — И что произошло дальше? Альфа увидел в тебе конкурента и выгнал из стаи?

— Не совсем так. Коннор и правда опасался меня, как возможную угрозу в будущем, но при этом относился с пониманием, — голос Алек зазвучал ровнее, спокойней, и Сара поняла, что мыслями он перенеся в свое прошлое, вспоминая тот момент, который привел его к тому, кем он был сейчас. — Он переговорил с Советом и навел справки об одной стае, у которой был стареющий альфа и отсутствовали возможные претенденты на этот пост. Тогда он переговорил с Биллом и тот согласился принять меня к себе. Не скажу, что это прошло просто. Для обоих нас. Поначалу было тяжело находиться рядом с чужим вожаком на незнакомой зверю территории. Я ощущал себя чужаком. Срывался, рычал, в общем, вел себя как большинство тинэйджеров, — с уст Сары вылетел смешок от такого сравнения. — Но вскоре мой зверь осознал, что моя стая от меня не избавилась, а наоборот дала шанс реализовать себя. Билл общался со мной на равных, обучая и показывая, что альфа — это не просто сила, а большая ответственность. И если я пойду на поводу своей молодой, горячей крови, то никогда не достигну этого статуса. Зверь смерился на время. И хотя в большинстве случаях мы сталкивались в спорах, как два барана, а не волка, Билл оказался терпеливым наставником. Через пару лет, видя, что я полностью контролирую стаи и справляюсь со своими обязанностями, он сложил с себя свои полномочия и покинул нас.

Сара завороженно слушала историю жизни своего мужчины, поражаясь волчьим законам. Но благодаря его рассказу, девушке казалось, что она стала намного ближе к Алеку. Словно он наконец приоткрыл дверь в свой внутренний мир, который так бережно охранял. Ей безумно хотелось увидеть того вспыльчивого молодого Алека. Потому что она столкнулась уже с уравновешенным и угрюмым мужчиной. Как же ее раздражала его маска невозмутимости! Девушке постоянно хотелось подвести его к краю своего контроля и заставить перешагнуть границу. И она радовалось, что в большинстве случаев ей это удавалось. Словно она была рождена, чтобы сводить его с ума.

— А твои родители? — спохватилась Сара, резко поворачиваясь к нему лицом и вглядываясь в спокойные омуты.

— А что с ними? Они все еще живут в стае Коннора. Отец его бета. Иногда навещают меня, и я также стараюсь заезжать и проведывать их. Я обязательно вас познакомлю.

— Мы можем пригласить их на церемонию, — робко предложила Сара, все еще до конца не понимая в каких он отношениях с близкими, но радуясь, что они у него есть.

— Они будут польщены, и я уверен обязательно приедут. Главное предупредить их о том, что ты человек и гости с твоей стороны не посвящены в нашу тайну, — мужчина пожал плечами, но она видела, что ее идея пришлась ему по душе.

— Тогда так и сделаем! — уверенно добавила его пара, и тут же улыбнулась от легкого поцелуя, подаренного ее лебединой шее.

Трепет от такого проявления нежности со стороны сурового мужчины, будоражили душу, лишая желания сопротивляется ему. Возбуждение пробежало по крови, и Сара цеплялась за последние силы дабы не сдастся. Пока еще рано. И так видно куда привели ее порывы страсти и необдуманные поступки. Поэтому пытаясь отвлечь мужчину от целенаправленного соблазнения, она поинтересовалась:

— Постой, мне кажется, что Соня говорила о том, что статус альфы необходимо завоевать. А ты получается свой просто получил?

— Твоя сестра права, — он подтвердил ее предположения. — Зверь никогда не будет удовлетворен полученным статусом в наследство. Ему необходимо доказать, что он достоин своего статуса. Ощутить свою силу и власть. И у меня была такая возможность, потому что как только вокруг разнеслось известие, что Билл оставил свой пост, сюда стали съезжаться одиночки в надежде отхватить себе кусочек территории.

— И ты с радостью встречал их, — догадалась Сара, и в ответ мужчина разразился смехом, в котором отчетливо звучали нотки триумфа.

— Каждому, кто считал меня слабым щенком, я доказал, кто хозяин этих земель. И главное, стая поддержала меня. Они не желали оказать под властью чужака. А меня, за мои года обучения, признали своим. Именно их уверенность в способности моего зверя защитить, обезопасить и отстоять наши границы помогла мне избавиться от тех наглых самцов. После четвертого слух о новом, сильном альфе достиг любителей наживы, и вызовы прекратились.

— Ух ты, — ошеломленно выдохнула Сара. — У вас оказывается все не так просто.

— Просто, родная. Мы живем за законом природы — выживает сильнейший. Это заложено в нашей сути.

— А бета? Правая рука Билла, он тоже принял тебя?

— Помнишь ты недавно жаловалась Нисану на бурчавшего мужчину, который заявил, что тебе нужно больше есть, потому что для альфа-суки ты уж слишком хиленькая.

— Такого бугая забудешь еще! — фыркнула девушка. — А твой друг откровенно с меня посмеялся и даже не подсказал, что в таких случаях мне разрешено сделать, чтобы достойно ответить на это нахальство.

— Конечно, он промолчал. Это же его отец, — Алек рассмеялся. — Теперь он опасается за его здоровье. Ты хоть и маленькая, но кажется любого можешь приструнить.

— Как его отец? — от наглого обмана щеки девушки вспыхнули. — Он обвел меня вокруг пальца! Я придушу твоего бету.

— Тихо, тихо, кровожадная моя! — успокаивая ее, Алек все еще посмеивался. — Ты видела, сколько в Дейде грубой силы. Он еще тот силач!

— Он посмеет меня обидеть? — насторожено спросила Сара.

— Нет, дорогая. Ни один волк в стае не рискнет на это. Но Дейд часто грозит нам с Нисаном надрать уши, несмотря на то, что мы выше его в иерархии. Для него мы просто мальчишки, и он считает, что должен за нами присматривать.

— Такой себе дедушка?

— Да.

— Но он не ушел как Билл, и смог признать тебя альфой, — констатировала факт Сара.

— Бете в этом вопросе легче. Их волки более смирены и уравновешены. В них нет порыва бороться за власть, доказывать свою силу. Поэтому, Дейд спокойно уступил свое место сыну, оставшись в роли советника при молодых.

— И теперь я понимаю, как он убеждает вас следовать его советам, — она развеселилась, представив, как мужчина одной рукой тянет Нисана за ухо, а второй — Алека.

— По крайней мере, он пытается. Но последнее года такое уже не выходит. Остается только ворчать и угрожать.

— Чувствую, мне будет весело среди вас!

— Я надеюсь, что это место станет для тебя домом, — серьезно проговорил мужчина, зажав ее подбородок пальцами и смотря своим твердым взглядом прямо в ее глаза.

И Сара знала, что за теми карими глазами скрывается звериный янтарь, который действовал на нее магнетически. Губы неожиданно пересохли. Мягкость и расслабленность между ними перешла в сексуальное напряжение. Вот так легко. По щелчку пальцев.

— А я — единственным мужчиной в твоей жизни!

Ей хотелось спросить будет ли она единственной? Но Сара знала, что он не задумываясь скажет «да». Даже не подозревая, что она спросит о прошлом, а не о будущем. Но не хотела портить такой момент своими тревогами.

— Я хочу этого, — тихо согласилась она, и ее губы тут же были атакованы его ртом.

Яростно, дико, так как умеет только он. Со своей звериной властью воюя с ее языком, показывая кто среди них ведет. Зубы сталкиваются, ненасытные губы и языки переплетаются между собой, сливаясь в безумном порыве страсти. И все же она покоряется ему, уступает в его жажде, позволяя вести. Но Сара не ощущает ни грамма недовольства по этому поводу. Наоборот, в этом ее сила.

Когда же воздух в легких закончился, и они заныли, требуя сделать нормальный вдох, Алек отпустил ее.

— Моя! — тяжело дыша, прорычал он.

Стиснув пару в своих объятиях, мужчина крепко прижал ее к себе. Сара положило голову ему на грудь, слушая учащенный ритм его сердца. Гордость заполнила ее душу от сознания, что она тому причина. Но чертово либидо было еще той сучкой, своим зудом и тяжестью внизу живота показывая насколько ей мало одного поцелуя.

«— Тссс! Заткнись, предательница!» — мысленно приказала она ему, прекрасно зная, что только одно может успокоить эту жажду. Но пока она не готова была отступить, и Алек понимал и уважал ее решение, тем самым завоевывая доверие. Потому что вместо того, что как оголодавший накинуться на нее. Он напряженно застыл на качелях, раскачивая их из стороны в стороны и сжимая ее до хруста костей своими руками. Но даже это довольно-таки не нежное объятие приносило Саре столько удовлетворения.

Идеальность момента пугала. И девушка, отодвигая свои страхи, призналась себе, что ее отношение к Алеку вышло за рамки привязанности, желания и даже влюбленности. Оно ступило на зыбкую дорогу любви. А любовь несла в себе столько осложнений, с которыми ей непременно придется скоро столкнуться.


Глава 11 | Сведи меня с ума | Глава 13