home | login | register | DMCA | contacts | help |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

Loading...


Глава 45

Пэйтон очнулся с жутчайшей головной болью.

Но ему было плевать на мигрень.

У его губ было запястье, и самая офигенная кровь, которую он когда-либо пробовал, наполняла его рот, спускаясь по горлу в желудок. И чем больше он пил, тем больше незнакомый ему инстинкт выживания заставлял его брать.

Только открыв глаза, он увидел, кто давал ему кровь.

Ново стояла над ним с бледным и осунувшимся лицом, ее плечи и руки были обнажены, куртка куда-то исчезла.

Они перемещались? — подумал он, когда машина налетела на что-то, и он почувствовал удар всем телом…

Разом в памяти воскрес инцидент в сигарном баре, они с Аксом сцепились, Элиза выбежала вслед за ними, появилась Ново… лессеры…

Размыкая губы, он пробормотал:

— Мертв? Господи… Рейдж мертв?

— Нет, только лессеры, — ответила Ново, прежде чем вернуть запястье к его губам.

Он шумно выдохнул и снова припал губами к ее вене. И спустя годы, ну или часы, хотя на самом деле прошло минут десять, не больше, Пэйтон обмяк, парящее блаженство от утоления жажды успокоило его лучше морфия в любом количестве.

Так он не улетал ни с одного наркотика.

Но он не мог позволить себе потеряться в божественных ощущениях. Нет, потому что над ним стояла такая женщина.

— Со мной все будет в порядке. — По крайней мере, это он собирался сказать, но вышло что-то другое. Либо так, либо его подводил слух.

— Что? — спросила Ново, подавшись вперед, словно непосредственная близость могла сработать как Гугл-переводчик.

Пэйтон прокашлялся, заставляя мозг включиться.

— Элиза цела? Акс?

— Оба в порядке.

— Ты?

Ново вытянула руки и повернулась по кругу… и не в первый раз Пэйтон отметил, что она была офигенной женщиной, пусть и немного отталкивающей. Она была жесткой, ее тело испещрено мускулами.

Почувствовав, что возбуждается, Пэйтон принял это как хороший знак.

— Я рад, что ты не пострадала, — сказал он хрипло.

— Надумал в меня влюбиться?

— Нет, ты меня возбуждаешь.

На мгновение она, казалась, была поражена. Потом выразительно посмотрела на него… наверное, для них это прогресс. Ну, типа, они возвращались к привычным отношениям.

— Издеваешься?

Пэйтон пожал плечами.

— Ты — привлекательная женщина. Уверен, что не первый говорю тебе об этом. И, что еще сказать, у меня всегда была здоровая реакция на слабый пол.

Запрокинув голову, она рассмеялась. Но радости в ее смехе не было.

— Давай проясним ситуацию. Мы с тобой в передвижной операционной Братства, направляемся в учебный центр, потому что тебя подстрелили, и сейчас из твоей головы торчит трубка, чтобы уменьшить отек мозга… а ты умудряешься подкатывать ко мне свои яйца?

— Ну, сейчас набухает не только мой мозг.

— Ты — неисправимая шлюха, в курсе?

— Знаешь, большинство посчитает слово «шлюха» оскорблением. — Пэйтон попытался поднять руку, чтобы жестом сделать акцент, но провалился. — Лично я приму это как комплимент. Он свидетельствует о моей преданности делу.

— Какому делу?

Учитывая все произошедшее сегодня, они вполне могли провести дорогу до учебного центра в споре: он испытывал зуд под кожей, и энергия нуждалась в выходе… и, видит Бог, Ново могла обеспечить ему этот выход.

— Именно, — ответил Пэйтон. — Секс — мое призвание. Практика позволяет совершенствоваться и все такое.

Когда Ново снова скрестила руки на груди и прислонилась к стене, Пэйтон нахмурился:

— Раз мы едем, то тебе полагается сидеть?

— Да, но я не хочу.

— Не мне взывать к твоей сознательности.

— Первая разумная вещь, которую я услышала от тебя.

— С тех пор, как я пришел в себя?

— Сколько тебя знаю.

Он рассмеялся, но, почувствовав боль в голове, сразу остановил себя.

— Ответь на вопрос… где ты была прошлой ночью?

— Прости, что?

— Я должен говорить медленней? Кажется, это у меня треснутая черепушка.

— Что ты несешь, черт возьми?

На мгновение Пэйтон подумал, что у него случился инсульт, и он обзавелся афазией[81]. Но нет, он говорил без ошибок.

— Я звонил тебе прошлой ночью.

— Не звонил.

— Мммм. — Он хотел кивнуть, но резкая боль снова остановила его. — Уверен, что звонил.

— Со своего телефона не звонил.

А, точно.

— Черт, Я звонил с номера Элизы. Она оставила его у меня, чтобы спокойно потрахаться с Аксом.

Да, в его голосе слышалась горечь. Что неуместно с его стороны, учитывая, что парень, вероятно, участвовал в спасении его жизни.

Вычеркните «вероятно».

Ново нахмурилась.

— Акс был со мной.

Сейчас валенка изображал Пэйтон:

— Прости, что?

— Акс водил меня в «Ключи».

Пэйтон попытался сесть. Когда он охнул от боли, Ново положила ладонь ему на грудь, укладывая обратно.

— Перестань уже дергаться, — приказала она.

— На хрена он водил тебя в «Ключи»? Женщинам там не место.

На очередной кочке все тело вспыхнуло от боли, словно сам асфальт поддерживал Ново.

О, а ее убийственный взгляд? Если бы Пэйтон уже не валялся ничком, ее взгляд сшиб бы его с ног.

— Во-первых, я сама попросила Акса отвести меня. И я занималась сексом с женщиной, так что да, женщин пускают в тот клуб.

Пэйтон моргнул пару раз. Потом натянул на лицо сдержанную маску.

— Не знал, что ты по девочкам.

— Я люблю всех — женщин и мужчин, вампирш и вампиров.

— И Акс среди них.

— Да, Акс среди них.

Пэйтон ощутил покалывание в клыках.

— Что ж, уверен, вы классно провели время. А после тебя он отправился домой, к моей кузине. — Пэйтон поднял руку, чтобы потереть лицо, но ему мешал катетер в вене. — Я предупреждал, чтобы он не приближался к ней… и прежде чем ты прочтешь мне лекцию, дело не в том, что он гражданский, а она из аристократии. Элиза не такая, как мы. Она… чистая. Она лучше нас. Она заслуживает уважения… как Пэрадайз.

— Ааааа, ну точно. Твой, несомненно, продвинутый взгляд на женщин. Сделаю вид, что не заметила, в какую из корзин ты забросил меня.

— Ново, уймись, а? Ты поняла, что я имею в виду. Пэрадайз и Элиза ни за что не пойдут в подобное место, тем более они не станут от скуки трахаться с первым встречным или со своим одногруппником.

— Осмелюсь напомнить, что Пэрадайз как раз трахается со своим одногруппником.

— Да, но они состоят в отношениях. Пэрадайз была девственницей. Элиза тоже. Черт возьми… она же теперь не выйдет замуж…

Ново очень долго смотрела на него.

— Знаешь, что я нахожу поразительным?

— Что? Если это цвет моих глаз, то я тоже считаю твои офигенными…

— Насколько ты сексист и свинья, обожающая судить других. За время нашего знакомства ты поимел два-три десятка женщин… и не отрицай, мы вместе тусовались по клубам, я видела, как ты уходил с ними. И при этом ты говоришь, что женщина не может вести себя таким же образом. Скажи, тебе не жмут твои двойные стандарты? Совсем, ни капли?

— Женщины — другое дело. — Он пожал плечами. — Так устроен мир.

Ново посмотрела в точку где-то над его головой… и у Пэйтона возникло ощущение, что в своих мыслях она доделывала работу за лессером, не добившим его.

— Нет, — пробормотала она. — На самом деле, мудак — это диагноз, и не важно, что у человека промеж ног.


***


В другом конце города Элиза завела Акса в свою комнату и тихо прикрыла за ними дверь.

— Получилось, — выдохнула она, направляясь сразу к ванной. — Никто не заметил…

Увидев свое отражение в зеркале, она резко остановилась и ухватилась за голову.

Господи… сколько крови.

Акс встал позади нее, качая головой.

— Я не хотел, чтобы ты видела что-то подобное. И, тем более, оказалась посреди этой грязи.

— Такую жизнь ты ведешь? Уходишь туда… каждую ночь… сражаешься до тех пор, пока какой-нибудь лессер рано или поздно не убьет тебя?

— Не думай в таком ключе. Нельзя так.

— Разве я могу? — Элиза повернулась к нему, чувствуя желание осмотреть его с головы до пят, выискивая незамеченные раны или пулевые отверстия. — Разве я могу это забыть?

Будто почувствовав, что ей нужно, Акс накрыл ее губы своими в глубоком поцелуе. Элизу мгновенно охватила нужда, ее руки отчаянно срывали одежду — с него и с себя, тряпки оставляли пятна на плитке, и она с Аксом устремились в душевую кабину.

Кабинка в его доме была простой, ее же представляла собой отдельную зону, шесть душевых насадок подавали воду, которую можно было запрограммировать в соответствии с температурными предпочтениями.

Но ей не нужна была эта роскошь. Ничего не нужно, когда она с Аксом, ни сейчас, ни в будущем.

Смыв с себя грязные сувениры, оставленные после сражения, они вышли из ванной, и Элиза выключила все лампы, оставив всего одну в дальнем углу спальни. Устроившись на ее большой кровати, они тихо занялись любовью под мягкими покрывалами, Акс был сверху, и, сливаясь телами, они не сводили друг с друга глаз. Элиза пришла к разрядке первой, оцарапав его спину ногтями… и вскоре Акс последовал за ней, его бедра резко вбивались в нее, он наполнял ее лоно своим семенем, провоцируя очередной оргазм с ее стороны.

Но у них не было возможности понежиться после.

— Мне нужно уходить, — прошептал Акс. — Я не могу здесь остаться.

— Можешь. Отец никогда не поднимается в мою комнату.

— Я не хочу рисковать. Тебя и так чуть не убили этой ночью.

Когда он выбрался из их уютного гнездышка, Элиза тоже поднялась и натянула розовый банный халат… думая, как это печально, что ему приходится надевать грязную одежду на чистое тело. Но Акса, казалось, это совсем не заботило.

И вскоре… чересчур скоро… он стоял перед ней, растирая ее плечи.

— Не могу поверить, насколько храброй ты была этой ночью.

— Храброй? Ты шутишь? Если говорить на сленге, я наложила в штаны.

— Ты пошла на лессера, не переставала стрелять. Если бы я не боялся за тебя до одури, то обязательно бы возбудился.

Элиза улыбнулась ему, но не смогла сохранить улыбку.

— Когда мы увидимся?

— Завтра ночью. И, прежде чем ты попросишь — да, конечно. Я сразу сообщу тебе, как появятся новости о Пэйтоне.

— Спасибо. — Она нахмурилась, вспоминая ситуацию в сигарном баре. — Мне жаль, что он проявил к тебе такое неуважение. Порой он бывает… старомодным, и с ним сложно сладить, но он не так плох.

– Я не желаю ему смерти. И не хочу проблем с ним. Пусть держится в стороне, и я его не трону.

Элиза кивнула, а потом ее словно накрыл некий стазис. Она не хотела отпускать Акса, но понимала, что ему неудобно оставаться… и не винила его.

— Черт, — выдохнул Акс. — Иди ко мне.

Чувствуя себя в безопасности в его объятиях, Элиза расслабилась, прижимаясь к его телу, ощущая его тепло и силу.

— Жаль, я ничем не могу помочь тебе, — прошептал он, поглаживая ее спину. — Кажется, я тебе совсем не подхожу.

— Это не так.

Спустя мгновение, она продолжила:

— На самом деле… — Она отстранилась, делая глубокий вдох. — Кое-что ты можешь сделать для меня.

— Скажи, что, — ответил он. — И я исполню.


Глава 44 | Клятва Крови | Глава 46







Loading...