home | login | register | DMCA | contacts | help |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

Loading...


ГЛАВА ВОСЬМАЯ


Последние несколько месяцев запечатлелись в памяти Марии как бесконечная неразбериха, беспорядок и неисчислимая, ненужная и бестолковая суета.

Все шкафы в доме были распахнуты настежь, и даже таинственная, вечно запертая дверь из селямлика в харем стояла теперь отпертой, и младшие дети могли бегать из харема в кабинет отца и просторную светлую гостиную с мягкими тахтами вдоль стен и развешанным на них первоклассным оружием.

Кассандра как потерянная бродила среди разверстых сундуков, ящиков, коробок и плетёных огромных корзин, будто не зная, к чему приложить руки, и Мария видела, как тяжело и тягостно даётся матери этот, казалось бы, такой блистательный и парадный переезд. Словно бы чувствовала Кассандра, что этот переезд будет трудным, а новое житьё в Молдавии, где станет она господарской супругой и где ждут её почести и ласкательства подданных, не принесёт ей счастья и тихого довольства, которое окружало её все долгие годы жизни в Стамбуле.

Здесь родила она шестерых детей, привыкла к солнцу и свету в высоких просторных комнатах с двумя рядами окон один над другим, с зарешеченными, зато такими огромными рамами выступающих далеко над первыми этажами окон...

Словно бы сжималось её сердце! Что-то ждёт её там, в далёкой Молдавии, от которой она давно отвыкла, из которой уехала совсем ребёнком — девочкой вышла замуж, стала солидной матроной и матерью шестерых детей. И ещё мучила её мысль: старший сын, которому едва исполнилось шесть лет, должен был остаться заложником в Стамбуле.

Он такой ещё ребёнок, он ещё носит детские платьица, он ещё только стал разбираться в азах азбуки, и вот он должен остаться здесь, в Стамбуле! Что ждёт его? И Кассандра заранее оплакивала его, страшась, что потеряет его навсегда, и хотя останутся с ним верные слуги и преданные рабы, но она-то знала, что такое чужой глаз, знала, что никто не кинет на него ласкового и пристального взора, каким одаряла она его, едва он вставал с постели...

Мария, казалось, понимала беспокойство и ужас матери. Ей было всего десять лет, но уже все ключи от всех главных хранилищ дома были у неё на связке, с которой она не расставалась, к ней обращались невольницы и рабыни, её приказаний спрашивали слуги. Словно бы понимала Кассандра, что старшая дочь должна заменить её, приучала Марию с самого раннего детства вести дом, следить за детьми, и это притом, что учителя постоянно приходили к Марии, занимались с ней разными предметами и учёба отнимала почти всё её свободное время.

Так и повелось, что ни одной минуты не обходилась Мария без дела — шла в сад, чтобы проверить, не пора ли снимать с деревьев гранатовые яблоки, следила за варкой всевозможных сладостей, отпирала и запирала шкафы, каждый раз отгоняя рукой несуществующие рои моли, писала на дощечках особыми грифелями целые изречения из древних греческих авторов, в совершенстве говорила на многих языках.

Даже отец разговаривал с Марией как со взрослой — настолько разумными и дельными были её слова и советы...

Впрочем, и она понимала, что детство её кончилось тогда, когда кукла из слоновой кости, подаренная ей Петром Андреевичем Толстым, так нелепо была разодрана на части двумя турецкими девчонками. С тех пор куклы, игрушки больше не интересовали её, она стала присматриваться к взрослой жизни и в десять лет была лучшей помощницей матери.

В эти последние недели перед отъездом Мария почти не видела отца, и если слышала от него лишь несколько слов, то в уме и воображении дорисовывала то, что оставалось невысказанным.

Приём у султана, которого удостоился отец, оказался туманно-блестящим. Султан рисовался ей в золотом тюрбане с золотым аграфом, придерживающим перо, в роскошном наряде, детали которого она не могла рассмотреть, на фоне огромной золотой стены, сидящим на мягкой тахте, обложенным золотыми подушками и величественно кивающим своим золотым тюрбаном.

Как бы ей хотелось самой увидеть всё это! Но несколько слов, брошенные второпях отцом, будили её воображение, и туманно-золотое изображение султанского дворца вставало в её уме.

Знай Мария все детали этого представления отца султану, все низменные мелочи, из которых складывалось это посещение, эти бесконечные поклоны до земли, целования полы и ноги самодержца, несколько слов, едва пробормоченных сквозь зубы, она бы, наверное, поразилась этой нелепой церемонии, такой унизительной для вновь назначенного господаря Молдавии, удивилась странной процедуре облачения его в золочёный кафтан, после чего вновь следовали поцелуи и низкие поклоны.

Но ей не довелось узреть всё это своими глазами, и Мария представляла себе все эти церемонии торжественными и парадными, удивительными по красоте и блеску, потому что видела, как гарцевал её отец на парадном коне, подаренном ему султаном, с серебряными насечками на седле и сбруе, с чудесными стременами, которые поддерживали двое стремянных. Она видела сквозь решётку окна, как въезжал в свой двор её отец в величественном окружении многих всадников, как важно и медленно сходил он на землю, поддерживаемый преданными слугами, как строго шествовал к парадному крыльцу дома.

И только тут, придя в харем, стал он опять родным, простым и добрым. И хоть и выспрашивала Мария, где он был, у кого на приёме, он лишь бросал несколько слов: и новый великий визирь, Балтаджи Мехмед-паша, принимал его, и другие приближённые султана, — но ничего не говорил о подарках и богатых дарах, которые приходилось подносить всем, кто имел хоть какое-то отношение к фирману султана, ничего не рассказывал о мздоимстве и жадности султанских чиновников. И потому все эти приёмы и церемонии представали перед Марией в бесконечно блестящем и туманно-золотом окружении, были возвышенными и красивыми.

А эти сборы в путь, вся эта суета и беспорядок в доме, все эти сундуки и корзины, беготня и распахнутые дверцы всех шкафов, для которых уже не требовались ключи, хранящиеся у Марии, вызывали в ней лишь скуку и тоску.

Правда, девочка мечтала о том времени, когда и она, и все её братья, и сестра Смарагда воцарятся в новом замке, в господарском дворце.

И снова воображение подводило её: чудился ей этот замок стоящим на высокой горе, скалистые обрывы уходили вниз, и весь край был виден на сотни миль окрест — белые домики среди зелёной долины, голубые нитки речек и синие блюдца озёр. И весь этот край, наполненный дыханием винограда и пьянящим ароматом цветов, будил её ум и воображение, и ей уже очень хотелось, чтобы поскорее кончились эти суетливые сборы и наконец можно было бы увидеть новую страну, где были её корни, откуда родом были её отец и мать, — Молдавию.

Все эти сборы пригибали её к земле, как траву под мелким осенним дождём, — она не могла дождаться, когда уберутся из комнат замшелые, старинные сундуки и корзины, когда не останется в комнатах ничего, кроме давнишнего мусора, и даже полы откроются в своей первозданности, освободятся от пушистых персидских ковров, которые всегда укрывали все уголки дома.

Но вот вынесен последний сундук, убраны все ковры, и Мария поразилась запустению дома — только свежий ветерок из открытых окон шевелил на полу лохматые головки пушистой пыли да обрывки верёвок, тряпок, извечного мусора, населяющего дом с незапамятных времён и до поры до времени невидимого людям.

Она прошлась по всем комнатам, снова заперла своими ненужными теперь ключами все шкафы, которые были ей доверены, и вышла во двор харема, где укладывались последние подводы с пожитками.

Высокая коляска на ремённых рессорах давно ждала семью Кантемира, — сам он на высоком гнедом жеребце в сопровождении большой свиты уже выехал из ворот дома. Многочисленные церемонии и молебны в греческой церкви предваряли этот выезд, но наконец всё было готово, и вся господарская семья тронулась в путь.

Медленно, шагом ехал господарь Молдавии, блестящая свита следовала за ним, и население окрестных кварталов сбегалось, чтобы посмотреть на отъезд нового господаря Молдавии, поклониться ему, прижав руку к лицу, сердцу.

Далеко позади кавалькады тянулся обоз, возглавляемый сверкающей каретой господарыни. Вместе с ней в карете сидели Мария и Смарагда, а в другом, более простом возке, находились все четверо её сыновей: как уж удалось Дмитрию убедить Балтаджи — великого визиря — не оставлять старшего сына в Стамбуле, одному Богу известно.

Но Кассандра теперь была спокойна: все её дети ехали вместе с ней.

Она не знала, каким долгим и трудным был разговор Кантемира с Балтаджи перед самым отъездом.

Великий визирь предупредил нового молдавского господаря, что предстоит война с русскими, что ему надлежит искусно вводить в заблуждение русского царя, заманивать его в голодные степи, не поставлять обещанную помощь продовольствием и людьми.

Эта коварная политика вменялась господарю в обязанность — и только поэтому согласился Балтаджи, чтобы не оставался старший сын Кантемира, совсем ещё ребёнок, в Стамбуле, а ехал с отцом, но потом, когда турецкая армия придёт в Молдавию для сражений, пусть этот сын станет заложником у него, самого Балтаджи Мехмед-паши...

Кантемир подозревал, что и валашскому князю Брынковяну, злейшему врагу молдавского господаря, также вменена была в обязанность эта коварная политика обещаний и заманивания.

Но он ничего не спросил у Балтаджи, сладкоголосого и умного политика, изворотливого и лживого султанского слуги, догадался сам, зная нравы коварных турецких сановников.

Зато Балтаджи обещал Кантемиру, что не будут взиматься пока что, на всё время войны, налоги, что огромный бир, который должен был отправлять в Стамбул господарь, отменен и что самым главным для Кантемира остаётся укрепление крепостей, вооружение и посильное участие в битвах двух могущественных и владетельных особ — Петра и султана...

Ничего этого не ведала Кассандра, только краем уха слышала, что Турция разорвала мирный договор с Россией и что война начнётся на территории Молдавии. И потому с замиранием сердца думала она о том, что ждёт впереди её и детей: кто знает, как повернётся эта война, будет ли удача на стороне её мужа.

Тихо и торжественно продвигалась процессия. За воротами города всё приостановилось на мгновение. И Мария вместе с матерью и Смарагдой вышла из кареты, чтобы бросить последний взгляд на город, взрастивший её.

Тонкой лентой тянулась вокруг Стамбула каменная стена, завершавшаяся несколькими высоченными воротами. И видно было, как раскинулся этот обширный, вытянутый в длину город на семи высоких холмах, утопая в зелени садов. И синяя вода окружала его с двух сторон, отражая в себе небесную голубизну.

На высоких столбах протянулся вдоль города водопровод, и заметно было сверху, с холма, как стекала прозрачная быстрая и текучая вода. Словно на ладони лежали дворцы и киоски султанского подворья, окружённые и затенённые вековыми деревьями и искусно украшенные цветниками поразительной красоты.

А на самом верху холма, последнего в ряду семи, красовался великолепный Семибашенный замок. Он хранил в себе и султанскую казну, и все драгоценные вещи, захваченные в походах и взятые в качестве военных трофеев, золотые деньги и золотые литые пруты, а также серебро и всякое дорогое оружие. Теперь в этот же замок заключались узники, особенно ненавистные султану, или иностранные послы.

Многочисленные минареты втыкались своими острыми концами в самое небо, а приземистая серая громада Айя-Софии ощетинилась четырьмя такими минаретами по углам бывшей христианской базилики, но сохранила свой первозданный купол, сверкавший на солнце бликами.

Мария глядела и глядела на город и даже не заметила, как земно поклонилась Стамбулу её мать и тихонько прошептала:

— Прощай, Стамбул, прощай, колыбель моей юности и моей радости. Свидимся ли ещё?

Мария с удивлением взглянула на Кассандру: разве не ожидает их, детей, отца и мать, лучшее, благополучное, великолепное житьё в Молдавии, где отец её отныне господарь, хозяин всей земли? Она так мечтала о роскошном дворце господаря, где станут они жить, о прекрасных полях и садах новой для неё страны, что жаждала как можно быстрее преодолеть все эти долгие вёрсты и очутиться наконец в городе владычества её отца, там, где она будет прекрасной принцессой.

Её розовые мечты, впрочем, сводились теперь к тому, о чём она тайно вздыхала,— встретиться с прекрасным рыцарем, мужественным воином, повелителем полуночной страны, которой нет ни конца ни края.

Ещё не видя русского царя, зная о нём лишь по рассказам да обрывкам сообщений из других стран, она думала о нём с восхищением и втайне мечтала понравиться ему, воочию увидеть его большие чёрные глаза, кудри, разметавшиеся по широким плечам, всю его исполинскую фигуру.

В десять лет чего только не придумает девочка в своих мечтах!

Если бы увидела она, как трясётся голова этого царя, какие страшные, безобразные судороги время от времени искажают черты его лица с круглыми щеками и щетинистыми усиками, делавшими его похожим на жирного кота, если бы увидела его, не зная, что это царь, она бы стремительно отошла, отпрянула от него.

Но ореол великого воина овевал этот образ, и Мария мечтала о нём, и сердце её замирало, когда она думала, что ей посчастливится наяву узреть его.

Но война войной, её отец встанет против этого царя, против его армии, и сердце её снова замирало: турки могут убить русского царя, пленить его, армии их неисчислимы, силы их сильнее армий Петра.

И она принималась плакать от горя, ещё не понимая хорошенько, почему плачет.

Но вот прощание с городом, с его дворцами и разбросанными по холмам древними палатами кончилось, все уселись в карету, и началась длинная, тягостная дорога. За маленькими слюдяными окошками мелькали лишь зелёные поля, степи, разбредшиеся там и сям стада коров и овец, изредка кустики, покрытые придорожной пылью.

Каждый город или село, которое они проезжали, встречало господаря великолепными церемониями. На них путникам приходилось глядеть только издали: блестящие кафтаны и высокие шапки закрывали лицо отца, и, сколько бы ни старалась Мария, ей едва удавалось видеть лица со льстивыми улыбками, склонённые в поклонах спины и торчащие за поясами кривые турецкие сабли.

Они ехали долго, и дети устали, глотая дорожную пыль...

После длинных и утомительных церемоний господарская семья въехала наконец в свой дворец.

Пока отец заседал в диване со своими приближёнными боярами, назначал и отстранял сановников и высших вельмож, Кассандра осматривала господарский дворец, размещала детей в новых помещениях.

Марию удивило, насколько тесен и неуклюж новый дворец по сравнению со стамбульским. Окошки здесь были маленькие, расположены в один лишь ряд, помещения низкие, не дающие много света и воздуха. А главное — не было здесь того дыхания морского воздуха, что наполняло их дом в Стамбуле.

Но зато какой роскошный сад и зелёные огороды расположены были неподалёку от дворца! Тенистые вековые деревья, слегка припорошённые летней пылью, зрелые плоды на высоких ветках — груши, сливы, яблоки, ещё недозрелая айва — всё это сразу привлекло внимание младших ребятишек, и они бегали по саду, не щадя ног и одежд.

Мария тоже ходила по саду и понимала, что отныне почти вся жизнь её будет проходить вне дома, на просторе зелёной тени.

И только первые морозы с лохматыми пушинками снега заставили детей искать убежища возле тёплых печей, на которые можно было влезать и где приятно было греть спину о тёплые кирпичи.

Снежная зима одиннадцатого года заставила Марию горько пожалеть о бесснежном Стамбуле, о его синем море, о холмах и глубоких долинах этого прекрасного города.

Всё не нравилось ей здесь: и почерневшие от времени мазанки, расположенные на окраинах Ясс, и низкие тесные хоромы знатных людей, и неуклюжие, неухоженные конюшни и кошары для овец. Если в центре города ещё можно было отдохнуть взглядом на узорчатых украшениях дворцов знати, то на самых окраинах лепились друг к другу замшелые мазанки бедноты.

Однако великолепие христианских храмов, которых в Яссах было великое множество, певучие службы священников, служащих и на греческом и на старославянском языках, восполняли убогую обстановку, с которой столкнулась Мария. Она теперь ходила по улицам одна или лишь в сопровождении служанки, никто не кидал на неё удивлённых и возмущённых взглядов, если голова её не была покрыта покрывалом, хотя и здесь женщины не решались выходить на улицу без головных платков.

Но они свободно расхаживали по улицам, заходили в лавки, стояли на мостовой, громко разговаривая. Эта свобода от жёстких рамок турецкого владычества скоро так понравилась Марии, что она решалась даже одна выходить в поля и зелёные дубравы позади города.

Она видела женщин, работавших в полях, собиравших початки кукурузы и выдиравших из земли огромную свёклу, наблюдала за женщинами, искусно срезавшими тяжёлые гроздья винограда с облетевших лоз.

В Турции нельзя было мусульманам пить вино, и потому там не было виноградников. И только тут, в Молдавии, ощутила Мария сладкий и терпкий вкус виноградных ягод, вполне насладилась сладчайшим соком, оставленным для изготовления из него вина, и поняла, что этот вкус она уже не забудет до конца своих дней.

Словом, было много нового и интересного по сравнению со Стамбулом, но было и нечто, позволявшее примириться с отсутствием этого города.

Единственное, чего не хватало Марии, — это свежести солёного ветра, запаха моря и рыбы, синей бескрайности небесного купола, сливавшегося с морем.

Почти ничего не изменилось и в распорядке её дня. Кассандра, разобравшись в движении жизни господарского дворца, нашла возможность приучить и Марию к тем же обязанностям, которые исполняла она в Турции. Но теперь больше не было у Марии воображения невидимого роя моли, вылетавшей из шкафов и укладок, потому что первое, что она видела, отпирая замки, были сухие веточки то ли шафрана, то ли лаванды, то ли ещё каких-то трав, которые пахли вкусно и горько.

Всё так же занималась она учёбой со своими учителями, но теперь ко всему прибавились почему-то усиленные занятия русским языком, едва ли не каждый день она должна была разговаривать и писать на этом певучем языке и скоро так к нему пристрастилась, что нередко поправляла отца, если он неправильно употреблял русские глаголы.

Ничего не знала Мария о том, что делается за пределами дворца и сада, только однажды нечаянно подслушала разговор отца и матери, который вели они шёпотом, чтобы никто не слышал.

Мария всегда ложилась спать в соседней комнате и не засыпала долго, ворочалась на мягких пуховиках: она не привыкла спать на мягком, тосковала по жёстким матрацам своей стамбульской спальни. Маленькое окошко было слегка приоткрыто, морозный воздух поступал едва-едва, и Мария снова и снова вставала, пила сладкий фруктовый сок, который заменил щербет, и тоскливо прислушивалась к завыванию ветра за окном.

   — Я знаю, ты меня поддержишь, — говорил тихонько Кантемир Кассандре, — ты знаешь, как все мы страдаем от турецкого владычества. И я послал письмо русскому царю с просьбой взять нас под свою опеку.

   — Молчи, — зажала ему рот рукой Кассандра, — в доме полно доглядчиков султана, Ибрагим-паша не спит и всё высматривает, а потом едет к Балтаджи-паше и докладывает ему обо всём, что происходит здесь...

   — Мне известно, — печально покачал головой отец, — но сегодня Ибрагима нет, он уехал в ставку Мехмеда-паши. А тот идёт с двухсоттысячной армией...

Они зашептались так, что больше Мария не расслышала ни слова, но эта новость поразила её: тот самый рыцарь, о котором она так много грезила, может быть, будет на её стороне.

Мария улеглась на мягкие подушки, и скоро ночная сень затенила её веки.

Эту тайну она хранила вплоть до того дня, когда во дворец приехал русский канцлер Головкин, невысокий высохший старичок с огромным белокурым париком на маленьком черепе и в шитом золотом, странного покроя камзоле.

Из своего маленького окошка видела Мария торжественный въезд русского канцлера, наблюдала, с каким торжеством приняли его все бояре, заседавшие в диване — совете владетеля Молдавского княжества.

Она не знала, о чём они говорили в совете, но потом из недомолвок и обрывков фраз поняла, что там обсуждали тот договор, который её отец заключил с русским царём. Если бы она присутствовала на этом высоком собрании, она ничего бы не уразумела, потому что все свои возражения приближённые бояре облекали в такую завуалированную форму, что только сам Кантемир да ещё пара-тройка его верных людей могли бы понять их.

Но смысл сводился к одному: что ж, договор с Россией — это хорошо, уже сколько столетий пытается Молдавия попасть под великое крыло России, но есть в договоре несколько статей, с которыми никак не могут согласиться знатные люди Молдавии. И прежде всего это пункт о наследственном основании династии Кантемиров в Молдавии. Качая головами, топя смысл в велеречивых словах, бояре осуждали этот пункт: разве нет в Молдавии более достойных, разве нет более знатных и богатых, зачем русскому царю останавливаться на династии Кантемиров, если он, Кантемир, сам был назначен турецким султаном, верно ему служил...

И хоть не говорили открыто, но так долго препирались, так долго обсуждали это, что русский канцлер не выдержал, стащил со своего голого черепа роскошный парик, вытер им вспотевшее лицо и сказал:

— Что ж, если вы не хотите, этот договор может быть и не ратифицирован, хоть и подписал его русский царь...

Лишь тогда угомонились бояре, поняв, что за спиной Кантемира стоит сам Пётр и что ни с одним из них не стал бы заключать русский царь такой договор.

Долгое время ушло на эти пререкания и недовольства, но настала пора, когда надо было приниматься за выполнение обязательств по этому договору.

И опять пошли препирательства: бояре отнекивались, говорили, что не смогут выставить столько ополченцев, сколько предписывал им господарь, не смогут пригнать столько овец и скота, сколько потребно было для русской армии...

Кантемир едва сдерживался, где нужно было, пускал в ход и крепкое словцо, и хозяйский окрик, а где мог, коварно намекал на растаскивание казённых средств, и это действовало не хуже удара кнутом.

Но пуще всего затронуло бояр то, что султан не выполнил своих обещаний. По султанскому фирману полагалось два года не собирать бир с Молдавии, не платить налогов из-за войны. А приехавшие с Кантемиром беи и паши даже не обратили внимания на султанский фирман и принялись за своё обычное дело — тащить и грабить, выдвигая основанием долги княжества за многие годы.

Ничего этого не знала Мария, лишь смутно догадывалась, что тяжёлую ношу взвалил на себя её отец, что господарь — это не только тот, кто сидит торжественно на княжеском престоле и принимает поздравления и хвалы от всех подданных, как она видела это во время первого появления господаря в своём дворце, но прежде всего человек, отвечающий за всех и за всё. И потому она редко встречалась с отцом, он всегда был в разъездах: то инспектировал собирающиеся полки ополченцев, то смотрел, как ремонтируются и укрепляются стены крепостей, то ездил со своим гетманом и военачальниками по полям и лесам, выбирая место для будущей схватки с турками...

Конечно, если бы турки сами не предложили Кантемиру участвовать в коварной игре против Петра, вряд ли решился бы он завязывать связи с Россией.

Но этот предлог был очень удачен, и Кантемиру удалось обмануть бдительность своих стражей.

Такую же игру турки предложили начать и Брынковяну, господарю соседнего Валашского княжества, и тот неукоснительно соблюдал эту договорённость.

Пётр больше верил Брынковяну, нежели Кантемиру. Тот удачнее находил убедительные слова и доводы, обещал пропустить к русским войскам тридцать тысяч сербов-добровольцев, волонтёров, собравшихся на границе Валахии, обещал много продовольствия и вооружения.

Кантемир много не обещал, он знал свои силы: самое большее шесть тысяч ополченцев с плохим вооружением, зато несколько тысяч голов скота и овец для снабжения русской армии продовольствием.

Пётр больше надеялся на Брынковяну, но, когда они встретились, посланец Брынковяну не доставил ничего, кроме льстивых и хвалебных слов.

И Пётр понял коварную игру Брынковяну.

Оставалось надеяться только на свои силы да на кое-какое подкрепление Кантемира...

Странная игра природы выпала на этот раз Петру. Весна одиннадцатого года выдалась дождливая и холодная, а когда прошли дожди, разразилась такая засуха, которой, говорили старики, не было уже лет тридцать. Листья деревьев и ростки посеянной пшеницы сворачивались в жгуты, покрытые пылью. Да ещё одна беда постигла землю в этот год — на поля напала саранча.

Никогда не видели русские, чтобы так было на свете: закрывает небо чёрная туча, опускается за зелёное поле, живая шевелящаяся масса движется по всей шири степи и посевов, а за ней остаётся лишь чёрная земля.

Даже в палатках, возле костров невозможно было спастись от этой нечисти — сжирала начисто свечи и хлеб, ремённые плётки и кожаные сапоги, сжирала всё, что только можно сожрать. И ничем её нельзя было пронять. Русские солдаты вышли помочь крестьянам, делали катки из труб, прокатывали их по полям и угодьям. Жгли в кострах, палили нечисть, но она снова и снова оседала на плечах и норовила вгрызться в уши и щёки...

И только оставив за собой голые деревья, не несущие ни одного листа, голую чёрную землю, оставшуюся бесплодной, чёрная туча снималась с места и летела в другие края, неся смерть, бескормицу, голод.

Время саранчи Мария пережила, запёршись в комнатах, не оставляя лазейки ни одной из тварей, и всё-таки пробиралась эта гадость из щелей, съедала свечи и мыло, пока не прибивали её чьи-нибудь проворные руки.

Никогда не видела Мария такое множество этих больших кузнечиков и навсегда получила к ним отвращение.

Странное зрелище представляли из себя сад и огороды господарского подворья: голые сучья таращились в небо, чёрная земля трескалась и змеилась от жары, оставляя на поверхности глубокие разломы и сухие, пылящиеся под ветром впадины.

И в это тяжёлое, невыносимое от жары и духоты время Кассандра объявила всем детям быть готовыми к представлению русскому царю, пожелавшему приехать в Яссы в гости к господарю Молдавии — Дмитрию Кантемиру.

Сердечко Марии замерло: неужели наяву увидит она героя своей мечты, грозного воинственного рыцаря с острым блестящим мечом в руке, разящего врагов лишь одним своим грозным взглядом?

Как готовилась она к этой встрече, как хотела выглядеть в глазах этого рыцаря взрослой!

Всё валилось у неё из рук — нет, это платье не сможет украсить её тощее, длинное не по годам тело, хотя и закроет острые голенастые ноги, ни один далматик греческой моды не станет достойным её украшением.

И она долго выбирала из того, что предлагала ей мать, — и европейское платье с большим декольте и пышными сборками рукавов, и наряд турецкой одалиски с широкими прозрачно-зелёными шальварами и кисейным покрывалом.

Уже теперь, в свои одиннадцать лет, Мария сама выбирала для себя наряды, сама заставляла невольниц шить такие платья, какие никогда не придумала бы Кассандра. Словом, свой вкус, не навязывая его никому другому, она осуществляла на своих нарядах — она уже казалась себе достаточно взрослой, чтобы носить длинные юбки, хотя фигура её ещё не оформилась и округлости грудей лишь едва намечались, а тощие руки и ноги были совсем ещё подростковыми. Но она знала, что в её годы молдаване и турки уже выдают замуж своих девочек, знала, что и мать её, всего двумя годами старше, уже была выдана за отца, и потому старалась изображать из себя взрослую девицу на выданье.

Но таинственное внутреннее чутьё не позволило ей остановиться на каком-либо из нарядов, который сделал бы нелепыми её притязания на взрослость, и она выбрала наряд молдавской крестьянки — широкую красную юбку до колен, вышитую пышную блузу с длинными и широкими рукавами и замечательной красоты безрукавку, всю расшитую блестками и круглыми, похожими на монетки, колечками из блестящего металла. А на шею, как всегда, она повесила многочисленные нитки зелёных и красных кораллов, украсила и свои тёмные волосы блестящими зелёными нитями бисера.

Словом, Мария нашла, что её наряд будет необычным — так хотелось ей выделиться из разноцветной толпы придворных женщин отца и матери.

С самого утра суетилось и бегало впопыхах всё взрослое население господарского дворца: ещё бы, нечасто в этот дом наведывался такой знатный и необычный гость.

В жаровнях на дворе пылали огненные угли, жарились целые быки, и едко пахло дымом, на заднем дворе гоготали от возмущения огромные гуси и индюшки, приготовленные для варки и жарки, бегали за ними служанки, заткнувшие подолы длинных юбок за пояса, ловили и сразу же ощипывали. В общем, к пиру готовились серьёзно, все до единого понимали, какой высокий гость пожалует во дворец...

Мария бродила среди разнообразной европейской мебели, которой уставлен был дворец, и изредка заходила в единственную залу, где всё было устроено по-турецки: мягкие диваны по сторонам огромной залы, небольшие серебряные круглые столики на низеньких ножках, резные шкафы, а перед одним из центральных диванов располагались несколько столиков, на которых уже приготовлены были кальяны, чашечки для крепчайшего турецкого кофе и расставленные на одном из столиков шахматы.

Распахнулись наконец высоченные резные ворота господарского дворца, и въехала необычно яркая и блестящая кавалькада.

Всё население господарского дворца высыпало во двор, чтобы поглазеть на русского царя.

Он ехал на высоком гнедом жеребце рядом с отцом Марии Кантемиром. И Мария разочарованно вздохнула: ни высокого тюрбана, ни царской золотой короны, ни покрытого золотыми позументами кафтана. Даже отец её был одет более пышно, чем русский царь.

Правда, он выделялся ростом, правда, среди всей блестящей толпы сопровождавших его всадников он был выше всех почти на целую голову, правда, он лихо соскочил с коня, не уронив свою запылённую треугольную шляпу, и его слегка потрёпанный мундир Преображенского полка — тёмно-зелёный с красными обшлагами и воротником — всё-таки позволял думать о нём как о самом знатном из всех, но всё же Мария представляла русского царя совсем иным.

Померк в её воображении образ прекрасного рыцаря, который она создала в своём уме, рассыпался в прах при первом же столкновении с действительностью.

Обычный человек, только большого роста и крепкой, сильной фигуры. Нет в его руках ни золочёной булавы, ни сверкающего обоюдоострого меча, не осеняет его ни золотая царская корона, ни отблеск его блистательных побед.

Вслед за всадниками въехала в господарский двор запылённая карета, вовсе не блестящая, лишь с гербами русского царя по сторонам дверец, из неё важно выплыла немолодая уже женщина, на взгляд Марии, в странном наряде: красная юбка до пола, белоснежная блуза с короткими пышными рукавами и огромным декольте — таким, что открывалась вся верхняя часть груди, пышной и белой.

Голову женщины венчал белокурый парик, высокий и напудренный, а толстые короткие пальцы украшало множество больших перстней с огромными изумрудами, рубинами и алмазами.

Мария даже поморщилась от такой пестроты наряда царской спутницы.

Когда шло представление, она услышала, что это Екатерина Алексеевна, царская невеста, на которой он собирается жениться.

Вышли из кареты и другие женщины, сопровождавшие будущую царицу, — тоже разодетые в голландские наряды, с огромными декольте.

И внезапно мать Марии, Кассандра, в своём строгом греческом далматике, расшитом золотой каймой по бокам, впереди и по низу подола, показалась ей красивее и скромнее всех этих разряженных и бесстыдных дам...

Мария присела в реверансе по-европейски перед высоченной фигурой Петра, когда отец представлял ему членов своего семейства, и только тут взглянула в глаза царя. Он равнодушно поглядел на девчонку в молдавском наряде, отщипнул кусочек поднесённого каравая, прожевал, проглотил и последовал за господарем в палаты.

Этот равнодушный взгляд уколол Марию — зря она так волновалась, зря подбирала себе наряд, укладывала свои роскошные тёмные волосы в красивую причёску, зря навешивала на шею монисты и зелёные бусы.

Её рыцарь мечты не обратил на неё никакого внимания, и она горько улыбалась, вспоминая свои старания и волнения.

Впервые присутствовала она на таком роскошном и огромном пиру.

Молдаване не сажали своих женщин за пиршественные столы, женщины всегда лишь обслуживали мужчин — традиция эта сохранилась надолго и была следствием турецкой неволи. И вдруг здесь, за этим длиннющим и сверкающим столом, Марии пришлось сидеть рядом с матерью, нарушая все традиции и каноны молдавских обычаев.

Отец её, Кантемир, с поклоном указал русскому царю место во главе пиршественного стола, но Пётр отклонил эту любезность.

— Я в гостях, — сказал он своим низким голосом, — не следует нарушать обычаи. Хозяину — первое место...

И сел в середине стола рядом с Екатериной Алексеевной и своими советниками и приближёнными. И Мария увидела, как достойно и важно вёл себя её отец, как руководил он пиром, провозглашал тосты и здравицы в честь русского царя и осушал кубки с вином в его честь.

Не отставал от хозяина и гость: он тоже провозглашал здравицы в честь молдавского господаря, хвалил его гостеприимство.

Мария во все глаза глядела на русского царя — теперь она уже видела в нём просто человека, большого и сильного, красивого своей странной красотой.

Но она заметила, как мелко дрожит его голова и время от времени пробегает по его круглому усатому лицу странная дрожь, словно бы кто-то изнутри дёргает его за мышцы лица и нарушает их гармонию и изящность.

И пронзительная жалость каждый раз просыпалась в ней, когда она видела эти подёргивания и непрестанную мелкую дрожь головы.

Русский царь и не пытался скрывать эти свои недостатки, он даже не замечал, как действуют они на всех сидящих за столом, и скоро и все перестали замечать эти подёргивания и мелкую дрожь и слушали лишь его сильный низкий голос, говорящий о самых разных предметах.

Мария почти ничего не поняла в том, что говорилось за столом: так пристально следила она за каждым движением Петра, что смысл речей не долетал до неё. Переводила взгляд на Екатерину и готова была уже признать известную прелесть и красоту этой женщины.

Полная и белокожая, она притягивала все взгляды своими томными карими глазами, в которых таилась такая глубина и страсть, что даже Мария, ребёнок, поняла, как притягательна эта женщина для Петра...

Пир длился долго, здравица следовала за здравицей, молдавские бояре и боярыни уже развеселились, принялись болтать по-молдавски, и русские слова мешались с молдавским наречием.

Мария устала от напряжённости позы, от того, что почти ничего не ела и только следила за царём и его невестой.

Пётр ел много, не пропускал ни одного кубка с вином, хвалил напитки и оставался всё таким же здравым и трезвым.

Но все на свете имеет конец, и встали из-за стола бояре и приближённые русского царя.

   — Вы живете по своим законам, — сказал Пётр Кантемиру, — но сколько лет ты провёл в Стамбуле и не сохранил в своём доме ничего от прошлого.

   — Нет, прошлое всегда с нами, где бы мы ни были, от него не уйдёшь никуда, и всё хорошее из него я всегда храню в своей памяти и даже нередко в доме...

Пётр приподнял густые брови, выражая недоумение. И тогда Дмитрий повёл русского царя в большую залу, обставленную по-турецки.

Гурьбой последовали за ними приближённые и дамы, окидывая глазами эту просторную залу с яркими персидскими коврами, устилавшими пол, с мягкими диванами по всем стенам, и тут же удобно расположились на них.

Задымились трубки, пошёл горьковатый терпкий дым, наполнились маленькие чашечки крепчайшим турецким кофе, и гости вольготно устроились на мягких диванах, попивая кофе и покуривая кальяны.

А Пётр увидел низенький столик, на котором в строгом порядке были расставлены выточенные из слоновой кости шахматные фигуры.

Он взял в руки одну из них и изумлённо спросил:

   — И что же означает эта фигура?

Кантемир ответил ему на чистейшем русском языке:

   — Коран запрещает делать изображения живых существ, и потому в странах, где исповедуют ислам, эта старинная игра приспособила к древним изображениям эти абстрактные фигуры...

Пётр внимательно смотрел на доску.

   — Всё то же самое, — улыбнулся Кантемир, — только нет изображений слона, главнокомандующего, офицеров, а вместо них эти остроконечные фигуры, не дающие изображений живых существ...

   — Как жаль, — произнёс Пётр, — что я не захватил сюда свою шашечницу — я сравнил бы свои фигуры с этими... Впрочем, по тому, как они стоят, я вижу, что это слон, это ферзь, это ладья...

   — Да, все правила точно такие же, какие и в Европе, лишь названия фигур сохранились от древности.

   — Даёшь партию? — хитро взглянул Пётр на Кантемира.

Дмитрий улыбнулся про себя, сам же в ответ хитро посмотрел на царя:

   — А если я выиграю?

Пётр расхохотался:

   — Люблю победителей.

Он по-свойски расположился у столика, подобрав длинные ноги под диван.

Дмитрий сел на низенькую скамеечку с другой стороны доски. И тут Мария подошла к отцу и встала за его плечом.

Она всегда стояла так, когда отец играл с Петром Андреевичем Толстым или с кем-то из детей.

Партия началась стремительно, Пётр атаковал быстро, не давая времени противнику опомниться и делая ходы чётко и в темпе, как всё, что он делал...

Однако Кантемир не спешил, размышлял над каждым ходом и в конце концов загнал Петра в такой угол, что тому пришлось призадуматься.

   — Да ведь тут мат, Кантемир, — растерянно проговорил он, — ничего не могу придумать, чтобы выпутаться из этого положения.

   — Используйте мат Дилорам, — тихонько сказала Мария.

Пётр поднял на неё глаза:

   — Что там бормочет эта девчонка?

   — Мат Дилорам, — уже более твердо повторила Мария.

   — Какой мат, какой Дилорам? — растерянно спросил Пётр Марию.

   — Разве вы его не знаете? — уколола его девочка.

Пётр пожал плечами.

   — Да вот же, — протянула Мария руку над шахматным столиком, — жертвуете ладью, теперь ход сюда, потом жертвуете вторую ладью, и ваш противник получает мат...

Пётр внимательно смотрел на доску. И верно: то, что говорила эта девчонка, вдруг высветило для него новое положение. Эти две жертвы заставят противника сдаться.

Он снова взглянул на Марию — её зелёные глаза сияли от радости.

   — Ай да дочка у тебя, князь Кантемир! — уважительно произнёс Пётр. — Попробую последовать её совету.

И он провёл операцию так, как подсказала ему Мария.

Кантемир молча поднял руки — он получил сокрушительный мат.

   — Но это выиграл не я, — рассмеялся Пётр, — это твоя дочка. А кто такая Дилорам, и откуда ты о ней знаешь, и где ты узнала про этот ход?

И Мария, гордая, что может рассказать русскому царю об этой ситуации, быстро и, путаясь ещё в русских словах, проговорила:

   — Дилорам была женой одного из великих визирей. Её муж без конца играл в шахматы, проигрался вконец, всё своё состояние потратил на эту игру. И в самый последний момент, когда можно было отыграть всё, Дилорам и посоветовала ему сделать эти необычные ходы и жертвы. Он выиграл.

   — Ай да дочка у тебя, князь Кантемир! — восхищённо повторил Пётр. — Небось и игре обучена?

   — Играет лучше меня, — скромно потупил глаза отец Марии.

   — Когда-нибудь встретимся за доской, — пообещал Пётр, — а теперь всем нам пора в лагерь...

Он встал, поцеловал Марию в лоб и широкими шагами вышел из залы.

Только теперь понял Пётр, в какую ловушку попал. А ведь со всех сторон все его советники жужжали ему в уши: османы боятся одного лишь имени русского царя, куража у них нет, трусят идти на сражение с русским государем. Обманулся — льстецы выпустили словечки, да и взятки с них гладки, советники говорили, да где их советы — всё равно ему одному отвечать за всё. Сколько просил, сколько умолял он Шереметева поспешать — к 20 мая надо было выйти на Дунай. Но то ли старый фельдмаршал устал за все свои походы — от самой Риги до южных границ протопал вместе с армией, — то ли и впрямь невозможно было поспешать — то весенняя распутица, грязь непролазная, то половодье, то жара вдруг такая, что едва добрались до Прута, как уж и жизнь показалась раем. Солдаты, припадая к мутной речной воде потрескавшимися от жажды губами, опивались, не выдерживали, умирали. Лошади и от бескормицы, и от жажды тоже не выдерживали: вся дорога до Прута была устлана их раздувшимися трупами.

И вдруг теперь, из рассказов лазутчиков, из донесений военных шпиков выяснилось, что на русскую армию идёт сам великий визирь Балтаджи Мехмед-паша, большой военачальник, храбрый воин и старый рубака. И ведёт он с собой не какие-то тридцать тысяч войска, а все сто двадцать, да Калги-хан, татарский наместник, окружает русских с юга, да крымчаки с ордой своей загибают фланги. А у него, у Шереметева, всего-навсего каких-то тридцать тысяч, да Вейде и Репнин с главными силами не подоспели, болтаются где-то на Украине, всё не могут добраться до главных сил.

И поверил ведь Пётр обещаниям валашского Брынковяну: тот сулил пропустить к русской армии сербов, стоящих у его границ, — тысяч двадцать у них было, — да провиант обещал доставить. И оказалось, что из двоих, кому верил Пётр, — Брынковяну и Кантемир, — остался верным только молдавский воевода.

Но помощи от него чуть: с великим трудом собрал шесть тысяч необученных, необстрелянных ополченцев, вооружённых едва ли не косами, слава богу, что хоть пригнал на пропитание двадцать тысяч коров и быков да тысяч шестнадцать овец.

Хлеба, правда, и у него не оказалось — всё поела саранча, и прошлогодний недород заставил и самих молдаван голодать...

Раскидывал умом Пётр так и сяк, и всё выходило, что он попадёт в ту же историю, что и Карл XII, отдавшийся под крыло османово. И армию потеряет, и сам в плен угодит, а уж с русским царём османы церемониться не станут.

И трусливая мыслишка подкрадывалась: что, если бежать за свежими силами, через Польшу на Петербург? Ах, как неохота было ему попадать в руки турок...

На всё время боевых действий и похода, который мыслился коротким и победоносным, он оставил в столице правительствующий Сенат, девять человек посадил в нём и приказал, чтобы подчинялись ему так, как самому царю. Господа Сенат...

Он сидел над листом бумаги и размышлял.

«Господа Сенат! — своим крупным размашистым почерком начал он это письмо. Не доверил никому, даже Макарову, кабинет-секретарю, хотя тот и вёл всю секретную переписку. Нет, даже этому верному секретарю не стал он доверять свои мысли. — Господа Сенат! Никогда ещё, во всё моё время, не был я в такой десперации».

Так начал он это письмо. В сущности, это было не письмо, это было завещание государя, распоряжения на случай его плена или гибели.

И он крупно, размашисто писал, что, ежели ему случится попасть в плен, пусть никто из членов Сената не подчиняется его приказам и пусть уже не считают его государем, потому как неизвестно, какие пытки изобретут басурманы, и тогда, под пытками, может он что угодно пообещать османам.

И заклинал: «Буде попаду в полон, никакие мои указы и приказы не выполнять...»

Но это одно — не выполнять, а далее? И сурово писал он о том, что, ежели случится ему попасть в полон или погибнуть, пусть изберут из своей среды самого достойного и пусть правит он государством.

Ничего не написал о своём сыне, Алексее: не считал его достойным и сильным, чтобы принять престол могучей державы, — как будто и не было у него сына.

И снова и снова повторял: пусть его место займёт самый достойный из всего Сената, по выбору самих сенаторов...

Долго писал он это письмо, обдумывал каждое слово — не случалось ещё ему завещать престол и государство никому. «Пусть Сенат и будет у власти», — так думал он.

И опять мелькнула трусливая мыслишка: что, если всё-таки попытаться пробиться в Польшу, тем более что Катерина тут, можно, конечно, найти удобный предлог, кинуть армию, всё равно побьют её османы, кинуть всё и бежать, бежать, как тогда, когда он был ещё десятилетним мальчишкой, вскочил на коня, неодетый бросился в соседний лес, зная, что стрельцы идут убивать его. Там, в лесу, и нашли его слуги, одели, обули и отвезли к Святой Троице.

Но это было так давно, а вот тут, когда ему уже далеко за тридцать, эта мысль — бежать, бежать, бежать — опять засвербела у него. Но переборол, сам запечатал сургучной печатью свиток, сам вызвал храбрейшего из своих денщиков и негромко сказал ему:

— Как знаешь, но доберись до Москвы, до Сената, вручи при всём Сенате, скажешь — так я велел и пусть громко при всех прочтут.

Денщик вытаращил глаза: никогда ещё так доверительно и негромко не говорил с ним царь. Но кивнул головой, засунул за пазуху драгоценный свиток и выскочил за лёгкую полотняную дверь царского шатра...

Потом Пётр приказал позвать Екатерину. Одну, без дам, без фрейлин, уже полагающихся ей как будущей жене царя, невесте царской.

Она вошла легко, спокойная, как всегда, с улыбкой на свежих румяных губах, стащила с головы большой парик, засверкала голым черепом.

   — Небось не разлюбишь? — кокетливо спросила она.

От неожиданности Пётр сел за стол. Странно выглядела её всегда так мило причёсанная головка — голый, слегка синеватый череп блестел в лучах заходящего солнца.

   — И зачем? — изумлённо спросил он.

   — А что вшей кормить в походе, — отшутилась она.

   — А вот и не надо их кормить, — сморщился от отвращения Пётр, — надо тебе уезжать отсюда...

   — Столько вёрст отмахала, чтобы от тебя уехать? — удивлённо спросила она.

   — Сильно опасно, — серьёзно ответил он, — могу либо в полон к османам попасть, либо погибнуть в сражении.

   — И я с тобой, — тоже посерьёзнела она. — Никуда не поеду, где муж, там и жена, а мы с тобой уже помолвлены. Никуда от тебя. Ты падёшь, похороню тебя, повою над тобой да и буду могилу твою призирать: кто же это сделает, коли не я? А в полон попадёшь, так османы тоже люди, поймут, что я твоя жена, да и не тронут меня. Нет, как хочешь, а никуда я отсюда не уеду.

   — Катерина, — печально сказал он, — ты не можешь себе и представить, в какую ловушку я попал, тут тебе не шведы или поляки, османы головы своих врагов вываривают и пьют из них свой поганый кофе.

Она подошла к нему, обняла за шею, склонившись над ним, как над малым дитём.

   — А ты не бойся, — тихо и спокойно промолвила она, — всё обойдётся, Господь милостив, не даст в обиду.

И он словно почувствовал себя маленьким мальчиком, несмышлёнышем, которого вот также уговаривала мать, царица Наталья Кирилловна. И показалось вдруг, что все страхи не страхи, а так, ночная муть и наваждение.

Припал головой к её мягкому плечу.

   — О тебе забочусь, Катеринушка, — глухо сказал он, — не дай бог что со мной сделается, не тебе же пропадать.

   — А и не пропадёшь. Чем это тебя враг наш, дьявол, так обнёс? Я, женщина, и то не боюсь, чему быть, того не миновать, а уж в Книге судеб всё расписано, посему бойся не бойся, а всё равно будет так, как Бог повелит...

И от этих её слов прошла смертельная боль в левом боку и отступила холодная пустота под ложечкой.

Он остался с армией...

А ведь ещё три дня назад ничто не предвещало беды. Конечно, Борис Петрович Шереметев со своей медлительностью и основательностью опоздал. Должен был выйти к Дунаю, прежде чем османы переправятся на другую сторону этой реки. Недаром Пётр так торопил старого фельдмаршала, укорял его в письмах, приставлял к нему то одного, то другого надсмотрщика, чтобы «поспешать, поспешать, поспешать».

Но ни надсмотрщики, ни грозные письма, ни приказания не подействовали. И Пётр понимал: весенняя распутица, саранча, половодье — всё это замедляло ход русской армии, которая шла пешей аж от самой Риги.

Что сделано, то сделано.

Теперь русский лагерь стоял на одном из невысоких холмов близ молдавского села Станилешты, окопанный и окружённый частоколом, и артиллерия была расставлена так, как повелел сам бомбардир Пётр Алексеевич. И три дня назад всё ещё казалось, что Господь на стороне русских, что с Божьей помощью они управятся с османами.

Приезд в русский лагерь молдавского господаря Кантемира Пётр решил отпраздновать как великое событие, закатить пир, по которому давно скучал его желудок.

Под реденькой тенью старых грушевых деревьев, только начинающих распускать новые листочки взамен съеденных саранчой, расстелили слуги несколько больших персидских ковров, кольцом окруживших большое парусинное полотно стола, устроенного прямо на земле.

Гости распорядились поставить на этот стол привезённые с собой молдавские дары: два больших бочонка с выдержанным игристым вином возвышались в самой середине белой скатерти, на больших зелёных листьях винограда слезилась редкостной белизны овечья брынза — сыр, сделанный из овечьего молока, нарезанный крупными дырчатыми ломтями, дымилась токана — мясное блюдо с такими острыми специями, что так и хотелось запить эту остроту стаканом молдавского вина. А вокруг токаны и бочонков круглились куски дымящейся свежей мамалыги, закутанной от простывания в расшитые молдавские полотенца.

Небольшая кучка бояр во главе с Кантемиром выстроилась перед Петром и его приближёнными военачальниками, придворными дамами и Екатериной, разодетыми по последней европейской моде — с обнажёнными шеями, руками и грудями, открытыми почти до самых сосков.

А Кантемира сопровождали только две женщины — Кассандра, его жена, и Мария, его старшая дочь.

Даже не поздоровавшись с Кантемиром — очень не любил Пётр церемоний, — он шагнул к Марии и поцеловал у неё руку.

— Виват, Дилорам, — весело произнёс он, потом повернулся к боярам и Кантемиру и также весело сказал: — На всю жизнь запомню твою дочку, так и буду звать — Дилорам...

Затем пошли церемонии, представления, но уже через несколько минут Пётр пригласил всех к обеденному столу, накрытому на земле.

Как резко отличались Кассандра и Мария от разряженных придворных дам Петра!

Мария сразу отметила это. Кассандра обрядилась в синий далматик с длинными закрытыми рукавами, с высокой стойкой расшитого золотом ворота, с золотой полосой, идущей от самого горла до метущего землю подола, с золотыми полосами по краю синего бархата внизу. Разрезы по бокам тоже были отделаны искусным золотым шитьём.

Под стать Кассандре была одета и Мария: её тёмно-красный далматик, строгий и чопорный, также был отделан золотым шитьём по краю подола, по середине платья и по манжетам рукавов.

Придворные дамы Петра сразу разглядели эту строгость в нарядах господарских спутниц и восхищённо щупали материю, из которой сшиты были прямые далматики, их искусное золотое шитье и лишь удивлялись, почему в такое жаркое время надели эти две дамы — девочка Мария и величественная господарская жёнка Кассандра — столь тяжёлые и неудобные платья.

Но они разглядели и крохотную золотую диадему на лбу у Кассандры с тремя выдающимися золотыми зубчиками, отметили и синюю, перевитую золотыми нитями сетку, в которой были свободно уложены вдоль спины её длинные пышные волосы.

Сетка на голове Марии была красной, тоже перевитой золотыми нитями, и волосы её, тёмные и блестящие, были словно крыло птицы, посаженной в золочёную клетку. Дамы перемигивались, давали себе слово так же оборачивать волосы такими красивыми сетками и поправляли тяжёлые неудобные парики, из-под которых каплями скатывался пот.

Тоненькая, стройная, высоконькая для своих одиннадцати лет, Мария была точно факел среди разряженных дам и бояр отца, ни на одну минуту не забывала, что она из семьи византийских императоров, и достоинство и важность не сходили с её смуглого личика и собирали в две упрямые морщинки кожу на переносице.

С охами и стонами расположились дамы на коврах: кто прямо вповалку возле необычного стола, кто стоя на коленях, кто примостившись сбоку.

Мария с самым пристальным вниманием наблюдала за Екатериной. Большая, едва ли не грузная, она поражала свежестью и белизной кожи, светящимися карими глазами и удивительно нежной улыбкой на полных розовых губах.

Она вела себя просто и естественно, села без охов и стонов, подобрав под свою широкую юбку ноги, и, казалось, была всем довольна, всем удовлетворена.

«Так вот какая она, избранница сердца рыцаря моей мечты», — думалось Марии. Толстые и короткие пальцы избранницы были усеяны перстнями, в ушах качались тяжёлые бриллиантовые подвески, а на полной розовато-белой шее лежали три ряда жемчужного ожерелья, ещё более оттеняя нежную кожу.

Разукрашены, как новогодние деревца, были и другие дамы из окружения Екатерины: перстни, подвески, ожерелья — всё выставлялось напоказ, словно бы эти драгоценности были способны украсить и рябые, изгрызенные оспой лица, и сморщившиеся шеи, и гусиные лапки вокруг глаз.

Конечно, среди всех своих дам Екатерина блистала красотой, даже не красотой, а какой-то невероятной привлекательностью, но не кичилась этим, а была простой и улыбчивой, естественной и нежной.

И Мария поняла, в чём был секрет очарования этой женщины: едва она улыбалась, как мелькали среди розовых полных губ два ряда кипенно-белых, с перламутровым отливом зубов, и даже высокий парик, надетый на бритый череп, не портил её очарования.

В честь приезда высоких гостей неотрывно бухали пушки, и синеватый дымок выстрелов легко плавился в прозрачном мареве июньского воздуха.

И после каждой здравицы опять бухали пушки, и Мария уже устала и от неудобной позы на ковре, и от громыхания пушечных залпов, и от мелькания пёстрой толпы, и от еды, разложенной на широкой парусине импровизированного стола.

Хозяева могли выставить гостям нехитрую снедь — лишь разваристую перловую кашу да куски мяса.

Впрочем, Пётр не очень огорчался этим: он знал, как тяжело в лагере с провиантом и, если бы не коровы, овцы и волы, пригнанные Кантемиром, в лагере давно начался бы самый настоящий голод.

Гости и хозяева набросились на ещё тёплую мамалыгу, не ждали даже, когда слуги ,Кантемира отрежут им ломти суровой ниткой, кромсали ножами, отламывали просто руками: давно не видели здесь настоящего хлеба, и мамалыга казалась им караваем. Не сдабривали мамалыгу даже густой, почти твёрдой сметаной, не поливали острым соусом токаны, ели так, ничем не заправив. И скоро от всех многочисленных кругов мамалыги не осталось и следа, кроме смятых, отброшенных расшитых полотенец с приставшими к ним крошками кукурузной каши.

Пётр ел много и жадно, куски мамалыги исчезали за его полными женственными маленькими губами, и в такт жеванию двигалась и небольшая ямочка на круглом подбородке.

Мария смотрела на эту ямочку, на весь вид Петра и не отдавала себе отчёта, что сама она не ест ничего, а только наблюдает за жующими и пьющими ртами...

Насытившись, Пётр щёлкнул пальцами и перекатился на другой ковёр, заранее расстеленный поодаль от стола.

Он растянулся во весь рост на животе, подложив под голову кулак, и взглядом поманил Марию. Она непонимающе огляделась: ей ли адресован этот взгляд?

И царь, улыбнувшись, кивнул ей головой.

Она встала и тоже отошла к ковру, на котором лежал Пётр.

Перед ним уже находился большой кожаный бювар с золотыми застёжками, и Пётр жестом указал Марии место прямо напротив него.

Щёлкнув застёжками, Пётр вывалил на ковёр кожаные шахматные фигуры.

Мария ахнула. До чего же непохожи были эти фигуры на те, которыми она привыкла играть!

Она взяла в руки белого коня, сделанного из тончайшей, словно шёлковой, кожи. До мельчайших подробностей вырисованы были морда и грива коня, как будто даже звенела уздечка в его губах. Стройный офицер в боевом костюме русского воина со всеми знаками отличия твердо стоял на сомкнутых ногах. А король с королевой поражали величием и красотой.

   — Какие замечательные фигуры! — не удержалась Мария. — И вовсе не похожи на наши, турецкие, словно бы они живые.

Пётр удовлетворённо хмыкнул:

   — Ну, Дилорам, расставляй фигуры...

И пока она несмело расставляла все фигуры по их местам, он зорко глядел на её пальцы. На них, этих тонких, нежных, длинных пальчиках, не было ни одного колечка.

Она улеглась так же, как и Пётр, прямо перед шашечницей.

Белые фигуры, так искусно выделанные из кожи, стройно стояли перед ней.

Чёрными играл Пётр.

Игра захватила Марию, она почти не думала над ходами, переставляла фигуры стремительно. Пётр поддался её ритму игры и старался ставить фигуры так же быстро, как и она.

Она пожертвовала офицером, потом поставила под удар чёрной пешки солдатика, сидящего на корточках с ружьём в руках, и Пётр оказался в матовом положении.

Он нахмурился, рассматривая итог игры, и злобно дёрнул верхней губой.

С нескрываемой злостью и ненавистью в больших круглых глазах поднял он взгляд на Марию, и в лицо ему ударил такой ослепительный зелёный сияющий цвет её глаз, что он опустил голову и только тихо прошипел:

   — Давай вторую.

Она увидела его злобный взгляд и ненависть, и разом увяла её приподнятость и радость. Она поняла, что он не любит проигрывать, что даже к такому ничтожному делу проявляет он великую ревность и страдание.

И вторую партию она играла уже не так стремительно, уже не думала о ходах и жертвах, а внутренне мучилась из-за этой его ненависти.

Она проиграла, и увидела вдруг, как расцвёл Пётр. Он вскочил во весь свой исполинский рост, подскочил к ней, рывком поднял её за подмышки к самому своему лицу и бурно расцеловал, крича во всё горло:

   — Виктория, виктория, виктория!

Приближённые окружили его. Он быстро поставил Марию на ноги, ринулся в гущу своих приближённых дам и принялся бурно обнимать и целовать каждую из них...

Мария грустно смотрела на шумную радость царя, на его восторги, отданные другим, и печально думала, как немного надо, чтобы этот исполинский человек, этот великан так радовался, так бурно переживал чувство победы. И всего-то победы над одиннадцатилетней девчонкой, только и умеющей хорошо играть в шахматы.

Она ехала домой, в Яссы, в том же неказистом возке вместе с Кассандрой и без конца вспоминала эту игру, большие руки Петра, его правую руку, зависшую над черно-белым полем шашечницы, большой серебряный, почерневший от времени перстень-печатку, уже въевшийся в средний палец царя, его тёмные редкие волосы, свисающие по сторонам круглого лица, и злобный, ненавидящий взгляд. И видела потом, как он уже забыл и о ней, и о шашечнице, стремительно бежал кругом лагеря, и его военачальники едва поспевали за ним, слышала, какие резкие приказания отдавал он своим громким, раскатистым голосом, и сама не понимала, почему она вспоминает и вспоминает и его лицо с капельками испарины, выступившей на высоком лбу, и его средний палец правой руки, зависшей над полем шашечницы, и его быструю, неуёмную походку, и едва ли не вприпрыжку следующих за ним офицеров, облачённых в золочёные камзолы, и его фигуру в простом тёмно-зелёном мундире с красными отворотами и красными обшлагами Преображенского полка.

Она думала и думала о нём, и весь путь словно был перед ней в тумане.

Они с матерью возвращались одни — отец остался в петровском лагере.

Давно забыл Пётр об игре в шахматы со смуглой девчонкой, горящей, словно факел, среди разряженной толпы его придворных, давно забыл о поражении, которое нанесла ему эта девчонка, помнил лишь одно — викторию, победу, которую ещё раз завоевал он...

Это было всего три дня назад, и ничто ещё не предвещало беды. А теперь он написал «господам Сенату» письмо, которое показывало, в каком отчаянном положении он очутился.

Не помогла ему помощь Кантемира, его манифесты к молдавскому народу, читавшиеся на каждом перекрёстке всех городов и сел Молдавии.

«Со времени прадедов и добрых родителей наших враг христианства пустошил нас своею грозной силой, выказывая жестокосердие своё, — писал Кантемир в своём повелении. — Когда же, скрыв под овечьей шкурой несытое волчье естество, прежадное до невинной христианской крови, в начале подпадения земли нашей под господство его и пророка Мухаммеда, Богдан-воевода, сын Штефана-воеводы, полноправный господарь, заключил клятвенный мир с тем условием, чтобы земля Молдавская не была обложена иной данью, чем четыре тысячи золотых в год, сорок коней, двадцать четыре сокола, после сдачи коих не надлежало бы чинить никакого насилия земле нашей.

Но язычник проклятый и клятв не блюдущий слова своего держать не стал, совершил множество нападений с насилиями на страну нашу, разрушил укрепления и крепости, иные же взял в своё владение. Дозволял татарам грабить и зорить землю Молдавскую дотла, забрал в жестокое рабство её лучших жителей, лучших наших бояр, советников и курян, уводил похотей своих ради великое множество честных их дочерей и жён. Да ещё старался привести в свою поганскую и тиранскую веру тех девиц и жён, господарей страны и других лучших людей, со всеми их семействами, применяя для этого всяческие пытки и грозя смертью. Такое испытали мы на себе сами, когда старался он извести нас открытыми и тайными вымогательствами и прибавлял каждодневно различные поборы, известные вам.

Посему ныне Пётр Алексеевич, царь всея Руси, подняв непобедимое своё оружие, встал против тиранской силы ради вызволения христианских народов из-под ига язычников. С коим следует нам с поспешностью соединиться в товариществе по оружию, всею душою и сердцем, со всем, чем владеем, идя к Дунаю и твердо вставая противу нападения тирании и вторжения османского.

Ибо с помощью Божией четвёртого июня войско его царского величества подступило к Бендерам, в пятнадцатый день того же месяца выступило к Дунаю, к мосту, кой мы на крови нашей воздвигли.

Извещая вас о том, молюсь за здравие ваше».

Всё было в этом манифесте: и угрозы наказания, если кто не присоединится к русскому воинству, и известие о том, что из казны Петра отсчитано жалованье для десяти тысяч воинов и отдано в руки господаря Молдавии и все, кто будет в лагере русском, получат сперва по пять золотых, а потом каждый месяц по три золотых лева. Но собралось желающих помериться силами с османами всего-навсего шесть тысяч ополченцев, да и тех пришлось русскому царю обувать, одевать, кормить да ещё и учить воевать.

Нет, не многим мог помочь Петру Кантемир, но и эту помощь, а главное — верность договору, заключённому в Луцке, крепко ценил Пётр.

Лазутчики доносили, что османы идут медленно и осторожно, имеют великий страх перед русскими, особенно после Полтавской победы, но только теперь понял царь, что всем этим донесениям грош цена.

Почти сто двадцать тысяч пеших турок было в войске великого визиря, и были это отборные янычары, неустрашимости которых нельзя было не позавидовать, да почти двадцать тысяч конных, да ещё татары, да наместник южных степей Калги-хан, а уж сколько у визиря артиллерии, Пётр так и не смог дознаться.

Без малого в четыре раза больше было войско у Балтаджи Мехмед-паши. Поневоле сожмётся сердце и закрадётся трусливая мыслишка, а не сбежать ли, пока не поздно.

Но было уже поздно, все дороги оказались отрезаны, все пути перекрыты. Несметное войско шло с визирем, и Балтаджи удовлетворённо оглядывал море голов, следующих за ним.

Впереди, как и полагалось в каждом походе, шагал ведомый под уздцы белый как снег верблюд. На его горбах покачивался золотой резной ларец, крепко привязанный золотыми же верёвками.

Этот широкий и длинный ларец скрывал от глаз посторонних самую святую книгу мусульман — Коран. А перед самим верблюдом медленно и размеренно ехали несколько всадников в богатых одеждах, и в руках одного из них зеленело мусульманское знамя, на котором были вышиты клятва магометанской веры и Алем — знак полумесяца.

И лишь после этого торжественного кортежа следовал сам визирь на богато убранном белом коне — его золотой тюрбан венчался небольшим алмазным аграфом, в поводу за ним вели ещё нескольких также богато снаряженных коней, и уж потом ехали его военачальники, начальники янычар, всадники поменьше рангом. Три конских хвоста, привязанных к длинным пикам, говорили о том, что визирь наделён самой большой властью после султана и войско он ведёт в победоносный поход.

А дальше, насколько хватал глаз, разлилась лавина османских воинов.

Почти без строя, без команд вся эта орда катилась и катилась по холмам и перелескам Молдавии, всё ещё оголённым после нашествия саранчи...

В войске визиря следовал и главный поджигатель этой войны — посол шведского короля Карла XII, запёршегося в Варнице, маленьком местечке близ города Бендеры, граф Понятовский. Он был как будто главным советником визиря. Он подстёгивал его медленный марш, уверял, что победа близко, но стоит подождать, чтобы русские и вовсе лишились всего продовольствия и сами сдались, без кровопролития.

Но сиятельному визирю не нравилась медлительность Понятовского, его слова. Он видел лагерь, видел все подходы к нему и склонялся на сторону Калги-хана, призывавшего немедленно атаковать русских.

Калги-хан уже заранее подсчитывал трофеи, которые возьмёт он со своими молниеносными всадниками, предвкушал добычу, которая, возможно, ускользнёт из его рук, если промедлить, как внушает Балтаджи-паше этот субтильный и размахивающий руками поляк.

— Без боя можно взять этот лагерь, — убеждал Балтаджи-пашу Понятовский. — Нет провианта, нет воды, русские останутся голодными и беззащитными. Подождать несколько дней, обложить лагерь со всех сторон — и вся армия, да и сам русский царь сдадутся без единого выстрела.

Но Балтаджи-паша прервал Понятовского и важно вошёл в свой шатёр, только что разбитый его слугами.

Зелёный полумесяц на верхушке роскошного шатра, изречения из Корана, написанные на его верхних и средних частях, а также три бунчука — конские хвосты, прикреплённые к длинным древкам у входа в откидной полог шатра, показывали, что здесь находится ставка великого визиря, что вход в шатёр строго ограничен и войти туда могут лишь самые важные приближённые.

Однако группа всадников, на взмыленных лошадях приблизившаяся к визирскому шатру, была без промедлений пропущена усиленной охраной из янычар.

Чернобородый высокий турок, войдя в шатёр, остановился у самого входа и медленно пополз на коленях к Балтаджи-паше, сидевшему на золотых подушках и раскуривавшему кальян. Возле него сидели только Понятовский и Калги-хан. Татарин, с отвращением глядя на поляка, пытался вставить и своё слово, но Балтаджи важно кивал головой, и Калги-хан умолкал. Его большая чёрная борода тряслась от возмущения и гнева, но он не осмеливался противоречить великому визирю.

Подползший к Балтаджи-паше человек почтительно поцеловал полу одежды великого визиря и поднял голову, ожидая повеления заговорить.

   — Ибрагим-эфенди[19]! — изумлённо воскликнул Балтаджи-паша. — Где ты был и почему не давал знать о себе?

   — О, сиятельный великий визирь, — начал кланяться в землю турок, — Кантемир-бей держал меня в заточении, и лишь вот эти несколько бояр помогли мне бежать из плена.

Он махнул рукой в сторону толпившихся в проходе шатра важных людей, одетых в старинные боярские одежды Молдавии.

   — Я слушаю тебя, Ибрагим-эфенди, — успокоил своё изумление и гнев великий визирь.

   — Кантемир-бей перешёл со своим отрядом на русскую сторону, — почти выкрикнул Ибрагим, — он заточил меня, чтобы я не сообщил тебе, сиятельный великий визирь, о его измене. Только вот эти бояре, оставшиеся верными порогу справедливости — да продлит Аллах дни нашего достопочтенного султана, — помогли мне бежать и сами пришли к твоему шатру, чтобы помочь тебе разгромить русских гяуров[20]...

Великий визирь с трудом подавил в себе ярость. Никогда не думал он, что верный Кантемир, с малых лет живший в Стамбуле, совершенно отуречившийся, сделавший так много для порога справедливости — так называли в просторечии султана Ахмеда III, — написавший государственный гимн Турции, который теперь был самым популярным среди янычаров, мог изменить, перейти на сторону русского царя.

Только теперь узнал он об этой измене, и кровь закипела в его жилах. Он считал валашского князя способным изменить султану, больше же доверял Кантемиру. И вот один, которому он не верил, хотя и заставлял его заманивать русского царя в степи Молдавии, остался верен султану, а другой, от которого он даже не потребовал аманата — заложника, сына, в качестве гаранта от измены, оказался предателем...

— И он, и все его сыновья лишатся головы, — спокойно произнёс великий визирь. — Тот, кто изменил порогу справедливости, недостоин носить её на своих плечах. И это будет уже очень скоро. Мы пойдём на приступ русского лагеря и ещё до ночи покончим с ним...

Солнце уже склонялось к западу, когда Пётр, остановившись на самом высоком пригорке лагеря, всмотрелся в приближающуюся лавину османов. Да, они не стали ждать до ночи, сразу по прибытии пошли в атаку.

Впереди, насколько хватал глаз, шевелилась лавина людей, словно бы вся долина и все холмы заполнились этой копошащейся массой.

Дикие крики, резкие звуки рогов и треск барабанов возвестили русскому царю о первой атаке османов.

С неистовыми криками, не соблюдая никакого строя, врассыпную бежали турки к рогаткам русского лагеря, стараясь влезть на частокол, прорваться в укреплённый лагерь.

Но заговорила русская артиллерия, синие дымы разрывов возникали тут и там в самой гуще османских войск. Турки, не обращая никакого внимания на то, что их товарищи десятками падали перед ними, прямо по трупам павших османов лезли и лезли на русский лагерь...

Артиллерия била без перерыва, всё чаще и чаще в гуще турецких войск образовывались плешины, но снова лезли враги на лагерь. Всё поле и холмы вокруг уже покрылись дымками от разрывов, десятки и сотни османов остались лежать под ногами бегущих на приступ соплеменников.

Только быстро спустившаяся южная ночь спасла русский лагерь от уничтожения и захвата.

Затрубили турецкие трубы и рожки, затрещали барабаны, призывая оставшихся идти на отдых, на вечерний намаз.

Пётр быстрыми шагами колесил вокруг рогаток лагеря, подсчитывая потери и решая в уме одному ему ведомые задачи.

Военный совет собрался в палатке Петра. И первое, что сказал Пётр своим советникам и генералам:

   — Мы в узком месте, здесь не развернётся конница, места мало и для артиллерии. Хочу, чтобы и вы сказали, необходимо ли подалее перенести и укрепить лагерь, в более просторное место перейти...

И советники закивали головами: да, лагерь был неловко обустроен, верхушка невысокого холма не давала возможности развернуться ни артиллерии, ни пехоте, ни коннице.

   — Что ж, командуй, Борис Петрович, — обратился Пётр к Шереметеву, — лагерь перенести подалее и укрепить, утром чтоб был готов к отражению неприятеля...

Он повернулся к Кантемиру:

   — Ты, князь, знаешь все эти места. Что посоветуешь?

Кантемир молча взял большой лист бумаги и, сверяясь с картой, начал рисовать синим грифелем.

   — Здесь река, — пояснял он, — отдаляться от неё нельзя, вода надобна, здесь большой высокий холм, далее ещё один холм, а между ними широкая долина. Пожалуй, самое лучшее место для нового лагеря.

Пётр всмотрелся в план, нарисованный Кантемиром, жестом руки пригласил всех своих советников обсудить его.

Мнение у всех было одно: перенести лагерь туда, куда посоветовал князь Кантемир.

   — Что ж, — решительно сказал Пётр, — действуйте. Чтобы к утру всё было готово... — повторил он.

Широкими шагами вышел он из палатки по окончании военного совета и прибрёл к шатру Екатерины. Она уже ждала его с ужином.

   — А ну как в полон попадём, Катеринушка? — в ужасе спросил её Пётр.

   — Ну и что? — спокойно ответила она. — В полон так в полон, а Бог не выдаст — свинья не съест. Уповать будем на Господа.

Пётр упал на колени перед образом Пресвятой Богоматери и долго молча молился, истово крестясь. И только потом он спокойно, без всяких ночных видений, заснул на плече Екатерины. Она не спала всю ночь, чтобы не потревожить его сон.

Легко сказать — перенести лагерь. Ведь это надо перевезти сотни обозных телег, сцепить их вместе, расставить частокол, вкопать рогатки, перевести на новое место сорок тысяч солдат.

Но эти же сорок тысяч и сделали всю работу...

При свете факелов и костров они копали землю, вколачивали колья частокола, пели свои заунывные песни и трудились. Не привыкать было им к земляной работе — солдат не столько стреляет, сколько землю копает.

Прямо на виду у всего лагеря, потихоньку передвигающегося на новое место, проходил ночной отдых османов. Они не копали землю, жгли костры, и всё вокруг было усеяно этими ночными огоньками.

Всю ночь кричали унтер-офицеры, всю ночь копали землю и прилаживали частоколы солдаты, и лишь на рассвете можно было сказать, что работа почти закончена.

Фронтальная часть нового лагеря была достаточно хорошо укреплена, артиллерия расставлена как полагается, пушки перетащены на новое место, и подготовлены места для стреляющих.

Одно только не успел сделать Борис Петрович, тоже не спавший всю ночь: тыльная часть лагеря не была окопана и упрочена частоколом, лишь обозные телеги сцеплены были дышлами и торчали в небо их длинные рогатки.

Только к рассвету утихомирились и османы — погасли костры, успокоились лошади, утихли заунывное пение рожков, труб и бой турецких барабанов.

Без сил свалился поспать несколько часов и сам Борис Петрович: вместе с сыном, тоже служившим под его началом, объезжал он новое место, нещадно ругался с унтер-офицерами и взводными, матюгался на нерадивых солдат и стращал, что при атаке их труд окупится, а кто не захотел окопаться, пусть пеняет на себя.

Всю ночь трудились люди, солдаты падали от усталости на выкопанные валы, бросали лопаты и кирки и тут же закрывали глаза — даже смерть не была страшна, пусть пропадает всё пропадом.

Однако к утру гигантская работа была кончена.

Ранним утром, едва только посерело в раме открытого полога палатки, Пётр уже был на ногах. Потребовал свежего коня, взял с собой нескольких денщиков и поехал смотреть новый лагерь.

Разместилось русское войско удачно, и Пётр порадовался, что прислушался к советам молдавского князя. Позиция действительно отвечала всем требованиям боя: просторная долина перед лагерем позволяла вывести конницу, а места расположения пушек тоже были выбраны довольно удачно, так, чтобы с разных сторон удобнее было поражать живую силу и конницу противника, забивать его пушки, которых, как знал Пётр, в войске османов было меньше, чем у него.

Просыпался понемногу и османский лагерь. Заунывно зазвучали молитвы муэдзинов, призывавших мусульман к утреннему намазу.

Пётр с высокой вершины холма видел, как усыпанное турецкими солдатами поле и близлежащие холмы зашевелились, разгорелись первые, серые ещё в утренней дымке, костры и сотни, тысячи молящихся упали на землю лицом к востоку...

«Жаркий, однако, будет денёк», — подумал Пётр, и снова властно охватила его тревога. Сердце сжималось от предощущения своей несчастной судьбы, от беспокойства за Россию, за матушку-Русь.

Что будет с ней, когда его убьют или когда турецкий султан снимет с него буйную головушку?..

«Россия не погибнет, — думал он, — а я... Завёл армию сюда, в дикую бескормицу, поверил коварному врагу, Брынковяну, не поверил верному и честному Кантемиру. Кто знал, да и кто застрахован от ошибок...»

Первые лучи солнца застали обе стороны уже на ногах. Готовилась первая атака...


ГЛАВА СЕДЬМАЯ | Проклятие визиря. Мария Кантемир | ГЛАВА ДЕСЯТАЯ







Loading...