home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

Loading...


Убийца

— Я лично Марину Мораву никогда не видел, но наслышан, как и все в нашем районе. Известная знахарка. Тещу мою покойную лечила от гнойной ангины.

— Ну и как, вылечила?

— Горло вылечила. А гнойники перешли в нос, начался гайморит.

— Правильно. Главное — источник энергии. Те, кто взаимодействуют с духами тьмы, только переносят заразу на другой орган, на другого человека или животное. По-настоящему исцеляют святые.

— В чертовщине я не разбираюсь, — сообщил Быстров, — но с делами тьмы, уголовными то есть, взаимодействую. После войны Морава привлекалась за подпольные аборты, но доказать ничего не удалось. При прежнем режиме она работала подпольно, теперь же и подавно — народный целитель!

— Она лечит внушением, гипнозом или травами?

— Думаю, и то, и другое… Бальзамы — так она свое зелье называет — тут, почитай, в каждом доме. Это первый с нею, не считая абортов, явный такой скандал. Теперь мы ее прижмем.

— Столетнюю старуху?

— Не по адресу проявляете гуманизм, гражданин Черкасов. Ладно, вернемся в чертову хижину. — Следователь заглянул в листок. — Старцева-Глан заявила, что вас ждут какие-то испытания. В тот вечер «опекун» ее звонил на мобильник?

— При мне нет. Думаю, «опекун», как вы удачно выразились, подготовил все к условленной встрече — свечка, вино — услышал наши голоса на подходе и спрятался. Фраза про «испытания» была произнесена с презрительной издевкой, но девочка, к сожалению, не принимала его всерьез… словно дразнила. Тайком сняла крюк с двери и открыла погреб. А когда я хотел занавесить окно, Юла засмеялась злорадно: «Здесь кругом лес, мы в лесу!»

— Жертва спровоцировала убийцу… — следователь покачал головой в раздумье. — Но если ваш внезапный сон вызвало снотворное — его подсыпали в вино заранее. Так что речь идет, скорее, о предумышленном убийстве, которое, как следует из ваших показаний, хотели свалить на вас. Красть труп преступнику было незачем.

— Но если Марина Морава обладает мощными парапсихологическими способностями…

— Ну и что тогда? Труп встал и пошел?

— Да вот я все думаю про того оборотня в окошке. Жуткий и прекрасный одновременно…

Быстров перебил:

— Про мистику эту я уже от вас слышал. Вы уверены, это не галлюцинация после зелья в вине?

— Возможна и галлюцинация. Я был в шоковом состоянии, и голос мне слышался: «мор» или «умер» — одно слово повторялось как будто бесконечно. Это проделки вашей местной ведьмы.

— Или вашей столичной штучки, — старик усмехнулся, — или уже мировой? Скажите пожалуйста, девчонка в двадцать один год!..

— Сюжет в духе Юлии Глан — про оборотня! — подхватил я в тон. — Девчонка превращается в старуху, старуха в девчонку… Словом, доктор Джекил и его кошмарный двойник мистер Хайд.

— Американские маньяки? — поморщился Степан Сергеевич. — До того достали по телевизору…

— Это знаменитый английский роман. Доктор лечит, а его двойник совершает по ночам жестокие убийства. Кстати, зачатки раздвоения личности, мне кажется, есть в творчестве Юлии.

— Час от часу не легче! Симптомы тяжелые, от душевнобольной можно и впрямь ожидать любых проделок.

— Проделки? Она убита! Когда я вынул нож из раны, кровь хлынула потоком… Вот вы проверьте мои джинсы и свитер!

— Все проверим, не волнуйтесь. Стало быть, — Быстров глядел в свой листок, — похищены нож, сумочка с мобильником и фотография. Это не считая трупа… что пока оставим. Вы уверены, что Денис Тихомиров убит этим же ножом?

— Скажу осторожно: похожим. Столовый, с металлической ручкой, на которой выпуклая виньетка в виде веточки. Вещь расхожая.

— Так-так… — протянул следователь. — Нож свеже- и острозаточенный, вонзен под лопатку, задето сердце, смерть наступила сразу. Сопротивления, похоже, не было никакого.

— Значит, опять снотворное… какой-нибудь старушкин «бальзам».

— Проверяем. У преступника есть ключ: замок вырван Старцевым, но заперт как положено, никаких посторонних следов типа отмычки.

— Допросите с пристрастием Мораву! — воскликнул я. — Если не Юла снимала избушку — то кто?

— Наш человек сейчас у нее. Вы упомянули, что в субботу вышли на Дениса Тихомирова. О чем был разговор?

— О его детской дружбе с сестрами Старцевыми. Тринадцать лет назад исчезла их мать, дети почему-то подозревали Марину Мораву.

Изумленный, поверх очков, взгляд.

— Это… это очень странно!

— Что именно?

— Что дети убиты в ее доме. Таких совпадений не бывает! Почему подозревали Мораву?

— Он не вспомнил, Денису было всего восемь, а Мане и того меньше. Узнать теперь не у кого.

— Ничего, побеспокоим знаменитого писателя, с него не убудет. Надо думать, о жене в милицию было заявлено, значит, в архиве есть какой-то материал. Денис знал про дом в лесу?

— Если и знал — мне не сказал.

— Ну а что сказал?

— Что с Юлой они дружили, но секса у них не было.

— А с кем у нее… — начал следователь.

— «Так вам все и выложи!» — такой я услышал ответ. Он даже выразил сожаление, что я не из «желтой» прессы. «Бабки нужны». Понимаете? Денис что-то знал про ее связь с убийцей.

— Возможно. Дружба дала трещину?

— Два года назад они перестали появляться вместе в ЦДЛ. Она вдруг стала знаменитостью, разные интересы их разъединили.

— Его-то интерес понятен, — вздохнул Степан Сергеевич (дядя Степа, про себя я его уже окрестил). — Вены все исколоты.

— Я так и подумал: наркоман. И душевное состояние, и физическое соответствовало… героин требует денег и денег.

— Да уж… Вы с кем-нибудь, кроме официанта, говорили о Денисе Тихомирове, о своем визите к нему?

— Ни с кем!

Следователь покивал.

— Схема, увы, известная. Похоже, ваши вопросы заставили юношу вспомнить нечто важное, может, какую-то улику, о чем он, понятно, умолчал. Однако позвонил убийце и потребовал денег за молчание. Вспоминайте! Слово за слово вспоминайте разговор…

Быстров не докончил. В коридоре послышался топот как бы множества ног, а вошли трое: два, как я понял, оперативника в штатском и Юлий Громов в наручниках. Лицо застыло в какой-то брезгливой гримасе, но взор, сверкающий очками, решителен и тверд. Он порывисто подошел к столу и заявил звонко и раздельно:

— Записывайте! Чистосердечное признание. Я, Юлий Викторович Громов, в ночь на 24 мая зарезал ножом Юлию Старцеву (литературный псевдоним — Юлия Глан). Мотив — ревность в состоянии опьянения. В убийстве Дениса Тихомирова не повинен.


Добрый, ловкий и быстрый | Литературный агент | Гедонистка в трауре







Loading...