home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

Loading...


2

– Скоро стемнеет, – Америго Канди взглянул в маленькое подслеповатое оконце. – В призраков вы, синьор Руффо, не верите – и правильно делаете – однако улицы здесь такие, что можно остаться без ног. Я вас ни в коем случае не прогоняю, напротив, всячески предлагаю разделить мой скромный кров. Но если хотите, могу проводить, у меня имеется чудо техники – электрический фонарь.

Интерно снимал комнату на первом этаже старинного, крытого черепицей дома неподалеку от храма Мадонны Смуглолицей. Визиту князя был очень рад и тут же выставил на стол бутыль непременного альянико. На разговоры особо не тянуло, и Дикобраз больше слушал, синьор же Канди, собеседниками явно обделенный, разошелся от души. О призраках, к счастью, речи не было – как и о причине, приведшей молодого человека в Матеру. Америго Канди говорил о театре. Первое впечатление не обмануло, он действительно хотел стать актером и даже учился в одной из театральных студий Турина. Что-то не срослось, но Америго, Мельпомене не изменив, обернулся театральным критиком. Не самым обычным – синьор Канди примкнул к маленькой, но тесной группе защитников диалектального театра.

– Единство итальянской культуры – в ее многообразии, – констатировал он, в очередной раз наполняя высокие глиняные стаканы. – Тосканский диалект велик, но слишком тесен. Именно в этом моменте мы с Дуче кардинально расходимся.

Князь театралом не был, ему с лихвой хватило Голливуда, тем не менее, внимал он собеседнику с немалым интересом. Будь в руке Дикобраза карандаш, на бумаге бы уже появилась волнистая, словно змея в ручье, линия. Синьор Канди, с удовольствием вещая о режиссерах, актерах и постановках, ловко обходил собственную скромную личность. Разве что помянул брата – студента филологического факультета, и то в связи с тем, что Канди-младший рос консерватором и помянутое многообразие не поддерживал.

С тем и вечер настал. Близилась ночь, а с ней – час призраков.

– Пожалуй, пойду, – рассудил князь. – Провожать меня не надо. Только, если вы не против, синьор, давайте все же определимся. Кому мне прикажете верить – вам или собственным чувствам? Должен же я знать, как себя вести при встрече, допустим, с… ламией?

Америго Канди понимающе кивнул.

– Вы не первый. Врач в нашей городской клинике меня, признаться, тоже не понял. Вероятно, мне не следовало ничего рассказывать, но что делать, если я вижу иначе, чем все остальные? Считайте, синьор Руффо, что мы с вами существуем в совершенно разных реальностях. И кстати, в привидений и духов я не верю – я о них знаю, а это совсем иное дело.

– А вы мне покажите парочку, – рассудил князь. – На месте и определимся.

Ценитель диалектов тяжело вздохнул.

– Рискну повториться: вы не первый. Не увидите! Впрочем… Пойдемте, я вас провожу.


* * * | Лейхтвейс | * * *







Loading...