home | login | register | DMCA | contacts | help |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

Loading...


Глава 12

Владыка обвел тяжелым взглядом всех находившихся в комнате и остановился на леди ду Милау.

– Катарина, душа моя, как ты могла? – покачал он головой. – Вот от кого-кого, а от тебя не ожидал удара в спину. Признаться, я разочарован.

– Дорогой, прости! – Матушка Альдамира горестно вздохнула и потянулась к нему. Но, не найдя отклика в глазах, потупила взор и еще больше сжалась в кресле.

– Альфред, – повернулся Владыка к старшему сыну. – Боюсь, в свое время я поспешил, назначив тебя на должность главы отдела безопасности. Ты не справляешься с возложенными обязанностями. В твоем ведомстве, прямо у тебя под носом происходит непонятно что, а ты и в ус не дуешь.

– Отец, я виноват, – сухо подтвердил Альфред, склонив голову. – Готов принять любое наказание, а также сию же минуту сложить полномочия.

– Конечно, готов! – вызверился Владыка. – Ведь это так просто – сложить проблемы на чужие плечи, а самому преспокойно жить дальше.

Старший брат Альдамира еще ниже опустил голову.

– Тебя учили быть правой рукой будущего Владыки. Быть защитой не только от внешних опасностей, но и от внутренних страстей, периодически туманящих голову всех, в чьих жилах бежит огонь. Последнее, как ты знаешь, намного хуже. И вот что я вижу?! Халатность, попустительство… Да, сын, ты не оправдал моих надежд.

– Отец, прости, что вмешиваюсь, – раздался рядом со мной голос принца. – Альфред не знал, что я…

– Молчать! – отрезал Владыка. – С тобой, щенок, я буду говорить позже. С тобой и твоим близнецом.

Ой! Предопределение, помоги!!! И сделай так, чтобы молнии в глазах Сошелиара мне только привиделись!

Пока я мысленно составляла завещание, отец Альдамира продолжал песочить старшего сына.

– Все он знал, не так ли, Альфред?

Распекаемая личность порывисто кивнула, не глядя ни на кого.

– Сколько ты получил рапортов от заместителя? Три, насколько я знаю. В первом говорится о том, что между покоями леди ду Милош и леди Полайкиной курсирует магический посыльный. Во втором, что в комнатах этой самой последней леди произошел всплеск магии, закреплявший некую сделку. И, наконец, третий: наследник под личиной стража пробрался к виселице и внес некоторые изменения в структуру конструкции. Непроизносимая, да его магией за версту воняло! – под конец Сошелиар не вынес и повысил голос.

– Все правильно, отец, – подтвердил Альфред. – Твои осведомители едят хлеб не зря.

– Естественно, не зря, – рыкнул Владыка. – То есть ты согласен, что по собственной воле закрыл глаза на странное поведение наследника, позволив тому совершить задуманное?

– Да, отец.

– И понимаешь, что, не будь ты рода Скай дэ Роушен, давно болтался бы в петле, как должны были те восемь несчастных?

Альфред молчал, сжав зубы до того сильно, что я услышала их скрежет.

– Уйди с глаз долой! – прошипел Владыка. – И леди ду Милау захвати. Проводишь ее до покоев. Надеюсь, на это твоих способностей хватит?

– Да, отец, – хмуро ответил брат Альдамира.

Он тут же вновь дотронулся до кристалла на шее, снимая защиту. Подал руку грустной Катарине и повел ее в сторону выхода из кабинета.

– Ах, да, господин глава отдела безопасности, – догнал их пороге голос Владыки. – Предупреди невесту, что сегодня она вместе с матушкой отправляется поправлять здоровье в провинцию Геби. Ей просто необходим покой и лечебные грязи озера По. Надеюсь, леди Милара месяц перед свадьбой проведет время с толком. Впрочем, как и ты.

– Да, отец, – хрипло ответил Альфред.

– А ты, душа моя, Катариночка, – едко добавил Сошелиар. – Готовься, до самых родов многоуважаемая леди Присцилла неотлучно будет находиться при тебе. Я распорядился подготовить ей смежные покои.

Матушка Альдамира горестно вздохнула, но даже не попыталась ничего сказать против. Так они и ушли, подавленные и унылые.

А Владыка, проводив их взглядом, направил все свое внимание и гнев на нас с Альдамиром.

Вот брон! Вот бы стать невидимкой!

– Что ж, наследничек, – прорычал он, больше не сдерживаясь. – Говори, теперь я готов тебя слушать.

Близнец с силой сдавил мою ладонь, заставив запищать от боли. Но, услышав писк, тут же ослабил давление.

– Прости, отец, – наконец выдал он. – Виноват. Признаю, моя идея безумна. Я повел себя неподобающе, едва не подставив тебя. Готов к любому наказанию.

«Спасибо, милый! Ты опять защищаешь меня!» – умилилась я. Впрочем, радовалась недолго.

– Так уж и твоя идея? – оскалился Владыка. – А по моему разумению, идея возникла в другой полосатой головке.

И глянул на меня так многообещающе.

Что-то мне поплохело! В голове опять чужой голос прорезался. Смеявшийся, называвший меня полной идиоткой. А еще перед глазами красные круги поплыли. Вернее, не круги, а волны – это лицо Сошелиара, оказалось, стало видоизменяться. Человеческая голова исчезла, на ее месте появилась драконья морда. Не такая огромная, как при полном обороте, но тоже весьма впечатляющая. И донельзя злобная.

Вон, аж пар из ноздрей идет.

Я даже голос перестала слышать, испугалась до чертиков.

Ааа! Деда, спаси! Сейчас из твоей внучки сделают жаркое!

– Пустоголовые, безответственные шалопаи! И вот на вас я должен буду оставить народ! – рычала драконья башка. – Мало вас в детстве пороли. Мало! И этот пробел я, пожалуй, сейчас восполню!

Владыка сделал несколько шагов вперед и еще более грозно пророкотал:

– Солнце, запрет на оборот. Поняла?

Внутри быстро-быстро закивала виверна, испуганно зажав хвост между лап.

– Будет твоей урок. А ты, – приказал он уже мне, – смотреть и не сметь отворачиваться!

Я закивала не менее быстро.

– Шторм, выходи, – предвкушающе протянул Владыка. – Будешь отдуваться за всех.

Тут же Альдамира окутал туман, и, спустя несколько секунд, рядом со мной появился грифон.

Дальше Владыка открыл портал и церемонно пригласил войти. Мы, естественно, не смели отказать. А потом началось форменное избиение младенца. Сошелиар в обличье дракона гонял Шторма, опаливая тому перья огненными выдохами. Периодически лупил крыльями, дергал за хвост и гриву, в общем, всячески издевался.

Мне приходилось смотреть на это безобразие, сдерживая ярость и желание как следует взгреть дракона и тоже приласкать его магией. Я едва себя контролировала: руки сжимались в кулаки, из горла вырывался рык не хуже того, что издавал Сим. А еще с пальцев слетали огненные всплески, которые приходилось тут же гасить, дабы не сжечь поле. На все попытки обернуться Солнышко отвечала категорическим отказом, еще больше выводя меня из себя.

Наконец, когда Шторм превратился в ощипанного петуха, экзекуция закончилась. Его Величество соизволил нас отпустить. Зализывать раны и восстанавливать душевное равновесие. Напоследок велев из покоев никуда не отлучаться во избежание, так сказать.

Нам ничего не оставалось, как исполнить его приказ.


А дальше потянулись дни, наполненные скукой и ничегонеделанием. Из покоев меня не выпускали, Альдамира, впрочем, тоже. Он лишь изредка наведывался на очередной совет или же ко мне. Наши встречи длились недолго, за спиной принца маячили стражи, одним своим видом убивая желание разговаривать. С Катариной я не встречалась, мы только переписывались. Письма приносили все те же стражи, и, боюсь, они же вначале показывали их Альфреду, дабы глава отдела безопасности мог прочесть и пресечь возможные выходки, если бы мы задумали подобное. Так что почти все оставшееся до начала занятий время я провела весьма паршиво.

Эх! И где же обещанные интересности?!

Когда до окончания каникул оставалось два дня, Владыка решил снять домашний арест. И только для того, чтобы наследник смог приодеть своего близнеца. Типа некультурно отправляться в академию с теми вещами, которые были выданы в начале года.

Итак, плотненько подкрепившись с утра, отправились разорять магазины. На дело была приглашена леди ду Милау, я сама ходила к Владыке, умоляя позволить бедняжке хоть немного развлечений. Шестнадцать стражников – восемь недодушенных и восемь новых. А также еще одна высокородная дама, леди Присцилла. Сухопарая, высокая и весьма строгая особа, которая вечно пребывала в скверном расположении духа и вполголоса ворчала, посматривая на других свысока. На леди была наложена важная обязанность: следить за нами, ну и оплачивать покупки (из кошелька Альдамира), так как никто из мужчин рода Скай дэ Роушен сопровождать нас на мероприятии не стал. Даже близнец сбежал, увидев нашу компашку.

Впрочем, на дамочку мы с Катариной внимания почти не обращали, радуясь возможности выбраться из четырех стен и вдоволь наболтаться. Она же мне и поведала, что с Владыкой они все-таки помирились. Правда, не сразу, а только позавчера вечером. Альфред также прощен, и даже срок его разлуки с невестой был уменьшен на целую неделю. На моего близнеца Сошелиар еще порыкивал, но делал это без злости, скорее по инерции. И матушка Альдамира надеялась, что до отбытия в академию ее любимые мужчины помирятся окончательно.

Успокоенная такими новостями, я с воодушевлением вступила под крышу первого «супермаркета». Спустя три часа воодушевление куда-то испарилось. Вошедшая в раж Катарина затаскивала меня в очередной магазин и до тошноты заставляла примерять одежду. Даже мои любимые брюки и штанишки до того осточертели, что я едва не выла, увидев очередную «прелесть», притаскиваемую заботливой матушкой Альдамира.

После того как с «формой для академии» было покончено, наступил перерыв, во время которого я без сил лежала на креслице в кафе и пила освежающую кислинку. На предложение отведать вот тех замечательных пирожных вынуждена была ответить отказом: измученный примерками организм категорично не хотел потреблять ничего, кроме жидкости. Катарина, казалось, совсем не устала, весело щебеча последние дворцовые новости. Леди Присцилла тоже была бодра и даже не ворчала, с удовлетворением слушая матушку Альдамира. И лишь шестнадцать стражников печально вздыхали, украдкой поглядывая на часы. Вот только деваться им было некуда. Недвусмысленное предупреждение Владыки помнили все, а некоторые самые дотошные еще и в блокнотики записали.

Но хорошее быстро заканчивается. Так и перерыв. Вновь взяв на таран, Катарина поволокла меня в очередную лавку. Посмотреть пару-тройку чудных платьишек, немного юбочек и совсем чуточку просто восхитительных кружев для будущей сорочки.

Ага, знаю я эту «пару-тройку», а также «немного» и «чуточку». Пока с десяток и того, и другого, и третьего не купит, не успокоится.

Но пришлось покориться судьбе. Я все-таки ей обещала не сопротивляться.

И вот, стоя в примерочной, ожидая, когда проворные продавщицы помогут облачиться в шикарный малиновый наряд, я вдруг снова услышала незнакомый голос.

– Глупая девка! – проговорил он язвительно. – Неужели ты считаешь, что она старается ради тебя?!

– Ну, я на это надеюсь, – пробормотала, невольно поглядывая на улыбавшуюся Катарину.

Голос тем временем продолжал, будто бы его владелец не слышал моего ответа. Хотя могло быть и так.

– Пустоголовая ящерица! Недалекая деревенщина! Решила, что теперь все тебе поклоняться будут! Идиотка!

И что это меня все оскорбляют?! Вот ведь нашли девочку для битья. Ладно, Альдамир, я и сама его не так еще называла, да и отношения у нас были не ахти. Ладно, Владыка. Пусть и со скрежетом, я признавала его право злиться на нас. Но непонятно кто! Вот уж не согласна!

И откуда его принесло, полудурка, на мою голову. Жила себе спокойно. Ну, ладно, почти спокойно. Никого не трогала. Вот, на тебе, еще голос потусторонний заявился. Или клиника, или магия.

Так, стоп! Магия. Амулет ректора. Побочные эффекты, которые для каждого различны. Уж не потому ли я всякую ерунду слышу? Может, эти самые эффекты, ага, спецэффекты и действуют. Надо проверить.

И, конечно же, проверять я решилась сразу, как только продавщицы убежали за очередным платьицем, предварительно вынув меня из предыдущего и закрыв шторку. Просто взяла и сняла кругляш.

Но лучше бы этого не делала. С одним голосом в голове жить можно, а с сотнями, а то и тысячами проблематично. Даже очень. А уж если эти голоса вопят все вместе, хая на разные лады, то и вообще невозможно. Вот и я не смогла, схватилась за голову и рухнула на пол. А потом и вовсе отрубилась, не вынеся издевательства.


Глава 11 | Отражение | * * *







Loading...