home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Реорганизация Красной армии

Та же сводка стремится дать исчерпывающую, по возможности, характеристику проводившейся тогда реорганизации Красной армии применительно к условиям жизни и потребностям наступившего мирного времени. Доклад прежде всего пытается очертить причины и дели «военных реформ».

«Во время последней войны с Польшей рельефно выступили все слабые стороны Красной армии: авантюристическая стратегия вождей, слабая тактическая подготовка командного состава, неорганизованность работы штабов, органов снабжения и распределения и крайнее нежелание со стороны красноармейцев сражаться с хорошо вооруженным и правильно организованным противником. Голод, спекуляция, воровство и взяточничество послужили к ослаблению Красной армии как морально, так и материально, и она едва ли может рассматриваться в качестве серьезного противника для какой-нибудь регулярной армии, если не будет произведено серьезной работы по ее реорганизации и укреплению. Этот факт сознается не только „военспецами“, но и большинством коммунистов, ставших во главе управления вооруженными силами Республики.

Поэтому после окончания войны с Польшей, эвакуации Крыма русской армией и наступления мира, хотя и относительного на высшее командование Красной армии была возложена задача приступить немедленно к ее реорганизации в надежную силу, способную успешно бороться как с внешними, так и с внутренними врагами советской республики, устранив все дефекты „импровизации“ периода гражданских войн».

Происходивший в феврале месяце 1921 г. X съезд российской коммунистической партии наметил основные пути внешней и внутренней политики Советской Республики после ее побед над контрреволюцией. В числе других вопросов было подробнейшим образом рассмотрено и состояние Красной армии и флота, намечены пути и методы ее демобилизации и перевода на мирное положение, после чего военному ведомству были даны общие руководящие указания, дополненные и развитые последующими распоряжениями правительства.

Как известно, X съездом было признано необходимым сохранить постоянную армию, т. к. введение милиционной системы признавалось тогда еще несвоевременным; уменьшить по возможности численность армии путем роспуска старших возрастов; улучшить качество армии за счет количества, направив все усилия к созданию армии, хорошо «обученной и политически подготовленной, с повышенным пролетарским и коммунистическим составом».

По словам доклада, «для осуществления указанных целей военным ведомством была выработана следующая программа»;

Мероприятия по переводу армии на мирное положение заключались в —

«а) упрощении центрального аппарата управления армией;

б) введении новой армейской организации, согласно требованиям перехода на мирное положение;

в) в сокращении армии путем уменьшения числа войсковых единиц, введения новых штатов и демобилизации;

г) дислокации армии на казарменном положении применительно к условиям более удобного питания и снаряжения;

д) в опыте создания милиционных частей в наиболее к тому подходящих районах „со сплоченным пролетарским населением“ (Петроград, Москва, Урал);

е) освобождении полевых частей от внутренней службы и замене их милицией; переформировании войск внутренней службы—„внус“ в полевые войска;

ж) в доведении остающихся частей до полного штатного состава».

Мероприятия по моральному и материальному укреплению армии сводились к —

«а) улучшению качеств командного состава: омоложению его и созданию офицерских кадров из преданных Советской власти элементов;

б) поднятию боеспособности красноармейцев: тщательное военное обучение и политическое воспитание их в коммунистическом духе;

в) улучшению снабжения армии и увеличению первым долгом хлебного пайка;

г) усилению армии всеми средствами техники»…

Как же удалось осуществить намеченную программу военному ведомству? Справилась ли и в какой степени, по мнению доклада, Красная армия с новыми задачами?

Сводка прежде всего подчеркивает, что «продолжающийся и даже увеличивающийся экономический развал в стране явился серьезным препятствием на пути осуществления всех намеченных правительством мероприятий военного характера».

Мы теперь знаем, что это «серьезное препятствие» было преодолено. Но, оказывается, были и другие еще более серьезные препятствия, о которых Красная армия в свое время едва ли даже и догадывалась. Вот в чем, видите ли, они заключались.

«В последнее время (очевидно, осень 1921 г. — К.С.) внимание Советской власти все более и более переносится от Красной армии на всевозможные экономические фронты, куда бросаются все силы и средства. (Вот оно — дезертирство „лиц с известной коммунистической протекцией“! — К.С.). Это отражается на состоянии Красной армии в смысле ухудшения ее материального и морального положения. Грозные экономические перспективы заставляют совет труда и обороны предъявлять к военному ведомству настойчивые требования сократить армию и выделить из ее рядов коммунистические силы для использования их на экономическом поприще.

На этой почве возникла глухая (?! — К.С.) борьба между революционным военным советом и военной партией (??), с одной стороны, и большинством коммунистов с другой. Революционный военный совет заявил, что, пока не будет закончено переформирование армии, он не прекратит и не сократит своих работ по укреплению военной мощи государства. Чем закончится борьба между этими двумя течениями — значительно замечает автор доклада — неизвестно, но несомненен факт, что экономические затруднения и трения внутри правительства тормозят реформационную работу революционного военного совета, принуждают его к серьезным отступлениям от намеченной программы, а в некоторых отношениях сводят ее на нет».

Свою точку зрения автор доклада пытается доказать рассмотрением достигнутых военным ведомством к ноябрю 1921 г. результатов в отдельных областях военной организации. В области реорганизации армии деятельность военного ведомства выразилась в мероприятиях по реорганизации центрального военного аппарата, которые, по словам доклада, до ноября, несмотря на то, что начало им было положено в феврале, «еще не получили окончательных форм». Далее сводка подробно перечисляет намечавшиеся мероприятия по изменению армейской организации. Эти «мероприятия военного ведомства еще не проведены в жизнь в полной мере и переход от военного к мирному положению тянется уже 7 месяцев. Поэтому организация Красной армии в данный момент имеет переходный, комбинированный мирно-военный характер».

Из отдельных родов войск Красной армии этого периода любопытна характеристика пехоты:

В пехоте «пока по-прежнему тактической и стратегической единицей остается стрелковая дивизия. Отдельные бригады образуются лишь благодаря невозможности развернуть их в дивизии. Отдельные полки имеют чисто эпизодический характер».

«Тяжелое экономическое положение момента и некомплект живой силы принуждают расформировывать части или сводить дивизии в бригады без всякого плана, — жизнь все время опережает теорию и систему. Благодаря этому, в общем порядке номеров образовались пропуски, часть дивизий переименована в бригады, причем одни из них получили номер прежней дивизии, а другие — номер бригады, и вся войсковая организация приняла запутанный характер».

«Численность вооруженных сил Советской России» составляет, конечно, предмет особливого внимания информационной сводки. Подробно перечисляются все части до полков и батальонов включительно.

Особенно разыгрывается фантазия автора доклада, когда дело доходит до «интернациональных частей». Отрыжка начала гражданской войны чувствуется и после ее окончания. Белая разведка числит на учете:

В пехоте: …«Спартаковская стрелковая бригада (не установлено точно). Стрелковые полки: III Интернационала, польский. Стрелковые батальоны: финский, эстонский, сводный галицийский, корейский, китайский, венгерский (на Дальнем Востоке) — всего 8».

Формируются: «1-я Тавризская стр. дивизия, 2 Тавризская стр. дивизия (из персов)».

В кавалерии: «Дивизия освобождения востока (туркмены, бухарцы, хивинцы, индусы)».

Формируются: «Конная армия в Туркестане, 1 и 2 Шахсеванские дивизии на персидской границе (из персов)».

Нет, конечно, нужды пояснять, в какой мере эти фантастические строки соответствуют действительности. Мы приводим это, как любопытный курьез, документ эпохи. Он был бы не полон, если бы мы опустили следующее стыдливое примечание:

«Сведения об интернациональных войсках, проникающие за рубеж, сильно преувеличены: зачастую батальоны превращаются в дивизии, армии и т. п.»

Сводка, очевидно, рекомендует не очень пугаться и не преувеличивать их: «в действительности точно установлено образование 15 батальонов и одной кавалерийской дивизии, но в этих частях имеются лишь кадры»…

Информация сводки по вопросу о «милиционной системе», кроме того, что она представляет чудовищное нагромождение нелепости и лжи, свидетельствует о полном непонимании белыми существа дела. Комментировать этот вздор — не стоит труда: последующие строки говорят сами за себя:

«Милиционная система, так называемый всевоенобуч» (?), имела много сторонников среди советских политиков…

«По проекту советского правительства милиционные части должны были сделаться оплотом коммунизма в стране. Однако, на практике этот проект потерпел полное фиаско: в коммунистическом отношении части совершенно ненадежны и даже считаются контрреволюционными. Во время кронштадтских событий петроградская территориальная бригада не собиралась, вследствие неблагонадежности. В последний раз она была созвана во время наступления ген. Юденича, когда вместо 3.000 человек явилось 300. Первый территориальный полк за неисполнение приказания в марте во время рабочих забастовок в Петрограде был разоружен и частично расформирован.

Несмотря на эти явления — демобилизация и дезертирство, грозящие серьезным ослаблением боевой силы Красной армии, а также возможность войны на западе и восстаний внутри страны, побудили советское правительство спешно искать новых путей для численного увеличения и морального укрепления вооруженных сил Республики. В связи с этим неожиданно выплыла уже сданная было в архив идея милиционной системы…

Эта внезапная перемена основного принципа организации армии и ее комплектования, установленного на X съезде, возврат к уже раз осужденной системе, давшей притом на практике определенно отрицательные результаты, является показателем неудачи советского правительства справиться задачей реформирования Красной армии по намеченному им плану — с одной стороны, серьезности военного положения Республики на внешнем и внутреннем фронтах — с другой»[116].

Приведенные цитаты не требуют разъяснения: открыто выраженное желание автора найти везде «неудачи» и недостатки в действиях Советской власти представляет лейтмотив всех его рассуждений.


Демобилизация | Красная Армия в освещении современников | Командный состав