home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 5. Утро никогда не бывает добрым

Проснулись мы конечно в одной постели. Во — даем! Я бы повторила. От воспоминания о вчерашнем по всему телу пробежали мурашки и тепло разлилось по всему телу, но нужно было вставать. Тем более там был Тайрон. И как нам теперь быть, как я ему в глаза смотреть буду? Блин! А может сказать ему, что мы просто уснули вдвоем и все. Тогда и объяснять ничего не нужно будет. Ага, как же, а то он вчера родился и не поймет по нашим физиономиям.

А вот, как я погляжу, Альмира не очень тревожил сей вопрос. Он, как только понял, что я проснулась, обнял меня и нежно поцеловал ушко, потом плечико. Рука его пошла в неспешное путешествие по моему телу.

— Доброе утро Эличка! — он как кот, объевшийся сливок, потянулся. Эх, какой же он классный. Меня даже на этот миг угрызения совести покинули. И что дальше делать?

— Доброе… слушай, Альмирчик. Было конечно супер (я имею ввиду хорошо очень). Но как нам быть с Тайроном — мне было неловко, потому что Альмир посмотрел на меня так, как будто я сказала что-то оскорбительное.

— А что с ним быть? Он что, маленький? Мы должны перед ним отчитываться, или разрешение спрашивать?

— Нет, конечно, просто…. А вдруг это ему не понравится?

— Почему, ЕМУ, это должно нравиться или нет?! Я тебя не пойму совсем. Если сейчас жалеешь о том, что мы были вместе, так и скажи. Я тоже уже взрослый. Все пойму — и он стал быстро одеваться. Не дав мне и пары слов сказать. Буркнул: — Ждем тебя к завтраку — И вышел из комнаты. При этом хлопнув дверью.

И вот как это! Даже не дал объяснить. Я ведь совсем не жалею об этой ночи. Наоборот! Просто немного неловко при Тайроне, ушли и с концами. Вот черт! И как теперь доказывать, что не верблюд. И вообще я ничего и ни кому не должна. Пусть себе злится. И на Тайрона не буду внимания обращать. Делать нефиг! Все! Я себя успокоила. Можно спускаться.

Я не спеша привела себя в порядок и пришла к парням. Они сидели молча и ждали меня. «Что гроза еще не прошла? Да идите вы, поняли»!

— Доброе утро Тайрон. Надеюсь, голова не болит после вчерашнего? — как ни в чем не бывало спросила я.

— Спасибо нет, а у тебя? — он старался быть вежливым, но что-то мне подсказывало, что он делает вид, будто все в порядке. Вот и что теперь? Будем сидеть, и дуться друг на друга.

— Ну, тогда давайте позавтракаем и в путь. А то мы задержались что-то в этом городишке. Все согласны?

Никто не стал возражать. На улицу совершенно не хотелось выходить. Дождь хоть и перестал лить как из ведра, но хорошего настроения явно не добавлял. Я «выпустила» клубочек. Ну, хоть у кого-то с настроением, как всегда порядок. Мы выехали из города и поехали, куда указывал наш провожатый. Естественно не по дороге, а по кочкарям (что, конечно же, не особо добавляло настроения). Ну, этого еще не хватало, для полнейшей остроты ощущений!

Через час такой езды, я поняла — это не мое. Лошадь хоть и хорошее животное (милое во всех отношениях), но какое-то неудобное. Мало того что высоко, я по — началу боялась, так к тому же у меня попа сильно стала болеть. С непривычки.

Вот эти двое едут себе молча (опять!) ни словом не обмолвившись за все это время, и им хоть бы хны! Но ничего. А вот если я замолчу? Что они делать будут? Помню, мне этот метод очень даже помогал в отношениях. Вот поссоримся мы с моим парнем и конечно я замолкаю. Это было хуже истерики для него. Он сам позже мне об этом говорил: «Лучше ты ори на меня. Бей, в конце концов, но не молчи только. Это на нервы действует еще больше».

Ну что проверим?! И я заткнулась. Не то чтобы я до этого много говорила, но обстановку пыталась разрядить. Но если это никому не нужно. Все! Я «умываю руки». Лишь бы вы были счастливы. А я посмотрю, на сколько вас хватит.

Этого парни, по началу, естественно не поняли. Но когда прошло уже часа четыре, мое тело таки не выдержало таких измывательств над собой. Я, молча начала слазить с лошади. Страшно, аж дух захватывает! Лошадка далеко не маленькое животное, а с непривычки так вообще, жуткое создание дьявола. Все, больше я просто не могу так над собой издеваться. Лучше хоть немного пешком пройдусь. И вообще есть хочу! Я, между прочим, живой человек и пусть этим дуракам стыдно станет. Они что, всерьез решили «поделить» меня (кому руку, кому ногу!). Я что, сама не в состоянии определится. Между прочим, для меня, та ночь явно говорит о конкретном моем выборе. НЕ понимают! Ну, я не учитель в школе, чтоб на пальцах объяснять. И пошла, взяв лошадь под уздцы, в сторону кустов. Надо мне!

— Ты куда?! — хором, так слаженно, как будто репетировали, спросили они.

АААА! Очухались! Язык таки к небу не присох. Вот и славненько. Пусть понервничают. Я многозначительно посмотрела на них, и пальцем указала, куда мне собственно нужно. И спокойненько удалилась.

Они посмотрели друг на друга и пожали плечами. Чуть позже до них таки дошло, что я с ними и не собираюсь разговаривать вовсе. Я тихонько села на травку, про себя благодаря местных богов, что мне выдалась такая возможность (предварительно расстелив свой плащ). Мол, отсюда ни с места.

— Эля. Ты устала? Сказала бы сразу и дело с концом, — обратился ко мне Альмир.

Поймав клубочек, я молча сунула его в сумку. Все — привал. Так ясно?!

— Понятно. Не будешь с нами разговаривать — констатировал джин.

Я демонстративно достала из сумки пряник, приобретенный в Мироте, и стала с воодушевлением его грызть.

— Эличка, с тобой все в порядке? Может что-то болит? — засуетился Тайрон.

«Ага, душа от вас болит. Все я сказала! Баста! Держи фашист гранату»!

— Ну что происходит-то? — это опять засуетился Альмир, он соскочил с лошади и сел передо мной на колени. Ага, забегали, голубчики, ну еще и попляшите. — Ты с нами собираешься разговаривать?

Я помотала головой в разные стороны и с упоение стала доедать пряник. Но ведь этого мало. Таким количеством червячка-то не заморишь, не то чтобы наесться. Мои мальчики все правильно поняли по моим голодным глазам. И с каким печальным вздохом я смотрела на крошки у себя на штанах (естественно не забывая их поднимать и отправлять в рот).

Привал был недолгим. Так как парни даже и не собирались разговаривать друг с другом, а только пытались заговорить со мной, то я решила, что хорошего помаленьку и мы дальше двинулись в путь. Ничего, они меня еще плохо знаю. Доведу до белого каления, благо по-моему до этого момента немного осталось, они были уже на взводе. А вы как хотели? В сказку попали что ли? Не только вы умеете свой норов показывать. Так вот! Женщина в этом деле вообще специалист высокого уровня.

Мы двинулись в путь, и я все никак не могла понять, куда делась наша киса. Ведь уже прошло три дня. А ее все нет и нет. Меня начало это сильно беспокоить. Но я успокоила себя. Ведь она дикая как — никак и не обязана все время за нами следовать, может у нее вообще детки где-то есть. Кто знает. Я плелась в заде всей нашей недружной колонны.

— Эля, нет. Ты давай между нами едь. А то опять тебя потеряем. Ну, может, хватит молчать? — выл Тайрон, потихоньку начиная скрипеть зубами.

«Ага, ЩАЗ, разбежалась. Моя мстя будет страшна, чтобы в следующий раз думали лучше».

Я молчала и точка. Мы остановились на ночлег среди леса и начинающихся горных склонов. Мрачности вечернему пейзажу придавали грозовые тяжёлые тучи, нависающие, казалось бы, над самыми верхушками деревьев. Единственное, что меня в этот момент успокаивало, так это то, что далеко не всякий зверь решиться выйти в такую погоду на свой променад. Поэтому «радостной» встречи можно было не бояться (я, по крайней мере, на то искренне рассчитывала).

Как раз в этой скале, что предстала перед нами, Альмир и нашел небольшую пещеру. Проверив ее на наличие ненужных нам животных, мы спокойно заняли, в принципе уютное местечко. И это, скажу я вам, было как раз кстати. Потому что когда мы подходили к этому месту, начала портиться погода. Ветер стал завывать так, что местные волки удавились от зависти. Но дождя все еще не было. Хоть что-то! Можно спокойно выйти наружу.

Да, кстати, похвастаюсь. Мои старания не прошли — таки даром. Эти двое стали разговаривать. Сначала исключительно, что бы спросить, что происходит со мной. Обсудив эту тему, они и на другие стали общаться. Ну вот, а вы говорили, ничего не получится.

Но я — то вошла в раж. Мне уже и так было не плохо. Пусть еще немного понервничают. Да-да именно немного. А то, чую, что меня просто скоро побьют и дела с концом, чтобы меньше выпендривалась. Это ведь только исключительно пользы ради.

Я спокойно улеглась (демонстративно) по ту сторону костра от них. И вижу, ВСЕ! Терпение их закончилось окончательно. Они, что-то тихо обсудив, чтоб я не слышала, синхронно поднялись, и направились, было, ко мне. Но у меня реакция с детства была хорошая. А то! Вы бы пожили все детство со старшим братом и не такое бы умели.

Вскочив со своего места, я пулей выскочила из пещеры. И что бы они не увидели, побежала в правую сторону, там, где было побольше кустов. Вы думаете — ну и дура!… Правильно думаете! Это где ж метя так бог, мозгами-то обидел? Но в свою защиту я могу сказать следующее. Сначала не я попалась в эту ловушку. По — началу я была в качестве спасающего. Кого? А сейчас! Все по порядку.

В общем, вбежав в эти кусты, я не увидела ничего, кроме, очень красивого луга. Да, именно. На нем росло просто несметное количество красивых и разнообразных цветов. В названиях я не ас. Но розы узнать среди них могла. Они росли, прямо в центре этой красотищи. И вот это и привлекло мое внимание. Поскольку ветер так и не прекращал свою заунывную песню. По- началу я и не заметила сред колышущихся алых роз — руку. Да. В сгущающихся сумерках я не сразу поняла, что это была именно она. Но как только эта рука стала подниматься и пытаться ухватиться за воздух, до меня дошло, что человеку нужна помощь. А вдруг инфаркт и любая помощь просто необходима. Ну да, я не поняла, что тут что-то не так. Причем вы знаете. Человека действительно нужно было спасать.

Это была Талина! Да-да именно, та самая блондиночка, которая помогала мне в невольничьей клетке. Что она тут делает, среди роз и, если я правильно слышу, зовет на помощь? Я побежала к ней и обомлела….

Блондинка была наполовину «заглочена» землей. Я бы сама своим глазам не поверила, но как только я подбежала к ней и схватила ее за руку, мои ноги обвили эти милые розы, как ядовитый плющ. Не поняла, как такое возможно!? Это же цветы — радость глаз женских. Что творят? Какого…?

— Талина, ты, что здесь делаешь? Что происходит? Как ты попала в эту яму? — меня еле было слышно из-за ветра, который «бил» порывами. Но я не отпускала руки девушки.

— Помоги! — это все что она смогла выговорить. Огромные от страха и боли глаза давали мне сил, чтоб держать ее. Хотя и меня стало подтаскивать к Талине. Я естественно упала, но успела увидеть, то, что не могло не повергнуть в шок.

Розы начали расползаться. И передо мной раскрылась пасть. По — другому я не могу это назвать. Корни (наверное, не могу быть точно уверенна) служили этому чудовищу, которого я так и не могла увидеть, зубами. И они впивались в ноги бедной девушки. Кровь текла у нее из ран. А слезы лились из глаз ручьями. И с каждым укусом ее пытались заглотить все глубже и глубже.

— ААААА!!!

Я заорала и стала пытаться вырываться, не отпуская при этом руки Талины. Но ничего не могла сделать. С эти чудовищем ни мне, ни тем более девушке с ним не справиться.

Медальон в виде звезды обжог мне шею. «Этого еще напоследок, не хватало»!

Как только «пасть» этой твари опять раззинулась для очередного глотка и в него сверху полетел сгусток темно-синего пламени. Меня только успели подтянуть за талию, конечно вместе с девушкой. Я ее не брошу. Рев был страшен. Земля загудела и пошла рябью. Нас с силой подняли в воздух. Меня Альмир на руках и сам завис, а Талину успел ухватить крылатый демон.

Мы смотрели, как земля под нами пошла трещинами, а чуть позже, там, где были цветы, осталась одна чернота. Я от ужаса вцепилась в Альмира своими «клещами». И если бы не его успокаивающие объятья, я бы точно его задушила.

В пещере возле костра, я пришла в себя, тем более после того что увидела. Все ноги Талины были в огромных дырах. Меня, кажется, сейчас стошнит. Альмир повернул мою голову к себе и прижал. Не могу смотреть. А ведь девушка ни разу не издала, ни звука. Только ее всхлипы и были слышны. Но как только Тайрон стал осматривать ее ноги, она заорала так, как будто демон решил, что ноги — это уже бесполезная вещь для блондинки и захотел оторвать их. Я от страха, аж, уши закрыла. Неужели все так плохо? Хотя то, что я увидела, нельзя было назвать ногами.

— Альмир, мне нужна твоя помощь. Я один не справлюсь, ран слишком много — и джин, конечно, пошел к ним.

Поскольку на Талине были штаны, то их необходимо было снять. Естественно одному это сложно. И как только Альмир начал аккуратно это делать, девушка начала сильно вырываться и вертеться как уж на сковородке. Не потому что хотела от них отделаться, а просто боль была невыносима. Тайрон стал удерживать ее на месте. И она стала орать, благим матом. Ух ты, надо будет потом записать.

— Стой Альмир, — заорала уже я, — ей очень больно. Так ничего не получится.

— Необходимо снять, по — другому ни как. Мы должны видеть раны и узнать, что с ними делать.

— Я понимаю, но вы делаете ей слишком больно. Она может не выдержать и умереть от болевого шока. Для начала ей нужно дать успокоительное. Вино! Пусть выпьет. Легче точно станет, а потом просто разрезать штаны. Им уже все рано хуже не будет.

И точно, когда я с силой заставила выпить вино Талину, она сильно брыкалась и кашляла. От меня еще никто, не напитый, не уходил. Я даже непьющего могла на глоточек уговорить. Так что упирающаяся девушка, причем прижатая со всех сторон, вообще не была проблемой. Когда половина было выпито, я разрешила резать. Но, опять-таки, сама решилась сделать это. Ведь женские руки как-то помягче что ли. И когда я резала штаны, у меня тряслись руки. Но когда я начала снимать их. Это был ад. У меня начался мандраж всего тела. Альмир даже хотел уже меня успокаивать, но я взяла себя в руки.

Как только я сняла с Талины это рванье, меня резко отстранили от девушки и начали осматривать повреждения, а потом уже и соединять края ран. Альмир на одной ноге, Тайрон соответственно на другой.

Когда все было сделано, ноги выглядели нормально. Только все в крови и даже в синяках, но всхлипывать девушка перестала. От пережитого шока мы с ней долго сидели молча и смотрели на огонь. Парни, умнички, не мешали нам.

Но все же, что это было? Я понять могу, монстров, диких животных. Блин, кикимор, наконец. Но ЭТО!

— Мальчики, а что это было? — я еле слышно спросил, поначалу я подумала, что они меня не услышал, но…

— Лично я такое вижу первые, — начал Тайрон — но по книгам знаю, что это существо обладающее определенной магией. По сути это огромная землеройка. Оно находит себе место и распускает

цветы — ловушку. Когда кто-нибудь заходит на этот с виду безопасный и красивый луг, сначала и не догадываются, что их уже почти схарчили. На самом деле мало кто может спастись от этой твари. Только если ты обладаешь магическими способностями. Причем простой маг самоучка тоже вряд ли выживет. Не помню, как оно зовется.

— Лично мне без разницы, а оно сдохло или вы просто его спугнули? Так не хочется шарахаться от всех полевых цветочков.

— Конкретно эта тварь сдохла. От двух смешанных разными магиями (демонов и джинов) огня еще ни одно существо не выжило.

— Ну, прям Рембо отдыхает.

— Кто? — опять хором спросили уже трое.

— А, не берите в голову, это я так, одного персонажа из фильма вспомнила.

— Какого такого фильма? — округлила глаза Талина. — Это что?

И мне пришлось рассказать теперь уже нашей новой приятельнице кто я и откуда. В принципе я и никогда не делала из этого тайны. Она слушала меня с огромным и неуемным интересом. Сразу видно — женщина. Столько утончающих вопросов. Что такое машина, а что такое компьютер? Какой такой бар? Зачем я хотела лезть в лампу? И так далее и тому подобное. Даже парни, слышавшие уже это, а некоторые и по два раза, просто-напросто легли спать. Под утро я взмолилась.

— Талина! Уйми свое безмерное любопытство. ВСЕ! Я хочу спать? Ни слова больше.

— А..

— Нет. Блондинистое чудо, спать и точка. Давай со мной ложись. А то ты без штанов точно замерзнешь. Ночи уже стали холодные.

И мы улеглись баиньки. Конечно, Талина не хотела так быстро униматься, но я пригрозила, что завтра уже, я, буду задавать свои вопросы, и она точно от них не отвертится. Та быстро притихла. Боится, что опять ее отправим в город. Ведь она специально за нами шла все это время. С ума сойти. Как можно — то, столько времени. Мы хоть на лошадях. Правда, ни разу даже рысью не ехали, что ж там о галопе говорить. Ага, чтоб я уже на том свете, на облачке отдыхала. Не дождетесь.

Наутро, ну как утро, обед конечно (мы ведь с Талиной, когда легли-то…. во-во и я о том же), нас пытались разбудить. Ехать то надо, а мы еще дрыхнем.

— Вставайте, кому говорят. Мы вас сейчас за ноги вытащим, прямо под дождь.

— Я на вас в Гаагский суд жаловаться буду, — буркнула я и попыталась укрыться одеялом как можно плотнее, с головой.

— Не поможет, я тебе говорю — опять начал Тайрон. И он действительно схватил меня за одну ногу.

— Отпусти чудовище, что твориться та такое. Люди! Помогите, убивают! — запричитала я.

Тут в пещеру в «непонятках» зашел Альмир, увидев эту картину, как демон пытается меня, уже ухватившись за лодыжку и за бедро, пытается меня выволочь из — под одеяла.

— Что здесь происходит?

— Альмирчик, спаси меня от этого демона. Он мне спать мешает.

— Так уже глубокий день на дворе, вы вообще, когда вставать собираетесь?

— И этот туда же — пробурчала, давящаяся от смеха Талина.

— Ууу! Ну, какие вы. Мы, между прочим, долго не ложились спать.

— А кто вам мешал? Мы с Тайроном приспокойненько вот легли и все. Никаких проблем.

— Хорошо вам говорить, а мне вот некоторые не в меру любопытные личности, давящиеся от смеха, мешали уснуть.

— Это тебя боги наказали, за свою не в мерю любопытную пятую точку. Которая вечно куда — то влипает.

— Ах так! Вот вы значит как. А я, между прочим, человеку жизнь спасла. Вот! — и я встал, и пошла на улицу, приводить себя в порядок. Тут же за мной вышел Альмир.

— Ну не дуйся. Я не хотел тебя обидеть, просто у меня скоро нервный тик начнется, когда я опят не увижу тебя, рядом (хотя бы через пять минуть). Ведь тебе так мало для этого надо.

И он просто подошел ко мне и обнял сзади. Я бы так вечность стояла, но все — таки шел дождик, и это портило на корню всю романтику. С досадой высвободившись от его объятий, я нежно ему улыбнулась, спровадив его обратно. При этом поцеловав на прощание. А как же, надо ж показать, что он прощен. Настроение было поднято, теперь можно было перейти к расспросам вновь прибывших.

Мы все привели себя в порядок и тут встал вопрос. А что ж одеть Талинке? Ведь штанов — то у нее нет теперь, только нижнее бельё и осталось. А больше у нее ничего и не было. Вот это собирается человек в путь!

— А может вы, мальчики сможете наколдовать какие-нибудь штанишки или нам ее в одеяло заматывать?

— Можно сделать морок, — подумав, сообщил Тайрон — я только сегодня утром «обновил» заклинание на лампе. Оно очень энергоемкое, так что пока я пас. Альмир тем более напрасно так не станет силы тратить. Ведь создать что-то, это не лошадь стащить из стоила.

— Тогда точно в одеяло. Лето уже помахало нам своей ручкой. Да и с голыми ногами и простите попой не походишь. Ладно вы, переживете, а остальные. Озабоченных мужиков только нам и не хватало. А давайте так. Мальчики, кто из вас не жадный? Делитесь рубахой. Талинка, вон какая миниатюрная. Она ее до колена будет. Если не длиннее. У вас все равно куртки есть.

Так и сделали. Тайрон поделился своей рубахой, а я поясом, чтоб ветер меньше раздувал. Но, двинутся в путь, нам мешал ливень, начавшийся на улице. Мы сидели у костра и пережидали непогоду. Решили что нужно дождаться когда ливень хоть немного утихнет, а то ведь и клубка — то не увидим.

— Ну ладно, раз мы тут вынуждено сидим, то рассказывай свою душещипательную историю. Почему ты пошла за нами пешком и без каких — либо вещей? Разве так можно? — мы внимательно приготовились слушать. Я держала в руках кружку с горячим напитком. Подождав пока и она тоже отхлебнет немного Талина начала свой рассказ. А куда деваться.

— Я просто не могла оставаться дома. Отчим, с которым мы с мамой живем уже последние десять лет, после того как мой отец погиб на службе в городской охране, продал меня в рабство. Да, не смотри на меня так! Это сделал именно он. После того как я сильно ударила его между… ну сами понимаете куда?

— А зачем ты его туда ударила? — спросил Тайрон, мне тоже было очень интересно, но по — моему догадывалась почему. У нас это, к сожалению, частое явление.

— А он решил, что раз я уже взрослая девочка, то со мной можно и поразвлечься. И я ему популярно объяснила, что он неправильно решил. Я категорически против. Если некоторое время назад он просто пытался меня обнять даже погладить, по началу я это воспринимала как отеческую любовь, но чуть повзрослев до меня дошло, что он хочет от меня. И вот однажды днем, совсем недавно, он пришел домой пьяный. Мама как назло ушла на рынок торговать. А ему захотелось… В общем после того как я его ударила, он озверел. Схватил меня за руки и уволок, к этим торговцам людьми. Они сначала не хотели меня брать. Видимо сомневались, а друг мой отчим передумает и охрану позовет, но он с силой дернул мое платье и оторвал большую часть юбки, показывая тем самым, что не передумает и так сказать товар «лицом». А через некоторое время и тебя приволокли. Вот. Поэтому когда вы меня опять в город привезли, я даже не стала к дому идти. Стащила у кого-то с веревки эту одежду, в которой и отправилась за вами. А что мне еще делать? Отчим сумеет выгородить себя, тем самым сделав меня во всем виноватой. Он может. Я точно это знаю.

Она чуть не плакала, но держалась из последних сил. А я вот не могла похвастаться такой выдержкой. По моим щекам катились крупные слезы. Причем я даже этого не замечала. В последнее время я сильно восприимчивой стала. Тем более, когда смотришь на эту маленькую, хрупкую девушку (почти ребёнок). В ее больших, печальных глаза было много отчаяния и обиды. Она не понимала, за что с ней так поступил человек, с которым она прожила столько времени под одной крышей, заменивший ей отца.

Повернувшись к парням, я поняла, что, по-моему, кто-то сейчас — таки отправится опять в город. Нет. Только не это!

— Спокойно, мальчики, все уже позади. Мы просто все вместе отпаримся дальше. Талина, у тебя еще где-нибудь есть родственники?

— Да, в деревушке «Дубки», что под городом Астоор. Там моя тетка живет. Наверное, будет рада меня видеть.

— А это далеко отсюда? — может и вовсе нам не по пути, но не оставлять же ее здесь. В само — то деле! Тем более, опять в город, вообще не вариант.

— В трех днях пути к северу. Пока что и мы в том направлении движемся — сказал Тайрон.

— Ну вот, проблема решена. Пока мы вместе едем. Лошадей у нас три, но и это не проблема. Талина и Эля поедут вместе. Лошадь даже и не заметит разницы. — Сказал Альмир. Будем считать, что это комплимент.

— Но там же ливень идет, — заметила Талинка — как мы будем ехать?

— Придется еще немного подождать. Давайте в игры хоть поиграем — предложила я. Альмир поддержал на ура, помнит, как мы с ним тоже от нечего делать играли в лампе.

Играли в то, кто что предложит. Даже в «камень, ножницы, бумага» и морской бой. Когда игровой задор закончился, совсем нечем стало заняться.

— Эль, а может ты сказку, опять расскажешь? — предложил джин и с огромным любопытством и просьбой в глазах посмотрел на меня.

— Эля умеет сказки рассказывать? — удивились уже двое.

— Конечно, надо же было развлекаться сидя в лампе, — сообщила я — и вообще много сказок знаю.

Вспоминая с каким интересом слушал их Альмир. Все равно делать нечего. Так за рассказами пролетел незаметно вечер. Слушатели были благодарными. Талина так вообще с придыханием слушала. А когда я рассказывала про русалочку Ариэль, так вообще переживала, как они с принцем могут быть вместе. Это ж разные расы и тому подобное. Но я-то ее успокоила.

Это еще что. Когда я начала рассказывать про красавицу и чудовище она вообще не поняла, как они-то могут быть вместе. Мало того, что он монстр, так еще и королевской крови, а она простолюдинка. И вообще как он мог запереть ее в замке. Что чудовище — это понятно, но что за манеры?! Я как могла, успокаивала разбушевавшуюся блондинку. Улеглись мы спать не скоро. Когда я уже не могла закрывать рот от зевоты, все надо мной сжалились, ну надо же какие добрые, и мы улеглись баиньки.

На следующий день нам повезло больше, дождя как такового не было. Просто шла крупная морось, но при этаком раскладе ехать точно можно было. Пока мальчишки седлали лошадей, я естественно этого делать никогда не умела, пошла в пещеру забирать вещи и обомлела от тихого ужаса.

Возле сумки стояла Талина и держала в руках лампу Альмира. У меня на секунду сердце остановилось. Мне увиделось, что она сейчас на меня посмотрит и на ее лице отобразиться торжествующая злорадная улыбка, брови поползут вверх от ехидства, и она просто кинет со всего маху бутылку об каменный пол пещеры…. Замерев на месте, я не могла пошевелиться. Талина медленно подняла на меня глаза и…

— Прости. Эта бутылка торчала из твоей сумки, и я не могла на нее не посмотреть. Зачем ты ее носишь с собой, она же вся в трещинах. Неужели Тайрон или Альмир не могут тебе купить новую — она с сомнением посмотрела на бутылку и осторожно протянула ее мне. Я чуть от радости не подпрыгнула. Схватив лампу, бережно завернула ее в одеяло и положила обратно.

— Больше никогда ее не трогай, ладно. Это очень важная вещь и то, что она треснутая добавляет к ней огромную ценность.

— Хорошо. Ты извини, если я что-то не так сделала. Я не хотела ничего плохого.

— Это ты извини, что так «наехала» на тебя просто надо было объяснить и все. Понимаешь… — и я вкратце рассказала ей — что к чему. Мы дружно вздохнули и пошли к выходу, где нас уже ждали парни и наша лошадь.

Как и говорил Тайрон до деревеньки «Дубки» мы добрались ровно через три дня нашего дооолгого пути. Ненавижу езду на лошадях! Кто мог придумать такую пытку. Даже Талинка к концу пути просто не знала, куда себя деть. Путь кстати прошел без происшествий. Удивительно!

Никто ни кого не пытался съесть, убить, продать и тому подобное. Только мальчики вели себя немного странно. Они будто соревновались передо мной, кто их них лучше, галантнее и предусмотрительнее. Нет, конечно, Талине тоже уделяли внимание, но совсем не такое как мне. Они что опять за свое. Не ну совсем крыша едет.

Но вот мы взошли на не больной пригорок и увидели в низине очень даже живописную деревеньку. Примостившись среди небольших сопок, она утопала в яблоневых садах. Эти сады, по- моему, были почти у каждого дома. Небольшие заборы — штакетники ограждали бревенчатые домики с черепичными крышами. Которые, к слову сказать, не липли друг к другу, словно холодные зверята на ледяном ветру, а стояли на почтительном расстоянии друг от друга. Даже речка текла неподалеку от деревеньки, убегая в не густой лесок. Красотища просто неописуемая. Мечта о тихом семейном гнездышке. Серость дня не могла испортить чудесного вида, который нам открывался. Я вдохнула ароматный воздух полной грудью и не могла не улыбнуться этому.

Вот только девушка, как мне показалось, не разделяла мою радость. И я даже могла догадываться почему. Талинка, конечно не давала повода, но я — то видела, КАК, она смотрела на демона. Любовь с первого взгляда — так, кажется, это называется. Еще бы, я б, скорее всего, тоже заинтересовалась парнем, если б увидела его первее, чем Альмира. А вот Тайрон не замечал ее. Совсем из-за своего «соревнования» ничего не видел. Дурак! Что я могу сказать. Со мной точно ничего ему не светит. У меня есть Альмир (это я его мысленно уже своим сделала).

— Ну и где твоя тетка живет? — осведомилась я.

— Не знаю, я у нее ни разу не была. Мне мама про нее говорила.

— Тогда спрашивать будем, как хоть звать — то ее, знаешь?

— Афдотья Агреппиновна — кажется.

Мы дружно направились к ближайшему дому. Слава богу, народу было хоть отбавляй. Шум — гам. Смех детей и ругань бабок. Собак и те лаяли нам под ноги. ФУ! Не то, что в тот раз. Как вспомню, так вздрогну!

— Скажите, уважаемый — обратился Тайрон к первому попавшемуся мужичку с окладистой бородой и кажется слегка пьяненьким. Да вроде бы и не кажется. И очень даже не слегка. Вот как шатает. Хорошо, наверное, ему сейчас. — Где мы можем найти дом Афдотьи Агреппиновны?

— А на кой, ИК, она вам? — его занесло слегка вправо. Хоть бы не упал до того как ответит.

— Племянницу в гости привезли. Так, где она проживает?

— Да вооооон там, — он махнул в правую от себя сторону. И не удержался — таки. Упал.

Хммм!

— Где, там? Поконкретнее, пожалуйста — уже не выдержал джин.

Но мужичек уже крепко и мирно спал, поджав под себя ноги. Оглашая всю улицу своим храпом. Понятно. Тут нам ничего не светит узнать. И мы остановили мальчонку, лет десяти. Тайрон сунул ему монетку и повторил свой вопрос уже ему.

— Дык, эта! Через дом от этого и живет. Вон видите в саду копошится, яблоки собирает. Этоть она и есть. Ладно, я побежал — и он мгновением ветра исчез из поля нашего зрения.

Мы подошли к указанному дому и действительно заметили, как в саду собирает урожай необъятных размеров женщина. Одета она была в ярко- зеленое платье с красным передником. Собственно в него-то и собирались яблоки. Какая — то девица лениво подходила к ней и забирала уже сорванное. Походу — это была ее дочь. Уж больно была похожа. Даже габаритами в маму пошла. Конечно, до необъятных размеров ей было еще шагать и шагать, но скажу я вам. Одной ляжкой меня она задавит точно, я не говорю уже о Талинке. Толстенная рыжая косица средней длины. Большие, напоминающие Талинкины, голубые глазища. Не высокого ростика. В принципе очень даже миленькая (в своем красном сарафане и белой рубахе с вышивкой по краю рукавов). Она во все глаза смотрела на джина и демона, а нас как будто и вовсе нет. Хамка, однако.

— Здравствуйте! Нам бы Афдотью Агреппиновну увидеть, — начал Тайрон — Мы тут племянницу погостить привезли.

— Какую такую племянницу? — вытирая руки об передник, промолвила женщина.

Она не спеша высыпала яблоки в корзину, которая держала ее дочь и подошла к нашей компании. Ее взор был прикован к Талине. Видимо среди нас двоих она наиболее была похожа на ее сестру.

— Вашу! Чужих не возим. Талина из Мирота, — не унимался демон. Мы, молча ждали, что ж нам ответят.

— Ого! Не уж то дочка моей сестрицы Просковьи? — мы уставились на Талину в ожидании ответа.

— Она самая — ответила блондиночка.

— Так чего вы стоите посреди улицы. Заходите в дом у нас сегодня такой знаменательный день.

— ДА! У кого — то день рождение? — мне стало очень любопытно.

— Да нет, — хохотнула женщина — к нам сегодня придут сватать Алэнку. Доченьку мою родненькую. Совсем уже взрослая стала, красавица! — она начала хлюпать носом и вытирать глаза передником.

«М-да»!

Мы зашли в дом. Там было чисто и уютно, печь белая и узорчатая. Красотища. Пахло свежей выпечкой и другими вкусностями. Стол стоял у одного из окон и две длинные лавки по бокам. Он был накрыт белоснежной скатеркой и заставлен едой. Не хватало только яблочек посередине. Которые, как раз и собирала Афдотья. На полах постелены коврики самотканые. Буфет даже имелся, в котором стояли расписные тарелки и один пузатый кувшин. Дальше были две комнаты с кроватями, комодами и шкафами. Скорее всего, одна для родителей, другая для дочки. Ничего лишнего. И кажется, что всего хватает. Я осталась довольна осмотром. Талине должно здесь понравится. Вроде и тетка хорошая. Дочка меня немного смущала. Чем? Я еще не решила.

Как только мы объяснили цель нашего визита и выслушали все ахи и охи хозяйки, тут же засобирались в дорогу. КАК на меня смотрела Талина. Блин хоть в сумку запихивай, чтоб парни не видели, и увози. Но мы ведь не в детском саду — не няньки. На кону жизнь дорогого мне человека. Ну почти человека. Тут, всяко, ей лучше будет. Это я себя сейчас успокаиваю. Но мы ведь обязательно встретимся еще. Как только все благополучно закончится. Я на это надеюсь. Хоть и сомневаюсь очень. Слишком много нюансов.

— А вы, куда так скоро засобирались? Неужто мы такие плохие хозяева? — обиженно спросила нас Афдотья.

— ЭЭЭ! Нет конечно, что вы! Нам у вас очень даже понравилось так уютно, да и вы очень даже гостеприимны, но нам нужно дальше в путь — стала я оправдываться за всех троих.

— Не уж то так прям скоро? Даже на нашем празднике не побудите? Останьтесь.

Женщина взяла меня за руку и повела опять в дом, уже не спрашивая моего согласия. Я обернулась вслед на своих спутников и пожала плечами. Сделать, и уж тем более отказать, мне просто не дали возможности. А Афдотья тем временем продолжала.

— Скоро гости нагрянут. Алэнку мою смотреть станут. А там и за стол пора будет. Идемте, идемте.

Сопротивление бесполезно. Я опять посмотрела назад на своих парней, а делать то нечего. И они пошли в дом прямо за нами. Только мы опять уселись на лавку, как во дворе раздались громкие голоса. Кто-то играл на гармошке (это я так по — началу подумала). Ан — нет. Не гармошка. Похоже, было, скорее всего, на две палки и между ними натянутая кожа. Хотя принцип, как у гармони. Точно. Это я в окошко увидела. Народу там было, человек пятнадцать. Нехило так! И каждый что-то пытался говорить, слышно нам было только отдельные фразы:- «…у нас жених, а у вас невеста…», «… хорош собой…не рябой…». В общем, что-то в этом духе.

Голдежь стоял такой, что я начала искать себе уголок поукромнее. Не тут — то было их все уже заняли более быстродумающие. А точнее мои парни и Талинка. Я как и хозяйская дочь стояли посреди комнаты. Тут конечно я сообразила, что мне здесь не место и быстренько шмыгнула к буфету, где и стояла в уголочке блондинка. Мы с ней притихли как мыши под веником. Эт я вовремя успела!

Тут дверь с размаху отворилась. И как петли выдержали. В комнату ввалилась вся эта толпа с хихиканьем и улюлюканьем. О, где мои бируши!? Все разряжены, кто во что горазд. Пестрота так и рябила в глазах. Праздник во всем его проявлении.

— И где тут наша краса-девица? Наш жених хотит женится! — перед смущенной и красной, как маков цвет, Алэнкой выпихнули жениха….

Ну, я вам скажу… Меня лично он не впечатлял. Нет, ну может, я привыкла к более правильным чертам лица, спортивной фигуре. Да-да, я поняла, зажралась! Но все же паренек был, ну даже не знаю. Хоть бы перед выходом накормили бедолагу. Его шатало от сквозняка. Худющий и высокий как рельса. Сгорбленный. Уф! Беловолосый даже брови и ресницы были не видны. Невзрачный — это комплемент высшей категории для этого паренька! Больше мне добавить нечего…. В смысле не буду я этого делать.

И, по — моему, нашу невесту новоиспеченную, женишок тоже не порадовал. У них по обычаю суженный из других деревень сватался к девушке. И почти всегда никто из них до свадьбы друг друга не видел, но нахваливали каждый своего и свою как могли. От такого неожиданного сюрприза, деваха, в два прыжка оказалась у Альмира (просто он ближе всего к ней был).

— Не хочу его. Я за этого замуж пойду — и она прижалась всей своей объемной грудью к МОЕМУ джину….

Охренели ВСЕ! Я в первую очередь.

И в этой гнетущей тишине было слышно, как мимо носа этого самого горе женишка пролетала муха. Он ее проводил взглядом, впрочем, как и все собравшиеся. Приплыли!!!

Первой опомнилась Я!

— Ты это, руки бы убрала от моего парня то? — от переизбытка чувств, я не могла подобрать слов для этой рыжей…. Один русский мат и вертелся. Но я — то приличная девушка. — Я тебе выйду за него замуж. Разбежалась! Не твое — не тронь. Отойди я сказала, пока руки целые. А то оторву, будешь супчик, через трубочку есть.

От такого «наезда» она резко отскочила от джина. Он был в шоке, и не только от этой любвеобильной девахи. А я что?! Ни че себе! По — любому, и вы бы так отреагировали. Вон, ей какого красавца привели. ВСЕ! Совет да любовь им вечный.

Тут и гости очухались. Что тут началось. И обвинения и даже угрозы расправы, причем именно над Альмиром. Чтоб чужих невест не уводил. Совсем офигели что — ли! Этот сыр бор продолжался еще целый час. Пока Афдотья Агпеппиновна просто не встала посреди комнаты и не гаркнула во все горло. Затихли все, даже муха не рискнула выползти.

— А теперь собрались все, и вышли из моего дома. Свадьбы не будет и точка. Нечего мне тут балаган устраивать.

Спорить не рискнул никто. И все, жужжа как притихший улей, ушли. Мы всемером так и сидели. Отец Алэнки тоже здесь оказался. Тихий такой мужичонка. Неприметный. Немного полноватый, видать жена кормит хорошо. Ухаживает за своим мужем. Одет опрятно и под стать поводу. В белую рубаху — косуху и льняные шаровары под широкий красный пояс.

Было неловко. И сказать — то нечего. Да и на рожон лезть неохота. Молчали, пока сама хозяйка опять не взяла слово.

— Так вот милые мои, — меж тем продолжила Афдотья Агпеппиновна — у нас так принято, что если сваты уехали без невесты, то считается, что та самая невеста уже никому будет не нужна. Невезучая она считается. Так вот! Раз такое дело, то женить мою Алэнку на ком-то надо. А раз этот хлопчик уже занят — и она многозначительно посмотрела на меня и на джина (что-то мне подсказывало, что дальнейшая мысль хозяйки дома, мне не понравится) — То выход я вижу один. Ты женишься на моей дочке — и она указала на Тайрона.

Все уставились на выставленный палец, как на карательный перст судьбы…. Э, мы так не договаривались!!! Знакомить молодых до свадьбы надо, чтоб таких эксцессов не возникало, а моих парней не втравливайте.

Смотрю я на Тайрона, а он аж дар речи потерял. Рот приоткрыл, но не знает что сказать. Тут мне пришла единственная мысль. Ну, Тайрон, прости…

— Не получится, — заявила я — он уже обручен с одной девушкой, как раз через полгода свадьба будет.

«ДА»! — Тайрон на меня уставился во все глаза.

«Да, мой милый! Ты и не знал, а уже женили».

— Как же так, а что теперь делать? Как же моя доченька. И на ком собрался, может передумаешь касатик?

— Эээ, не могу. Вы уж простите. Люблю ее, сил нет — как можно быстрее ответил демон.

На бедную женщину смотреть было больно. Не уж то все так запущенно. Один шанс и все. Вот это я понимаю — не везет. И был бы парень нормальный. Так нет же привезли чудо долговязое. А небось описывали как красавца писанного.

И точно, Афдотья, так и рассказала чуть погодя, когда мы все собрались за общим столом. Ну проблему-то решать надо. И лично у меня был только один выход. Женить, на ком-нибудь из местных.

— Алэнка, ну неужели столько здесь живешь и не один парень не понравился? — спросила я у нее.

Она засмущалась. Видно было, что я в точку попала. Ну вот, пол проблемы решено.

— Есть один парень — еще больше покраснела девица — но ведь так не положено у нас.

— Кем не положено? Сейчас, МЫ, положим. А ты случайно не знаешь, ты ему нравишься? А то как-то не хорошо опять получится.

— Н-нравлюсь. Он мне сам это говорил. Даже убежать мне с ним предлагал, как узнал, что ко мне сваты едут — и она украдкой посмотрела на маменьку. А та аж кваском подавилась. Ага, не все под контролем, оказывается, у нее было. Молодец деваха.

— Ну так и отлично. Давай зови сюда его. Женить будем.

Она занервничала. Посмотрев, опять, на свою маму она выдавила.

— Он маме не понравится. Не любит она таких.

— Каких таких? — не поняли мы- Он что калека или пьяница какой?

— НЕТ! Что вы, — испугалась она — просто не богат и не знатен. Простой работяга. Мы — то ведь здесь зажиточниками считаемся.

— Да какая разница, главное чтоб руки на месте были. И вообще сейчас не до приверед! — взорвалась я от возмущения.

Афдотья Агпеппиновна, еле дышала, когда свою дочурку слушала. А вот папаня вроде бы и ничего, хотя и весь вечер молчал. Даже ни слова не вымолвил. Вот это выдержка. Сидит внимательно всех слушает, на ус мотает. В общем, порешили на том, что делать то все равно нечего. Дочурку придется — таки выдавать за этого парня.

Слух о неудачном сватовстве уже прошелся по всей деревне, и мы видели, как к нам в окна заглядывали местные сплетники. Конечно такая новость, а они не в курсе последних событий.

Решили послать за парнем папашку. Он из всех тут собравшихся самый спокойный и стойкий оказался.

Через пятнадцать минут в хату вошли двое. Естественно отец Алэнки и очень даже симпатичный такой паренек. Широкоплечий и высокий. Русые волосы до плеч. Нехитро одет. Но и не грязно, хочу заметить. Смущенный, он вошел следом. А у Алэнки вкус есть! Действительно хорошенький. Да ради такого и я бы этот цирк сегодня устроила. А она молодец. Думает, что делает. А глаза — то как у обоих горят. Точно любовь.

Маменька, конечно, не очень была рада, но делать нечего и мы все тихо — мирно обсудили. Мол, завтра свадебку и сыграем. Чтоб всем нос утереть.

Нас просили остаться, но мы как могли, так и отбрыкивались. Я бы конечно с удовольствие, но не можем мы. Дело срочное и так нам пришлось таки свернуть на третьем дне пути с намеченного. Лично если мне выбирать между свадьбой и джином, то выбор очевиден.

Но на ночь мы решили остаться. Тем более что банька была растоплена. Банька! Как же я раньше не питала к ней таких нежных чувств. Наетые и довольные мы с девчонками пошли мыться. Сума сойти. Как это здорово попарится. Не сильно стесняясь, мы выползли, еще бы так распарится, из бани в одних полотенцах. Терпеть не могу на мокрое тело одевать одежду. Бррр!

И как только мы подошли к крылечку дома, так и замерли постойки «смирно». Возле того самого крыльца стояли пять крылатых мужчин — демонов. «ВО! А что происходит? Мы что-то пропустили и нас не позвали»? Так же там стоял и Тайрон с Альмиром, и о чем-то с ними разговаривали. Родня что ли? Да вряд ли.

Они разом посмотрели на нас. Мы ж даже не сильно дышали, как они услышали? Глаза у них округлялись все сильнее и сильнее по мере все более конкретного рассматривания нас.

— Неужели не так часто видите полураздетых девиц? — решила я разрядить обстановку, а то она какая — то напряженная была.

Альмир уронил голову на руку. Мол, что ты творишь. Опят за свое. Ну а что тут такого, мы ж не в неглиже. Тем более вы сами нам на пути попались. Нечего тут проход единственный загораживать. Мы что, по — вашему, должны были в окно просочится, ладно я и Талина, а вот Алэнка, вы уж извините.

— А, простите, нам пройти как-нибудь возможно через вас? Или вы сопротивляться будете? Знаете, на улице не май месяц. Смотрите, у меня все ноги мурашками покрылись — и я, естественно, выдвинула, насколько это возможно ногу вперед.

У всех мужиков челюсть отвисла. Серьезно, в прямом смысле слова. Рты пораскрывались. Во даю! Это успех, девочки!

Когда очень даже резко освободился проход, мы быстренько прошмыгнули в дом. Заливаясь с Талинкой смехом, а Алэнка краской мы быстренько привели себя в порядок. Причем свою одежду мы постирали, и нам любезно было предоставлено хозяйское тряпье. Размеры были, конечно, больше, но ничего. Тут подвязали, там подтянули и Ву- аля! Красотки в пестрых платьях.

— ТЫ чокнутая, — заявила мне блондинка — как так можно? Это же демоны. Высшая раса, так вот!

— Да ладно, я тоже не в канаве родилась, между прочим. Чай не боги. И то хорошо. А вот что они тут забыли и как нас вообще отыскали? Вот это действительно — вопрос!

Мы сидели с Талиной и ждали наших мальчиков, точнее новостей от них. Что это всё значит? Все остальные домочадцы уже улеглись спать. Нет ну так ведь нельзя, я вся извелась. Что так долго-то?! До нас доносились лишь несильный гомон их голосов, но по нему было понятно, о чем они там все спорят. И вдруг дверь отворилась, и в дом вошел Альмир. Один. А где Тайрон? На мой немо вопрос он ответил: «А с тобой я позже поговорю. Идем спать». И он, молча, двинулся в сторону одной из комнат. Которую нам, всем, выделили сегодня для ночлега, расстелив постели на полу. Я посмотрела на джина, с нескрываемым недоумением. Что я такого могла сделать? Оставив Талину дожидаться демона, я пошла сдаваться. Мне ж любопытно все — таки. Подойдя, к мирно лежащему парню, я тихонько спросила у него на самое ушко.

— Альмирчик, ты чего такой гарусный?

— А есть повод для веселья?

— Ну, чай не похороны у нас. Или я что-то не знаю.

— Эля ты действительно не понимаешь, что творишь иногда? — он повернулся ко мне — Скажи ну почему тебе обязательно нужно всех шокировать. Показывать свое тело.

— Так я только ногу, что тут такого. У вас тут, что женских ноги только после свадьбы видят.

— Гммм! Нет…. Но почему именно твои должны видеть все?!

И тут до меня дошло, сейчас дело вовсе не в Тайроне или той делегации, что снаружи. Он просто ревновал. Причем так сильно, что и сейчас не мог никак успокоиться.

— Да ладно, пусть видят, тебе что жалко — я начала подначивать его. — Между прочим, они у меня стройные.

ООО, вы бы видели его лицо сейчас! Какая прелесть. Такая «мексиканская» смесь эмоций.

— Ты это серьезно сейчас? — обалдел парень.

— Ага! Я не пойму, ты меня стесняешься, что ли? Неужели у меня не такие красивы ножки, как я считаю. — Я «обиженно» на него посмотрела. Сидя рядом с ним, я задрала юбку выше колен и подняла ногу вверх — смотри. Ты и вправду так думаешь?

Альмир нежно погладил мою ногу, все еще пытаясь справится со своей ревностью.

— Нет, и ты это знаешь. У тебя очень красивые ноги, как и ты. Но не нужно их выставлять на всеобщее обозрение.

— Ревнуешь? — прямиком «в лоб» спросила я.

Немного помолчав, так и не убрав свою руку с моей ноги, он резко уложил меня рядом с собой и стал целовать, и не особо отрываясь, от столь упоительного занятия произнес: «Да, чертовски ревную. Когда увидел, как на тебя смотрели эти демоны, еле-еле с собой справился, чтоб не удавить тебя».

— Что ты за человек-то такой! Где вас берут? Ни минуты покоя. Ты, наверное, умереть мне спокойно не дашь? — продолжал джин.

— Конечно, ишь что удумал, помирать. У тебя еще тысяча лет в запасе.

Мы мирно лежали рядом друг с другом. Почему мирно, да потому что комната так была общая, еще в ее конструкции дверь была не предусмотрена. И только шторы в проходе служили ее заменой.

— Альмир, так что все — таки эти демоны делают тут? Я не понимаю.

— Дело в том, что наш Тайрон слишком уж заотдыхался. Его ждут дома. А так как он сам, не спешит возвращаться в родную обитель, к нему прислали так сказать провожатых. Вот он и отбрехивается от них как может.

— А что дома без него никак? Мама плачет, где ж ее мальчик ходит-бродит?

— Хм! Почти — он немного приподнялся на локтях и посмотрел в сторону, где сидела Талина, и продолжил чуть тише — дело немного серьезнее, чем хотелось бы Тайрону. Он не хотел нам об этом рассказывать.

— Я помню. И в чем дело?

— Давай он сам расскажет. Это не мое дело.

— Ты нормальный? Я ж разорвусь от любопытства, — я увидела, что Альмир ничего не собирается мне рассказывать — так нельзя. Сам знаешь, а мне не говоришь.

Я обиженно отвернулась от джина. Ни чего себе! Предатель! И когда он протянул ко мне руку, то я ее скинул. Ибо не фиг!

— Эличка, солнышко мое лучистое, ну не обижайся. Тайрон придет и все расскажет. Ну неужели нам, кроме как о нем говорить, заняться нечем.

— Нечем! И не будем ничем заниматься. Все я уже обиделась. Поздно пить боржоми.

Альмир тяжко вздохнул, но руку так и не убрал с моей талии. А и ладно не жалко. Но вот как только, это нахальная рука, начала поглаживать мои бедра, я легонько стукнула по ней и движение прекратилось. Все я сказала. Думать было надо раньше!

Сегодняшний день был так насыщен событиями, что я таки не дождалась демона, и уютно устроившись в объятиях Альмира, уснула.

Утром, первым делом, я пошла будить Тайрона. Вместе со мной проснулось и мое любопытство. Немилостиво распихав сонного демона, я потребовала отчета. Дело в том, что остальных его сородичей я больше не увидела. А значит, мне нужно узнать, что все-таки случилось. И каким образом ему удалось-таки отбрехаться от сородичей.

— Тайрон, рыбонька моя золотая, вставай. А то твоя подружка Эличка помрет от любопытства. И не делай вид, что ты меня не слышишь. Не поможет. Кто вчера к тебе приходил?

— Эля, отстань, дай хоть пять минут еще поспать.

Демон как мог, так и отталкивал любопытную меня от себя. Пытался укрываться с головой тоненьким покрывалом. Не помогло! Потом он закрывал свое лицо руками. Тоже никакого эффекта. Я ж настырная, как девица легкого поведения при виде олигарха.

— Ага, разбежалась. У меня между прочим с памятью все в порядке. Помнишь, ты недавно, меня так же будил. А? Так вот — я не злопамятная… Просто злая, а память у меня с детства хорошая. Говори, кому говорят!

— Альмир, уйми ее, я тебя умаляю. За что вы меня все так ненавидите?

— Я вчера уже пытался унять… Теперь она на меня в обиде. Из-за тебя, между прочим.

— Уже не в обиде, я тебе вчера отомстила, понял?

— Угу!

— Вот и умничка! А теперь ты — демон, вставай сколько можно. Я сейчас Талину позову, вместе у нас с ней быстрее получится.

— Все! Уже встал. Мертвого из могилы подымешь! — ощетинился заспанный парень.

— А я еще и крестиком вышивать могу.

Я подняла глаза к потолку и мило улыбнулась недовольному другу. Тот лишь щелкнул меня по носу, потягиваясь и разминаясь ото сна.

….Мы сидели на крылечке и пили ароматный чай. В доме суетились хозяйка и все домочадцы. Свадьба была запланирована на вторую половину дня, а до нее еще столько всего нужно успеть. Так как вчера Талина все же дождалась Тайрона, то ее присутствие здесь было не обязательно, и она помогала остальным. А мы втроем все же чтоб не мешать сгруппировались на улице. Все равно сейчас уже уходим, только позавтракаем. Тайрон начал мне все объяснять, но как не хотелось ему этого — по глазам вижу. Но он-то понимал, что от меня никуда не денется.

— Те пятеро, которые были здесь вчера — Аторги. Это так называемы стражи старшего дома. Высшая лига — если угодно. Причем именно эти парни относятся к моему дому. У нас их пять.

— Всего пять домов? — обалдела я, а что так мало?

— Пять, ПРАВЯЩИХ, домов. Дело в том, что у нашей расы нет единого правителя. Сейчас объясню, не перебивай.

— Она всегда это будет делать, смирись. Эта я так, чтоб ты потом не нервничал лишний раз — поделился своими знаниями Альмир.

Ну и ладно! Подумаешь. Так ведь действительно лучше. Нервы сбережет. А это всегда не лишне.

— Когда-то давно между нами, демонами, была сильнейшая война за власть. Так как силы у нас хватает на многовековые между усобицы, старейшины нашего рода порешали, что так дальше продолжаться не может. И если к власти не может прийти только один правитель, то их должно быть несколько.

— А как выбирали, кто лучше и достойнее?

Когда я влезла со своим вопросом, джин многозначительно посмотрел на Тайрона, мол, я ж говорил.

— Общим голосованием. Так вот к одному из домов и принадлежу я.

— Так ты у нас «высокая шишка», а что так скромненько молчал?

— Не хотел это афишировать. Может, мне еще и табличку надо было повесить?

— Ни че себе, и когда ты это нам хотел рассказать? Если хотел, конечно. Вот так путешествуешь с человеком (почти) и даже не догадываешься кто он. А про нас, ты, между прочим, все знал — я начала заводиться.

Нифига себе секретник нашелся. Я ж не собираюсь эти пользоваться. Для чего? Мне это совсем не надо. А вот недоверие меня, его очень задело. Столько пройти вместе и ничего не рассказать. Хоть бы намекнул что ли. А то мы с джином ведем себя как будто перед нами парень с соседней деревни. Может ему это и хорошо, а если родня его узнает, что перед царственной особой не расшаркиваемся как положено? Вдруг чего доброго наказать вздумают. Но демон продолжил.

— Ну, во-первых Альмир знал, кто я. Точнее «увидел»- решил оправдаться демон.

Зря! Очень даже напрасно…. Я косенько посмотрела на джина.

«Даже тааак»!

— То есть вы оба меня тут за дуру держали? Ну, спасибо за доверие, не ожидала! Я значит к вам со всей душой (чуть ли не всю подноготную свою рассказала), а вы меня можно сказать на фиг послали. Значит, мне ничего знать не нужно! Типа, этой недалекой, и так сойдет. Меньше знает — крепче спит. А может еще, что-нибудь расскажите, а то вдруг я чего натворю. Потом виновата буду. А знаете что, сами идите, раз так хорошо друг друга знаете. Тем более дорогу найдете. Я уж как-нибудь без вас обойдусь — достав из сумки лампу Альмира и клубочек, всучив их остолбеневшему джину, я развернулась на сто восемьдесят градусов и пошла к калитке, намереваясь уйти. Куда? Вообще без разницы! Теперь, мне, главное к себе домой попасть. А как это сделать — потом подумаю. Сейчас моя думалка была, напрочь, отключена. Я была в сильной и глубокой обиде. Честно не ожидала такого подвоха (а я это именно так расцениваю). Почти как дружеское предательство!

Меня схватили сразу за две руки, причем оба.

— Ты куда? — а хорошо это у них так, хором, получается — Без нас ни шагу.

— Это мы еще посмотрим — и я потянула на себя руки и сильно укусила по очереди каждого из парней. Они конечно ослабили хватку, а мне этого хватило. Я дернулась что есть мочи и побежала, куда глаза глядят. А глядели они плохо. Видимо все — таки с нервишками у меня серьезные проблемы. Надо будет об этом задуматься на досуге.

Заплаканная, я, вбежала в первый попавшийся дом, причем без спросу. И со всего маху налетела на огромного детину. Ну, вот что меня потащило по чужим домам шастать? Это не вежливо, как минимум. Бежала бы себе по дороге. Но ведь Тайрон и Альмир быстренько бы меня догнали, а мне этого сейчас, ох как, не хотелось. Лучше так…. Наверное…. Хотя я, как всегда, поспешила с выводами.

Этого «подарка судьбы» молодой мужичина не ожидал. Сначала стушевался, но потом быстренько взял себя в руки и своими огромными ручищами сгреб меня в охапку. Сильно прижимая к мощной груди. Оооо, мои косточки! Кажется, у меня их больше сейчас станет (потому что пополам поломаются, каждая).

— Отпусти, ты мне все ребра переломаешь. Слышишь? — взмолилась я задыхаясь.

Но он как будто делал вид, что не слышит, только чуть — чуть ослабил хватку, давая возможность немного свободнее вздохнуть. Тут в хату вбежали Альмир и Тайрон.

— Ты, это, отпусти девушку. Пока не раздавил — прорычал джин.

— А если не отпущу? Она сама ко мне в объятья прибежала.

— Я нечаянно. Не хотела. И вообще, что вы меня лапаете? Руки брысь от чужого добра.

— Мне мать всю жизнь говорила, что счастье само придет мене в руки.

— Так не прибежит же. Ошибся ты, — заявила я.

Мне это уже совсем не нравилось. Он, по ходу, и не собирался меня выпускать. Что происходит? Он псих?

— Слышь, мужик, не зли нас — парни уже начали «заводиться» и терять терпение. Еще немного и они просто его убьют. Я, конечно, понимаю, что это все из-за меня, но он сам не хочет отпускать.

— А то шо вы мне, молокососы, сделаете? — и он расхохотался в голос (е-мае, так и оглохнуть можно!) — Вы бы шли отсюдава, а я как закончу, скажу чтоб забирали. А может и не скажу — и он так гаденько посмотрел на меня.

«Чего! Ты урод, совсем страх потерял? Я, по — твоему, девка по вызову»!

Но он так сильно меня сжимал, а его немалые размеры не давали и толики для маневров. Хоть дышать могла и то хорошо. Зря ты, мужик, ох как зря. А мне даже не жаль его было в этот момент. Сам напросился.

— Ну, мы, предупреждали.

Они даже магией пользоваться не стали, просто обошли его с разных сторон и одновременно ударили его по голове. Тайрон с левой, а Альмир соответственно со своей правой. Получилось прямо в оба уха…

Секунды три ничего не происходило. А потом, я поняла, что падаю вместе с мужиком на пол. Ух, как это не хорошо! Меня успел-таки подхватить джин и мне, ох, как крупно повезло, что этот мордоворот не упал сверху. Вот тогда бы у меня были просто не передаваемые ощущения.

Молча, ведя меня за руки, чтоб опять не влипла ни куда, мы опять пришли к исходной точке. То есть к крыльцу, где уже были развешаны украшения.

Талина маячившая, все это время там же, удивленно взглянула на нас. Картина еще ТА! Двое парней ведут меня, как родители в школу, на первое сентября в первый класс. А «первоклассница» не рада первому походу в школу.

— Что произошло? Эля!? — мой взгляд был красноречив.

— Эти двое не хотят меня отпускать, а я не собираюсь с ними никуда идти — не смотря в сторону демона и джина я попыталась еще разок вырваться. Ну-ну! Так они и позволили. Поводок что ль предложить на меня накинуть. А то так и устать недолго. Прощать их я не собиралась, они это четко понимали.

— Почему! — ее удивлению не было предела — Что вы ей уже сделали такого эдакого?

— Она, как всегда не правильно поняла — начал объяснять Тайрон…

— Я, все, правильно поняла. Не надо из меня идиотку делать. И вообще отпустите, взяли манеру таскать меня все, кому не лень. Быстро я сказала!

Но меня, естественно проигнорировали. Дергаться было бесполезно. Но меня это бесило еще больше.

— Я все равно с вами никуда не пойду.

— Пойдешь, никуда ты не денешься. Тебя даже на ДВЕ минуты оставлять без присмотра нельзя.

— Я вам не ребенок, чтоб за мной следить. Как-нибудь выкручусь. Подумаешь — мужик. Чего он мне такого сделает. Не умерла бы. Зато вас бы не видела.

Конечно, это во мне злость говорила, а не ум (куда уж мне). Альмир до боли сжал мою руку. Ну вот, договорилась, теперь синяк будет.

— Ты думаешь что говоришь? — чуть ли не убийственным тоном спросил у меня джин.

Тайрон, понял, буря началась снова, но теперь он третий лишний.

— Думаю и четко осознаю. По крайней мере, он ясно и понятно дал знать, что ему нужно. Не стал скрытничать.

— А что произошло то? Кто-нибудь мне объяснит? — умоляла сказать Талина и демон решил, что лучше рассказать сейчас, а то потом хуже будет. От её расспросов не так-то легко отделаться, как показала практика.

Тем временем Альмир просто убивал меня взглядом, я тоже в долгу не оставалась. Если меня понесло, то это надолго. Чтоб не тратить пустых слов, он схватил меня за руку (еще один синяк будет, ничего я ему потом счет выставлю), и потащил от лишних глаз. Все, наверное, чтоб труп закопать. Слишком я много наговорила. Хотя и понимаю, что далеко не во всем права. В глубине души осознаю, что это не повод для обид (причем таких, как я тут раздуваю), но остановиться порой не просто.

Он привел меня за дом, от лишних глаз так сказать. Приставил меня к бревенчатой стене дома и положил две руки по обе стороны от меня. Молча стал смотреть в мои глаза.

«Ну! Когда расправу чинить будешь»?

И он просто стал меня целовать. Да что ж такое — то?!

«Я, между прочим, обижена на тебя. Ты не помнишь»?

Я попыталась вырваться, так больше для виду, чтоб не думал, что меня так легко разжалобить. Хотяяяя! Как же он классно целуется. Немного грубовато, но не стараясь сделать мне больно. Давая возможность почувствовать все его эмоции. Я опомнилась только тогда, когда его руки начали меня раздевать. Сначала он опустил мою рубаху с плеч до самой талии, а потом и за юбку принялся. Когда до меня все же дошло, что посреди белого дня, на улице (даже если сзади был яблоневый сад, отгораживающий нас от любопытных глаз) он пытался заняться со мной сексом, я была удивлена (это мягко сказать). Отпихнув его, кстати, тоже удивленного, от себя и прикрыв одной рукой грудь, я со всего маху врезала ему пощечину.

Да в конце то концов за кого они меня все принимают! Точно, все мужики одинаковые — козлы они и на Глейе козлы. Дай только раз почувствовать, что можно. Так они думают им все и везде можно. А вот не угадал милый. Я тебе не девка кабацкая. Быстренько одевшись и отдернув юбку. Я пошла к остальным. Ни, словом не обмолвившись с Альмиром.

Талина и Тайрон сидели все еще на крылечке и о чем-то спорили. Подойдя ближе я поняла, блондинка была на моей стороне и как могла, отстаивала мою точку зрения.

— … как вы хотели. Столько вместе пройти. Ты бы еще имени своего не стал говорить, ибо не обязательно ей знать. Вы что! Сам подумай.

— А они думать только об одном могут, — зло зашипела я — куда уж им о высоком. Талина ты кажется местная. Я имею ввиду на это земле рожденная. Мне нужно с тобой поговорить. Пойдем в дом, пожалуйста.

И мы прошли мимо задумавшегося демона, к которому подходил Альмир. Они были очень недовольные. Да ладно, перемнутся!

Оказавшись в Алэнкиной спальне, где мы и ночевали сегодня, я быстренько, чтоб не «спугнуть» мысль затараторила.

— Слушай, Талиночка, ты знаешь кого-нибудь, кто мог бы мне помочь с возвращением домой. Мага там или еще кого? — я умоляюще на нее посмотрела, но мои надежды были тщетны.

— Прости Эля, но я никогда не занималась магией и даже не знаю никого. Это ты должна у Альмира или Тайрона спрашивать. Неужели ты настолько обижена на них. Я ведь и вправду ничем не могу помочь. Ну прости ты их, дураков. Тайрон не хотел тебя задеть своим недоверием.

Я печально вздохнула, ну что мне теперь делать и как объяснить этой девчонке, что тут уже не в обидах дела. Может и я сама себя накручиваю, но по — другому не могу. Тут и Тайрон со своим нехотением говорить, когда сама «раскрываешься» перед ними по — полной. Слишком близко я это приняла к сердцу. Может быть, и не стоило этого делать…. И еще больше, теперь, Альмир — с его хамским поведением. Вообще его видеть не хочу. Лично для меня такое поведение оскорбительно. Я, конечно, попыталась объяснить это Талине как смогла, она вроде бы поняла, а вот что мне делать дальше — ума не приложу. Вроде бы все дрова уже поломаны!

Ведь и вправду, одна тут и дня не выдержу. Я уже привыкла, что со мной всегда рядом защита, причем ото всех и всего. Меня успокоят, обогреют и накормят. А без них, я, как только что появившийся на свет котенок. У них здесь мир не для меня приспособленный. Или я для этого мира. Я ведь даже боюсь представить, где меня ночь застанет, и какие «милые» зверюшки меня там ждут. Вот и разорвись тут.

— А может мне все — таки с вами пойти. Ну, знаешь, подруга никогда лишней не будет. Ты ведь не сможешь, по крайней мере пока, их простить, а без них тебе просто нельзя. Да ты и сама это прекрасно понимаешь.

Я печально кивнула. Естественно подруга права. Тут и самой все понятно. А просто так прийти к парням, как ни в чем не бывало, женская гордость не позволяет (или дурь).

— А как ты дальше будешь? Я ведь не знаю, когда домой попаду — у меня сейчас было много сомнений.

— Там видно будет, но не думаю, что вернутся сюда, составит большого труда. Тут меня приняли хорошо и я думаю, примут и позже.

Не успели мы договорить, как к нам в комнату вошел Тайрон.

— Эля, я хотел бы с тобой поговорить, выслушай, пожалуйста — и как только Талина вышла, оставив нас вдвоем, он продолжил — Ты прости нас, честное слово я просто не мог представить, что тебя моя недосказанность так сильно заденет. Знал бы, я б тебе все про себя рассказал, даже каким цветом у меня были ползунки в детстве — я, представив эту картину, рассмеялась. Он улыбнулся в ответ — дело в том, что на тот момент, когда мы повстречались, я не хотел, чтоб меня нашла стража. Мне было необходимо, как можно дольше оставаться инкогнито.

— Ты что из дома сбежал?

— Нет, не сбегал. Но почти никто об это мне знал, кроме моего отца. У нас с ним был разговор. И он сам предложил мне развеется, так сказать…. В общем так. Давай с начала, по — порядку — когда я утвердительно кивнула, он продолжил — среди наших правящих домов есть такое, ну если можно так выразиться, правило. Как только один из отпрысков мужского пола достигает своего совершеннолетия, его обязательно обручают с одной из девушек другого правящего дома.

— И ты сбежал, чтоб этого не произошло?

— Почти. Дело в том, что для меня всегда была примером моя семья. Отец и мать. Которые всегда были вместе. Любили и уважали друг друга. Поэтому я даже не допускал мысли, что я буду жениться на той которая, по сути, мне не нужна.

— Так тебя хотят насильно женить, что ли? Ты ж еще совсем мальчишка, как я поняла, для вашей расы.

— Не совсем мальчишка. Дело в том, что мое совершеннолетие было четыреста лет назад.

Ого! Мои глаза еще при мне? И когда я перестану удивляться. А с виду такой молодой парень. Весьма и весьма привлекательный… Так, опять я о своем. Давайте дальше.

— Тогда я окончательно ничего не понимаю! Почему столько тянули кота за хвост, а теперь только очухались?

— Дело в том, что у нас дети рождаются не часто, как и у всех долгоживущих рас на этой планете — я это помнила, мне джин говорил когда — то, кажется в «прошлой жизни» — и по этому первая девушка подходящая мне по возрасту к тому моменту была еще слишком юна, но вот теперь она выросла…. Ну не нужна она мне, ты понимаешь?

— Ага!

— Вот тебе и «ага». Ну не мог я этого всего вам тогда рассказать. Понимаешь. А потом вообще забылось как-то. Ты не спрашивала, а мне и вовсе это не нужно. Тут за тобой бы уследить.

И мы дружно рассмеялись. Ну вот, камень с плеч, хоть один. Слава богам с этим разобрались, а вот как быть с Альмиром, мне даже думать не хотелось. Пока нет.

— А что сейчас. Тебе необходимо вернутся и все же обручится с той девушкой?

— Не напоминай. Пока я с вами. Мы с Альмиром объяснили стражам, что без моей магии джину ни как нельзя. Спорили они конечно долго, но кто из нас сын высшего дома они или я. Короче я их торжественно заверил, что как только мы найдем этого Мастера Тогу, так сразу жениться. Это как ни как отсрочка, а там что-нибудь придумаю. Надеюсь. Ну что теперь нужно собираться в путь? Или ты на свадебке хочешь гулять.

— Ты знаешь, настроения совершенно нет, что его гостям своей физиономией портить, давай уже собираться. А то что-то загостились мы. Только как с Талиной быть.

— А что с ней?

— Мы договорились, что вместе пойдем.

— Зачем?!

— Ну, понимаешь, подруга — это все-таки огромная поддержка между мной и вами.

Он с пониманием посмотрел на меня и немного подумав, решил.

— А пусть едет. Что ей тут делать? Действительно. А то мне как-то между вами с Альмиром неохота в одиночку находиться. Ты ж понимаешь. Мне такие волнения ни к чему. Зачем седину раньше времени на виски нагонять.

Я понимала, еще как. Когда мы вышли из комнаты, джин смотрел на меня так. Как будто это я его чем-то обидела. Нифига себе! Вот это поворот…. Короче говоря, мы с ним не разговаривали, как будто черная кошка пробежала.

Пожелав счастья молодым и торжественно пообещав Афдотье Агреппиновне, что ее племянница будет с нами в целости и сохранности мы отправились дальше. Но чего нам стоило это. Дело в том, что тетка Талинкина, никак не хотела по — началу отпускать ее:

— Куда тебе деточка идти? Ты что?! Только пришла к нам, дома сиди. Вон Алэнку замуж выдали, а там следом и тебя. Хватит в девках сидеть. Взрослая совсем стала. Найдем, не переживай и хорошего, и работящего.

— Да я не переживаю, отпустите меня тетя Афдотья, мне очень надо!

Конечно, ей надо. С чего вдруг в восемнадцать годков, ей уже пора замуж? Я вот в свои двадцать пять и не помышляю еще. И ничего — жива здорова. А главное мужу, будущему, нервы берегу.

Смотрю и думаю, спасать ситуацию нужно. А то мне без Талины неохота дальше в путь. Я отвела тетку подальше от любопытных глаз и особенно ушей, а то чую плохо мне, потом сделают.

— Мне, конечно, строго настрого запретили говорить, кому — бы то ни было, но так и быть. Только вам. И пообещайте, что вы будете молчать как могила — я заговорщически посмотрела на женщину, она аж нагнулась ко мне, чтоб лучше все услышать — помните, Тайрон говорил, что обручен и собирается жениться — когда она утвердительно кивнула, я еще для пущей серьезности помолчала и выдала — так вот эта невеста и есть Талина. Только никому, вы обещали.

У тетки поползли глаза на лоб, я даже не подозревала, что мимика лица может так серьезно искажаться. Талантище! Аж воздух ртом начала хватать.

— НЕ может быть, а что ж вы молчите то! Надо ведь что-то делать. Свадьбу….

— Э нет! Вы помните. Никому. Дело в том, что родители Талины были изначально против. Но любовь дело такое. Вот поэтому они и решили никому не говорить. Прибудут к его родителям, а там и за свадебку возьмутся. Так что нам действительно пора в путь.

И это ничего, что нестыковка была (мы ведь привезли девушку из-за отчима сюда). Но от переизбытка информации и чувств, тетка не поняла, что тут что-то не сходиться. А мне некогда было придумывать. Главное чтобы никто ничего не знал.

А если они узнают, ЧТО я про них только что плела, то уже пятый угол искала бы. Тайрон, точно бы не простил. Удавил бы напрочь. Как он от этого бежал из дому, а тут я. Свинью подлаживаю.


Глава 4. Вместе весело шагать по просторам… | Осторожней с желаниями | Глава 6. Обычные неприятности