home | login | register | DMCA | contacts | help |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

Loading...


Глава 16

Слова Альдамира ошарашили и поставили в тупик. Я замерла, не в состоянии пошевелиться. Даже, кажется, дышать стала через раз.

«Ты все еще хочешь вернуться на Землю?»

Близнец задал вопрос, который я гнала от себя последнее время, оттого что не могла с уверенностью ответить «да». Почему? Потому что там, дома, у меня не осталось никого родного. Мать и отцом погибли давно, дед умер. Дядька Федор хоть и относился ко мне хорошо, но скорее из памяти к умершему другу. Вот только на Земле я представляла свою дальнейшую жизнь: учеба в университете, работа, дом. Когда-нибудь потом замужество и дети. Понятное, привычное существование.

Здесь же, на Торгоне, я обрела друзей, крылатую частичку себя – Солнышко. Близнеца, чьи чувства и настроения подобны маятнику, отчего каждую встречу подспудно ожидала плохого. Одновременно с этим я получила магию, приключения, опасности, тайных врагов и недоброжелателей. Загадки, новые впечатления и… неуверенность в завтрашнем дне.

Прошедшие полгода мне приходилось ступать по тончайшему канату высоко над землей, постоянно балансировать, чтобы не сорваться в пропасть. Шаг влево или вправо пугал падением. Никто не давал гарантии, что, останься я здесь, буду счастлива. Да что там, никто не обещал, что просто выживу. Ведь будущее покрыто мраком.

И тот и другой миры манили, цепляли невидимыми щупальцами, и каждый из них тащил на себя. Пока с одинаковой силой. Такое ощущение, будто бы я застыла посредине: уже не там, но еще и не здесь.

Странное состояние.

Так что же мне ответить Альдамиру? Можно, конечно, возмущенно встать и бросить ему в лицо: «Естественно, да». Одной фразой разорвать ниточку взаимопонимания, растоптать росточки еще неясного чувства. Дать Земле преимущество в борьбе с Торгоном. Но почему-то я не могла это сделать. А возможно, не хотела.

Была не в состоянии расставить все точки над i.

– Спасибо, – разорвав, наконец, гнетущую тишину, проговорил близнец.

– За что? – вскинулась я. – Ведь я ничего тебе не ответила.

– Спасибо за то, что сразу не сказала да.

А потом он осторожно, будто боясь спугнуть, тронул мою щеку. Прикоснулся пальцами к губам: мягко очертил верхнюю, чуть надавив, провел по нижней. Я задрожала от этого прикосновения, приоткрыла рот, жадно хватая воздух, и невольно подалась вперед.

Альдамир словно того и ждал. Наклонившись, прикоснулся языком к уголкам губ, повторил движение пальцев, обведя их контур. Затем, осмелев, накрыл мой рот своим. Забыв обо всем на свете, я начала отвечать.

Голова кружилась, эйфория наполнила мое существо. Я позволяла языку близнеца бесчинствовать во рту. Сама тоже, обезумев, ласкала его губы, прикусывала их, посасывала. Ловила отголоски стонов и жадно выпивала.

А потом вдруг оказалась на коленях принца, прижатая к груди. Он гладил меня по спине, сминая рубаху, пробираясь жаркими ладонями к телу. Я не отставала: запустив пальцы в волосы, притягивала его лицо еще ближе. Хотя ближе быть уже не могло.

– Груша… Грушенька… – шептал он мне в рот. – Сладкая моя… вкусная… родная…

Я упивалась близостью. Слова близнеца, как и его поцелуи, волновали, будили пожар в теле, заставляли отдавать всю себя без остатка.

– Грушенция, почему дверь не закрыва… ешь? – Громкий голос валькирии раздался в тот момент, когда Альдамир оставил мои губы и начал ласкать шею. – Прошу прощения, – уже намного тише. – Кажется, зашла не вовремя. Вы не останавливайтесь, считайте, что я вам привиделась. Все, ухожу.

В последний раз обдав мою шею горячим дыханием, близнец отстранился.

– Здравствуй, Кора, – хрипло проговорил он.

Поправил мою рубаху, потому что я сама пока была не в состоянии. Только и могла, что затуманенным взором глядеть на подругу.

– Проходи, присаживайся. Не стой в дверях. Мы уже… закончили.

– Ты уверен? – косясь на находившуюся в нирване меня, переспросила Кора. – В случае чего я могу и за дверью вас дождаться.

Кажется, кто-то зарычал.

– Поняла, – тут же ускорилась валькирия, за мгновение преодолев расстояние до стула.

Тем временем я потихоньку приходила в себя. И чем быстрее это выходило, тем сильнее начинали гореть щеки.

Е-мое! Вот это поговорили! Выяснили волновавший нас вопрос!

– Ты что-то хотела, Кор? – машинально смахнув рукавом влагу со лба, спросила у подруги.

– В общем-то да. Но если ты… вы заняты, мы справимся одни.

Я помотала головой.

– С чем справитесь? Извини, что-то я плохо понимаю. Черепушка совсем не работает… почему-то.

Валькирия хохотнула, но быстро вернула серьезное выражение лица и растолковала:

– Изольда вернулась. Мы с ребятами решили не ждать вечера и выяснить все сейчас. Пока они ее отвлекают, я побежала за вами. Так вы с нами?

– С вами. Сейчас, подожди минуточку, приведу себя в порядок. А то растрепалась немного… почему-то.

Замявшись под насмешливым взглядом Коры, схватила с тумбы расческу и провела ею пару раз по спутанным волосам. Полюбовалась на свое помятое лицо в отражении и со вздохом положила расческу обратно. Что-то мне подсказывало, что «за минуточку» сеновал на голове я не приберу.

Да и ладно, народ давно привык к моему «стилю».

Успокоив себя, повернулась к подруге. Мило ей улыбнулась и махнула в сторону двери:

– Пойдем, я готова.

Валькирия кивнула и первой покинула комнату. Я последовала за ней. Но потом, вспомнив, развернулась на сто восемьдесят градусов:

– Пойдешь со мной… с нами?

Альдамир так и сидел на кровати. Взъерошенный, в перекошенной рубахе, с красными припухшими губами и усталыми глазами. Он смотрел на меня и, казалось, жалел о случившемся. По-другому объяснить его отсутствующий вид я не могла.

В сердце кольнуло обидой, но прежде, чем я успела полностью разочароваться и напридумывать себе всякого, близнец поднялся и подошел ко мне. Близко-близко. Провел пальцами по моментально вспыхнувшей щеке и тихо произнес:

– Я пойду с тобой хоть в гости к Непроизносимой, Груша. Помни об этом, пожалуйста.

И, взяв меня за руку, повел прочь из комнаты.

Весь короткий путь до апартаментов валькирии и элементали мы провели в молчании. Я в тот момент хотела, чтобы коридор был бесконечным.

Успели вовремя, Изольда никуда не исчезла, продолжая мирно беседовать с друзьями. Вот только разговор тут же закончился, стоило нам войти внутрь. Приятели резко замолчали и стали коситься на Кору.

– Все в сборе, – проговорила она. – Давайте начнем.

И, не теряя времени на расшаркивания, обратилась к близняшке:

– Понимаешь, Изи, мне нужно кое-что тебе сказать.

– Слушаю, – кивнула элементаль, усмехнувшись. – А остальные здесь зачем? Для того, чтобы я не убежала?

Сделав вид, что не услышала ее ехидного замечания, валькирия продолжила:

– Дорогая, я прекрасно понимаю, что тебе пришлось пережить, и верю, что вместе мы со всем справимся. Тебе сложно, но позволь нам тебе помочь.

– Помочь? – переспросила Изольда. – Я не нуждаюсь в помощи. С чего ты вообще это взяла?

Кора сбилась на полуслове и умоляюще посмотрела на нас.

– Изи, мы не будем ходить вокруг да около, – вступил донельзя серьезный Сонор. – И спросим без обиняков. Что с тобой происходит?

Элементаль положила круглое зеркальце, в которое до этого периодически посматривала. Полностью развернулась к нам и стала переводить взгляд с одного на другого. Я бы сказала, далекий от благодушного взгляд.

– Ты очень изменилась, Изольда, – принял эстафету Диниос. – Очень. И мы не уверены, что это идет тебе на пользу.

– Разве это плохо? – с вызовом спросила она. – Меняться, становиться другой? Я всегда считала, что стоять на месте – это плохо.

– Иногда перемены несут больше зла, чем постоянство, – твердо ответил мономорф.

– И что вы думаете со мной делать? Как заставите стать прежней?

– Мы не хотим тебя заставлять. Мы лишь хотим понять и помочь.

– Понять?! – взвизгнула Изольда. – Как вы сможете мне помочь?! Это не вас обманом украли, не вас держали взаперти! Не из вас цедили кровь, а потом бросили умирать одну! Не вас! Не вас! Не вас!!! Вам никогда не понять меня и не помочь мне! Никто не сможет мне помочь! Никто! Никто! Никто!!!

И тут произошло следующее: элементаль рухнула на колени, а затем и вовсе завалилась на бок. Выгнула туловище, запрокинула голову, забрыкалась, заколотила руками по полу. Ее глаза широко раскрылись, зрачки стали «плавать». Рот скривился, и она завыла, словно раненое животное.

Вначале мы дружно впали в ступор. Первой очнулась Кора. Подлетев к близнецу, схватила ее и прижала к груди.

– Ну же, Изи, перестань! – испуганно лепетала всегда уверенная в себе валькирия. – Прошу!

Изольда вырывалась, царапая удерживавшие ее руки. Цеплялась близнецу за косу, лягалась, как буйная кобылица. Но Кора и не думала ее отпускать, прижимая к себе.

У меня от ужаса волосы встали дыбом и начался нервный тик. Остальные неловко бегали вокруг, не зная, как помочь. Кричали, ругались на разные голоса, хлопали крыльями, рычали и шептали молитвы Предопределению.

– Придержите ее! – сквозь вопли услышала я голос Альдамира. – Сонор, не спи, включай магию, Изольду нужно успокоить. Я за лекарем.

Гном спрятал проявившийся топор и подбежал к девушкам. Упал на колени, наклонился, схватил Изольду за голову и прислонил свой лоб к ее. А потом закрыл глаза и начал что-то сосредоточенно шептать. Что он говорил, я не могла разобрать, но то, что Сонору приходилось несладко, видела ясно. Он побледнел, морщился, будто терпел боль. Рядом с ним опустилась Дайана. Обхватила близнеца руками и крыльями, поддерживая, давая ему силу. С другой стороны сел Диниос, прижав своими огромными ручищами ноги Изольды.

Элементаль медленно успокаивалась. Она перестала кричать без умолку, но периодически душераздирающе вскрикивала. Все еще иногда подергивалась в руках друзей, хотя и не так активно. К тому времени, когда прибыли лекари, Изольда обмякла в объятьях Коры.

Эскулапы мгновенно оценили положение и без слов переместились в лазарет вместе с элементалью и валькирией, которая категорически отказалась выпускать ту из рук. Мы, потерянные и расстроенные, остались в комнате девушек.

– Вот так дела! – протянул Сонор, поднимаясь с колен. – Почему-то я не так представлял нашу помощь.

– Помогли так помогли, – согласился Диниос, разминая затекшие пальцы. – Ничего не скажешь.

Рядом с ним всхлипнула, а потом и заплакала Лаура. По расстроенной мордашке Дайаны бежали слезы. Честно говоря, мне тоже хотелось разрыдаться от жалости к бедняжке, но я стоически заставляла себя держаться.

– Что будем делать дальше? – глухо спросила у всех вместе и каждого по отдельности.

Народ отвечать не спешил.

– Ждать, – все-таки решился мой близнец. – В любом случае пока Кора не вернется из лазарета и не сообщит новости, предпринимать ничего не нужно.

Друзья закивали.

– Кстати, расскажите, уважаемые, – продолжил Альдамир. – Зачем и о чем разговор затеяли-то? Я не особо понял.

Поведал ему о ситуации Сонор. В красках пересказал последние новости и причину волнения валькирии. Я, естественно, помогала.

– Что ж, понятно, – резюмировал близнец. – Вы решили грязными сапогами залезть в душу девочке и там потоптаться. Молодцы!

Мы переглянулись и покаянно опустили глаза.

– Для таких случаев есть специально обученные существа. Вот уж кому-кому, а тебе, Сонор, это должно быть известно.

– Да я… – начал гном.

– Ты не прав, Сонор, – отрезал Альдамир. – Прими это, смирись и думай, как потом будешь извиняться перед Изольдой. Да вы все должны приготовиться к этому. А сейчас пойдемте. Смысла стоять здесь и ждать я не вижу. Лучше спокойно поужинать, на всякий случай взять порцию Коре и приготовиться к завтрашнему дню. Только от нас будет зависеть, как быстро девушки нагонят программу.

Я подняла глаза и посмотрела на него. Близнец был хмур и с раздражением взирал на всех провинившихся. Точь-в-точь как его отец, когда смотрел на нас с Катариной после боя с тиронами.

Да уж, кровь, как говорится, не водица.

– Пойдемте! – поторопил он.

Народ, конечно же, подчинился и стал выходить из комнаты девушек. Но прежде чем уйти, я быстренько черкнула Коре записку:

«Мы ждем, каждый у себя. Если что, приходи. Накормим».

В столовой мы появились под конец ужина. Быстренько забили животы едой, я почти не ощутила ее вкуса. Взяли тарелки для валькирии и поторопились к себе.

Ждать и надеяться, что все будет хорошо.


Кора вечером так и не вернулась. Не знаю, как другие, я провела эту ночь практически без сна. Периодически проваливалась в дрему, но быстро просыпалась. Вскакивала, оглядывала темную комнату и вновь падала на подушку.

Устав просыпаться вместе со мной, близнец опять лег рядом и, придавив рукой, велел спать. Чувствуя его тепло, я немного расслабилась, но уснуть так и не смогла.

Валькирия зашла под утро. Бледная, уставшая и какая-то неживая. Она уселась на стул возле стола и, вздохнув, положила голову на согнутые руки.

– Кора, что случилось? – как была в короткой ночнушке, так вскочила с кровати и бросилась к ней. – Что-то случилось с Изольдой?!

– Уже все хорошо, – сказала Кора. – Теперь все в порядке. Ее накачали успокоительной магией и травами, она спит.

– Что сказали лекари?

– У нее не выдержали нервы. Обычная реакция на страх и боль.

– И?

– Ее на некоторое время оставят в лазарете, а потом допустят к обучению.

Фух!

Я облегченно выдохнула. Слава всем богам! Теперь главное, чтобы эта истерика прошла без следа.

– Вот и замечательно! – Я улыбнулась валькирии. – Ты почему такая печальная? Все же хорошо!

– Хорошо, – пробормотала подруга. – Это я виновата.

Она подняла голову, а я едва не отпрянула. В глазах Коры плескалось столько боли, что даже мне стало не по себе.

– Это я во всем виновата. Придумала непонятно что. Заставила себя поверить, да еще и вас смутила.

Валькирия говорила глухо. Пусть она не пролила и слезинки, я знала, ей сейчас плохо как никогда.

– Понимаешь, Груша, своими дурными мыслями и подозрениями я предала Изольду. Существо, которое мне дало само Предопределение. И этого я никогда себе не прощу.

Проговорив, она поднялась со стула и, шаркая, пошла к двери.

– Постой, Кора, – пока я судорожно соображала, что ей сказать, Альдамир успел подойти ближе.

Придержав за руку, он насильно усадил ее обратно и сунул тарелку.

– Чему тебя учили, воин? – спросил он.

Валькирия вздрогнула и посмотрела на него.

– Воин должен руководствоваться разумом, а не чувствами, – заученно проговорила она. – Думать о настоящем, а не цепляться за прошлое. Знать, что главный враг – это он сам.

– А теперь скажи, – наклонился он к ней. – То ли ты сейчас делаешь? Соблюдаешь ли завет, данный первой шахиней Мираделлой?

Кора молчала.

– Или же, поддавшись эмоциям, ты забыла обо всем, что постигала долгие годы? Превратилась в жалкую мужланку, годную лишь в прачки для капризных мужчин?

Подруга воинственно подняла подбородок, сжала ладони в кулаки и прошипела:

– Как ты смеешь?!

– Смею, – усмехнулся ей в лицо Альдамир. – Перед собой я не вижу старшей дочери великой Греты, полководца армии шахини Терезиты Четвертой. Передо мной пускает слюни мальчишка-наложник, впервые вошедший на ложе госпожи.

– Ты!!! – Кора со всей силы ударила кулаком стол, аж тарелка подпрыгнула. – Ты… ты прав, наследник!

А потом пододвинула ближе эту самую тарелку и начала есть. Покончив с очень поздним ужином, она поднялась из-за стола. Протянула руку моему близнецу и, дождавшись ответного жеста, пожала запястье.

– Ты станешь отличным Владыкой, мономорф, – проговорила она грозно. – Я верю в это.

И, вновь окинув его взглядом, ушла.

А я без сил села на соседний стул и улыбнулась.

Слава Предопределению, глаза валькирии вновь засияли жизненным светом.


Глава 15 | Отражение | Глава 17







Loading...