home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

Loading...


2

Лейхтвейс поглядел сквозь давно не мытое стекло и едва сдержался, чтобы не дернуть что есть сил за оконную ручку. Вырвать шпингалет, распахнуть обе створки, вдохнуть свежего воздуха и заорать во весь голос. Что угодно, хоть просто «А!»

– А-а-а-а-а-а-а-а-а! Выпустите, не хочу! Не хочу-у-у-у!

В каменном бункере было куда уютнее. Даже не скажешь почему, может оттого, что игра шла на равных. Или он – или его, на войне, как на войне. Здесь же благородный разбойник чувствовал себя мышью под плинтусом. Окна открывать нельзя, входные двери тоже, к ним даже запрещено подходить. И голос лучше не повышать. Радио включать, так и быть, позволили, однако чтобы не слишком громко. А еще следовало проявлять осторожность, бдительность и на все неожиданности реагировать правильно. Как именно, Цапля даже не стала растолковывать. Мол, взрослый уже, разберешься.

Были еще книги, однако шкаф, как назло, стоял в запертом на ключ кабинете. Из всего богатства прежние обитатели оставили на кровати в спальной старое издание детской книжки про Макса и Морица. Лейхтвейс решил, что нарочно, издевки ради. «Много есть про злых детей и рассказов, и статей. Но таких еще проказ и не слыхано у нас!»

Маленькая квартирка где-то возле Потсдамского вокзала стала даже не тюрьмой, а палатой сумасшедшего дома, где самое место проказникам Максу и Морицу. «Эти скверные мальчишки не читают умной книжки…»

Разумом он, конечно, все понимал. В Берлине одному делать нечего, да и не знает он столицу. Даже одежды подходящей нет, не гулять же по Унтер-ден-Линден в полной форме горного стрелка! Однако на душе было кисло. «Марсианин» еще никогда не примерял мышиную шкуру. Ощущение оказалось не из приятных – сиди, вздрагивай от каждого шороха и жди, пока за тобой придут. «Ах, за то судьба жестоко наказала шалунов!» Цапля даже запретила трогать лежавший на столе «люгер», когда Лейхтвейс вызвался его почистить. Пистолет – на тот самый крайний случай.

А он еще давал советы господину гауптфельдфебелю! Стреляться Лейхтвейс конечно же не стал (не дождетесь!), но в потолок бы пару раз выпалил. А еще лучше – в открытое окно, глядя на недоступное небо.

…Вверх! Вверх! Вверх! В самую синь, за белые облака, к солнцу! И даже не смотреть на оставшуюся где-то вдали землю, ничего там хорошего нет.

Лейхтвейс бухнулся на не застеленную кровать, открыл наугад книжку про двух шалунов.

Вот Макса с Морицом уж нет,

Остался только мелкий след.

«Макс и Мориц» с легким стуком врезались в стену. И словно в ответ заговорил дверной колокольчик. Дзинь! Дзинь! Дзинь! Первый пароль, второй будет, когда Цапля войдет.

Ключ в замке… Легкий стук… Шаги…

– Это я.

Лейхтвейс вернул пистолет на стол. Если бы напарница сказала что-то иное, можно было потренироваться в стрельбе. Хорошо, что четвертый этаж, в окно не влезут.

…Зато могут и влететь, а еще проще – кинуть гранату. Потому и рамы на запоре. Все равно не спасет, сам бы Лейхтвейс откупорил квартиру в два счета. Даже не ночью – ясным днем.

– Переодевайся! Там костюм, рубашка и туфли. Уходим!

Здороваться Цапля не стала, уложила пакеты на кровать, отвернулась.

– Мы с тобой везучие, Лейхтвейс. Шла сюда и представляла… Давай, давай, поторапливайся!

И стая уток и утят

Доела крошки от ребят[19].


предыдущая глава | Лейхтвейс | * * *







Loading...