home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 32

Но потопление американского авианосного соединения не было последним сюрпризом на сегодня. Кстати, на всякий случай я направил в квадрат, где это произошло один тяжелый крейсер и четыре эсминца. Если какой-то из поврежденных вражеских кораблей уцелел, то его следовало захватить или уничтожить. Тут уж как получится. Кроме того, наши корабли должны были подобрать из воды всех американцев, покинувших свои тонущие суда. В 19.36 когда все страсти улеглись и я наконец-то решил поужинать, то от генерала Имамуры пришло довольно неожиданное донесение. Двадцать минут назад американское командование выслало парламентеров, которые заявили, что адмирал Киммел, командующий обороной Перл-Харбора, хочет везти переговоры с командующим японским флотом, атаковавшим Гавайские острова. На вполне резонный вопрос Имамуры о том, почему Киммел не хочет разговаривать с ним, парламентеры немного смутились, но объяснили, что американский адмирал настаивает на переговорах именно с японским адмиралом, а не с сухопутным командиром.

К чести генерала-лейтенанта Хитоси Имамуры, он не стал обижаться и лезть в бутылку, а решил связаться со мною. А пока ситуация не прояснится, то он решил временно остановить наступление своих войск. Я одобрил его решение и сказал, что вылетаю к ним немедленно. Этот адмирал Киммел меня заинтриговал. Если он хочет поговорить именно со мною. Так тому и быть! Я, в принципе, догадывался, о чем пойдет разговор. Поэтому был согласен на эту встречу.

Лететь я решил на одном из палубных торпедоносцев из авиагруппы «Мусаси». Полечу на месте штурмана до захваченного нашими войсками американского аэродрома Уилер, что находился в центре острова Оаху. К этому моменту, наши инженерно-саперные части уже смогли очистить взлетную полосу от обломков вражеских самолетов и засыпали на ней воронки от бомб. Так что к приему самолетов этот трофейный аэродром был готов. Оставив Одзаву за старшего, я через десять минут уже был в воздухе. Лететь до Уилера меньше часа. Думаю, что не развалюсь. Хотя, кресло штурмана было не особо удобным, но я выдержал. На аэродроме все уже были предупреждены о моем прибытии.

Поэтому, как только мой «Кейт» коснулся полосы и вырулил на рулежную дорожку, то к нему сразу же подъехали два полугусеничных бронетранспортера «Хо-ха» с опознавательными знаками 3-го полка морской пехоты Императорского флота. По-видимому, это был мой транспорт и эскорт. Выскочивший из переднего БТР, японский морской пехотинец в полевой форме с погонами капитана 3-го ранга представился как Кенсин Акияма. В его глазах горели обожание и решимость выполнить любой мой приказ. Блин, ну вот еще один мой фанат. Он подтвердил, что со своими морпехами будет сопровождать меня к передовой линии. Адмирал Киммел и его штабные офицеры оказывается уже дожидаются моего приезда в расположении наших передовых частей. Сейчас с ними общается генерал Имамура, но официальные переговоры не начинают. Все ждут только меня. После чего бравый японский офицер указал на один из своих бронетранспортеров:

— К сожалению, вам придется сесть в эту бронемашину, чтобы добраться до места, господин командующий! Дорога до Перл-Харбора сильно разбита нашими танками, и на обычном автомобиле там проехать будет затруднительно. Сейчас «Хо-ха» самый лучший транспорт. Извините, но ничего комфортнее предложить не могу!

— Ерунда! Когда наша империя ведет войну мы не должны думать о комфорте. Думаю, что я не развалюсь, если проеду на вашем бронетранспортере несколько километров! — успокоил я морпеха и полез в кабину ближайшего БТР «Хо-ха».

Когда наш кортеж прибыл на место, то я увидел место где будут идти переговоры. Симпатичный деревянный домик на окраине Перл Сити. Он был практически не тронутый стихией войны. Хотя рядом все соседние дома лежали в руинах. А этот вот уцелел. Генерал-лейтенант Имамура встретил меня у входа и доложил, что американские высшие офицеры ждут нас внутри. На переговоры прибыли командующий обороной Перл-Харбора адмирал Киммел, генерал-лейтенант Шорт и контр-адмирал Беллинджер. На мой вопрос, а где же адмирал Блоч, командующий 14-м морским районом (Гавайские острова), адмирал Киммел хмуро ответил, что Блоч погиб вчера во время авианалета.

— Хорошо, господа! Вы хотели меня видеть? Вот он я. Что вы хотели сказать мне такого, чего не смог бы мне передать генерал-лейтенант Хитоси Имамура? — сразу же начал я переговоры, изображая недовольство. — Вы меня от очень важных дел оторвали. Мой флот как раз топил ваш авианосец «Лексинтгон» и весь его эскорт!

— Мы хотели бы поговорить о перемирии! — сказал адмирал Киммел, который заметно побледнел, когда услышал о судьбе «Лексингтона».

— Не понял вас! Какое еще перемирие? Вы что смеетесь? — довольно резко ответил я, переглянувшись с Имамурой.

— Мы думали, что перемирие поможет обеим сторонам этого конфликта. И вы и мы сможем подобрать своих раненных и похоронить убитых. Это было бы по-христиански и соответствовало бы благородным традициям войны! — начал неуверенно отвечать на мой наезд Киммел.

— Нас никакое перемирие не интересует. Я уже отдал своим десяти линкорам приказ на выдвижение к Перл-Харбору. Ночью они подойдут к входу в гавань и откроют огонь из всех своих главных калибров. Уж вам то как командующему Тихоокеанским флотом США должно быть ясно, что ваши немногочисленные береговые батареи не продержатся и двадцати минут против десяти моих дредноутов. После того как с вашими батареями будет покончено, наши линкоры превратят Перл-Харбор и Гонолулу в руины. Мы вас даже штурмовать не будем. За нас все сделает артиллерия. Если вы не дорожите своими жизнями, то подумайте тогда о жизнях своих людей и гражданских, которые погибнут при обстреле! — решил я попугать американцев.

— Но это же чудовищно, это же бесчеловечно! Неужели вы на это пойдете? — закричал генерал Шорт. — Это не цивилизовано!

— Слушайте меня! Цивилизованные люди! Сейчас на одной чаше весов судьбы стоят жизни моих моряков, летчиков и солдат. А на другой чаше лежат жизни моих врагов. Ваши жизни. Жизни неизвестных мне гражданских, которые не являются гражданами Японской империи. Как вы думаете? Куда я брошу камень, чтобы нарушить это равновесие? — ответил я ровным голосом, постаравшись, чтобы на моем лице не дрогнул ни один мускул. — И еще! Господа цивилизованные люди! Не вам говорить мне о бесчеловечности и жестокости. Вы, когда своих индейцев уничтожали и отбирали у них земли почему-то не заикались о человеколюбии и цивилизованных способах ведения войны. Так что люди, чей народ устроил массовый геноцид, не имеют права учить меня благородной войне.

— Вы меня не так поняли. Я не хотел вас оскорбить! — начал лепетать генерал Шорт, опуская глаза.

— Если у вас нет других предложений, то я думаю, что наша встреча окончена! — произнес я, многозначительно поглядев на Киммела.

— Мы хотим знать, чего хотите вы? — пробормотал американский адмирал, переглянувшись со своими людьми.

— Я хочу вашей полной и безоговорочной капитуляции. Только в этом случае, мы с генералом Имамурой гарантируем жизнь всем, кто добровольно сложит оружие. Если вы сейчас ответите отказом, то наши солдаты пленных брать не будут. Выбирайте! Смерть или жизнь! — выдал я свои требования и отвернулся от американцев.

— Мы должны подумать! Посоветоваться! Дайте нам ночь на раздумье! — после короткого молчания выдавил из себя адмирал Киммел.

— У вас есть десять минут на раздумье, пока мы с генералом Имамурой выйдем покурить! — решительно припечатал я, направляясь к выходу.

— Вы думаете, господин адмирал, что они согласятся? Не слишком вы с ними резко разговаривали? Хотя, ваша хитрость про десять линкоров мне понравилась! — спросил Имамура, вытаскивая сигарету из золотого портсигара и прикуривая от шикарной позолоченной зажигалки.

— Конечно согласятся! У них просто нет другого выхода! Они же не японцы, а значит не будут драться до конца! Вот вам, например, никогда не придет в голову мысль о сдаче, а эти цивилизованные люди умирать не захотят. Я показал им единственный выход из этой неприятной для них ситуации. Шансов на победу у них нет. И они это очень хорошо понимают! А насчет моей маленькой хитрости! Я тоже решил, что цифра десять звучит более внушительно. Американцы же не знают, что у нас есть здесь всего семь линкоров. Это будет для них лишним стимулом! — успокоил я своего собеседника.

— А вы почему не курите, господин адмирал? А то мне как-то не ловко. Я курю, а вы нет! — смущенно сказал Имамура.

— Я сам не курю, но вы курите, курите! Мне нравится дым сигарет! Лучше скажите где вы достали эту красивую вещицу? — произнес я, указывая на зажигалку Имамуры, украшенную позолоченными драконами.

— Ах это! Это китайский трофей. Я в Китае еще в 1938 году воевал. Вот тогда эта зажигалка мне и досталась от одного пленного китайского генерала. Это моя память о той войне.

— Которую мы выиграли!

— Да, господин адмирал, мы ее выиграли.

— И эту войну мы тоже выиграем.

— Я и не сомневаюсь в этом. Что-то они там затихли? Десять минут подошли к концу.

— Пойдемте, Имамура сан! Будем принимать капитуляцию гарнизона Перл-Харбора!

Когда мы вошли, то все американские офицеры встали по стойке смирно и отдали нам честь. Адмирал Киммел выступил вперед и произнес:

— Мы принимаем ваши условия и сдаемся!

После чего он отстегнул свой офицерский кортик и протянул его мне, пробормотав, что чего-то подобного он ожидал и поэтому и взял с собою этот кортик, который не надевал уже пару лет.

— Вы поэтому хотели видеть на переговорах именно меня? — спросил я у Киммела, принимая его кортик и вынимая его из ножен, чтобы увидеть, как свет скользит по лезвию.

— Перл-Харбор есть база Тихоокеанского флота США. А флот не может сдаваться сухопутным генералам! — устало произнес американский адмирал и поник головой.


Глава 31 | Тень Перл-Харбора | Глава 33