home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



НА БЕРЕГУ МОРЯ

— Что вы скажете, друзья мои, если я предложу вам сегодня отправиться на целый день к морю? — спросил Стюарт у своих воспитанников, сидя с ними за утренним чаем на третий день после описанного приключения с медведем.

— Ах, как это хорошо! — вскричал Гаральд, постоянно раньше брата отзывавшийся на всякого рода удовольствия.

— А вы, Гарри, согласны? — продолжал Стюарт, смотря на более серьезное лицо своего любимца.

Характер старшего сына полковника Остина за время путешествия до того изменился к лучшему, что Стюарт от души полюбил умного, скромного и самоотверженного мальчика и считал его скорее своим другом, нежели воспитанником и учеником.

— Я тоже с удовольствием пошел бы на берег моря. Там наверное много найдется интересного и поучительного, — отвечал Гарри.

— Ну и отлично. Значит, идем. Собирайте свои рыболовные принадлежности.

Мальчики взяли ружья и удочки, захватили и мешки со съестными припасами на случай, если зайдут далеко и проголодаются.

— Может быть, нам удастся найти гнезда буревестников. Это очень интересные птицы, — сказал дорогою Стюарт.

— А где они вьют гнезда? — спросил Гарри.

— В скалах. Об этой птице рассказывают много разных диковинок. Матросы утверждают, будто буревестники вовсе не вьют гнезд, а носят яйца под крыльями, где и выводятся птенцы.

— Вот вздор какой! — вскричал Гаральд. — Впрочем все матросы идиоты, прибавил он со свойственной ему быстротою в определениях.

— Вы напрасно так говорите Гаральд, — заметил Стюарт, — я видал среди матросов очень умных людей.

— А я только дураков. Значит, мы в расчете, — отрезал мальчик.

Стюарт пожал плечами и, обратившись к Гарри, спросил его:

— Вы видали буревестников?

— Нет, мистер Стюарт, не приходилось.

— Но вон летят два буревестника, смотрите!

— Да ведь это качурки.

— Буревестник и качурка — одно и то же. У этой птицы много названий.

— А что, это хищная птица? — спросил Гарри, немного помолчав.

— Нет. Но она часто предсказывает бурю, поэтому матросы считают ее зловещей.

В это время наши путешественники подошли к одной скале, и Гаральд заглянул со скалы вниз.

— Видите вы что-нибудь? — спросил Стюарт.

— Вижу какие-то норки, должно быть, это гнезда. Я мог вы достать их, если бы можно выло спуститься вон на ту скалу. Жаль, что мы не догадались взять с собою веревок.

— У нас есть три ремня от наших мешков. Можно связать их, и получится довольно длинная веревка, — сказал Гарри.

— В самом деле это отличная мысль! — воскликнул Гаральд. — Давайте свяжем ремни, а потом вы меня спустите.

— Это рискованно, Гаральд, не стоит! — заметил Стюарт, заглядывая в бездну скалы.

— Ну вот еще! — вскричал пылкий мальчик.

— Ну, как хотите, Гаральд, я вас предупредил.

Но Гаральд продолжал настаивать. Они связали ремни, и у них получился один ремень длиною метра в три.

— Смотрите же, Гаральд, не выпускайте ремня, иначе вы полетите в бездну. Слышите, как там бурлит и клокочет вода, — предупредил Стюарт.

— Будьте покойны! — отвечал мальчик и начал спускаться.

Стюарт лег на землю, крепко держа один конец ремня, другой же конец Гаральд взял в зубы, чтобы оставить свободными руки. Спуститься на нижнюю скалу было не особенно трудно, но когда мальчик стал на нее ногами, то оказалось что ремень короток, он не только не мог держать его в зубах, но едва доставал до него даже рукою.

— Здесь очень много гнезд! — закричал он. — Птицы так и кружатся вокруг меня. Но я все-таки не могу достать. Какая досада!

— В таком случае взбирайтесь обратно! — крикнул ему Стюарт, спуская насколько возможно ремень.

Гаральд поймал рукой ремень, взял его в зубы и полез наверх.

— Вот и здесь есть гнездо! — вскричал он и засунул в норку руку.

Но ту же минуту мальчик страшно вскрикнул и, схватив инстинктивно правою рукою ремень, закрыл левою глаза и повис над бездной.

— Что с вами, Гаральд? — крикнул Стюарт.

Но ответа не было, мальчик продолжал висеть в прежнем положении.

— Ради бога, Гаральд, взбирайтесь скорее! Ремень не выдержит вашей тяжести! — продолжал кричать Стюарт, чувствовавший, что и ему силы начинают изменять.

Но мальчик по-прежнему молчал, не изменяя положения.

— Гаральд, вы слышите что я вам говорю? Честное слово, или я принужден буду выпустить из рук ремень, или он оборвется. Перестаньте дурачиться! закричал еще раз Стюарт, напрягая все силы, чтобы не выпустить ремень, и с ужасом наблюдая, как он растягивается и трещит. — Гарри, посмотрите, что случилось с вашим братом, мне неудобно, — обратился он к своему старшему воспитаннику.

Но последний, не дожидаясь этих слов, уже спускался на нижнюю скалу, где был брат. Смелый мальчик ежеминутно рисковал сорваться с отвесной скалы и слететь в пропасть. Стюард с замиранием сердца следил за ним.

С громадными усилиями мальчику удалось спуститься и стать на нижней скале. Утвердившись на ней, он, схватил за ноги брата и поставил его рядом с собой как раз в тот момент, когда один из узлов ремня готов был развязаться.

— Что с тобой, Гаральд? — поспешно спросил он у брата.

— Когда я засунул руку в гнездо, — сказал последний, — там сидела большая птица, которая брызнула мне чем-то в глаза. Сделалось так больно, что я принужден был закрыть их рукой и не мог сделать больше ни одного движения.

— Что же такое попало тебе в глаза?

— Не знаю, какая-то теплая, чрезвычайно жгучая жидкость.

— А как теперь они?

— Лучше, но еще очень болят, и открыть их я не могу.

— Попробуй, однако.

— Хорошо, попытаюсь.

И Гаральд сначала попробовал открыть один глаз потом другой. К удивлению и радости мальчика, оба глаза оказались неповрежденными, и он видел ими по-прежнему, хотя и чувствовал еще легкую боль.

— А ведь я вижу, Гарри! — радостно воскликнул он.

— Ну вот и отлично! Теперь нам нужно взбираться наверх, а то мистер Стюарт Бог знает что подумает.

— Я боюсь, Гарри. Ну, как опять эта проклятая птица…

— Да ведь я думаю, ты не полезешь опять в ее гнездо?

— Ни за что!

— Ну, так она тебе ничего и не сделает.

Между тем Стюарт снова связал как можно крепче ремень, с нетерпением ждал сигнала. Он видел, как Гарри благополучно спустился и освободил брата, и недоумевал, что они там делают.

Наконец послышался ожидаемый сигнал, и Стюарт спустил вниз ремень, с помощью которого мальчики и взобрались наверх.

Когда Стюарту рассказали, в чем было дело, он заметил:

— Я сам виноват во всем этом. Мне следовало предупредить вас, Гаральд, относительно этой птицы. Слава Богу, что все кончилось благополучно, могло быть гораздо хуже.

— Что же мне попало в глаза? — спросил Гаральд.

— Теперь я вспомнил, что где-то читал, будто буревестник выбрасывает из ноздрей какую-то ядовитую жидкость, и совершенно забыл сказать вам об этом.

— Тем лучше, мистер Стюарт. Мы смогли зато сделать одно важное открытие, проговорил Гаральд.

— Какое открытие? — удивленно спросил Стюарт.

— Мы узнали, что Гарри отлично умеет лазить по скалам и спасать обреченных на погибель, — добавил мальчик.

— Гаральд, вы положительно неисправимы! — воскликнул молодой учитель. Как вы можете шутить, когда только что избавились от страшной опасности.

— Неужели, мистер Стюарт, поэтому было бы приличнее плакать? Однако после всех этих подвигов не мешает позавтракать. Я сильно проголодался.

Все трое уселись на вершине скалы и принялись за завтрак.

Чудный вид был отсюда. Впереди, как на ладони, — море, кругом скалы и утесы, над которыми по всем направлениям шныряли большие и маленькие птицы.

— Что это за птица, которая вон летит над нами? — спросил Гарри.

Стюарт поднял глаза и внимательно оглядел делавшую большие круги птицу.

— Скопа. Она, вероятно, ищет себе пищу, — отвечал Стюарт.

— А чем она питается?

— Чем попало: и рыбой, и мелкой морской птицей. Говорят даже, будто она часто забирается на орла, с целью отнять у него добычу.

— Славная птичка! — заметил Гаральд. — А кто это хохочет, слышите?

— Это чайка-хохотунья. Крик ее действительно иногда очень похож на смех.

— А вот и кенгуру! — Смотрите, смотрите, как она высматривает что-то в море!

— Это вовсе не кенгуру, мой друг, — заметил Стюарт.

— Кенгуру — это животные, а не птицы и водятся только в жарком поясе, а это просто нырок.

— Что же он там делает?

— Наверное, высматривает добычу. Вот сейчас увидим.

Нырок сидел над водою и пристально смотрел на нее. Вдруг он, видимо, чего-то испугался, отодвинулся к своей норе и уселся около нее.

— Кажется, он чего-то боится. Смотрите, с какою тревогою он оглядывается, точно ждет нападения, — заметил Гарри.

— И он прав, — сказал Стюарт, — нападение сейчас произойдет. Видите вон того ворона? Он, вероятно, хочет напасть на нырка. Мы сейчас будем зрителями интересной драмы. Вы за кого: за нырка или за ворона?

— За нырка, за нырка! — вскричали оба.

— И я тоже за него, потому что он будет защищать свое гнездо, своих птенцов, а ворон будет действовать как разбойник. Пожелаем же победы нырку.

Тем временем схватка между обеими птицами уже началась. Ворон бросился на нырка и хотел схватить его за шею, но последний, быстро вывернувшись, сам схватил его под горло и начал колотить по груди ногами. Ворон пронзительно кричал и употреблял все усилия, чтобы вырваться, но не мог.

Бойцы поднялись вверх, и битва продолжалась в воздухе. Долго обе птицы кувыркались и терзали друг друга над водою. Наконец они упали в воду.

— Вот тебе и раз! — вскричал Гаральд. — Кто же кого победил?

— Погодите, — заметил Стюарт, — битва еще не кончилась.

И действительно, вскоре обе птицы появились на поверхности моря, но промокший ворон, видимо, уже изнемогал. Нырок, очевидно, это понял — стиснув еще сильнее шею своего врага, он снова погрузился вместе с ним в воду.

На этот раз обе птицы оставались в воде гораздо дольше.

— Они, должно быть, обе захлебнулись! — проговорил Гарри, внимательно следивший за интересной борьбой.

— Не думаю, — заметил Стюарт, — нырок может долго пробыть под водою, а вот для ворона это купанье опасно.

Но вот одна птица показалась на поверхности воды. Это был нырок. Тяжело дыша, он поднялся в воздух и опустился на скалу около своего гнезда. Затем, несколько раз встряхнувшись, победитель не спеша направился к своему гнезду. Через минуту всплыл наверх и труп ворона.

— Ура! — закричал Гаральд, хлопая в ладоши. — Да здравствует нырок!

Но вот из гнезда вышла еще птица, похожая на нырка, только поменьше ростом, и, прокаркав что-то, удалилась снова в гнездо.

— Это супруга победителя, — сказал Стюарт. — Она явилась поздравить его с победой, затем снова удалилась к деткам.

— А ворон может победить нырка? — спросил Гарри.

— И даже очень легко, — ответил наставник, — стоит ему схватить нырка за горло и тот погиб.

— Какие интересные животные эти птицы! — продолжал задумчиво Гарри.

— Все животные интересны, если наблюдать за ними. Нужно только уметь наблюдать, а любопытного в природе очень много, — заметил Стюарт.

Побродив по берегу моря и набрав особенно редких раковин, наши путешественники вернулись в город.


ПРИКЛЮЧЕНИЕ С МЕДВЕДЕМ | Избранные произведения. Том III | В ГАММЕРФЕСТЕ