home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

Loading...


Глава 14

В светлых сумерках шли мы лесной рыбацкой тропинкой, огибая озеро. Надо бы дождаться утра, но — уже стреляный воробей — я боялся откладывать. Коля нес лопату, я — электрический фонарик.

— Да почему ты так уверен? Мало ли камней в округе.

— Он необычный, ты увидишь. Я вышел передохнуть на тот берег — прямо напротив наших мостков — самая высокая сосна.

— Ну, помню.

— Это ориентир. И споткнулся…

— Что ты пропадаешь тут целыми днями? Что рассчитываешь найти?

— Не знаю. Меня озеро словно притягивает. Машка наотрез отказалась…

— Она тоже ныряет, что ль?

— Настоящая русалка. Но, наверное, боится. Девочка.

— Скелет найти боится? Что тут через два года можно найти… И девочка твоя… Господи, да она огни и воды пройдет — не дрогнет! Праховская порода…

— Вот здесь. Вот — смотри.

Наш берег пологий, этот — довольно крут; стоит черная вода внизу под ногами, корабельные сосны краснеют стволами, «торжественно и чудно» вонзаясь в нежнейший небесный свод. Заросли ивняка и трав прикрывают намытые глиняные углубления (как маленькие пещерки) меж узловатыми могучими корнями. Прямо у отверстия одной пещерки лежит небольшой камень цилиндрической формы. Я включил фонарик. Действительно серый, с голубоватыми прожилками, килограмма четыре-пять (я приподнял), а главное — ребристый, с явно искусственным узором, словно обломок колонны или пилястры…

— Коля, я знаю, откуда этот камень!

— Вот и мне он показался знакомым!

— Вспомни! В девяностом году наш сосед строился, академик. По фасаду — маленькие колонны…

— Да, да!

— По-видимому, одна разбилась, когда с машины сгружали… Я даже помню обломки каменные, когда по улице проходил. Как же он попал в такую даль?

— Пап, это след!

— Может быть. Но я не понимаю… проще всего выбросить — и концы в воду.

— А если так помечена… — Коля помолчал. — Могила.

— Убийца станет метить… Для кого? Для «органов», что ль?

— А если не убийца?

«Если бы да кабы» — вот чем мы занимаемся, никакого просвета. Я осветил пещерку: ярко-желтая блестящая глина, посередке громадный, на высокой ножке, пурпурно-белый мухомор — как издевка, деталька театра абсурда.

— Это тут в зарослях Юра шастал?

— Где-то тут.

— Ладно, давай копать.

— Под камнем?

— Под камнем. Или на утро отложим?

— Я буду копать.

Сказать легче, нежели исполнить, настолько спрессованы и монолитны оказались береговые почвы. Мы сменяли друг друга, работая с каким-то остервенением; было странно, страшно; быстро темнело; прошли поверху два рыболова с удочками, словно тени из детских книжек; донеслось: «Чудаки, клады ищут…»

— Коля, мы идиоты. Ну, кто попрет убитую, сумку, лопату в такую даль! Да в лесу закопать легче, земля мягче, здесь всю ночь провозишься!

— Но камень от нас!

— Вот-вот! Еще килограммов пять весу.

— Пап, подумай. Ведь его не просто так от академика сюда притащили, ведь не меньше двух километров, если озеро огибать.

— Не просто так, согласен, — я присел на гладкое, точно отполированное корневище той самой высокой сосны и закурил. — Но в романтические порывы убийцы поставить надгробие и так далее — я не верю.

— Да может, не убийца.

— Кто еще будет закапывать труп?

— Тот, кто пишет письма. Помнишь дословно третье?

— Все помню. «Леон! Посылаю тебе свой привет и желаю житья долгого, с шампанским и усмешечкой. Какой тяжелый серый камень. Ты помнишь? Все помнишь? Тяжелый, серый. Остаюсь навеки твоя Марго».

— Ты вообще шампанское не пьешь.

— Это выражение Прахова, использованное мною в романе. Кто-то из слушателей запомнил.

— Кто?

— Садист. От этих писем несет больницей.

Коля стоял по колени в яме, опершись на лопату; красивое чистое лицо, подсвеченное снизу гаснущей в водах зарей, искажалось то ли усмешкой, то ли плачем, то ли страхом. Красивое и страшное лицо одновременно. И так похоже на лицо матери.

— Ладно, ты иди, ты же не веришь… А я докопаюсь.

После паузы я заметил сдержанно:

— Прошлый раз ты слышал милейшего Милашкина: на поминках Прахова мы с ним не расставались.

— Отец, я…

— Да, это жуткие обвиняющие письма. Но твою мать, Коля, я не убивал.

— А кто-то думает иначе.

— Не хочу оправдываться, но человек десять, по меньшей мере, могут подтвердить мое алиби.

— А кто-то думает, например, что ты сделал это утром, до поездки в Москву.

— Надеюсь, таинственный «кто-то» — не ты?

— Не я. Не могу представить тебя убийцей.

— И на том спасибо. Давай сменю… хотя ничего мы тут не найдем.

— Но в первом письме есть намек на озеро!

Я процитировал:

— «Мое белое платье покрылось пятнами, помнишь? И вода их не смыла, ничего не смыла».

— Ну вот, — зашептал Коля лихорадочно, — если ее нашли с камнем на шее у этого берега…

— Кто нашел? — взорвался я, — Кто этот ненормальный?

Мой крик восстановил тишину. В полном молчании продолжали мы нелепую страшную работу; все боялся я, как бы сталь не наткнулась на косточки; все светил фонариком в глубь тесной глиняной ямы; а воображение, вот уже два года не находящее выхода в слове (как зверь в клетке), продолжало свою работу. Водоросли, тина, камыш, какой-то странный рыболов с удочкой из сна, из сказки… вздувшийся труп, белая одежда в крови, охотничий нож в крови… «черна твоя душа и остро лезвие. Ты его точил и точил, точил и точил, помнишь? Остаюсь навеки…» Да, навеки, на дне укромного уголка ада!

— Но я не точил! — вырвалось невольно вслух, и лопата тупо уперлась во что-то твердое.

Прыгающий свет фонарика — вековое, затвердевшее, как железо, корневище…

— На этом месте не может быть могилы, — пробормотал я чуть ли не в счастливом облегчении, выбрался из ямы и сел, свалился на траву. Коля неподвижно стоял предо мной, лица уже не видать в ночном сумраке.

— «Вода ничего не смыла», — повторил он задумчиво. — Почему?

— Вот именно. В озере кровь смылась бы… и под грозовым ливнем тоже.

Платье, нож, камень, вода… Комбинация улик вырисовывалась смутно, как ландшафт в туманной мгле. Если сумка с вещами попала в озеро, то как в нее попал нож?

— Значит, убийца вынул нож из раны? — спросил я вслух себя самого.

— О чем ты говоришь?

— Чтоб кровь не натекла, этого нельзя было делать, понимаешь? Но упоминаемые в письмах пятна и отпечаток пальца на картине свидетельствуют, что убийца об этом не знал.

— А ты откуда знаешь?

— От Василия.

— Ты разобрался с его женщиной?

— Ольга Бергер — довольно известная поэтесса. В ЦДЛ ей стало дурно, он отвез ее домой и откачал, так сказать.

Мы оба с искусственным оживлением перекинулись с «ямы» на «загадку Дома литераторов».

— Почему он скрыл от тебя? У них любовь?

— Да, я почувствовал. Васькина любовь — это необыкновенная жалость ко всему живому и страдающему.

Я пошевелил затекшей ногой, в яму посыпалась глина. Невыносимо было здесь оставаться, и уйти невмочь — словно бросить развороченную дорогую могилу.

— Давай закопаем яму?

Коля принялся за работу, я держал светящийся фонарик.

— Чего ж ученик здесь шастал… он якобы видел черного монаха.

Коля вздрогнул.

— Здесь?

— У нас в саду в вечер несостоявшегося свидания.

— Я уверен, что оно состоялось, — холодно процедил он. — Не понимаю, почему ты его щадишь. С такой безумной экзальтацией…

— Монаха он, может, и не придумал. Ко дню рождения Марго подарила мне экзотическое одеяние — настоящая монашеская хламида.

— Думаешь, ее надел убийца?

— Это мое предположение. Юрий уверен, что и Прахова напугал черный монах.

— Погоди! Ведь концовку романа ты сам придумал. О ней же никто не знал?

— Никто.

— Значит, никто не смог бы подыграть. Вот после чтения — да.

— Я уже ни в чем не уверен. Кто-то проявляет нездоровый интерес к рукописи.

— Но разобраться в твоем почерке!

— Есть такой специалист по моему будущему наследию — Григорий Петрович Горностаев.

— И он тайком прочитал еще тогда, до твоего дня рождения?

— Это невозможно. Вся соль в том, что сцену смерти я закончил одновременно со смертью Прахова. Мы с убийцей действовали синхронно.

— Так не бывает.

— Так было.

— Пап, я все думаю над кульминацией, как ты выразился. И не понимаю главного. Что бы ни случилось со стариком, что бы мама там ни видела, это не было убийством. Так за что она погибла?

— Может, явилась свидетельницей кражи церковных ценностей, например. Ты бережешь свою девочку, не можешь ее разговорить и помочь мне. Или ты ее боишься?

— Кого — Машку? Не смеши.

— А тебя не смущает, что она — наследница Прахова?

— Это, — он подчеркнул, — меня не смущает.

— Что-то другое? Что?

Коля молчал.

— Коля, ты-то хоть будь со мной откровенен!

— А ты со мной откровенен?

Тут я облился холодным потом, благословляя ночную тьму, и — была не была! — спросил хрипло:

— На что конкретно ты намекаешь?

— На твой роман.

Ну, «в зобу дыхание сперло»!

— Какой роман?

— О Прахове.

— Ничего не понимаю!

— Да ну? — Тут сын как будто сжалился и переменил тему (постыдная исповедь опять сорвалась): — Она сказала, что получила урну с прахом прадеда, она его называет дедушкой, в крематории и закопала в земле того монастыря.

— Закопал Юра, знаешь?

— Наш пострел везде поспел. Машка ни в чем таком не замешана.

— Сомневаюсь.

— Да где бы они сожгли второй труп? — спросил он шепотом.

«Замешана» — «не замешана», а мыслит в том же направлении, что и я. Три древнейших стихии: вода, земля, огонь. «Огонь сильнее», согласен, но в наших условиях и «сложнее», если можно так выразиться.

— Камень я беру с собой, — сказал Коля.

— Да, конечно. Может, это улика, может, кто и клюнет. Уже в полной тьме зашагали мы по рыбацкой тропинке, нащупывая направление в тусклом свете фонарика. Шли долго — да, километра два, не меньше — и молча. Уже на нашей улице я спросил:

— Коля, а как ты все-таки наткнулся на камень? Ученик тебя на след навел?

— Может быть. Правда, в тот момент я о нем не думал.

«А о Марии?» — хотел я уточнить, припоминая его рассказ о позапрошлогодних событиях: побежал звонить дяде Васе, вернулся, Мария на той стороне напротив мостков. Русалка. Хотел, да расхотел. Беда моя в том, что ни с кем я не могу быть откровенен до конца — по их ли вине, по своей ли, — не могу.

А тяжелый серый камень я водрузил на свой письменный стол в кабинете, боясь, надеясь и воображая: кто-то войдет, увидит — и я непременно почувствую смертный страх его, энергию разрушения, азарт убойной охоты.


Глава 13 | Иначе - смерть! Последняя свобода | Глава 15







Loading...