home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 4

Металлические кованые ворота медленно разошлись в разные стороны, открывая путь черному джипу. Охрана уважительно кивнула Дрэйку, приветствуя альфу дружественной стаи. Для любого вожака такие знаки почтения были вполне привычными, поэтому, никак не среагировав, он плавно нажал на газ и въехал на чужую территорию. Зверь внутри недовольно завозился, чувствуя вокруг силу другого самца, но все же остался спокойным. Ведь это теперь не просто стая, вожак которой его друг и собрат, а стая, альфа которой, скорее всего, станет еще и родственником. Несмотря на негативное отношение Сони к данному факту.

— Потерпи, дорогая, мы практически на месте, — ласково приговаривала Соня, платком стирая пот с бледного лица сестры.

Автомобиль петлял по внутренней дороге, направляясь к главному дому, что уже показался впереди. Сара затуманенным взглядом пыталась что-то разглядеть, но мозг, измученный болью и пришибленный лекарствами, слабо осознавал, куда ее привезли. Сознание то и дело уплывало, голова кружилась, а мысли путались, как при алкогольном опьянении.

— Дрэйк, что с ней? — встревожено спросила Соня.

— Скорее всего, реакция на успокоительное. Эмилия предупреждала, что не знает, как оно подействует на Сару. Реакцию человеческого организма на сочетание в человеческой крови наших гормонов и медикаментов предвидеть тяжело.

— Она то стонет от боли, то смеется, то бормочет что-то невнятное… Меня пугает ее состояние.

— Зато большую часть пути она проспала. Я не представляю, как бы мы по-другому смогли ее довезти.

— Да, но…

— Соня, успокойся. Вот увидишь, рядом с ним ей сразу же станет легче. Кстати, Алек нас уже встречает. Прошу тебя, будь сдержанной.

— Не указывай, как мне себя вести! Это моя сестра, и по его милости с ней произошло такое.

— Ты являешься членом моей стаи, моей парой и должна поступать по нашим законам. Помни об этом, пожалуйста, когда решишь высказать альфе чужой стаи свое мнение о нем.

Соня надулась, но промолчала. Они припарковались перед домом, Дрэйк снова повернулся к ней и предупреждающе посмотрел.

— Посидите пока в машине. Сначала я с ним поговорю, а после выходите. Хорошо?

— Дрэйк…

— Сделай, как я прошу!

— Как скажешь.

— Спасибо. И не думай, что я не волнуюсь за Сару. Теперь она и моя сестра тоже, и я буду говорить с ним не только как альфа, но и как ее брат.

Соня пожала плечами, но больше не спорила. Все ее внимание вернулось к младшей сестре.


Алек вышел на крыльцо встречать друга. Когда ему доложили, что прибыл альфа Северной стаи, он не усомнился, что случилось что-то непредвиденное. Вариант, что причина этого — его небольшое приключение с золовкой Дрэйка, Алек откинул сразу. Если бы друг и разгневался на него из-за того, что они с Сарой переступили определенные границы, то точно не примчался бы впопыхах и без сопровождения. Для того чтобы альфа так поспешно ступил на территорию другого вожака, не заручившись при этом его разрешением, требовалось что-то посерьезней неудачного траха.

Джип резко затормозил перед домом. Дрэйк выскочил из него и быстро направился к Алеку. Агрессия так и сквозила в движениях друга, что полностью опровергало умозаключение Алека относительно цели визита. Ему все-таки приехали бить морду, подытожил мужчина. Его бета, Нисан, тихо зарычал за его спиной, чувствуя исходящую от чужого альфы угрозу, но Алек своим авторитетом вожака подавил его защитные рефлексы как раз перед тем, как кулак друга рассёк воздух и со всей силы обрушился на его лицо.

— Сукин сын!

— Маму не тронь, — предупредил Алек, ощупывая челюсть.

— Я тебя на куски порву!

— Это вызов нашему альфе? — прозвучал за его спиной встревоженный и сердитый голос друга и беты.

— Нет, семейные разборки, — бросил Дрэйк, и бровь беты удивленно выгнулась, а глаза загорелись любопытством.

Но, в отличие от беты, Алек понимал, что к чему, поэтому сразу же настроился на компромисс. Друзьям такие удары прощают, альфам — нет.

— Дрэйк, я все понимаю, — он поднял руки в примирительном жесте, — я поступил глупо…

— Глупо?! Ты вызвал у нее течку. Это не глупость, это катастрофическая тупость!

— Прости, что я у нее вызвал? — не веря услышанному, переспросил Алек.

— У нее овуляция, как у самки оборотня. Такая же началась у Сони, когда я с ней соединился.

— Это невозможно, — он отрицательно мотнул головой.

— Да неужели! Сомневаешься в моих словах? Посмотрим, поверишь ли ты тогда собственному нюху, — иронично произнес Дрэйк и, повернувшись к машине, крикнул: — Соня, выходите!

— Дерьмо, Дрэйк, я… — он запустил пальцы в волосы, пытаясь собрать мысли до кучи и найти слова, которые смогут вернуть подорванное доверие друга, но моментально застыл, когда дверца машины резко открылась и Соня помогла сестре вылезти наружу.

Что-то словно взорвалось в его крови, побежало по венам прямо к звериному сознанию, нашептывая и маня. Нектар. Чистый и сладкий настолько, что казалось, он ощущает его вкус на языке. Самый желанный аромат для его зверя. Аромат готовой к зачатию самки. Зверь раскрыл пасть и громко завыл в его голове. Но тут же Алек понял, что сделал это и вживую, так как услышал, что его вою вторит такой же жаждущий вой его беты. Молодой сильный самец еще не был связан, и пьянящий аромат Сары подействовал и на него. По правде сказать, он подействовал на всех, кто находился в радиусе нескольких метров от них. На всех, кроме Дрэйка.

Алек громко рыкнул, заявляя о своем первенстве, и бета, подчиняясь, опустил голову. Это удовлетворило зверя. Никто не имеет права засматриваться на то, что принадлежит ему. Никто!

И вдруг при этих мыслях его человеческая суть словно очнулась, и он в ужасе уставился на девушку. Его?! Она не его! Не может быть его! Ни за какую гребаную вещь в мире у него не может быть пары. Да еще и человека. Природа не дает второго шанса, а свой он уже упустил.

Зверь внутри него метался в замешательстве. Ему были безразличны выверты природы, второй шанс и невозможность происходящего. Все, что он знал, так это то, что эта самка идеально подходит для обзаведения потомством. Готовая к соединению с ним. Жаждущая его. Самого сильного самца в этой стае.


— Сестренка, мы приехали. Пора выходить, — Соня пыталась растормошить сестру, то и дело ловя ее блуждающий затуманенный взгляд.

— Куда приехали? — облизывая пересохшие губы, переспросила Сара.

— К Алеку.

Соня с опаской наблюдала, как сестра пытается стряхнуть дурман, вызванный лекарствами вперемешку с неестественной болью, наполняющей ее тело. Девушка не понаслышке знала, насколько ужасна эта агония, насколько требовательна и жестока. Она сжигает все на пути к своей цели, а цель у нее одна — сцепление. Словно природа специально ставит пару в такие условия, не давая им ни единого шанса отказаться от своего предназначения.

— Зачем? — Сара вздрогнула, когда внизу живота все стянуло в крепкий узел.

Пустота внутри нее, казалось, была осязаемой. Ее взгляд метнулся к стеклу и остановился на двух совершенных мужчинах, спорящих между собой. Один стал ей братом, а вот ко второму ее тянуло как магнитом.

— Эм-м-м, — замялась Соня. — Он поможет тебе.

— Как? — Сара в непонимании уставилась на сестру, стараясь при этом дышать неглубоко.

Боль постепенно возвращалась, напоминая о себе все чаще, усиливаясь с каждой следующей волной.

— Ну-у-у, вам… эм…

— Соня, пожалуйста, скажи как есть! — требовательный тон с нотками страха был совсем не характерен для этой веселой и задорной девушки.

— Чтобы тебе стало легче, вам необходимо переспать, — выдала на одном дыхании ее застенчивая сестра.

Сара на это заявление лишь выгнула бровь. В другой раз она бы даже посмеялась над залившим щеки сестры румянцем стыда.

— Ты же говорила, что у оборотней запрет на секс с человеком.

Сара снова посмотрела через затемненное стекло в сторону мужчин. Ее тянуло туда. К нему. Прикоснуться хоть раз. А лучше потереться об него всем телом. Потрогать те твердые мышцы, ощутить их силу. За этими мыслями она теряла нить разговора. А сами мысли с каждой секундой становились все откровенней. Сара желала пробежаться пальчиками по его идеальному прессу, посчитать кубики, опустить руки ниже, к его твердости. Невольно она задышала чаще и сильнее сжала ноги, ощущая собственную влагу, покрывшую пульсирующее лоно.

— Да, это так и есть. Но ты оказалась таким же исключением из правил, как и я. И сейчас у тебя… эм… течка, — тем временем говорила Соня, — и ее причина — Алек.

— Что? Что, ты сказала, у меня?

— Течка.

— Прости, мне не послышалось? Течка? Как у сучки?

— Да. Они ведь наподобие волков. И это в их природе тоже общее. Только у оборотней это сильнее, мощнее в разы, и со своими условиями и особенностями.

— Как? Как она у меня появилась?

— А вот об этом лучше спросить у тебя! — гневно воскликнула Соня с нотками порицания. — По себе знаю, что для этого необходим интимный контакт. Насколько интимным он был у вас?

— Если ты пытаешься вогнать меня в краску, то зря, — сквозь подступающие слезы усмехнулась Сара. — Да, я испытала на себе его искусный язык, и это было потрясающе.

— Вот теперь мы и расхлебываем последствия твоего сумасбродства!

Сара горько усмехнулась, но промолчала.

— Если, чтобы избавиться от этой боли и зуда, мне просто необходимо переспать с ним, то я не вижу проблемы со своей стороны. Правда, Алек, скорее всего, пошлет нас к черту, невзирая на мое состояние.

Как ни старалась Сара скрыть горечь, но та все равно проскальзывала в ее словах. Девушка и не представляла, что ее настолько заденет его поступок. Быть отвергнутой в такой способ — слишком жестокий удар для ее женского самолюбия.

— О, в этом я сомневаюсь. Потому что эта штука с течкой влияет и на него.

— Неужели? — слегка ехидно спросила Сара, но тут же забыла о своем ликовании, когда потребность в этом мужчине заставила ее согнуться пополам.

Этот жар так обжигал, что хотелось кричать от боли. Ее половые губы раскрылись, клитор затвердел, требуя внимания, а матка судорожно сжималась, ноя от пустоты. Губы пересохли и потрескались от постоянного облизывания. Глаза практически закатывались, а руки сжимались в кулаки с такой силой, что собственные ногти впивались в кожу.

— И, чтобы ты была готова… — начала Соня, видя, как ее пара кивает на машину. Их время заканчивалось, и девушка хотела хотя бы подготовить сестру к тому, что ее ждет. — Это не пройдет после одного раза.

— Сколько? Сколько раз мне необходимо трахнуться с ним, чтобы эта агония оставила меня в покое?! — Сара уже кричала, не в силах больше сдерживать эмоции.

— Столько, сколько понадобится для того, чтобы ты забеременела. Пока этого не случится — течка не уйдет.

— Что? Так, кроме того, что он меня трахнет, он еще должен меня обрюхатить?!

— Сара…

— Да лучше я стану свиноматкой, чем сучкой для этого кобеля! — в гневе бросила девушка, но тут же согнулась от сильной боли. — Ох, да что же это такое?!

— У нас нет больше времени на обсуждения, — взволнованно произнесла Соня, глядя через стекло на мужчин. — Дрэйк зовет нас. Пора выходить.

— Соня, пожалуйста, я не могу этого сделать.

Девушка с сожалением посмотрела на сестру, и в ее взгляде Сара прочитала всю безнадежность своей ситуации.

— Прости, — тихий шепот Сони слился со звуком открывающейся двери.

Мужчины замерли, стоило девушке вылезти из машины и повернуться к сестре. Сара, опираясь на подставленную руку и морщась от боли, потихоньку вылезла из своего убежища. Впервые эта гордая и уверенная в себе девушка боялась поднять взгляд, и все же не выдержала даже пары минут, чтобы не взглянуть на Алека. Словно внутри звучал его настойчивый приказ: «Посмотри на меня!».

Со стороны мужчины, стоящего за Алеком, донесся рык, но он никак не зацепил сознание девушки, в отличие от того момента, когда Алек ответил более грозным звуком. По телу Сары тут же разлилась сладкая дрожь, несущая с собой волны возбуждения. Каждая клеточка откликнулась на это предъявление прав, а что это было именно оно, девушка почему-то не сомневалась. Она даже не заметила, с какой силой сжала руку сестры. Нет, она просто не могла отвести взгляд от дикого хищника, что пробуждал в ней неизвестные доселе первобытные инстинкты.

Они сделали пару шагов, становясь наравне с Дрэйком. Алек впился взглядом в эту непревзойдённую блондинку, что, несмотря на свой довольно помятый и потрепанный вид, сейчас казалась самой желанной в мире. Зверь рвался внутри него, требуя не просто сделать шаг навстречу, а грубо схватить и прижать к себе. Оторвать от Дрэйка, который хоть и не представлял опасности, но раздражал непосредственной близостью к ней. Скрыть от взглядов самцов своей стаи, что вроде бы и поняли свое место и уступили, но слюни пускать не перестали. И только благодаря невероятному самоконтролю, натренированному за долгие годы, он остался стоять на месте, упорно подавляя желание приступить к спариванию. Это было невероятно тяжело для зверя, которого манила течка желанной самки.

Напряжение вокруг них все нарастало, его можно было уже ощутить на ощупь. Даже самые маленькие волоски на теле Сары встали по стойке «смирно», потянувшись в его сторону. Ощущая безудержное желание и темный голод между ног, девушка с жадностью прошлась взглядом по крепкому подтянутому телу.

Казалось, что от одного взгляда на этого мужчину она становится настолько влажной, что сокровенные соки просто текут по ногам. И это должно было ее смутить. Но Сара находилась в таком страстном безумии, что в ней не осталось практически ничего, кроме желания раздвинуть перед ним ноги.

Словив на периферии сознания эту мысль, девушка испугалась до чертиков. А что она делает, когда боится? Правильно! Начинает трепать языком!

— З-здраствуй, песик, — приветствие получилось хриплым и неуверенным, и это настолько было не похоже на нее, что она разозлилась и страх сменился гневом. — Я вижу, ты уже готов меня обрюхатить!

— А ты даже в таком состоянии остра на язык! — он выгнул бровь, заскрипев зубами от неуважительного обращения.

— У меня — язык, у тебя — зубы. Чудесные у нас получатся детки, — сарказм в ее голосе отдавал ядом, и Алек неожиданно признался себе, что это задевает.

— Дети рождаются у пары, а ты вряд ли можешь быть моей.

Сара скривилась, когда его слова болью отдались в ее теле. Как физической, так и душевной. С каждой секундой ей все тяжелее было стоять на месте. Руки тянулись пробежаться по рельефным мышцам, ощутить их твердость. Посчитать те четкие кубики брюшного пресса и спуститься вниз, к органу, в котором она нуждалась сейчас больше всего.

— Жаль, что вас не кастрируют в детстве! — в сердцах выпалила, злясь на себя, на него и на всю ситуацию в целом.

Боль, которая при виде мужчины притупилась, сейчас снова вступила в свои права, словно требуя от нее прекратить просто стоять и пялиться на него и начинать уже действовать.

— Сара, не говори глупостей! — упрекнула пораженная Соня, но смотрела она на сестру сочувственно. По себе знала, что той предстоит пройти нелегкий путь, и ощущала свою вину за то, что не смогла ее от этого оградить. Жизнь несправедлива, но теперь судьба Сары находится в руках альфы соседнего клана и такая дерзость по отношению к нему не упростит ей жизнь в стае.

— Соня, нам пора, — голос Дрэйка звучал твердо и уверенно.

И только теперь Сара поняла, что сестра не шутила, и они и правда оставляют ее на милость этого мужчины.

— Дрэйк! — Сара повернулась к свояку и с ужасом в глазах уставилась на него. — Ты не можешь оставить меня здесь, с ним! Я признаю, что мне нужна помощь, но не от него!

— Сара, только он может помочь тебе, — усталость в голосе мужчины сказала ей, что не стоит ждать от него большей помощи. Все, что могли, они уже сделали. Теперь очередь Сары и Алека улаживать то, чему они сами стали причиной.

— Соня, попрощайся с сестрой, — твердо добавил он, не отводя взгляда от своего друга.

— Прости меня, родная, — Соня со слезами повернулась к Саре, и девушка ощутила вину за то, что заставила свою беременную сестричку так поволноваться.

Она сама завела себя в эту ловушку. Сама возжелала неизведанного. Мужчину со звериной сущностью. В отличие от Сони, она знала, что им не позволено вступать в интимную связь с людьми.

— Ты не виновата, — голос Сары дрожал, терпеть приступы боли становилось все труднее и труднее. — Все будет хорошо. Я справлюсь и с этим. Я же твоя неуправляемая торпеда, постоянно попадающая в неприятности.

— Да, ты такая, — утирая слезы, согласилась Соня, — но я люблю тебя.

Соня быстро обняла сестру, поцеловала в щеку и отстранилась, подтолкнув к Алеку. Сара резко качнулась назад и, наверное, не удержала бы равновесие, если бы мужчина не подскочил и не схватил ее за плечи. Как только его руки коснулись ее тела, мир взорвался яркими красками, а дыхание просто вышибло из груди. Боль снова притупилась, словно довольная тем, где Сара сейчас находится. И только голос свояка, в котором звучала неприкрытая угроза, вернул ее к реальности.

— И не дай бог с моей свояченицей что-нибудь случится, то кроме моей личной мести тебя ожидает война между стаями! — грубо предупредил Дрэйк, а после с задоринкой добавил: — Поэтому будь гостеприимным и оттрахай ее как следует. Мы будем ждать приглашения на празднование по случаю образования новой пары.

— Ты же знаешь, что это невозможно. Моя пара мертва! — возразил Алек, поджимая губы в своем упрямстве.

— Я знаю, что оборотень не может принести течку человеческой девушке, если только та не является его парой. Включи мозги и не думай только членом! Я оставляю свою новообретенную сестру на твое попечение. За ее состояние ты будешь отвечать передо мной. А если потребуется, то и перед Советом старейшин.

— Дрэйк…

— Я все сказал.

Прощальным кивком закончив разговор, Дрэйк сжал руку своей пары и потянул ее к автомобилю. Дальнейшая судьба Сары от него не зависит, он больше не несет за нее ответственности. Теперь она принадлежит стае Алека, пусть еще и остались некоторые формальности. Соня, перед тем как забраться на переднее сиденье, бросила на сестру последний печальный взгляд и глубоко вздохнула, а сев в автомобиль, громко хлопнула дверцей.

Черный джип резко рванул с места, оставляя Сару на попечении малознакомого мужчины, имеющего ко всему прочему шерсть и клыки. Впервые девушке стало страшно.

— Я чувствую запах твоего страха. Можешь даже не пытаться его скрыть.

— А я и не пытаюсь! — Сара гордо вскинула подбородок. — Но это не значит, что я поддамся ему и не буду сопротивляться.

Алек прищурился, тогда как его зверь довольно зарычал от такой смелости, присущей его самке. ЕГО? Почему он не может избавиться от этого чувства собственности в отношении ее? Что настолько привлекает его зверя в этой слабой человечишке? Ответов просто не существовало в природе, но само наличие этих вопросов порождало уйму проблем.

— Заходи в дом.

— Да что ты…

— В ДОМ — я сказал! — грозно заорал мужчина.

— Пошел нахер! — обойдя его по дороге к двери и обернувшись, просто ему в лицо выкрикнула Сара.

Нет, она не из страха решила выполнить его приказ и не из неожиданного смирения. Просто безумно не хотелось устраивать новое шоу перед незнакомыми мужчинами, а в том, что перепалка между ними закончится феерично, девушка не сомневалась. Поэтому, оставив последнее слово за собой, она вошла в свою новую обитель.


Глава 3 | Сведи меня с ума | Глава 5