home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 13



Во вторник, 17 января, съездил в академию, проставил "отл" по предмету "История государства и права зарубежных стран". Оставалось приехать в следующий понедельник, 23 января, и так же проставить оценку по предмету "Введение в специальность". Одногруппники вовсю обсуждали, как они будут отмечать окончание сессии. С меня взяли обещание, что я обязательно поприсутствую на данном мероприятии, в каком бы формате оно не проходило.

На обратной дороге заскочил в дом, проверил бригаду, которая, судя по моим впечатлениям, очень боялась, что остаток денег за работу им "простят", и поэтому работала ударными темпами.

- Тебе Владимир какой-то звонил, оставил номер телефона. - с этими словами дома встретила меня мама.

Понятно, комитетчики, как всегда, работают быстро, этого у них не отнять...

Раздевшись, набрал оставленный номер.

- Добрый день, Владимира я могу услышать?

- Добрый, это я. Алексей, если я не ошибаюсь? - с характерными интонациями спросил майор.

- Не ошибаетесь.

- Хорошо, Алексей, какие у вас планы на завтра?

- Секундочку, Владимир, сейчас уточню.

Закрыв микрофон телефонной трубки ладонью, я крикнул маму.

- Мам, что у нас завтра и послезавтра.

Выслушав ответ, я продолжил разговор по телефону.

- Завтра занят, с пяти до семи вечера.

- А послезавтра?

- С шести до семи. - я мысленно похвалил себя за предусмотрительность.

- Отлично! Перспектива поработать ночью в лаборатории вас не пугает? - впервые с момента знакомства я почувствовал в голосе Владимира намёк на эмоции.

- С вами, Владимир? - ответил я в таком же тоне.

- Со мной. Так как? - Владимир, по ощущениям, продолжил игру.

- С вами, я на всё согласный! - или его собственная инициатива установления более плотного контакта, или полковника. Потом разберёмся.

- Тогда, завтра я за вами заеду в девятнадцать пятнадцать. - Владимир вернулся к деловому тону.

- Буду. - подтвердил я.

Мама явно заинтересовалась разговором и ждала моих объяснений.

- Мам, ну что ты так на меня смотришь, на мне узоров нет, и цветы на мне не растут! - попытался я отшутиться фразой незабвенного Милославского.

- Ты мне тут комедию не устраивай! Куда тебя опять понесло? - мама не приняла мой шутливый тон.

- Ну, мам, какая комедия! Помнишь нашу "крышу"? - она кивнула. - Так вот, попросили меня об одном одолжении, отказать, как ты понимаешь, я не могу... - я развёл руками.

- Ага, одно одолжение, потом другое, а дальше что?.. - у мамы навернулись слёзы. - Лучше, чтоб он деньгами брал, а не одолжениями этими...

- Мам, успокойся, всё нормально, я всё решу! - попытался я успокоить маму.

Но она меня уже не слушала, её несло...

- Не надо меня успокаивать! Жили же раньше нормально, бедно, на свои, честно заработанные, зато никому были не должны, ни денег, ни одолжений! А сейчас? Дикие деньги, знакомым в глаза стыдно смотреть! Не знаю, где у меня сын несовершеннолетний шляется, баб завёл, квартиру снимает... - у неё из глаз текли слёзы. - А что дальше будет? Даже представить боюсь...

Я подошёл и обнял маму, она не сопротивлялась. Уткнувшись мне в плечо, она заревела уже навзрыд. Я её прекрасно понимал, слишком много на них с отцом свалилось за последнее время. Кроме того, я сознательно не посвящал их полностью в свои планы. Была у меня уверенность, что начни я объяснять все мои действия, со стороны родителей было бы одно сопротивление, никакой помощи, да и атмосфера бы в семье стала угнетающей... Вот и не выдержали у мамы нервы... А моя задача сейчас её успокоить, а в будущем сделать всё так, чтобы предпосылок к таким истерикам, не было.

- Мам, ну ты чего? Всё хорошо! Я это делаю для нашего блага! Никакого криминала там нет и быть не может! - заговорил я лозунгами, чтобы успокоить маму.

- Правда? - всхлипнула у меня на плече мама.

- Правда! - твёрдо ответил я.

А у самого в голове крутились бессмертные строки А.С. Пушкина: "Меня обманывать не надо, я сам обманываться рад..."


***


- Алексей, ни с кем разговаривать не надо, даже здороваться. Просто заходим в здание, идём мимо проходной. Там нас встретят и проводят до лаборатории. - получал я последние инструкции в "девятке" от Владимира.

- Хорошо. - ответил я.

Мы вышли из машины перед хорошо мне знакомым зданием НИИ химического машиностроения в нашем микрорайоне. Надо отметить, что именно сотрудниками этого НИИ был заселён наш дом. То, что мы приехали в лабораторию этого НИИ, подтвердило мои опасения, что сунься сюда со своим синтезом "лекарства", отношения с "конторой" складывались бы совсем по-другому.

На проходной, около турникетов, нас встретил мужчина, подавший знак контролёру, после которого мы беспрепятственно проследовали дальше. Не здороваясь и вообще не "замечая" нас, он направился к дверям лифта, нажал на кнопку, и молча стал ждать. В лифте, демонстративно не обращая на нас внимания, нажал кнопку четвёртого этажа, "позволяя" встать рядом. Выйдя из лифта, мы, следуя за сопровождающим, повернули налево, и, пройдя буквально метров пять, оказались перед опечатанными железными дверьми. Наш сопровождающий, не смотря на пломбировку, открыл своим ключом дверь, распахнул её и пропустил нас внутрь. Зайдя вслед за нами, он включил освещение помещения, и, обращаясь к Владимиру, заявил:

- Лаборатория в полном вашем распоряжении. Если что, я по известному вам телефону.

После чего удалился, плотно закрыв за собой дверь.

- Володя, он на меня в лифте косо посмотрел! - авторитетно заявил я майору, вспоминая героя Квентина Тарантино в ещё не снятом фильме "От заката до рассвета" Роберта Родригеса. - Его точно надо "убрать"! Он, сука, нас точно сдаст, по роже видно, всю малину обломает... - с серьёзным видом заявил я.

- Ты это серьёзно? - не понял моего юмора майор, или сделал вид, что не понял.

- Конечно, он ФСК вызовет, и нам пиzdec! - продолжал я дурачиться. - Если что, я живым сдаваться не собираюсь...

- Очень смешно. - Владимир оставался невозмутимым. - Лучше лабу осмотри, всё в соответствии с твоими требованиями, материалы вон в той коробке.

Осмотр лаборатории не занял много времени. "Да, это совершенно другой уровень! Всё для людей! Не то, что лаба в техникуме, где, по моим ощущениям, преподавателями делалось всё для того, чтобы студенты сами себя не угробили, вместе с этими же преподавателями..." - думал я, распаковывая коробку с материалами.

К одиннадцати часам утра было всё готово. Из Владимира получился очень хороший помощник, гораздо лучше, чем из Ольги Петровны. Было видно, что майор получает реальное удовольствие, возясь с оборудованием и химикатами. Я же, пытаясь хоть как-то сохранить свою "незаменимость" в мелочах, на разных стадиях процесса, буквально выгонял Владимира "покурить". Когда это произошло в первый раз, он уставился на меня с непониманием:

- Не понял...

- Владимир, вам знакомо понятие интеллектуальной собственности? - серьёзно спросил я.

- Знакомо. Какое это имеет отношение к твоей просьбе?

- Самое прямое. Не хочу открывать все карты. Вы получили соответствующие инструкции от полковника? - я специально упомянул звание Матанцева, ФСК - военизированная организация, чинопочитание у сотрудников впитывается на уровне подкорки.

- Получил. Хорошо, я выйду, но буду вынужден доложить об этом Виктору Петровичу. - обиды в его голосе я не чувствовал, только досаду.

- Конечно, я вас прекрасно понимаю.

Когда моя просьба была озвучена в следующий раз, возражений не последовало.

- Владимир, садитесь за стол, берите ручку, бумагу и записывайте. - сказал я своему "лаборанту", после того как мы запечатали полученный порошок в ёмкость и убрались в лаборатории. Своей рукой писать я ничего не собирался.

Владимир уже ничему не удивлялся, сел за стол и приготовился записывать. Продиктовав ему основные моменты технологии применения новой добавки в производстве аккумуляторов, заявил:

- Пусть "погоняют" аккумуляторы в различных режимах, мне тоже результаты испытаний интересны.

- Как и мне. - кивнул головой майор.

Конечно, то, что я сегодня ночью сделал, являлось для меня не "вчерашним", и даже не "позавчерашним" днём. Но я прекрасно понимал, что двигаться надо постепенно... Если только представить себе, что на мировом рынке появляется источник энергии из века так 22-го, к каким последствиям это всё приведет? Нестабильная экономика, завязанная на нефть и газ, какой-нибудь мировой кризис, бряцанье оружием, и, как результат амбиций и расшатанных нервов, "ядерная зима"? Рисковать я был не готов.

- Ну что, мы закончили? - вопросительно смотрел на меня Владимир.

- Да, закончили.

Он устало поднял трубку телефона, набрал трёхзначный номер и сказал:

- Мы всё. - Выслушав ответ, Владимир положил трубку и обратился уже ко мне. - Собираемся, скоро придёт.

Через пять минут в дверь постучали, Владимир открыл её и впустил давешнего мужика. Оглядев цепким взглядом помещение лаборатории, он выключил освещение, и распахнул дверь. Выйдя в коридор, мы подождали, когда он закроет и опечатает дверь, после чего направились к лифту. Благополучно миновав проходную, мы уселись в холодную "девятку" Владимира.

Дома, пообедав, успокоил маму, рассказав, что помогал в лаборатории нашей "крыше", особый акцент сделав на том, что это лаба нашего НИИ, и сие действо проходило под присмотром тамошнего особиста и с участием доверенных сотрудников из числа "яйцеголовых". После чего завалился спать, чтобы перед вечерними клиентами "быть в форме".


***


На следующий день, в пятницу, сходил с собакой до дома, встретился там с замерщиком кухни, договорился с ним, что завтра, в первой половине дня, мы приедем в магазин, и окончательно выберем кухню. Заодно проконтролировал бригаду.

Вернувшись домой, позвонил Лене, узнал, как у неё дела, и предложил встретиться на съёмной квартире в субботу вечером, на что получил согласие.

"Что-то в этом месяце я Егора Дмитриевича не напрягаю, а зарплату плачу..." - подумал я о своём личном водителе. Да и не нужен он был мне, с этими новогодними праздниками и редкими поездками на экзамены в академию, когда точно не знаешь на сколько задержишься.

- Егор Дмитриевич, добрый день! - сказал я, услышав в трубке его "Слушаю". - Завтра, часиков в десять сможете за мной заехать?

Услышав согласие, я обрадовал маму, что отцу завтра не придётся идти утром за машиной в гараж, а потом ставить обратно.

Поездка утром в субботу на "девятке" Дмитрича меня позабавила. Было видно, что родителям неудобно, особенно отцу. Вечером в пятницу он даже высказался по этому поводу:

- Сынок, неудобно как-то, может у него планы на выходные какие были, а тут мы... Ничего бы со мной не случилось, сходил бы за машиной, не переломился...

- Пап, а то, что он зарплату получает, а в январе ещё ни разу никуда меня не свозил? - улыбался я.

- Так тебе никуда, кроме института и не надо было... - не сдавался отец.

"Ага, тебе дай волю, ты ему и деньги будешь платить и салон от пыли протирать!", - подумал я, а вслух сказал:

- Вот, и съездит один раз, не перетрудится!

В магазине нас уже ждали. Нарисовав макет кухни, стола и стульев, мы подписали договор и внесли оплату в размере 50%. Остальная часть денег платилась после доставки этого всего в дом. Сборка оплачивалась отдельно. На обратной дороге, заехали в магазин и закупились продуктами на неделю. Прощаясь с Дмитричем, договорился, что в понедельник в девять утра он будет ждать меня около подъезда.

Вечером, после приёма "клиентов", мы поужинали, и я уже собрался на свидание с Леной, заверив маму, что завтра к обеду буду, но зазвонил телефон и ответившая мама протянула мне трубку:

- Тебя.

Я взял трубку.

- Слушаю.

- Лёха, привет! Это Лёня Патрушев! - услышал я голос одногруппника. - Ты с истории зарубежных стран так быстро смылся, что мы не успели договориться на счёт отмечания окончания сессии! - бодро вещал Лёня, - Так вот, мы тут порешали, что вечером в понедельник соберёмся у меня, а потом как пойдёт. Ты как?

- Хорошо, Лёня, я не против.

Попрощавшись с довольным Патрушевым, сказал маме, смотревшей на меня вопросительно:

- Одногруппник звонил, будем в понедельник вечером отмечать окончание сессии.

Мама только тяжело вздохнула.

Моя дорога на съёмную квартиру, как всегда, проходила через "лавку". Продавщицы в магазине меня уже узнавали и с улыбкой слушали мой стандартный заказ - три бутылки шампанского и коробка конфет. Зная, что я буду проверять срок годности конфет, демонстративно проверяли его сами.

Слушая под шампанское болтовню Лены, я поймал себя на мысли, что меня её "словесный понос" про всех подружек с их проблемами, злобных преподавателей и "уродов соседей", громко пьющих с Нового Года и не дающих бедной девушке выспаться, даже успокаивает...

"Знала бы ты, Лена, про мои проблемы..." - думал я про себя, поддакивая девушке и многозначительно говоря букву "О-о-о" после её очередной фразы, начинающейся на "Представляешь, Алексей!.."

К часу ночи наше общение плавно переместилось в горизонтальную плоскость, а в четыре ночи закончилось совсем.


***


В девять утра понедельника, как и было договорено, Дмитрич ждал меня у подъезда. Доехав до академии, я его предупредил, что в течении часа-полутра я закончу, и мы поедем обратно.

Ребята у аудитории, ждавшие своей очереди, радостно меня поприветствовали. Экзамен был несложный и у всех была полная уверенность, что сдадут его без проблем, единственное, что волновало одногруппников, какая оценка пойдёт в ведомость - пятёрка или четвёрка.

Заглянув в аудиторию, я убедился, что препод меня заметил. Когда он махнул приглашающе рукой, подошёл к его столу с раскрытой зачёткой. Получив свой "отл", я поблагодарил преподавателя и, провожаемый завистливыми взглядами одногруппников, корпевшими за партами над билетами, вышел из аудитории. На выходе меня поймали Лёня Патрушев и наш староста Вадим Малыгин.

- Леха, сегодня у Лёни дома в семь. - отведя меня в сторонку, сказал Вадим. Лёня утвердительно покивал головой. - После экзамена поедем на закуп по старой схеме. Набралось больше половины группы, девчонки тоже будут. - продолжил он заговорщицким тоном.

- Я же сказал Лёне, что приеду, у меня всё в силе. И ещё, - я смотрел только на Вадима, - Лёня, итак, нас, можно сказать, у себя приютил, так что надо освободить его от затрат по алкоголю и еде.

- Лёха, ты чего, у меня после этих посиделок столько алкоголя остаётся... Так что я не в накладе! - заговорил Леонид.

- Вот это-то меня и беспокоит... - сказал я, и мы дружно рассмеялись. - Рассчитывайте, что я ещё привезу туалетной бумаги.

Ребята непонимающе переглянулись.

- Есть у меня туалетная бумага... - начал неуверенно Патрушев.

- Я колбасу имею ввиду.

Они опять непонимающе переглянулись, а потом заулыбались, видимо, вспомнив старую советскую шутку, что колбасу делали из туалетной бумаги, раз этой туалетной бумаги не было в магазинах.

- Договорились! - Лёня махнул рукой.

Отсчитав нашему старосте необходимую сумму, я со всеми попрощался и отправился на стоянку к Дмитричу.

- Егор Дмитриевич, едем домой, но по дороге ненадолго надо в Нижнеисетск заскочить ненадолго, а потом в магазин. - сказал я моему водителю, садясь в машину.

- Как скажешь, Алексей. - Дмитрич был сама невозмутимость.

В доме работяги наводили последние штрихи, бригадир обещал к выходным "сдать объект". В магазине я купил несколько видов колбасы, обоснованно посчитав, что если закончится нормальная закуска, то пойдёт и эта.

К Лёне я специально опоздал и заявился в районе половины восьмого. Народу было меньше, чем на день группы. Как всегда и бывает, народ в любом коллективе объединяется в некие группировки, не всегда по интересам. Вот и у Леонида сегодня собрался, можно сказать, "актив" группы с некоторым количеством "прибившихся". С уверенностью можно сказать, что до окончания академии всё так и останется, с маленькими вариациями. Я себя к "активу" не относил, но пользовался в группе некоторым авторитетом, позволявшим стоять мне "особняком".

Встретивший меня Леонид, забрал пакет с колбасой и направился к холодильнику. Народ был еще трезвый и поэтому не очень весёлый. Девушки опять расстарались, оккупировав одну из комнат квартиры Патрушева, выходили оттуда без теплых колготок и при полном параде. Женя Светлова, наша первая красавица, так вообще распустила свои светлые волосы и щеголяла в короткой мини-юбке и блузке с глубоким вырезом, что при её фигуре смотрелось крайне убойно. Особенно, что на дворе зима, на траве дрова... Тьфу... Аж заговариваться стал. Не весна, короче, когда мужики начинают привыкать к откровенным женским нарядам. А эта "стерва" ещё и наслаждалась произведённым эффектом... "Мой любимый цвет, мой любимый размер!.." - подумал я, разглядывая девушку, но вовремя себя остановил. Не прельщало меня становиться "её парнем", сразу видно девушку с характером, потом проблем не оберёшься... Она заметила мой взгляд, но даже не улыбнувшись, презрительно отвернулась. "Ага, вспомнила день группы, где я её "отшил", ну и Слава Яйцам!" - ухмыльнулся мысленно я.

Через некоторое время, при деятельном участии наших девушек, в гостиной, под незабвенную Ладу Дэнс, был накрыт фуршетный стол. Сказать первый тост доверили хозяину квартиры, но он, сославшись на общее косноязычие, каким-то образом переадресовал это право мне.

- Дорогие друзья! - я попытался спародировать Б.Н. Ельцина, но у меня получилась смесь Ельцина и Брежнева, тем не менее, "присутствующие друзья" намёк поняли и засмеялись. - Поздравляю Вас с успешным окончанием сессии! - продолжил я в том же духе. - Пусть и остальные сессии в академии Вы сдавали так же легко и только на "отлично"! Ура, товарищи, и давайте уже выпьем! - все крикнули "Ура" и, чокаясь, выпили.

Как-то незаметно получилось так, что я стал тамадой вечера. Второй тост, у видимому удовольствию Лёни, был за гостеприимного хозяина квартиры. И понеслось... Благодаря соответствующему опыту из "будущего", я жестко контролировал, чтобы наши молодые люди не наливали себе много водки, следили за содержимым стаканов наших девушек, не разбредались по квартире для обсуждения проблем "глобального потепления". Всё это время я ловил взгляды подпившей Жени Светловой, но не обращал на них внимания. К половине одиннадцатого вечера народ созрел для танцев. Диск-жокеем, как и в прошлый раз, выступал Лёня, я же, пользуясь своим авторитетом, отправлял на "танцпол" одногруппников, разбредшихся по квартире пока убирали стол из гостиной.

Ничего не предвещало беды, но из гостиной послышался "медляк". В кухню, в которой я присел отдохнуть от "трудов праведных", ворвалась разгоряченная Женя. Молча схватив меня за руку, она потащила меня танцевать. Уже в гостиной, прижавшись ко мне всем телом во время "медляка", она прошептала мне на ухо:

- Ты всё равно будешь мой...

Это было неожиданно. Приятно, конечно, для мужского самолюбия, но неожиданно. Я растерялся и не знал, что ответить. По моим воспоминаниям из "будущего" я знал, что нравился Жене, это выяснилось через много лет после окончания академии, она рассказала мне, что ждала от меня первого шага, который я так и не сделал... Что её побудило на признание в этой жизни, я не знал... Через некоторое время я спросил у девушки:

- Зачем я тебе нужен?

Она долго не отвечала, ещё сильнее прижавшись ко мне.

- Не знаю. Ты мне очень нравишься...

Мне эти проблемы в академии точно не нужны, это надо лечить. Просто надо придумать, как это сделать, а там разберёмся... Оттанцевав два танца, я направился на кухню, сопровождаемый ухмылками одногруппников. Войдя на кухню, я понял причину такой реакции - Женя неотступно следовала за мной. Сев на стул, я тяжело вздохнул, наблюдая, как девушка садиться на соседний.

- Что тебе налить? - спросил я её.

- Вина, красного...

"Ну хоть не шампанского..." - подумал я, вспоминая Лену и Свету. Налив девушке вина, я начал за ней наблюдать. Надо отдать должное Жене, держалась она в этой ситуации с достоинством. "Да, я тебе призналась, но у меня есть гордость!" - как бы говорила она.

- Женя, для меня это всё очень неожиданно, и я не знаю, как мне себя вести... - начал я, но на кухню ввалилась парочка пьяненьких молодых людей.

Я "упёрся" в них взглядом и они, правильно меня поняв, ухмыляясь "свалили".

- Я тебе не нравлюсь? - изогнула она бровь.

- В том то и дело, что нравишься, но у меня есть девушка. - сказал я как можно убедительнее.

- Ничего страшного, я всё равно лучше! - заявила она.

- Ты это серьёзно? - я начал жалеть, что вообще затеял весь этот разговор.

- Конечно, ты всё равно будешь моим!

- Не уверен... - ответил я. Настрой Жени меня одновременно пугал и восхищал.

К счастью, в кухню ввалились Лёня и Вадик, не обращая на нас никакого внимания. Только достав из холодильника водку, они обратили на нас внимание.

- Лёха, что делать дальше будем? Погнали в "Белый соболь"! - заявил Лёня, размахивая бутылкой. Вадик закивал.

Встреча со Светой "на работе" меня совсем не прельщала. А по сему...

- Погнали в "Эльдорадо"! - я готов был хоть в Нижний Тагил гнать, только бы подальше от Жени.

Но моим планам не суждено было сбыться.

- Женька, погнали с нами? - заявил Вадик. - Будет круто, я обещаю! - Вадик, как мною было замечено раньше, неровно дышал к Жене.

- Погнали! - не стала отказываться девушка, но, мне кажется, совсем не в том контексте, в котором бы хотелось Вадиму.

Я мысленно схватился за голову... Хотя... Как вариант...

- Ребята, подождите, мы же всех не бросим? Через час-полтора все начнут расходиться, тогда и "погоним"! А пока, "шоу маст гоу он"! - нарочито бодро вскинулся я и направился на танцы в гостиную, лишь бы подальше от Жени.

На "танцполе" было жарко и душно, в полутьме дергались неясные силуэты моих одногруппников. В углах жались парочки, дожидаясь "медляка". Когда же он действительно зазвучал, я мысленно смирился с тем, что Женя окажется рядом, но, к моему удивлению, заметил её танцующей с Вадимом, и выдохнул.

"Прекрасная возможность вернуться на кухню" - подумал я и не преминул ей воспользоваться.

И действительно, через час народ начал собираться по домам. Мы с Лёней и Вадимом провожали всех до "ловли тачки". Жене не позволили выходить из квартиры под предлогом слишком оголенных ног. К нашему возвращению девушка была готова, одев теплые колготки черного цвета. "Хороша, чертовка!" - мысленно отметил я. Мой пьяный восхищенный взгляд, как мне показалось, не остался не замеченным.



Глава 12 | Во все тяжкие | Глава 14