home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

Loading...


1

Сон был пуст и бездонен. Стоял ясный день, однако небо потемнело, наполнившись густой синевой, солнце же исчезло, оставляя пространство холоду и ветру. Спасал включенный ранец. Малая пушинка, превратившись в камень, недвижно застыла в зените. Лететь некуда и незачем, в его небе не осталось ничего живого, только он один. Надолго ли? Черный «блин» за плечами может работать практически бесконечно долго, но человек слаб. Несколько часов выдержит, а потом усталость возьмет свое. Невидимые крылья исчезнут, и «марсианин» заскользит вниз, сперва медленно, словно осенний лист, затем камешком, брошенным в омут. Быстрее, быстрее, еще быстрее… Вечный свободный полет в никуда, в бездну, в небытие.

Рай не бывает без Ада.

Выход один – уйти, проснуться, вернувшись в отторгнувший его мир, пусть чужим, но все-таки живым и сохранившим разум. Синева темнела, ледяной ветер бил в лицо, однако Лейхтвейс терпеливо ждал. Сюда он уже не вернется, значит, надо попрощаться. С небом, с мечтой, с любовью.

– Фройляйн инструктор! – негромко позвал он. – Вероника!

Ответа не было, но воздух еле заметно дрогнул, и Лейхтвейс понял: его слышат, его слов ждут. И тогда он заспешил, вспоминая все то, что хотел сказать, и уже никогда не скажет в мире, куда скоро придется уйти.

– Фройляйн инструктор! Когда я вас впервые увидел, то больше всего на свете захотел стать таким же, как вы. Может, это любовь, может, иное что-то, не знаю. Я мечтал подняться вместе с вами в небо и быть рядом, долго, очень долго. Вечно! Но сейчас я понял: этому никогда не случиться. Наши небеса – разные, вы – Ночной Орел, я – крылатый убийца. Вы сделали свой выбор, я тоже. В вашем небе мне нечем будет дышать.

Синева темнела, из самой глубины поднимались рваные черные клочья, воздух стал холодной морской водой. Еще немного, и вода застынет льдом. Небо станет последним кругом Ада, Джудеккой, где место таким, как он, изменникам и предателям.

– Я выбрал Гитлера. Я веду войну против собственной страны. Даже если добьюсь успеха, меня все равно проклянут. Жить станет незачем и не для кого. Я не жалуюсь, фройляйн инструктор, просто мне некому это сказать. Больше никогда вас не потревожу, даже в мыслях. Прошу – отпустите меня, Вероника. Уйду в свободный полет – и будь что будет.

«Прощайте!» сказать не успел. Ранец уже не держал, горло забило льдом, и Лейхтвейс рухнул в черный беззвучный водоворот. Бездна сомкнулась, он понял, что не вынырнет и почему-то успокоился. Ни страха, ни надежды. Ничего.

Проснулся. И пожалел об этом.


Глава 11 Семеновское | Лейхтвейс | * * *







Loading...