home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 22

Яркий луч утреннего солнца пробился сквозь щель между занавесками и упал прямо на безмятежное девичье лицо. Девушка хмыкнула сквозь уходящий сон и постаралась спрятаться от надоедливого света, зарываясь под бок мужчине, лежащему рядом. Тот тихо рассмеялся. Потом повернулся и сгреб ее в объятия, целуя в макушку.

— Наконец-то моя соня проснулась. Я уже начал волноваться, — хрипло произнес Алек.

— Который час?

— Около полудня.

— Я так долго спала? — удивилась Сара, поднимая голову.

— Да. Завтрак остыл на тумбочке. И скоро должна прибыть Эмилия, дабы осмотреть тебя.

— Со мной все хорошо. Они не успели ничего сделать.

Девушка приподнялась, садясь в кровати, потерла глаза и пригладила волосы. Взгляд прошелся по комнате и тихий вздох сорвался с губ.

— Ты был со мной все это время?

— Боялся, что тебе приснятся кошмары. А я ведь обещал, что больше не отпущу тебя.

— Алек…

— Тсс, — тихо проговорил мужчина, поправляя упавшую с плеча девушку бретельку.

Она опустила глаза вниз.

— И ты переодел меня?

— Ты — моя пара и я забочусь о тебе. Даже если я все еще зол из-за твоего поступка и последствий, к которым он мог привести.

— Я осознаю, что поступила импульсивно, но мы оба виноваты в этом.

— Да, ты права, — вдруг согласился с ней мужчина, и Сара удивленно посмотрела на него.

Взгляд Алека затуманился, словно он погрузился глубоко в свои мысли, но любимая не спешила его тормошить. Сейчас от его слов зависит их будущее как семьи. Ведь, возможно, у них еще есть шанс.

— Нет ничего худшего, чем осознавать, что ты снова можешь потерять любимую женщину и опять по своей вине.

— Ты винишь себя в смерти Химены? — догадалась Сара и, как только она это произнесла, поняла, насколько права.

Ведь в ее мужчине всегда скрывалось это чувство. Его можно было даже рассмотреть. В том, как становится острее его взгляд, как напрягаются мышцы на шее, как он стискивает зубы, когда слышит имя умершей возлюбленной. Это не боль от утраты. Это разъедающая изнутри вина. Он корил себя и поэтому был настолько закрытым и сдержанным.

— Расскажи мне, — тихо попросила девушка, подавшись вперед.

— Давай ты позавтракаешь, пройдешь осмотр, отлежишься… — он отвел взгляд, пытаясь избежать разговора на болезненную тему.

— Я не хочу ждать. Разве ты не считаешь, что с нас достаточно недомолвок? — запротестовала Сара.

Алек тяжело выдохнул.

— Хорошо. Если ты так хочешь.

Он поднялся с постели и протянул жене руку:

— Пойдем.

Девушка быстро набросила на себя халат и поспешила за мужем. Они вышли из спальни и направились к запретной комнате. У Сары перехватило дух от потрясения, но она промолчала, не желая спугнуть решимость, так неожиданно проснувшуюся в любимом.

Он отпер дверь и пропустил ее вперед. Девушка обхватила себя руками. Ей все еще было неприятно заходить в эту обитель мертвой. Она чувствовала себя здесь самозванкой. Той, что посмела посягнуть на принадлежащее другой.

— Я люблю тебя, Сара, — уверенно прозвучал за ее спиной голос мужа, и девушка резко повернулась к нему, не желая пропустить ни слова. — Я люблю тебя намного сильнее, чем любил ее. Люблю всей своей сущностью — и человеческой, и волчьей. Именно эта любовь снова делает меня единым с моим зверем и именно она заставляет вину перед Хименой гореть еще сильнее.

— Почему?

— Потому что я обманул ее. И себя. Я допустил самый большой в мире самообман, который стал причиной смерти невинной девушки.

Сара сжала руки в кулаки, сдерживая порыв прокомментировать. Сейчас нельзя было мешать, ее мужчине требовалось выговориться. Слишком долго он держал все в себе. И девушка надеялась, что теперь он готов отпустить свою боль.

— Я только завоевал пост вожака стаи. Молодой. Самоуверенный. Дикий. Я кичился своей силой и превосходством. И даже решил, что не буду ждать благословения природы, как все остальные самцы, а сам найду себе пару. Вот только ни одна самка в стае не привлекала меня, и я решил: почему бы не поискать себе супругу среди людей? Мое самомнение взлетело настолько высоко, что я наплевал на все запреты. Ведь когда я спарюсь с человеческой женщиной, я прославлюсь среди всех оборотней.

Он фыркнул, вспоминая собственную дурость, нервно провел пальцами по коротким волосам. Сара продолжала молчать, как молчит священник в исповедальне. Ее слова нужны будут ему позже. Не в этот момент. Пусть сначала выговорится, выплеснет свою боль и отчаянье.

— И однажды в одном из баров я встретил ту, что смогла привлечь мое внимание. Она была скромной и милой и явно чувствовала себя неуютно в таком заведении. А когда она собралась уходить, к ней пристал какой-то пьянчуга. Банальный способ знакомства для людей. В тот вечер я провел ее домой и напросился на еще одну встречу, хотя она отводила взгляд и не горела желанием подпускать меня близко. Но я был настырным малым. После второй встречи я добился еще одной, и еще. Волк негодовал внутри. Его раздражала эта человеческая самка. Зверь не разделял моей радости от влюбленности. И в то же время ему приходилось мириться с моим выбором. Это и стало началом разделения моих сущностей. Тогда я начал развивать контроль над своей второй половиной.

Алек перевел дыхание. Его голос снова зазвучал хрипло, он с горечью продолжил самобичевание.

— Каким же я был глупцом! На одном из свиданий я добился ее поцелуя. Мягкие губы поддались моему напору, и в этот момент не было для меня ничего прекрасней. А после она расплакалась. У Химены произошел нервный срыв. Она тряслась, рыдала и гнала меня прочь. Но когда увидела, что ничего не действует, то открыла всю правду.

Мужчина прикрыл глаза, вновь переживая тот момент.

«Я умираю! Слышишь? Умираю! Ты целуешь покойницу! Выметайся! Иди к другой! Забудь обо мне! Ведь скоро все забудут. Не было меня в этом мире! Не было!».

Он повторил ее жестокие слова дословно, слово в слово, ведь они никогда не покидали его мыслей.

— Химена была больна раком. И находилась на последней стадии. Врачи давали ей максимум год.

— О господи! — девушка в ужасе прикрыла рот ладошкой.

Она знала, что эта история имеет трагический конец, но что она вся пропитана мукой, и не подозревала.

— Я был в отчаянье! Зверь требовал отпустить девушку, позволить спокойно дожить оставшееся ей время. Но я не привык сдаваться. Во мне жило глупое до боли убеждение в том, что она моя пара. А если это так, то при сцеплении она должна связать свою жизнь с моей и исцелиться от болезни. Поэтому я решился и открыл ей правду о себе.

Сара внутренне содрогнулась, представляя, как это было. Она вспомнила свое знакомство с оборотнями в доме свояка. Но, конечно, ее радостная реакция является скорее нонсенсом. Естественной ее никак не назовешь. Соня и та говорила, что пережила шок и испытала дикий ужас, когда Дрэйк открыл ей правду о существовании оборотней. И Сара подозревала, что это сестра еще скрыла от нее наиболее крамольные подробности.

Сама же Сара, осознав реальное положение вещей, ощутила глубокую радость и интерес, словно всегда подозревала истину и только ждала момента, чтобы принять этот мир. Возможно, ее душа знала, что ее место среди оборотней, что именно с ними ее счастье. Но так было только с ней, а Химена, скорее всего, испытала сильное потрясение.

— Когда это произошло, она испугалась. Назвала меня монстром. Демоном, порождением ада.

Девушка не смогла сдержать возмущенного возгласа, и уголки губ Алека изогнулись в слабой улыбке. Его всегда поражало, что любимая могла обозвать его любыми оскорбительными эпитетами, особенно когда злилась, но никогда они не затрагивали его происхождение. Только характер и поведение. Сара безоговорочно приняла тот факт, что он — зверь. Только истинная пара может так относиться к нему. Жаль, что он понял это слишком поздно.

— Но даже сквозь отвращение и ужас она таки услышала, что я могу избавить ее от болезни. И однажды, после очередного болезненного приступа, Химена пришла ко мне и сказала, что готова отдать за исцеление даже свою душу.

Видя скептический взгляд любимой, Алек пояснил:

— Она имела мексиканские корни и была ревностной католичкой, поэтому мое существование считала проделками дьявола.

Тут уже Сара не смогла удержаться от комментария:

— Ты выбрал чернявую смуглянку, еще и верующую?

Алек согласно кивнул.

— Тогда как твоя пара — блондинка и открытая еретичка? Не замечаешь насмешки природы?

— Но ты же часто обращаешься к господу, — удивился мужчина. — Как ты можешь причислять себя к еретикам?

— То, что я обращаюсь к богу, не значит, что я признаю какую-то религию или церковь. Просто я считаю, что господь — единый для всех и к нему всегда можно найти путь через свое сердце. Но мою веру мы обсудим позже. Продолжай.

Мужчина, вздохнув, кивнул.

— Тогда я не знал, что если твоя истинная пара человек, то ее тело идеально подстроится под твое. Поэтому считал, что для того, чтобы нам быть вместе, Химену необходимо обратить. Да! — с презрением к себе выкрикнул Алек, видя удивление в глазах любимой. — Я создал ликана! Нарушил самый строгий закон нашей расы. И если бы Совет узнал об этом, меня не просто лишили бы стаи, меня бы казнили.

— Но все знают, что у тебя была пара?

— Да. Но не отдельные нюансы. Всем известно, что моя пара-человек покончила с собой. Но моя стая скрыла ото всех тот факт, что я превратил ее в ликана.

— О господи, Алек…

Сара была шокирована этим откровением. Когда Дрэйк посвящал ее в тайны мира оборотней, то пояснил разницу между оборотнем и ликаном и почему они не превращают людей в себе подобных. И пусть девушка никогда не встречала этих существ, рассказов о них ей хватило с лихвой. Достаточно истории жизни Эмилии. И сейчас представить, что ее порядочный, полный завышенного чувства ответственности муж сам превратил любимую в чудовище, было практически невозможно. Хотя это объясняло его глубокое чувство вины.

— Я сделал из нее монстра, и она имела полное право ненавидеть меня. Болезнь ушла, но ради этого она на самом деле продала свою душу, — столько самообвинения в мужском голосе. — Химена прошла через ад, пока менялось ее тело. Но физические мучения были несравнимы с пробудившимся звериным началом. Зверь бушевал внутри нее. Сошедшая с ума волчица, которую не могла удержать в узде ослабленная человеческая половина.

— Это ужасно, Алек, — на глаза девушки набежали слезы, голос задрожал от попытки сдержать их.

— Да, но самое страшное ждало меня впереди. Я привел ее к себе домой. Поселил в этой комнате. И был рядом каждую минуту. Переживал вместе с ней приступы безумной ярости, жажду охоты и моменты, когда тело ломало в трансформации. Потом в ее состоянии стали появляться просветы. Были целые часы, когда Химена успокаивалась и начинала вести себя осознанно. А когда периоды ее спокойствия увеличились, я позволил надежде поселиться в моей душе — к ней пришла течка. Но в этот период она стала невероятно дикой и бешеной.

Он перевел дыхание, отыскивая в себе смелость, чтобы продолжить.

— Однажды я отлучился всего на час, а когда вернулся, то первое, что ощутил, это аромат другого самца. Его я обнаружил в гостиной, истерзанного, но живого.

Сара ахнула, догадываясь, что услышит дальше.

— Это был совсем юный самец, не способный опираться такой сильной самке. Его испорченная жизнь тоже на моей совести. Потому что после этого случая стая отвернулась от него, выражая тем самым мне свою поддержку.

— Даррел… — сложив два и два, прошептала Сара.

Алек кивнул, подтверждая ее догадку.

— Эту часть истории ты знаешь. И, наверное, если бы не ты, он бы так и остался изгоем в собственной стае. Ты — наш светлый лучик, посланный исцелить нас от того, что я натворил.

— Ты не виноват, Алек! Достаточно корить себя.

— Разве ты пропустила все, что я сказал? Я незаконно обратил ее в оборотня, и это свело Химену с ума, сделало из нее ликана. И она не смогла пережить этого, а последний собственный поступок доконал ее. В итоге она достала из моего сейфа пистолет и застрелилась на крыше этого дома, ее тело упало вниз и разбилось об асфальт. Вот она, правда моей жизни! Настоящая тайна этой комнаты. Здесь я не оплакиваю погибшую возлюбленную, а напоминаю себе о том, что натворил.

Голос мужчины звучал с таким надломом, что больше Сара не могла оставаться в стороне. Она бросилась к мужу и обняла его. Губы прижались к шее. В том месте, где бешено бился пульс.

— Ты не виноват. Ты любил ее и хотел спасти. Истинной она была парой или нет, но ты искренне любил ее. Достаточно корить себя. Пожалуйста, Алек. Достаточно, — девушка заплакала на его груди, и мужчина вдруг крепко сжал ее, стиснул так, что, казалось, хрустнут кости.

— Я недостоин тебя. Но боже, помоги мне, как же я тебя люблю! — яростно зашептал он. — Ты — чертова малявка, которая каждую минуту сводит меня с ума, но без тебя я не смогу прожить и дня. Я существую, пока в моей жизни есть ты, слышишь?!

— И я буду в ней. Всегда. Обещаю.

— Прости меня. За все те слова, за все…

— Тсс, — она приложила палец к его губам. — Уже простила. Но и ты, пожалуйста, прости себя. Прости и отпусти ее. Пусть покоится с миром. Она заслужила это.

Алек стиснул губы и кивнул. Девушка посмотрела на него, отмечая затуманенные влагой глаза и то, как тяжело ему прятать от нее свою слабость. И снова прижалась к нему, делая вид, что ничего не заметила.

— Ведь она простила тебя, я уверена в этом. А еще думаю, что она была благодарна. Благодарна за то, что ты попытался ее спасти, что боролся за нее, дал понять, что ее жизнь важна. Поэтому тебе дарована истинная пара. Разве не понимаешь? Это твой дар. Наш дар. Потому что я знаю, что была рождена, чтобы войти в мир оборотней и найти там тебя.

— Сара… — голос мужчины сорвался, и он, уткнувшись лицом в ее волосы, тяжело сглотнул.

Алеку было непонятно, почему она не обвиняет его, не отворачивается с презрением, не проклинает. Он загубил невинную жизнь, а его любимая оправдывает его и находит оправдания его поступку. Возможно, именно Сара права? Возможно, пришло время прекратить себя винить и просто сохранить память о прекрасной девушке, которую он любил и за которую боролся? Ведь он действительно пытался спасти ее. Сделал все, что мог.

Горло сжало как в тисках от этих мыслей, и Алек тяжело задышал. В этот момент любимая была его якорем в безбрежном море вины, которую он так долго хранил в себе. И впервые мужчина позволил всему тщательно скрываемому выйти наружу. Сара вскрыла эту боль, как вскрывают загноившуюся рану.

Говорят, мужчины не плачут. Но сейчас сильный мужчина рыдал в ее объятиях, и Сара не чувствовала ни капли отвращения от этого. Наоборот, девушка была счастлива, что он смог выплеснуть все, что так давно разъедало его изнутри.

Они долго еще сидели на полу в объятиях друг друга. Сара знала, что их взаимопонимание только зарождается и впереди еще много недомолвок и ссор. Но главное, что сейчас они постарались максимально открыться друг перед другом. Алек раскрыл свой самый большой секрет и был понят ею. Девушке же предстоит научиться быть менее импульсивной и действовать сообразно своему возрасту и статусу. Ведь теперь она не только «луна», но и в скором времени станет матерью необыкновенных детей.

А если учесть, что в их детях соединились ее гены с наследием Алека, то трудно даже представить получившуюся взрывную смесь. Поэтому ее волка в недалеком будущем будет сводить с ума не только она, но и все их шкодливое потомство.


Глава 21 | Сведи меня с ума | Эпилог