home | login | register | DMCA | contacts | help |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

Loading...


* * *

Загляну-ка я в «Библию», так решил Морли и перерыл содержимое нескольких коробок, пока не нашел свой экземпляр «Как я в свое свободное время воскрес из мертвых, и поэтому то же самое можете сделать и вы». Он сел, положив книгу на колени, прикрыл её обеими ладонями, закрыл глаза, воздел лицо вверх и произнес:

— Кто или что умертвило Бена Толлчифа?

Затем, не открывая глаз, наугад раскрыл книгу, приложил палец к первому попавшемуся под руку месту и открыл глаза.

Палец его покоился на слове «Форморазрушитель».

Не слишком-то о многом это говорит, тут же рассудил он. Любая смерть является результатом нарушения упорядоченности структуры мироздания, вызванного деятельностью Форморазрушителя.

И все же это немало напугало его.

Это совсем не насекомое или растение, со всей очевидностью осознал он. Это явно нечто совсем иное.

В его дверь кто-то легонько постучался.

Устало поднявшись, он медленно побрел к двери. Ещё не открыв её, отодвинул гардину, висевшую над маленьким окошком, и выглянул наружу, в ночную тьму. На крыльце кто-то стоял, кто-то невысокий, с длинными волосами, в тесном свитере, из которого прямо-таки выпирал роскошный бюст, вызывая непреодолимое желание схватить его и сдавить в ладонях. Женщина в узкой короткой юбке, босая. Меня пришла навестить Сюзи Смарт, наконец сообразил он и открыл дверь.

— Привет, — широко улыбаясь, дружелюбно произнесла она. — Можно к вам заглянуть и поболтать немного?

Он провел её к раскрытой «Библии».

— Я тут спросил, кто или что умертвило Толлчифа.

— И что же вам ответил Спектовский? — Сюзи села, закинув одну на другую голые ноги и подалась вся вперед, чтобы посмотреть, на какое место на открытой странице показывает его палец. — Форморазрушитель, — спокойно произнесла она.

— Но ведь это всегда Форморазрушитель, кто же ещё?

— И все же мне кажется, что есть здесь ещё и какой-то другой, скрытый смысл.

— Что это не насекомое?

Он кивнул.

— У вас есть что-нибудь перекусить или выпить? — спросила Сюзи. — Что-нибудь сладенькое?

— Форморазрушитель, — сказал он, — рыщет вокруг нас.

— Вы меня пугаете.

— Да, — признался он. — Я это делаю намеренно. Нам нужно любым способом переправить прошение с этой планеты в релейную сеть. Нам не выжить, если мы не получим помощи.

— Странник приходит без всяких просьб, — заметила Сюзи.

— У меня есть конфеты «Бэби Рут», — отреагировал наконец он на её просьбу. — Угощайтесь.

Он порылся в саквояже Мэри, извлек оттуда коробку шоколадных конфет и потянул её Сюзи.

— Спасибо, — сказала она, срывая бумажную обертку с одной из конфет.

— Как мне кажется, мы обречены.

— Мы всегда обречены. В этом суть жизни.

— Обречены прямо сейчас, не в отвлеченном смысле — а в том смысле, что мы с Мэри были уже обречены, когда я пытался загрузить «Мятежного Петушка». Есть большая разница между тем, когда знаешь, что рано или поздно, но все равно умрешь, или когда знаешь, что умрешь ещё до истечения этого месяца.

— У вас очень интересная жена.

Он тяжело вздохнул.

— Вы давно состоите в браке? — Взгляд Сюзи требовал немедленного ответа.

— Восемь лет, — произнес он.

Сюзи Смарт вскочила со своего места.

— Пошли ко мне. Я покажу, каким милым местом можно сделать даже такую крохотную комнатенку. Пошли — ваша комната удручающе на меня действует.

Она потянула его за руку, как маленькая капризуля, и он обнаружим, что послушно следует за нею.

Они вприпрыжку пробежали вдоль крыльца мимо нескольких дверей и подошли к двери, ведущей в комнату Сюзи. Она была не заперта. Сюзи открыла её и радушно пригласила его в открывшееся перед ним теплое и светлое гнездышко. Она не солгала — комната действительно выглядела очаровательно. Интересно, задумался он, удастся ли нам создать такой же уют у себя, и не без зависти стал разглядывать картины на стенах, узоры на гардинах и множество, великое множество ящичков и глиняных горшков для растений, в которых произрастали цветы, поражающие взор обилием самых разных красок.

— Действительно мило, — произнес он.

Сюзи резко хлопнула дверью.

— И это все, что вы в состоянии сказать? — Я потратила целый месяц, чтобы придать этой конуре такой вид.

— Вы сами употребили это слово «мило», не я.

Она рассмеялась.

— Это мне позволительно называть свою комнату «милой», но поскольку вы мой гость, то вам не мешало бы быть более щедрым на похвалу.

— О'кей, — сказал он. — Здесь поистине великолепно.

— Это уже лучше.

Она уселась на обитое черным полотном кресло прямо напротив него, откинулась назад, быстро потерла ладошки друг об дружку, после чего все свое внимание сосредоточила на Морли.

— Я жду, — сказала она.

— Чего?

— Чтоб вы предложили мне кое-что.

— Почему я должен это делать?

Сюзи снова рассмеялась.

— Потому что я поселковая блудница. Вы обязаны умирать от сладострастья, желая меня. Разве вы ничего об этом не слышали?

— Я прибыл сюда сегодня очень поздно, — попытался оправдаться он.

— Но ведь кто-то обязательно должен был просветить вас на сей счет.

— Когда мне говорят такое, — сказал он, — рискуют получить добрый щелчок по носу.

— Но это правда.

— Почему? — удивленно спросил он.

— Доктор Бэббл объяснил мне, что это функциональное нарушение деятельности одного из полушарий моего мозга.

— Ох уж этот Бэббл. Вы знаете, что он сказал о моей встрече со Странником? Он сказал, что большая часть из рассказанного мною — неправда.

— Доктор Бэббл — человек крайне зловредный. Он обожает опошлять все и вся.

— Если вам известна эта черта его характера, — заметил Морли, — значит, вы должны понимать, что не нужно обращать никакого внимания на его слова.

— Он просто объяснил, почему я такая. Такая, какая есть. Я переспала со всеми мужчинами в этом поселке, кроме Уэйда Фрэйзера. — Она покачала головой, лицо её исказилось. — Он ужасен.

— А что Фрэйзер говорит о вас? — не без любопытства спросил Морли. — Как-никак, но он психолог, или, во всяком случае, делает вид, что психолог.

— Он говорит, что… — она задумалась, печально воззрившись в потолок и кусая нижнюю губу, — это с моей стороны поиски всеобъемлющего отцовского архетипа. Так объяснял подобное поведение Юнг. Вы знакомы с философией Юнга?

— Да, — машинально ответил он, хотя на самом деле только слышал о существовании такого ученого, ему рассказывали, что Юнг во многих отношениях заложил фундамент для сближения интеллекта с религией, но на этом и заканчивалось все, что знал Сет Морли о Юнге. — Понятно, — произнес он.

— Юнг утверждает, что наши отношения к своим настоящим, собственным родителям определяются тем, в какой степени они являются воплощением определенных мужских и женских архетипов. Есть, например, очень плохой земной отец, хороший земной отец, земной отец-разрушитель и так далее. То же самое относится и к женщинам. Моя мать была плохой земной матерью, вот почему вся моя духовная энергия направлена на все, что связано с хорошим мужским началом.

Морли только хмыкнул в ответ и вдруг, совершенно неожиданно для себя, начал думать о Мэри. Не то, чтоб он так уж её боялся, вот только, что она подумает, когда вернется в их комнату и обнаружит его отсутствие? И тогда — упаси Боже! — вдруг отыщет его здесь с Сюзи Дамб, этой самозванной поселковой шлюхой?

— Вы на самом деле считаете, — спросила Сюзи, что половой акт есть нечто грязное, для тех, кто его совершает?

— Иногда, — машинально ответил он, все ещё не переставая думать о своей жене. Сердце его учащенно забилось. — Спектовский не очень-то четко высказывается на сей счет в своей «Библии», промямлил он.

— Хотите со мной прогуляться? — предложила Сюзи.

— Сейчас? Куда? Зачем?

— Не сейчас. Завтра днем. Я выведу вас из поселка, в мир реальной планеты Дельмак-О. Где происходит множество самых странных вещей, различных движений, которые можно уловить только краем глаза, где есть Здание.

— Мне бы хотелось взглянуть на это Здание, — с энтузиазмом откликнулся Морли.

Сюзи неожиданно поднялась.

— Вам бы лучше вернуться к себе, мистер Сет Морли, — сказала она.

— Почему? — Он тоже, смутившись, встал.

«343» — Потому что, если вы останетесь здесь, то ваша красавица-жена застукает нас и поднимет такой хай, что распахнет дверь перед Форморазрушителем, который, как вы сами сказали, так и рыщет вокруг, чтобы погубить всех нас. — Она рассмеялась, обнажив ровные белые зубы.

— Мэри тоже может прогуляться вместе с нами? — спросил он.

— Нет, — отрицательно мотнула головой Сюзи. — Только вы. О'кей?

Он замер в нерешительности, мысли вереницей, одна за другой, проносились в его голове. Он смело окунулся в их поток, но они вдруг все оставили его, предоставив ему полную свободу самому выбрать ответ.

— Если мне удастся, — произнес он.

— Постарайтесь. Пожалуйста. Я покажу вам все места, где я бывала, те формы жизни, что мне попадались, и ещё многое другое.

— Они красивые?

— Н-некоторые. Почему это вы так пристально на меня глядите? Это действует мне на нервы.

— Мне кажется, что вы немножечко не в своем уме, — сказал он.

— Я просто честно говорю все, что у меня на уме. Например: мужчина — это всего лишь орудие, с помощью которого одна сперма воспроизводит другую. Ведь это на самом деле именно так.

— Я не очень-то силен, — сказал Сет Морли, — в юнговских методах анализа данной проблемы, но я определенно не припоминаю, чтобы… — Он запнулся, что-то зашевелилось на самой периферии его поля зрения.

— В чем дело? — спросила Сюзи.

Он быстро повернулся, и на этот раз увидел все четко. На комоде небольшой серый квадратный предмет очень медленно передвигался с одного места на другое, а затем, по-видимому, обнаружив его реакцию, прекратил перемещение.

Двумя шагами он пересек комнату и схватил этот предмет, плотно зажав его между пальцами.

— Не повредите его, — сказала Сюзи. — Это совершенно безобидная штуковина. Отдайте — ка лучше его мне. — Она протянула ладонь, и он, весьма неохотно, разжал пальцы.

Предмет, покоившийся на её ладони, был очень похож на крошечный дом.

— Да, — подтвердила его предположение Сюзи, расшифровав выражение его лица. Такие штуковины выползают из Здания, что-то вроде его побегов, как мне кажется. Так или иначе, но этот домик — точная копия самого Здания, только куда меньше. — Она какое-то время ещё тщательно рассматривала его, затем водворила на прежнее место на комоде. — Оно живое, — сказала она.

— Я знаю. — Держа его, он ощутил одушевленную природу этого предмета; он трепыхался в его пальцах, пытаясь высвободиться.

— Их там полным-полно, — сказала Сюзи. — За пределами поселка. — Она сделала неопределенный жест рукой куда-то в сторону. — Может быть, завтра нам удастся найти один такой для вас.

— Мне он не нужен.

— Вам захочется его иметь, когда вы здесь поживете достаточно долго.

— Почему?

— Как мне кажется, чтобы хоть чем-то скрашивать одиночество. Как нечто такое, что развеивает скуку. Я помню, как ещё ребенком я нашла жабу с Ганимеда в нашем саду. Она была такая красивая, её глаза, так ярко пламенели, у неё была такая длинная, гладкая шерсть, что…

— Вполне возможно, — глубокомысленно заметил Морли, — что именно одна из таких штуковин и убила Толлчифа.

— Глен Белснор как-то разобрал одно такое зданьице, — сказала Сюзи. — Он говорит… — тут она задумалась. — В любом случае, эта штука совершенно безвредная. Все остальное, что он говорил, это были какие-то мало понятные электронные термины. Нам так и не удалось уловить сути его объяснения.

— А он все понял?

— Да, — она уверенно кивнула головой.

— Значит, у вас, то есть у нас, неплохой руководитель.

Однако про себя он тут же отметил, что, кажется, Белснор не такой уж хороший руководитель, как нужно было бы.

— Ну так что, мы когда-нибудь ляжем в постель? — осведомилась Сюзи.

— Что?!

— Мне интересно поваляться с вами в постели. Я не в состоянии судить о мужчине, пока не побываю с ним в одной кровати.

— А как вы судите о женщинах?

— Я вообще в них ни черта не разбираюсь. Вы что, подумали, что я заваливаюсь в постель с женщинами тоже? Да ведь это же разврат. На такое скорее способна Мэгги Уолш. Она лесбиянка, да будет вам известно. Или вы об этом тоже ничего не знали?

— Для меня это как-то совершенно безразлично. Да и вообще это совсем не наше дело, — он почувствовал себя как-то неуютно и неуверенно. — Сюзи, — сказал он, — вы очень нуждаетесь в помощи опытного психиатра.

Он вспомнил как-то сразу все, о чем говорил ему Странник-по-Земле там, в «Тэкел Упарсине». Наверное, подумал он, нам всем не помешала бы помощь психиатра. Но только не со стороны Уэйда Фрэйзера. Это совершенно, категорически исключено.

— Так вы не желаете ложиться со мной в постель? Вам это очень понравится, несмотря на всю эту вашу первоначальную стыдливость и сдержанность. Я очень хороша. Я знаю множество всяких способов. О некоторых из них вы, наверное, даже никогда и не слышали. Я сама изобрела их.

— У вас большой опыт, — усмехнулся он.

— Да, — кивнула Сюзи. — Я начала в двенадцать лет.

— Нет! — воскликнул он.

— Да, — решительно отрезала Сюзи и схватила его за руку. На её лице он увидел такое отчаянье, будто она боролась за свою жизнь. Она подтянула его к себе, призвав на помощь все свои силы. Он продолжал упираться, и пока все её старания не увенчались успехом.

От Сюзи Смарт все же не ускользнуло то, что этому мужику вот-вот удастся вырваться из её объятий. Он очень сильный, подумала она.

— Откуда у вас столько силы? — спросила она, ловя ртом воздух; она чувствовала, что почти уже не в состоянии дышать и вот-вот задохнется.

— Таскал камни, — ухмыльнувшись, произнес он.

Я хочу его, окончательно решила она. Такого большого, злого, сильного…, он мог бы разорвать меня на куски. И от этой мысли её страстное желание выросло ещё сильнее.

— Ты станешь моим, — задыхаясь, произнесла она, — потому что я хочу тебя.

Ты нужен мне, так она уже решила в своей душе, чтобы ты накрыл меня всю, как плотная, тяжелая тень, защитив от губительного солнца, чтобы я уже ничего не могла видеть. Я больше не хочу ничего видеть, уговаривала она себя. Пригвозди меня к кровати, взмолилась она в своих мыслях. Покажи мне, каким ты можешь быть: покажи мне, какой ты на самом деле, какой ты без одежды, просунув руку себе за спину, она отстегнула свой экстравагантный, столь возбуждающий мужскую чувственность бюстгальтер, и ловко сдернула его со своей груди, не снимая свитера, затем потащила его за бретельку, всем телом напряглась и умудрилась бросить его точно на спинку стула. Увидев это, Морли непроизвольно рассмеялся.

— Что это тебя так развеселило? — сердито спросила она.

— Ваша аккуратность и ловкость. Вот здорово — забросить его на стул вместо того, чтобы просто швырнуть на пол.

— Черти бы тебя побрали, — выругалась она, прекрасно понимая, что и он, как все остальные, смеется над нею. — Уж теперь ты точно будешь моим, — уже почти прорычала она и потащила его изо всех сил. На этот раз ей удалось заставить его сдвинуться на несколько небольших шагов в направлении кровати.

— Эй, что это вы, — возмутился он, но ей снова удалось подтолкнуть его на несколько шагов.

— Сейчас же прекратите! — успел ещё крикнуть он, но тут она повалила его на кровать, прижала его туловище коленом, быстро заученными движениями расстегнула свою юбку и сбросила её с кровати прямо на пол.

— Вот видишь? Мне сейчас уже совсем не нужно быть такой аккуратной! — Она всем телом навалилась на него, пытаясь пригвоздить к кровати коленями. — Разве я такая уж навязчивая? — спросила она, сбрасывая с себя остатки одежды, после чего рванула за пуговицы его рубаху.

Одна пуговица, оторванная с корнем, слетела с кровати и покатилась по полу, как маленькое колесико. При виде этого она рассмеялась, теперь она уже полностью ощущала себя в своей стихии и чувствовала себя просто отлично. Это стадия всегда особенно её возбуждала — она очень напоминала последнюю фазу охоты, в данном случае на дичь очень крупную, от которой неотразимо несло потом и сигаретным дымом и которая источала нескрываемый страх. Как это он может так бояться меня, этот вопрос не выходил у неё из головы, но так было почти всегда — она уже привыкла принимать это, как должное. Фактически, ей это даже стало нравиться.

— От-пусти меня, — взмолился он, извиваясь под тяжестью её тела.

— Ты такая ужасно…, верткая, — ещё успел он сказать до того, как она зажала его голову между своими коленями.

— Я могу сделать тебя таким счастливым — сексуально, естественно, — сказала она ему: она всегда так говорила, и иногда это срабатывало; зачастую мужчина сдавался перед той перспективой, которую она теперь перед ним открывала. — Давай, — хрипло взмолилась она, быстро набирая побольше воздуха в легкие.

Дверь в комнату распахнулась настежь. Сюзи тотчас же, инстинктивно спрыгнула с кровати, выпрямилась и, шумно дыша, стала всматриваться в возникшую на пороге фигуру. Его жена. Мэри Морли. Сюзи сразу же подхватила свою одежду — это было то, от чего она никогда не испытывала ни малейшего удовольствия, — и ещё она испытывала непреодолимую, жгучую ненависть к Мэри Морли.

— Убирайтесь отсюда, — задыхаясь, крикнула Сюзи. — Это моя комната!

— Сет! — пронзительно закричала Мэри. — Господи Боже, что это здесь происходит? Как ты мог допустить такое? — Мэри с бледным лицом непреклонно двинулась к кровати.

— Боже мой, — произнес растерянно Морли, садясь на кровати и приводя в порядок волосы на голове. — Эта девушка просто рехнулась.

— сказал он жене жалобным, ноющим тоном. — Я тут совершенно ни при чем. Я пытался удрать отсюда. Ты же сама это видела, разве не так? Разве ты не убедилась в том, что я пытался высвободиться? Неужели ты этого не увидела?

Голос Мэри оставался все таким же визгливым и пронзительным.

— Если бы ты на самом деле хотел, то давно уже вырвался бы.

— Нет, — заклинающим голосом произнес он. — В самом деле, Бог мне свидетель. Я уже почти высвободился. Если бы ты не вошла, я бы сам вырвался отсюда.

— Я убью тебя, — сказала Мэри Морли.

Она стала описывать большие круги по комнате, высматривая, чем бы ударить его, пусть хотя бы первым, что только под руку попадется. Сюзи сразу же разгадала смысл этого маневра — по рыскающим по комнате глазам, по окаменевшему её лицу ненасытной фурии. Мэри Морли нашла наконец какую-то вазу, схватила её и стала возле комода, грудь её угрожающе вздымалась прямо перед самым лицом Сета Морли. Она подняла вазу резким, судорожным движением правой руки и, отведя её далеко назад, сделала замах и…

Со стены стоявшего на комоде миниатюрного здания соскользнула в сторону крохотная панель, и из образовавшегося отверстия, как из амбразуры, высунулось тоненькое орудийное дуло. Мэри его не видела, зато Сюзи и Сет Морли заметили его.

— Поберегись! — крикнул Сет, кинулся к жене и, схватив её за руку, рванул на себя. Ваза с грохотом упала на пол. Ствол орудия повернулся, беря новый прицел, после чего из него сразу же метнулся очень узкий луч в направлении Мэри Морли. Сюзи расхохоталась и отступила назад, стараясь увеличить расстояние между собою и этим лучом.

Луч не попал в Мэри Морли. Зато в дальней стене комнаты появилось отверстие, и через него из ночной темноты в комнату хлынул колючий холодный воздух. Мэри, шатаясь, отпрянула назад.

Сет Морли опрометью бросился в ванную и тут же выскочил из неё со стаканом воды в руке. Быстро подбежал к комоду и вылил воду на копию здания. Орудийное дуло перестало поворачиваться.

— Мне кажется, я вывел его из строя, — произнес Сет Морли, судорожно хватая ртом воздух.

Из миниатюрного строения вверх поползла струйка серого дыма. Внутри что-то ещё недолго пожужжало, а затем из него стала капля за каплей стекать липкая, похожая на топленый жир, грязная слизь, смешиваясь с лужицей воды, которая теперь образовалась вокруг крохотного зданьица. Все оно затряслось, стало вертеться на одном месте, а затем как-то сразу замерло, уже совершенно неподвижное. Он оказался прав — оно было умертвлено.

— Вы убили его, — обвиняющим тоном воскликнула Сюзи.

— Вот что погубило Толлчифа, — сказал Сет Морли.

— И оно пыталось убить меня? — слабым голосом спросила Мэри Морли.

Она все ещё нетвердо стояла на ногах, слепая ярость теперь уже сошла с её лица. Она очень осторожно присела и, вся поникшая и бледная, ещё долго смотрела на здание, затем сказала мужу.

— Давай, уйдем отсюда.

Сет Морли, обращаясь к Сюзи, сказал:

— Я обязательно расскажу об этом Глену Белснору.

Очень осторожно он поднял неподвижный кубик и, держа его на ладони, долго, очень долго смотрел на него.

— У меня ушло три недели на то, чтобы приручить этот экземпляр, — сказала Сюзи. — Теперь мне нужно подыскать другой и принести его снова сюда, да ещё сделать это так, чтобы он меня саму не пристрелил, и опять выдрессировать его точно так, как удалось мне это сделать с вот этим экземпляром. — Она ощущала, как внутри её все выше и выше вздымаются тяжелые волны обвинения в адрес Морли. — Полюбуйтесь, что вы наделали, — сказала она и начала быстро приводить в порядок свою одежду.

Сет и Мэри Морли направились к двери, рука Сета покоилась на пояснице жены. Он как бы выводил её отсюда.

— Черт бы вас побрал обоих! — обвиняюще бросила Сюзи им вдогонку, затем, полуодетая, последовала за ними. — А как насчет завтрашнего дня? — спросила он у Сета. — Всё-таки пойдем прогуляться? Мне хочется показать вам кое-что из…

— Нет, — грубо ответил он, а затем повернулся к ней и смерил её долгим, суровым взглядом. — Вы на самом деле ничего не поняли из того, что произошло.

— Я зато понимаю в том, что почти произошло, — огрызнулась Сюзи, делая ударение на слове «почти».

— Неужели надо ещё кому-то умереть, чтобы вы наконец-то полностью смогли проснуться? — спросил он.

— Нет, — ответила она, чувствуя себя все более неуверенно. Ей не нравилось выражение его жестких, как бы сверлящих глаз. — Ну, ладно, — сказала она, — если это так уж для вас серьезно, это маленькая игрушка…

— Игрушка? — насмешливо переспросил он.

— Да, игрушка, — повторила она. — Сущая безделица. Тогда вам на самом деле следовало бы поинтересоваться, что здесь есть за пределами поселка. Вам это непонятно? Ведь это всего лишь модель подлинного Здания. Неужели вам не хочется взглянуть на оригинал? Я разглядывала его с очень близкого расстояния. Я даже знаю, что написано над его главным входом. Не над тем входом, куда заезжают грузовики, и откуда они выезжают, а над дверью, которая…

— И что же там написано? — спросил он.

— А вы пойдете со мною? — не унималась Сюзи. — Затем, окинув взглядом Мэри Морли, добавила со всей снисходительностью, которую только могла себе позволить. — И вы тоже. Вам обоим не мешало бы пойти.

— Я пойду один. — Своей жене он тут же пояснил. — Это слишком опасно. Я не хочу, чтобы ты туда ходила.

— Ты не хочешь этого, — ответила Мэри, — по совсем иным, совершенно очевидным для меня причинам. — Голос её однако звучал не очень-то уверенно и как-то испуганно, будто близкое знакомство с энергетическим лучом, выпущенным крохотным строеньицем, начисто изгнало из неё всякие эмоции, оставив только голый, хватающий за душу страх.

— Так что же написано над входом? — спросил Сет Морли.

Сюзи ответила не сразу.

— Там написано: «КНУТОБОЙНЯ».

— Что же это означает?

— Сама не знаю. Но звучит прямо-таки заманчиво. Может быть, нам удастся каким-то образом пройти внутрь на этот раз. Я в самом деле очень близко подходила к нему, почти к самой стене. Но не смогла отыскать боковую дверь, а пройти через главные ворота — не знаю даже почему — я боялась.

Сет Морли ничего не сказал и вывел ошеломленную свою жену в ночную тьму чуждой планеты. Сюзи же так и осталась стоять посредине своей комнаты, такая одинокая и все ещё только наполовину одетая.

— Сука! — громко крикнула она им вслед, имея в виду Мэри.

Они продолжали идти, пока не растворились в ночной тьме.


Глава 6 | Избранные произведения. II том | Глава 7







Loading...