home | login | register | DMCA | contacts | help |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

Loading...


Глава 19

Дальше началась кутерьма. Кашлявших студентов высвободили из-под занавеса и отправили к лекарям, как и израненных Палиано с Торони. Наставников помяли знатно: бедная гаргулья едва дышала от усталости, ее близнец был похож на несвежего зомби.

Нас с Альдамиром тоже отправили в лазарет, так что я не знала, чем дальше занялись оставшиеся преподаватели. Скорее всего, избавлялись от птичьих тел.

В лазарете пострадавших быстренько подлатали: избавили от кашля, ввели противоядие от веществ, выделяемых адроиром, по максимуму накачали лечебной магией и сразу направили на ковер к ректору. Мрачный Соло ду Помпео в компании таких же нерадостных деканов что-то обсуждал на повышенных тонах, когда мы с Альдамиром и компанией вошли в кабинет, разговор мгновенно завершился. Судя по лицам присутствующих, к общему мнению они так и не пришли.

– Дня, хотел бы сказать доброго, но не могу, – разрушил повисшую тишину ректор. – Рассаживайтесь, господа, разговор будет долгим. Мест должно хватить всем.

И вправду, кабинет Соло ду Помпео обзавелся дополнительными стульями.

Едва мы прижали зады, он продолжил:

– Ситуация из ряда вон выходящая, господа студенты. Времени мало, нужно успеть отследить путь, по которому пришли фениксы. А также рассмотреть все нюансы случившегося. Поэтому мне придется воспользоваться процедурой считывания памяти. Процедура малоприятная, но вам придется потерпеть. По-другому, к сожалению, не получится. Дорога каждая минута.

Меня бросило в дрожь.

Вот брон! Прошлый раз от этой радости мы отмахались, нынче, похоже, не получится.

Не хочу!

Впрочем, нашего разрешения Соло ду Помпео не требовалось, он лишь уведомлял о своем решении.

– Господин, ректор, – поднялся Альдамир, а в моей душе забрезжила надежда. – Возможно, стоило бы…

– Понимаю ваше возмущение, студент Скай дэ Роушен, но предложить иного не могу. Стань я расспрашивать каждого по отдельности, можно будет даже не начинать расследование. Просто знайте, глубже необходимого я считывать не стану.

Надежда, что близнец сумеет избавить нас от процедуры, скончалась в страшных муках.

– Коллеги, будьте добры, выдайте подопечным все необходимое, – тем временем обратился к деканам ректор. – Пора начинать.

По спине скользнула капелька пота. Взглянув на приятелей, я еще больше испугалась. Сонор был непривычно хмур и серьезен, Диниос вообще едва сдерживал оборот. Лаура и Дайана жались к своим близнецам, их потрясывало. Кора прожигала взглядом ду Помпео. Ее губы были сжаты, превратившись в тонкую линию. Альдамир, казалось, стал памятником самому себе. Остальные тоже явно не пребывали в восторге.

Глядя то на одного, то на другого, я приуныла. Похоже, товарищи прекрасно знали об особенностях процедуры и совсем не хотели ее проходить.

А деканы не медлили. Вот из недр ректорского шкафа были вынуты странные приспособления, похожие на широкие ободки с тремя дырочками посередине. Проконтролировав раздачу аппаратов, Соло ду Помпео велел каждому водрузить их на голову. Оказалось, надевались они не так, как земные ободки, а как корона или тиара. Чуток сдавливая лоб, концы крепились на висках.

Когда студенты да и Торони с Палиано обзавелись считывателями, ректор лично вручил каждому кристалл, к которому была непонятным образом приделана тонкая веревка. Второй конец веревки Соло ду Помпео присоединил к дыркам на ободке.

– А теперь, господа, приложите руку к острому краю кристалла и постарайтесь расслабиться.

Нам ничего не оставалось, как выполнить его приказ.

Едва я коснулась подушечкой указательного пальца нужного места, кожа на ней лопнула. Кристалл тут же выпил выступившую каплю. Дальше перед глазами стало темно, а голову резко сдавило. Пришла боль. Показалось, что концы ободка продырявили виски. И с каждым мгновением входили все глубже под кожу.

Я закричала, задергалась, потянулась было снять причиняющую боль штуковину, вот только ладони так и остались на коленях. Магия преподавателей или же сам считыватель не давали совершить желаемое. Внутри заволновалась Солнышко. Но и она ничего не могла поделать, ректор, так или иначе, желал получить информацию.

Когда сил терпеть больше не осталось, боль вдруг утихла. Моментально, словно ее никогда не было. В голове сделалось пусто. Но радовалась я недолго, вслед за пустотой пришло неприятное тянущее чувство, будто кто-то пытался вытащить мозги через уши. Последние тут же заложило, заныли зубы, в глаза словно песку бросили.

Я не знала, сколько продолжалась пытка: казалось, она была бесконечна.

А затем все кончилось.

Зрение восстановилось, неприятные ощущения ушли. О том, что я совсем недавно чувствовала боль, намекали только мокрые щеки.

Огляделась. Сокурсники представляли собой жалкое зрелище: девушки в слезах, с красными искусанными губами, мужчины бледны, их кулаки судорожно сжаты.

– Благодарю за содействие. Ваши воспоминания записаны и отправлены магу-аналитику, – глухо проговорил ректор. – Теперь господа студенты могут быть свободны. До комнат вас проводят старшекурсники, они же временно поживут вместе с вами. Имейте в виду. Не нужно бурно на это реагировать, лучше отдыхайте. Господин Палиано, госпожа Торони, вас я прошу еще немного задержаться.

Получив разрешение уйти, я поднялась. Колени тут же подогнулись, отчего пришлось вновь опуститься на стул. Судя по беспомощным трепыханиям однокурсниц, не только у меня имелись проблемы с конечностями. Самостоятельно подняться сумела лишь Кора.

– Давай помогу, – хриплым голосом предложил близнец.

Я, естественно, согласилась.

Как добирались до комнат – отдельная песня. Мы не шли, ползли, будто черепахи, едва передвигая ногами. Меньше всего напоминая студентов, вернее уж, завсегдатаев дома престарелых. И даже раздраженное хмыканье старшекурсников не помогало увеличить скорость. На них мы почти не обращали внимания, занятые только собой.

Старшекурсники, а именно десять пар близнецов, обнаружились за дверями ректорского кабинета, как и обещал Соло ду Помпео. Окружив группу, они, тихонько ворча, повели нас в общежитие.

Наконец, показалась родная дверь. Мы с Альдамиром ввалились внутрь. Аккуратно сгрузив меня на кровать, он рухнул на свою. На наличие еще парочки коек никто из нас не обратил внимания. Оказавшись в постели, я некоторое время лежала с закрытыми глазами. Хоть и устала безмерно, но уснуть так и не могла. Тяжелые мысли не покидали голову, отчего сон не шел.

Отчаявшись забыться, подняла веки. А потом и вовсе уселась на кровати. Принц тоже не спал, как и парочка старшекурсников, тихонько переговаривавшихся между собой. Они вольготно устроились на одной из дополнительных коек и, казалось, не обращали на невольных соседей никакого внимания.

Я принялась рассматривать незнакомцев. Нам в защитники-надзиратели достались тоже разнополые близнецы. Девушка-мономорф с каштановыми волосами, стянутыми в хвост на затылке, и темными, почти черными узкими глазами. Девица обладала шикарными формами, отчего партнер, щуплый шатен, элементаль земли, то и дело забывал глаза в ее низком декольте.

Увидев, что я поднялась, дамочка нахмурилась, хотела возмутиться, но была остановлена партнером.

– Не стоит, Сел, – сказал элементаль. – Все равно ведь не уснут после такого.

А потом, переведя взгляд на меня, дружелюбно поинтересовался:

– Кушать хочешь?

– Хочу, – не стала скрывать я.

Пытки пытками, а живот вкупе с виверной уже давно намекали об обеде.

– Хорошо. Пару минут, надеюсь, вы продержитесь.

Поднявшись с кровати, он послал воздушный поцелуй партнерше и исчез в личном портале. А спустя некоторое время вернулся, нагруженный подносами.

– Бродить по академии вам пока запрещено, – извиняющимся тоном проговорил он. – Так что кушать станете здесь. Без нас из комнаты не выходить, порталы не строить, магических вестников не отправлять и не принимать. По всем вопросам и пожеланиям обращаться к нам. Ясно?

– Куда уж яснее, – пробурчал Альдамир. – В туалет тоже поведешь?

– Придется, – поморщился элементаль, а потом хмыкнул и уже на порядок веселее сказал: – Кстати, я Лосо Камили. Рад познакомиться. Мой близнец – Селия Мар ду Салион.

Заверив, что бесконечно счастливы их видеть, и назвав собственные имена, принялись за обед. Поглощая пищу, одновременно слушали болтовню Камили, сопровождаемую редкими высказываниями его близнеца. Вот тогда-то и выяснилось, что не только нашей группе повезло обзавестись надзирателями, но и всем студентам младших курсов.

Как сказал Лосо, восьмой курс присматривал за первым, седьмой – за вторым, шестой, соответственно, за третьим. Выпускники помогали преподавателям, четвертый и пятый приглядывали друг за другом. Надзиратели им были не нужны, но и особой помощи от них не ждали. Главная задача средних курсов – не мешать, не ввязываться в авантюры и с вниманием относиться к странностям.

После нападения фениксов академия стояла на ушах. Были отменены занятия, в коридорах бродили студенческие патрули, усиленные преподавателями и аспирантами. Проводились проверки всех и вся, дабы выяснить виновников и сообщников происшествия. Потому как просто так, без помощи, фениксы не могли проникнуть на территорию академического городка. А это значило, что в стенах затаился еще один предатель. И его требовалось срочно найти, пока отступник не замел следы.

Владыке мономорфов было отправлено официальное письмо с просьбой о помощи, на которое тот откликнулся, прислав своих дознавателей. Кроме того, по миру дали клич: более-менее свободные выпускники приглашались если не на защиту родной альма-матер, то на помощь в расследовании. Судя по постоянно работавшим стационарным телепортам, проблемой прониклись многие и спешили оказать содействие.

Просидели практически взаперти (походы в туалет не считаются) мы дня три. От нечего делать резались в местный аналог карт. Пара на пару. Побеждали, естественно, более опытные игроки Лосо и Сел. Они же рассказывали нам байки из собственного прошлого, отвлекая от тяжелых мыслей. Веселый элементаль и язвительная мономорфа справлялись с делом хорошо, но нет-нет да я замечала их короткие переглядывания. Иногда Сел замирала в неестественной позе с закрытыми глазами, а после становилась еще более молчаливой и напряженной. В такие моменты Лосо старательно переключал внимание на себя.

Не знаю, удалось ли вычислить и поймать предателя, но нас все-таки выпустили на волю. Надзиратели никуда не делись, но их присмотр стал менее ощутим. Они посещали собственные занятия и лишь на ночь оставались в нашей комнате.

Возобновилась учеба и у нас. Но прежде на курсовом собрании появился ректор. Еще раз поблагодарив за помощь, он приказал всем надеть выданные чуть ранее маячки и под страхом наказания велел никому их не снимать.

Расписание изменилось: исчезли лекционные занятия, осталась только практика, в том числе физическая подготовка. Плюс добавился такой предмет, как взаимодействие с живыми магическими и немагическими животными. А именно лошадьми, пегасами и бронами. Знакомиться со зверюшками мы отправились сразу же после собрания. И не только знакомиться, но и выбирать друга и товарища. Вернее, не так, именно свободным животинкам предстояло выбрать себе приятеля, который потом влезет им на шею.

Честно, я даже обрадовалась. После заточения – и такая удача!

Ууу!!! Лошадки! Пегасики! Ждите! Я уже иду! Бегу! Лечу на крыльях любви!!!

Но как оказалось, радовалась я преждевременно. Со мной не стал взаимодействовать ни один пегас. Да что там говорить, даже лошади обходили стороной. Возможно, этому поспособствовала Солнышко, в красках описывавшая изумительный вкус копытных. Пришлось идти в загон к бронам.

Вспомните, кто такой брон? Это ездовая зверюга, напоминавшая земных броненосцев, только вот размером со слона. Лапы брона визуально длиннее и толще по отношению к туловищу, чем у земных собратьев. А еще они в отличие от броненосцев ели все подряд. Могли закусить сеном, своровав у лошадей, фруктами и травой, будто пегасы, и не побрезговали бы мясом. А уж падаль вообще была вне конкуренции. Зверюги топали гораздо медленнее лошадей, не имели крыльев пегасов, зато оказались намного выносливее и тех и других, вместе взятых. Кроме того, были способны поднимать тяжелые грузы.

Выбрал меня, вернее, не так: не шарахнулся, как остальные, меланхоличного вида зеленоватый брон со светлым пятном в форме звездочки на чешуйках морды. Как бы смешно ни звучало, но очень похожим на знак, сияющий на моем лбу. Зверюга уныло опустила морду и дыхнула в лицо, а после потеряла интерес.

Решив не изощряться, назвала его Вася.

Прежде всего бронатор, или бронодрессировщик, или бронопогонщик, короче, существо, которое присматривало за этими милыми зверюгами, велел счастливчикам, а их, кроме меня, оказалось еще двое, вызубрить правила поведения. Немного, всего-то три листа мелким почерком. Сдать ему без запинки, и только после этого разрешил познакомиться с новообретенным другом поближе.

К концу пары я наловчилась ездить на Васе. Брон обладал характером миролюбивым, спокойным, можно сказать, ему было на все плевать. Лишь бы еда находилась в шаговой доступности. Так мы и занимались: я подвешивала к его шее корзину с фруктами, он шел, куда мне было нужно, выполнял команды и ел. Но стоило корзине опустеть, разворачивался и шел к загону.

Нерадостно, однако.

Друзьям и знакомым повезло больше: Сонора, Лиопольдину и гному Дару выбрали пегасы, остальные пытались наладить взаимоотношения с лошадьми. Альдамиру достался здоровый гнедой жеребец. Диниос едва справлялся с коренастым бурым представителем лошадиного племени. Кора подружилась с вороной покладистой кобылкой, а Лаура, Дайана и Максимильяно гарцевали на жеребцах мышастого цвета.

Честно, я даже немного завидовала им. Глядя на то, как рыжая лисица гордо восседала на таком же рыжем пегасе, хотелось плакать от несправедливости. Но, плачь не плачь, другого выбора у меня не было. Только Вася.


После взаимодействия с живыми магическими и немагическими животными в расписании обнаружилось взаимодействие межблизнецовое. Появившаяся после звонка Торони, вместо того чтобы вернуться к построению порталов, начала нас учить складывать походные сумки, ориентироваться на местности, познакомила со способами защиты от вездесущих насекомых и хищников.

На своевременный вопрос Коры, зачем это нужно, гаргулья сослалась на приказ ректора и больше ничего объяснять не стала. Пришлось с умным видом слушать, записывать, а после и набивать появившийся из ниоткуда рюкзак всем необходимым. «Все необходимое» переместилось в аудиторию таким же образом, что и сумки.

Кстати говоря, рюкзаки после занятия исчезли так же неожиданно, как и появились.

Чудеса прям!

После обеда мы опять навестили выбранных животин и возились с ними до ужина. Мыли, расчесывали, гладили и разговаривали. А после ужина все дружно вдруг зазевали, принялись клевать носами и, вместо того чтобы отправиться к Сонору с Дайаной и обменяться мыслями-впечатлениями, разошлись по своим комнатам.

Я, как показалось, уснула еще до того, как Альдамир положил мое несопротивлявшееся тело в кровать. Раздеть меня никто не соизволил. Впрочем, как позже выяснилось, и слава всем богам. Ибо проснулась я от холода.

Устав выстукивать зубами чечетку, открыла глаза и тут же вновь смежила веки: звезды на небе никак не могли просматриваться на потолке нашей комнаты. Как и меланхоличная морда Васи, на некоторое время загородившая обзор.

– Ааа! – заорала от неожиданности. – Где я?! Деда, помоги!!!

Рядом заворочались. Потом донесся вопль, затем еще один и еще. Спустя несколько секунд поднялся настоящий ор.

Похоже, не только меня занесло непонятно куда.

– Господа студенты! – перекрывая голосящих девиц, раздался голос Палиано. – Будьте добры, закройте рты!

Вопли как по мановению волшебной палочки стихли.

– Объясняю – это не похищение. По приказу ректора Эдуардо Соло ду Помпео студенты младших курсов экстренным способом телепортированы из академии. Сейчас мы находимся на пути в академические схроны.


Глава 18 | Отражение | Глава 20







Loading...