home | login | register | DMCA | contacts | help |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

Loading...


Глава 12

Как тебе такое «общение»? — так и хотел спросить Акс.

Вместо этого он позволил женщине хорошенько рассмотреть его маленького труса, который по факту был совсем не маленьким и ни капли — трусом. На самом деле, его член мог похвастаться храбростью и полным отсутствием стыда и, казалось, увеличился в два раза.

А он изначально отличался немалыми размерами.

Но, к черту, Акс не хотел, чтобы у них с Элизой все начиналось таким образом… и да, можете отмотать вплоть до момента, когда он появился на пороге особняка ее отца с окровавленной рожей. Проблема — ну, одна из проблем — в том, что его так взбесил Пэйтон со своей святой верой в то, что ему абсолютно все что-то должны, что Акс даже не подумал о возможных ранах…а потом эта женщина привела его сюда, где все пропитано ее запахом, усадила на скамью, нарушила его личное пространство и…

И да, у него встал.

Все время, что Элиза оказывала пресловутую первую помощь, он надеялся, даже молился, чтобы член снова обмяк. Непруха. Он словно кричал на свинью — сам выглядел как идиот, и свинья нисколько не впечатлилась.

И вот они, стоят в ванной, которой самое место в фильме «Дьявол носит Прада»… будь у Миранды Пристли сцена в джакузи… он с издевательским стояком, и Элиза — перед ним и будто не знает, закрыть ли глаза или…

Или выяснить, каков он на ощупь.

— Это — плохая мысль, — пробормотал он, отворачиваясь, поправил причиндалы и вышел в спальню.

Черт, он не мог отвести глаз от ее кровати… представлял ее обнаженную на простынях.

— Подожди, — позвала Элиза. — Не уходи.

Он резко развернулся на ее дорогом ковре.

— Тебе нужен кто-то другой.

Она вскинула подбородок.

— Я не хочу другого. Я хочу тебя.

Акс закрыл глаза, пытаясь выбросить из головы сексуальную подоплеку ее слов.

— Ты потерял свою супругу? — спросила она.

— Что? — Акс покачал головой, пытаясь прояснить мысли.

— Свою пару. Ты давно… ни с кем не был? Или в другом дело? И да, я знаю, что это личный вопрос, но брось, мы уже достаточно сблизились, — прошептала она сухо.

На мгновение Акс подумал, что Элиза напрашивается на комплименты… но ее открытое лицо, бесхитростные глаза и поведение были невероятно честны.

Она искренне не понимала, почему оказывает на него такое влияние.

Не думая, Акс перевел взгляд на ее губы… именно они стали проблемой в самом начале: пока Элиза ухаживала за ним, умело управляясь с очисткой раны и пластырем, он посмотрел на ее губы и мгновенно потерялся в догадках — какой она будет на вкус, по ощущениям, в реальности. И речь не только о поцелуях… обо всем.

Представлял их голые тела и жадный, отчаянный секс до потери пульса.

— Набеги унесли много дорогих нам людей, — прошептала она. — Всем было тяжело.

— Без тебя знаю.

Элиза замолкла, ожидая, что он продолжит. Ничего не добившись, она покачала головой:

— Соболезную твоим потерям. Я знаю… каково это.

— Да?

— Моя двоюродная сестра умерла в прошлом месяце. Это было… ужасно. Особенно потому, что ее брат погиб ранее, во время набегов.

Непонятно откуда грудь кольнул укол боли.

— Смерть всегда ужасна. Если, конечно, ты не воюешь с ней.

— Я мало что знаю… о войне.

— Мне пора.

В конце концов, в голове царил срач, кровавый спор между рациональной стороной, которая уверенно заявляла, что будет абсолютно нечестно заниматься с Элизой сексом в рабочее время, приписывая ей при этом качества тех малодушных аристократов, убивших его отца… и повёрнутой половиной его мозга, которая утверждала, что спать с ней, пока ему платят за ее безопасность, и ставить ее в один ряд с теми ублюдками из Глимеры — вполне логичное дело.

— Чего именно ты боишься? — прошептала она. — Я задаю этот вопрос себе не в первый раз.

Акс посмотрел на нее.

— Что?

— Ну, я просто не могу понять. Ты же ничего не теряешь, если поделишься информацией, своим мнением и переживаниями во благо общего дела… чтобы приложить все усилия, чтобы я смогла посещать университет. Ты можешь спросить у меня что угодно, и я отвечу. Я не боюсь… и, наверное, пытаюсь сопоставить внешнюю оболочку жесткого парня-защитника с невероятно трусливым нежеланием открыться другому.

Акс тупо моргнул.

Издеваетесь? — подумал он. Второй раз за ночь?

— Позволь поинтересоваться… — начал он.

Элиза широко раскинула руки.

— О чем угодно. Я как открытая книга.

— Почему вы, богатенькие, считаете, что вправе делать все, что душе угодно? И речь не только о материальном дерьме, но и человеческих жизнях, чувствах и мыслях? Говоришь, что нет ничего страшного в том, чтобы просто поговорить? Что я гребаный трус, раз не выкладываю свои внутренности по первому требованию? — Он пожал плечами. — Ты понятия не имеешь, как я жил и через что прошел, но если я отказываюсь исповедоваться перед тобой, на твоих условиях и по твоему запросу, то сразу становлюсь каким-то «ненормальным»? Ты для меня чужой человек. Я тебя не знаю. И я не должен тебя узнавать. Я не обязан тебе ничего рассказывать.

Этим он заткнул ее.

И он как раз поздравлял себя с тем, что сумел поставить ее на место, как Элиза снова выбила почву из-под его ног.

— Боже… ты абсолютно прав.

Она подошла к туалетному столику, изящная ручка прошлась над серебряными кисточками, компактными пудрами и помадами.

— Прости меня, пожалуйста. — Элиза оглянулась через плечо и хрипло рассмеялась. — Только подумать, и это я собираюсь получить ученую степень по психологии. Мне так мало известно о межличностных отношениях, не правда ли? Похоже, теория и практика не всегда идут рука об руку. Прими мои извинения.

Иииииии Акс снова моргнул.

Дерьмо. Он не думал, что она поймет его границы. И, тем более, отнесется к ним с уважением.

Акс в смятении опустился на ее кровать.

Запустив руку в волосы, он уперся локтями в колени с мыслью… да, ему нужно выметаться отсюда, причем срочно и подальше от нее.

Но вместо этого сказал:

— Никогда не общался с кем-то с ученой степенью.


***


Принимая все во внимание, — думала Элиза, — Акс был прав, отчитав ее. Правило, которое она забыла и которое действовало особенно в отношении незнакомых людей — соблюдать установленные границы: если забыть о влечении, то Акс ничем не дал ей понять, что можно лезть к нему в душу, и она давила на него, приписывая мужчине свои собственные качества.

И все же она обрадовалась, когда он не удрал от нее.

— Да, — начала Элиза, прокашлявшись. — Я работаю над своим исследованием уже несколько лет. Поэтому… ну, поэтому сейчас я должна сделать последний рывок. Я вложила слишком много времени и сил, и если не допишу свою диссертацию, то все окажется впустую. И порой отец со мной очень строг. Тот факт, что он дал мне такую возможность — настоящее чудо… я не хочу ее упустить.

Когда она замолчала, Акс поочередно хрустнул костяшками пальцев.

— Я не могу сдержаться.

— От самообороны? И не стоит. Это я приперла тебя к стенке.

— Нет. Я про свое влечение к тебе.

Элиза попыталась сохранить невозмутимый вид, но сердце зачастило в груди. Господь помоги ей, она едва не захихикала.

Выпрямившись, она решила говорить начистоту:

— Ничего страшного. Меня тоже тянет к тебе. — Когда он резко повернул голову в ее сторону, она закатила глаза. — Да брось. Это же очевидно.

Аксвелл прокашлялся.

— Значит, ты специалист по психам. Не думаешь, что из-за этого нам не стоит работать вместе?

— По крайней мере, мы сразу узнаем, в чем проблема, не придется долго выяснять. — Повисла пауза. — Ну, это была шутка. Ты должен был рассмеяться.

Когда он даже не усмехнулся, она…

Акс фыркнул, и, наверное, это был самый неприятный звук, что она когда-либо слышала, он то ли принадлежал раненному суслику, то ли гризли, и даже напоминал хлопки в карбюраторе поддержанного автомобиля. А потом Акс выругался и щлепнул ладонью по губам.

— О, Боже, — выпалила Элиза. — Как это мило!

В другом конце комнаты, на ее девчачьей кровати с коралловым покрывалом и струящимися с потолка слоями ткани, сидел воин в черной одежде, с залатанным лицом и убиваю-без-разбора взглядом, покрасневший как помидор.

— Это отрыжка. Просто отрыжка. — Он вытянулся, разминая спину и плечи, словно пытался напомнить себе о наличии горы мускул. — Слушай, я раньше никого не охранял, поэтому не знаю, чего ожидать. Думаю, главное для тебя — сможешь ли ты доверить мне свою жизнь? Потому что все сводится именно к этому. Мы можем прожить сто ночей без эксцессов, а на сто первую что-нибудь да произойдет. И тогда ты окажешься в заднице — речь не о насилии или же просто неудачном стечении обстоятельств, а о твоей смерти.

— Ты сомневаешься в себе?

Он нахмурился.

— Хочешь правду?

— Всегда. — Элиза подняла вверх палец. — Хочу сделать официальное заявление, громко и четко. От тебя я всегда хочу слышать только правду. Для меня это самое важное… по причинам, которые ты рано или поздно поймешь.

Акс снова захрустел костяшками. Повел плечом.

— Лично я считаю, что мое влечение работает в нашу пользу… в смысле, тебе на пользу. Оно усиливает мои собственнические инстинкты, делает меня более опасным. Я не связан с тобой и никогда не буду, но я — мужчина, и в действительности я намного жестче, чем высокородные неженки, к которым ты привыкла. Поэтому да, кто-нибудь хоть пальцем попытается коснуться кончиков твоих волос, и я убью несчастного четырьмя разными способами, а потом сожгу труп.

— Что ж, этой фразе самое место на валентинке. — Но в чем-то он был прав. — И, слушай, я твердо верю, что нас определяют наши поступки, а не мысли. Будем придерживаться профессиональных отношений в физиологическом плане, и все будет нормально.

Аксвелл резко поднялся.

— Ладно, напиши мне, когда я завтра понадоблюсь. Я могу работать до часу ночи, потом у меня тренировки. — Он кивнул так, словно они пожали друг другу руки, а потом направился к двери. — Я буду ждать снаружи…

— Подожди, мое расписание…

— Просто дай знать.

Блин, по всей видимости, хватит с него разговоров на сегодня.

— У нас все получиться, ты же знаешь, — сказала Элиза, уствившись на его сильную спину. — Все будет хорошо.

— Это ты сейчас так говоришь. — Акс широко распахнул дверь. — Будем надеяться, что в конце — когда бы он ни наступил — ты будешь чувствовать то же самое.

— Подожди, мне нужен твой номер?

Акс бросил ей цифры, как запоздалую мысль — через плечо, а потом продолжил свой путь, даже не поинтересовавшись, записала ли она номер.

Но он не был безразличен.

Под внешностью несгибаемого-как-гвоздь-парня, Аксвелл был далеко не таким прожжённым, каким хотел казаться. Иначе он бы не сел на ее кровать, не стал бы разговаривать с ней.

Подойдя к ряду окон, выходивших на газон перед особняком, Элиза отодвинула кружевную занавеску и принялась ждать. Мгновенье спустя Аксвелл вышел через парадную дверь и пошел прочь по дорожке, выложенной плиткой.

— Посмотри на меня, — прошептала она. — Давай же… я знаю, ты хочешь.

На задворках разума Элиза понимала, что, несмотря на лицемерные речи о профессионализме и самоконтроле, она хотела, чтобы он обернулся на ее переднем газоне, как Джон Кьюсак[40]в том фильме.

И это — сумасшествие.

И не в клиническом смысле.

Скорее дорога, на которую ей не следовало ступать, учитывая все обстоятельства.

Хорошие новости? Все дальше уходя прочь от ее дома, Акс, очевидно, не собирался…

Аксвелл остановился в пятнадцати футах от третьего фонаря на дорожке… и очень долго не двигался. Годы, наверное. Элиза как раз собралась спуститься, чтобы узнать, не проявила ли себя травма головы, про которую она спрашивала ранее… и в этот момент он повернулся на одной ноге и посмотрел назад.

Его подбородок поднялся, словно он скользил взглядом по второму этажу.

Взвизгнув, Элиза отскочила в сторону, позволяя занавеске вернуться на место.

Ее сердце гулко билось в груди, а от нахлынувшего жара пришлось стянуть кашемировый свитер, будто тот был средневековой власяницей.

Отвернувшись, Элиза посмотрела на вдавленное покрывало там, где сидел Акс. Из ниоткуда пришло желание подойти к кровати и скользнуть ладонью по вмятине.

— Что же я творю? — прошептала она в тишине своей спальни.


Глава 11 | Клятва Крови | Глава 13







Loading...