home | login | register | DMCA | contacts | help |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

Loading...


Глава 13

Пришла в себя я мгновенно, будто кто-то кнопку «вкл» нажал. Раз, и как огурчик. Мысли четкие, органы восприятия работали отлично. Лежала я на чем-то мягком и широком, скорее всего, на кровати. Но точно не на полу в примерочной и не на диванчике в магазине. Пахло здесь знакомо, так что наверняка в своей комнате.

Показывать, что проснулась, и открывать глаза сразу не стала, потому как услышала весьма занимательную фразу.

– Что-что? – произнес Владыка, видимо, от волнения переходя на шипение. – Что ты провел?

Да, мне тоже интересно, кто и что опять успел натворить.

Собеседник Сошелиара вначале молчал, то ли с мыслями собирался, то ли с силами, но все-таки спустя несколько секунд проговорил:

– Провел ритуал Интери.

Голос принадлежал принцу.

Что и следовало доказать. Вот с кем еще мог Владыка разговаривать в подобном тоне? Только с моим близнецом.

– Предопределение… – тем временем витиевато выругался Владыка. – И я узнаю обо всем последним! Разве не было другого способа самоубиться без вреда для рода?

Чего сделать? Не поняла? По-моему, батюшка Альдамира несколько не в себе.

– Отец… – начал было близнец, но рассерженное ворчание быстренько заткнуло ему рот.

– Что отец?! Разве ты не в курсе, почему этот ритуал проводят только после того, как женщина вошла в род, то есть после брачного обряда? А никак не раньше. Да даже твою мать я не могу защитить таким способом, не подставив под удар остальных членов рода. Шла бы речь только обо мне, воспользовался бы и, не задумываясь, связал наши жизни. А так не могу!

– Я прекрасно помню о последствиях, отец. Просто в тот момент это был единственный способ вытащить ее из лап Непроизносимой.

Раздалось до того грозное рычание, что мне с трудом удалось не вздрогнуть.

– А ритуал Клера? А способ Минера?! А отсроченный удар Лабинала?!! Пусть тоже имеют малоприятные последствия, но, по крайней мере, они обратимы.

– Отец, ты забыл одну незначительную деталь, – в голосе принца послышалось раздражение.

– Говори.

– Не меня готовили в наследники с рождения. И с перечисленными способами я не знаком.

– Непроизносимая тебя дери! – вновь разразился ругательствами Владыка.

И что он ругается, аж уши вянут. Вот, правда, как есть сантехник из моей школы, а не глава государства. И вообще, не обо мне ли они говорят? Насколько знаю, только я удостоилась чести попасть в те самые лапы Непроизносимой.

– Моя ошибка, признаю, – успокоившись, не стал отпираться Сошелиар. – Но даже если и так, то все равно ты должен обезопасить род. Ведь если она, не дай Предопределение, умрет до того, как вступит в род, твой моментальный уход в небытие вслед за ней будет самым легким последствием. Проклятие несдержанного слова повлияет на членов семьи непредсказуемо. Ты осознаешь?

– Осознаю, отец, – ответил Альдамир. – И все сделаю как надо.

Чего-чего? Сделаю как надо? Это как, интересненько? Что-то мне все это не нравится.

– Надеюсь на твое благоразумие, сын. А теперь отдыхай, я, пожалуй, пойду.

Едва слышный скрип двери подтвердил, Владыка ушел. Замечательно. Можно и подумать. Вот только подумать мне не дали, буквально через пару минут кое-кто уселся на кровать, подняв на матрасе волны.

– Открывай глаза, Груша, – устало сказал близнец. – Я знаю, что ты пришла в себя. Солнышко успела поздороваться со Штормом.

Вот партизанка! А мне почему не сказала?

Виверна лишь вытащила длинный язык и поводила им из стороны в сторону.

Нахалка!

Как бы я ни обижалась на хвостатую хулиганку, пришлось открывать глаза и сдаваться. Как и думала, находились мы в моих покоях, в спальне. Меня раздели до нижнего белья и завернули по самый подбородок в одеяло. Не совсем одетый принц полулежал на высокой подушке, задумчиво рассматривая пейзаж за окном.

– Ну, привет. И давно знаешь? – нарочно грубовато, чтобы в голосе не чувствовалась вина, спросила у него.

– Пару минут.

– Хорошо, – постаралась сделать вид, что мне в общем-то все равно. Хотя мысленно ликовала. Он не в курсе того, что я подслушивала.

Фух!

– Который час?

– Скоро девять вечера.

Хорошо меня приложило, однако! Качественно.

– Ммм, и как ты здесь оказался?

– Принесли, наверное, – пожал плечами. – Точно не знаю.

Ничего себе! Как так не знает?!

– А я? Последнее, что помню, упала в примерочной, а дальше пустота.

– Тебя, скорее всего, тоже принесли. Я не видел.

Так, стоп. Что-то я совсем ничего не понимаю. То есть мы рухнули в обморок дружно?

Озвучив вопрос, получила еще одно пожатие плеч, на этот раз неуверенное.

– Судя по показаниям свидетелей, практически да.

– А почему?

– Связь близнецов балуется. – Альдамир потянулся за стаканом, стоявшим на тумбе возле кровати, и сделал пару глотков. – Тебе плохо стало, и мне за компанию.

Угу, связь близнецов, как же! По-моему, кто-то, мягко говоря, недоговаривает.

– Ты уверен? – прищурилась я.

Принц отвел взгляд.

– Конечно, – твердо ответил он, а потом внимательно посмотрел в глаза, будто пытаясь понять, поверила ли я ему или нет.

Естественно, сделала вид, что удовлетворилась ответом.

Повеселев, близнец поставил-таки стакан на место и поинтересовался:

– Расскажешь, почему тебе стало плохо?

Я немного помолчала, собираясь с ответом, а затем выдала уверенное:

– Честно, не помню. Случайно сняла кругляш ду Помпео и упала.

Что заставило меня сказать неправду, не знаю. То ли странная уверенность, внутренний голос, интуиция. А может, обида, что кое-кто тоже не спешил открывать карты.

– Понятно, – кивнул Альдамир. – Так и подумал. Скорее всего, из-за этого сбилась настройка амулета, потому нас и приложило. А когда его вернули на место, нам сразу же стало лучше. Служба безопасности и лекари проверили, воздействия извне не было. Так что тебе ничего не угрожает.

– Спасибо, успокоил, – растянула губы в улыбке. – А теперь не мог бы ты меня оставить? Хочу еще немного поспать.

– Как скажешь, – согласился близнец, поднимаясь. – Отдыхай.

И, поцеловав на прощание в щеку, ушел к себе.

А я выбралась из-под одеяла и, раскинув руки в стороны, принялась думать. О словах Владыки, недоверии близнеца, странных голосах и обмороке. Ничего умного, правда, так и не надумала. Лишь извела себя предположениями, а потом, спустя несколько часов, уснула. И проснулась только тогда, когда одна из служанок решительно раздвинула шторы в спальне, впуская в комнату свет.

Утро прошло хлопотно. Катарина, допущенная до сборов сумки в академию, попыталась затолкнуть в оную половину дворцового гардероба. Если бы не Альдамир, я так и уехала бы с кипой ненужных платьев. Благо он вовремя пресек безобразие, попросив матушку положить одежду удобную и не требующую особого внимания.

Разочарованно повздыхав, леди ду Милау приказала служанке вытрясти платья и положить только то, что я выбрала вчера в магазинах, а именно: кучу разнообразных штанов и рубашек, побольше белья, носков и другие милые моей душеньке предметы. Но Катарина не была бы собой, если бы не всунула (на всякий случай) самое простенькое (угу, как же) платьишко.

В общем, часам к двум мы с близнецом были готовы к дороге. Уже послезавтра начинались занятия, а нам еще предстояло встретиться с друзьями в той самой разрекламированной Сонором таверне.

Обнявшись с Катариной, торжественно пожелав Владыке всего хорошего, уселась в карету. И по правде говоря, я была счастлива покинуть дворец. Несмотря на благожелательность леди ду Милау, дольше положенного находиться здесь не хотелось. Наверное, потому, что приезд сюда принес еще больше вопросов, на которые у меня не было ответов.


Дорога до портальной арки, ведущей в академию, в этот раз показалась мне долгой. Разговора с близнецом не получалось, он витал в облаках, запоздало отвечая на вопросы или вообще игнорируя их. Устав вести монолог, плюнула на Альдамира, решив полюбоваться на окрестности. Вот только сильный дождь помешал процессу. Пришлось закрыть окно, а сквозь мокрое стекло особо рассмотреть ничего не удалось. Так что, когда показалась арка, я уже вся измаялась от скуки.

Добравшись до места, попрощались со стражей и, больше не медля, ступили под свод арки. Знакомое по прошлому перемещению мерцание символов дало понять, что гигантское кольцо работало.

– Ты готова, Груша? – перед самой отправкой очнулся Альдамир и, не дожидаясь ответа, взял за руку.

– Готова, – подтвердила вполголоса.

А потом мы вошли в арку и спустя миг оказались на территории академического городка. Я невольно заулыбалась. Удивительное ощущение, что вернулась домой, вдруг разлилось теплой волной в груди.

– Груша! – раздался звонкий голос. – Грушенька!!!

Я повернулась на звук. Невдалеке, всего-то в сотне метров от нас, обнаружились Лаура с Диниосом. Элементаль махала руками, а увидев, что ее заметили, побежала ко мне. Я навстречу.

– Как ты, дорогая?! – закончив сжимать в объятьях, воскликнула до неприличия счастливая подруга. – Как отдохнула?!

– Все хорошо. – Пугать Лауру рассказами о дворцовых странностях я не стала. Не время, да и не место. – Интересно провела время, узнала много нового. Как сама-то?

Элементаль заалела, на мгновение выпустила из-за спины радужные крылья, а потом, смущенно оглянувшись, прошептала:

– Грушенька, мне так много нужно рассказать, ты просто не представляешь!

Я понимающе хмыкнула, взглянула в искрившиеся от радости глаза подруги и тихо спросила:

– Диниос?

Лаура еще больше смутилась.

– Он!

– Ооо! Я жду полнейшего отчета!

Пока мы шептались, мужчины успели подойти ближе и теперь расшаркивались, стоически скрывая тот факт, что тоже рады друг друга видеть.

Наконец церемонии закончились. Диниос приветственно хлопнул меня по плечу, едва не уронив, а затем, хитро подмигнув, сказал:

– Наговоритесь потом вдоволь. А сейчас давайте поторопимся, иначе Сонор там от нетерпения бороду вырвет. И все обещанные угощения съест.

На заявление мономорфа возмущенно зарычала виверна, в приказном порядке велев мне шевелить ногами. Иначе она возьмет управление телом на себя. Потому что кое-кто обещал ей вкусную рыбку, и поросеночка, и курочку, и еще много чего аппетитного.

Дав слово, что без боя не отдам никому и кусочка, подхватила элементаль под руку и поспешила в нужном направлении. Мужчины шли следом, подсказывая, где лучше свернуть, чтобы добраться до таверны быстрее.

Вскоре перед нами предстало монументальное строение. Если бы не знала, что это питейное заведение родственника Сонора, подумала бы – банк. Только большая вывеска «Брон и пегас» показывала, что мы не ошиблись адресом. Двухэтажное серое здание с узкими окошками-бойницами, широким крыльцом, которое охраняли три весьма устрашающих на вид гнома. Бородачи подозрительно оглядели нас и воинственно побряцали оружием. Возможно, так проверялась платежеспособность клиентов.

– Друзья Сонора Грома по приглашению, – фраза Диниоса была подобна произнесенному заклинанию.

Товарищи с секирами тут же изобразили нечто похожее на улыбки и мгновенно пропустили нас внутрь. Осторожно проскользнув мимо них в дверь, я была приятно удивлена: в таверне оказалось светло и просторно. Столы не громоздились один впритык к другому, а располагались так, чтобы посетители чувствовали себя удобно.

Едва вошли в зал, к нам выкатился еще один представитель гномьего народа. Дородный и румяный, с бородой, для красоты заплетенной в косицы. Назвавшись помощником Каратом, он поинтересовался, чем может помочь. Диниос повторил фразу, сказанную охранникам у двери, и нас тут же со всем почтением проводили на второй этаж, где за столом возле окна уже заседали Сонор с Дайаной и Кора с Изольдой. Не было только Максимильяно с Лиопольдиной, о чем я, конечно же, не жалела.

А дальше начался второй акт спектакля под названием «Они встретились после долгой разлуки». Помяв друг дружке бока крепкими объятьями, все-таки расселись. Брызжущий остротами Сонор тут же принялся рассказывать очередные байки из жизни гномьей общины, Дайана загадочно улыбалась, то и дело, поглаживая его широкую ладонь.

Глядя на уравновешенную, утратившую былую неуверенность и настороженность гаргулью, я была спокойна за эту парочку. Сонор сделает все, чтобы его близнец чувствовала себя хорошо.

Подозрения вызывала вторая парочка. Молчунья Изольда за те дни, которые мы провели вне стен академии, превратилась в душу компании. Она смеялась и шутила наравне с гномом, даже иногда и превосходила его. Кора, наоборот, забилась в самый угол. Валькирия почти не разговаривала, отделываясь общими фразами. Была мрачна и задумчива, а еще подозрительно косилась на своего близнеца.

Интересно, какая кошка между ними пробежала?

Ткнув Лауру в бок, показала глазами на Кору. Та вначале не поняла, но потом, понаблюдав, пришла к тому же мнению: на каникулах девушки что-то не поделили. И очень надеюсь, что не кого-то.

Пока думала, как бы пролезть к валькирии и корректно узнать, прибыли обещанные угощения. Стало не до разговоров, потому что некоторые вечно голодные хвостатые бестии в приказном порядке велели сложить на тарелку всего и побольше. Пришлось подчиниться требованиям, тем более живот громким урчанием намекал, что полностью согласен с виверной.

Но едва мы приступили к трапезе, произошло событие, которое отодвинуло мое любопытство куда подальше.

– Глядите-ка, господа, – раздался язвительный мужской голос. – Я, понимаешь ли, ее жду, а она здесь с какими-то грынами развлекается.

За нашим столиком повисла тишина. Сонор судорожно дожевывал кусок мяса, Дайана, наоборот, застыла с вилкой, поднесенной ко рту. Изольда с Корой удивленно переглядывались. Альдамир превратился в памятник самому себе, а Диниос нахмурился, машинально пододвинувшись ближе к Лауре. Элементаль широко распахнутыми глазами смотрела на виновника переполоха, который с вальяжным видом устроился на одном из пустующих стульев. Позади него высилась четверка звероподобных личностей, на чьих физиономиях отсутствовал даже намек на интеллект. Зато природа богато одарила их физической силой. Перевитые мышцами руки намекали, что эти представители условно-разумных без проблем сломали бы шею быку.

– Господа, чем обязаны? – наконец-то справившись с куском мяса, поинтересовался Сонор. – Вы не ошиблись, случаем?

– Я пришел точно по адресу, – ухмыльнулся незваный гость.

Высокий тонкокостный элементаль с прекрасным порочным лицом и театральными жестами. Вот он отточенным движением поправил шейный платок, а потом уставился на элементаль.

– Моя невеста, видимо, позабыла о встрече. Пришлось приехать сюда самому. Так ведь, ненаглядная Лаура? Ты, надеюсь, счастлива меня видеть?

Упавшая из рук Дайаны вилка прозвучала не хуже выстрела.

– Почему ты молчишь, любимая? – продолжал говорить голубоволосый. – Потеряла дар речи от радости?

Я перевела взгляд на подругу. Элементаль побледнела и сейчас была похожа на привидение. А еще казалось, вот-вот заплачет.

– Ты его знаешь? – шепнула ей на ухо.

Та едва заметно кивнула.

– Конечно, знает. – Оказалось, кое-кто обладал хорошим слухом. – Мы столько чудесных мгновений провели вместе. Не правда ли, дорогая?

Лаура всхлипнула.

– Вот видите, уважаемые. Моя Лаура все вспомнила: наши встречи, наши полные страсти ночи.

Послышалось рычание. Диниос частично обернулся и теперь решительно поднимался из-за стола. Заметив оскаленную морду тигра, пришелец сравнялся цветом лица с белоснежными салфетками, но рот не заткнул.

– Что я вижу?! Ты все-таки променяла меня на какого-то плешивого кота. Маленькая…

Дальнейшие слова засранца потонули в скрежете ножек по паркету.


* * * | Отражение | Глава 14







Loading...