home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 4



Незаметно приближался конец сентября.

За это время состояние здоровья моих родителей существенно улучшилось.

Отец просто стал лучше себя чувствовать, помолодел и скинул несколько килограммов. Я даже не удивился, поскольку здоровья у него было до хрена, да ещё он в молодости плотно занимался спортом. Родившись в маленькой деревне под Кировом, в школу, расположенную в ближайшем селе, ему приходилось добираться за десять километров. Весь учебный год - десять километров туда, десять километров обратно. Его мать, моя бабушка, Анастасия Федоровна, не делала поблажек для сына на погоду. Если мог, шел пешком, выпал снег, надевал лыжи. Отец, как он всегда говорил, мечтал стать шофером, не водителем, а именно шофером, и, закончив в школе УПК, в восемнадцать лет получил категории В и С. Призвавшись в армию, с правами попал в автомобильную роту. По его рассказам, была и дедовщина, и пьяные офицеры-самодуры, устраивавшие торжественные похороны окурка сигареты в ближайшем лесу, но главное, что он помнит, это образовавшийся в их роте кружок тяжёлой атлетики. Именно там он начал плотно заниматься гиревым спортом, тягать штангу и "крутить солнышко" на турнике. После армии увлечение не забросил и периодически бегал по пятнадцать-двадцать километров. С моим рождением времени на спорт стало меньше, рано утром надо было идти на молочную кухню. Апогеем его достижений стала покупка гаража, в котором он, за двенадцать часов, вырыл смотровую и овощную яму. На следующий день, правда, он слег с температурой, но сам факт...

У мамы изменения были глобальнее. Помимо того, что она стала выглядеть моложе и похудела, у неё начали исчезать проблемы с сердцем и давлением. Нормализовался сон. Всё это время она провела даче и охарактеризовала происходящее мне в таких словах:

- Встала с утра, начала работать, уже обед. Покушала, и снова в огород, а там уже и вечер. Никогда так хорошо, сына, не чувствовала. Спасибо тебе большое!

В один из вечеров позвонила Ольга Петровна и напросилась вместе с мужем к нам в гости. Мама, как всегда, занялась готовкой, с продуктами, благодаря моей работе на овощаге, проблем не было. Отец был послан в магазин за водкой для мужчин и вином для женщин.

Супруги пришли в пятницу вечером, около семи часов. С последней нашей встречи оба сильно изменились, так же, как и мои родители. Пришли они не с пустыми руками, а с тремя бутылками коньяка и двумя бутылками вина.

Меня обняли, расцеловали, торжественно продемонстрировали подарки, и мы приступили к ужину. Поговорив о разных мелочах, Ольга Петровна начала рассказ о том, как обстоят у них дела. Сначала она рассказала про себя, пожаловалась, что пришлось ушивать практически всю одежду, а потом разговор плавно перетек на Александра Юрьевича.

- Да врачи в шоке были, - экспрессивно рассказывал он с ухмылкой и размахивал руками, - когда увидели результаты анализов после моей просьбы сдать их повторно. Думали ошибка. Мне пришлось еще раз сдавать. Все подтвердилось - рака больше у меня нет! - его голос задрожал, глаза повлажнели, и он отвернулся. - Алексей, спасибо тебе большое! - мне пришлось вставать и обниматься с ним.

Вернувшись за стол, я увидел на лицах моих родителей гордость за сына.

- Я выполнил твою просьбу, Алексей, - продолжил Александр Юрьевич, - и врачам, и другим больным рассказал, что был у экстрасенса и именно ты меня вылечил. - он уже немного успокоился и начал разговаривать деловым тоном. - Меня уже начали спрашивать твой телефон, но я не знал, можно ли его давать, так что дал пока свой. Позвонили уже пять человек и спросили, как с тобой связаться. - он с Ольгой Петровной вопросительно на меня посмотрели.

- Спасибо, Александр Юрьевич, что не забыли о моей просьбе. Давайте им наш домашний телефон, а дальше мы уж как-нибудь разберёмся! - я посмотрел на родителей, и они согласно кивнули.

- Меня в стационаре ещё на две недели оставляют, так что я там всем про тебя расскажу! - он мне подмигнул.

Вечер прошёл весело, особенно после того, как все, кроме меня, в достаточных дозах приняли алкоголь. Никогда не любил употреблять на виду у родителей, хоть особо мне и не запрещали. Ушли гости далеко за полночь.

На следующий день был собран семейный совет.

- Мама, папа, у нас начинается новый этап в жизни. Препарат доказал свою состоятельность, вы это и по себе чувствуете, и теперь надо заняться его реализацией. - я оглядел родителей, которые напряженно меня слушали. - Как я вам говорил раньше, продавать его буду под видом экстрасенса. Но мне понадобиться ваша помощь. Мама, тебе придется поработать диспетчером на телефоне. А ты, папа, - я перевёл взгляд на отца, - как дела пойдут в гору, уволишься с работы и будешь возить уже меня, пока я не получу права.

- А что значит диспетчером на телефоне? - недоуменно посмотрела на меня мама.

- Будешь отвечать на звонки и составлять график приёма посетителей. Кроме того, приём пока я буду вести дома, и поэтому ты будешь организовывать поток больных и их родственников уже здесь, в квартире. То, что поток будет, я не сомневаюсь.

Наш разговор прервал звонок телефона. Я поднял трубку:

- Слушаю!

- Здравствуйте, Алексея можно? - женским голосом ответила мне трубка.

- Это я.

- Я от Полякова Александра звоню, он только что дал ваш номер телефона. - продолжила женщина.

- Да, я понял. Что у вас случилось? - и подумал про себя - Началось!

- У моего мужа рак и Александр ему сказал, что вы его вылечите! - в голосе женщины отчетливо слышалась надежда.

- Вылечу! - уверенно ответил я. - Вам надо будет приехать с мужем. Лечение будет состоять из одного приёма, стоить это будет триста долларов.

В трубке повисла пауза. Я уже подумал, что оборвалась связь, как раздался голос:

- А вы гарантию даёте?

- Гарантию я вам не дам, не сберкасса, но пример Полякова у вас перед глазами. - и добавил, - Решайтесь!

В трубке опять замолчали, но видимо, всё-таки решились:

- Хорошо, мы приедем, говорите адрес и время.

Договорившись на шесть часов вечера, и продиктовав адрес, я закончил разговор.

Надо сказать, что в это время в стране была дикая инфляция, приближался черный вторник - 9 октября - в который рубль потеряет до 30% своей стоимости. Население старалось хранить свои сбережения, как тогда говорили, в валюте, а под валютой подразумевали как раз-таки доллар. 300 долларов в то время были большими деньгами, это было примерно шестьсот тридцать тысяч рублей при средней зарплате в триста тысяч. Так что за свои услуги дешево я брать не собирался. В мои планы входила покупка дома в черте города, с остановкой общественного транспорта неподалёку, потому что квартира для деятельности в качестве "экстрасенса" не подходила совершенно. Кроме того, требовалась новая машина для отца, взамен старой шестерки.

- Алексей, а 300 долларов это не много? - спросили меня родители после того, как я рассказал им содержание разговора. - Ведь у людей горе!

- 300 ещё мало, в будущем планирую до 500 поднять. - ответил я. - И чтобы я разговоры про горе больше не слышал, а то в следующий раз вы мне скажете, что я на нём наживаюсь! - убеждая больше самого себя, зло сказал я. - То, что людям достаётся бесплатно, они никогда не ценят.

Родители замялись, интуитивно чувствуя мою правоту, мне же было так мерзко на душе, что я ушел в свою комнату.

То, о чем я старался не думать всё это время, наконец-таки проявилось со всей своей очевидностью. Когда я давал препарат Ольге Петровне и её мужу, а потом своим родителям, то чувствовал себя героем. Ощущение того, что ты делаешь людям хорошо и даже спасаешь чью-то жизнь, наполняло меня искренней радостью и уверенностью в правильности своих действий. Сейчас же, наступил следующий этап, сложность которого я начал до конца понимать только сейчас. А сложность его была прежде всего в моём психологическом отношении к фактической продаже препарата людям, у которых только и осталась надежда на чудо, здесь и сейчас. Самый простой вариант - каким-то образом довести через средства массовой информации формулу и процесс синтеза вещества, обрести статус мировой знаменитости, стать лауреатом Нобелевской премии, в получении которой я даже не сомневался. А дальше что? Все станы мира начнут производство препарата, так же, как и я на нем зарабатывая... Только делать они это будут не сразу, пройдут годы - клинические испытания, мыши, группы добровольцев, в то время, когда в подпольных лабораториях препарат в кратчайшие сроки успешно синтезируют и будут барыжить для всех желающих за хорошие деньги. Передать всё это только России, с мыслью о гордости за страну и пополнение бюджета - не смешите меня, всё освоят, и сограждане ничего не увидят. Убеждая таким образом себя в правильности своих действий, я успокоился и вернулся в гостиную.

- Люди приедут к шести, надо готовиться.

Решили, что приём я пока буду вести в гостиной, это была самая большая и приспособленная для этих целей комната нашей квартиры. Одеться решил строго - в брюки и рубашку, которые незамедлительно стал гладить. От этого занятия меня отвлекла мама.

- Подойди к телефону, видимо опять звонят...

Она не ошиблась. Следующего пациента я назначил на семь. Все время разговора мама простояла со мной рядом и прислушивалась. Я, увидев её заинтересованность, даже немного отодвинул динамик от уха, чтобы ей было лучше слышно.

- Видишь, ничего сложного нет, ты справишься! - я успокаивающе положил ей руку на плечо.

- Да, конечно справлюсь! - мама только фыркнула в ответ.

- Главное, нам с тобой время согласовать, а остальное я возьму на себя! - продолжал успокаивать её я.

Время близилось к шести вечера. Сработал звонок входной двери, и я пошел открывать. На пороге стояла пожилая пара.

- Здравствуйте, мы к Алексею. - сказала женщина.

- Проходите. - я посторонился, пропуская их в квартиру, - Алексей это я.

- Мы думали вы старше... - они неуверенно застыли.

- И тем не менее. Снимайте обувь, проходите в гостиную. - я постарался не дать им повода уйти прямо с порога.

Они сняли обувь, верхнюю одежду и прошли в гостиную. Мужчина передвигался с большим трудом, а женщина даже не пыталась его поддерживать. Разместившись в креслах напротив, они выжидательно начали на меня смотреть.

- Моё имя вы уже знаете. Позвольте узнать ваши?

- Николай, - представился мужчина, - Нина, - сказала женщина.

- Рассказывайте, Николай и Нина! - бросил я им.

- О чем? - недоуменно спросила меня женщина.

- С чем пришли. - продолжал я невозмутимо.

- Мы думали, что вы нам всё расскажете! - так же недоуменно ответила она хабалистым тоном. - Вы же экстрасенс! - в её глазах я прочитал жажду действа, неких откровений, причем муж, в этой ситуации, шёл явно на последнем месте.

- Я вижу, что энергетика у вашего мужа сильно нарушена. В моих силах ее исправить. Он выздоровеет, так же, как и Поляков. - я посмотрел на мужчину.

Они переглянулись.

- Хорошо, - заговорил наконец Николай, - как это будет происходить?

- Это уже происходит. - я с усмешкой посмотрел на него. Нину я решил игнорировать. - Сейчас я дам вам выпить заряженную мной воду и энергетика постепенно восстановиться. - я поставил на стол перед ним стакан с водой, в которой заранее размешал препарат. - Но перед этим я хотел бы получить деньги.

Они опять переглянулись и Нина, с кислой миной на лице, полезла в сумочку, достала доллары и протянула их мне. Я жестом указал ей положить деньги на стол. После этого я пододвинул стакан ближе к Николаю и сказал:

- Пейте, всё у вас будет хорошо.

Он взял стакан и выпил воду, после чего вернул стакан на стол.

- Не болейте больше, Николай. Всего хорошего!

Они обалдело уставились на меня.

- Это всё? - с явными истерическими нотками в голосе взвизгнула Нина и протянула руку к долларам, лежащим на столе.

- Вы от меня танцев с бубнами ждете, думаете это поможет вашему мужу? - жестко ответил я ей и добавил, - Руки убрала!

Она на мгновение опешила, но хамская составляющая в ней уже начла брать верх.

- Да я тебя!.. - она вскочила с кресла. - Мошенник!

- Нина, сядь! - рявкнул Николай и, дождавшись, когда жена сядет, продолжил, - Я видел, как выздоравливает Саша, а он сказал, что это вы его вылечили. Извините мою жену!

- Я всё понимаю, Николай, болезнь отступит, не сомневайтесь! - я постарался улыбнуться, но получалось плохо.

В дверях гостиной уже маячили мои родители, но убедившись, что всё в порядке, пропали.

Когда Николай и Нина ушли, я направился к родителям на кухню.

- Что за крики были? - спросила мама.

- Да сам виноват! - сказал я с горечью, - Им ведь всем шоу подавай! С подтверждением моих сверхчеловеческих возможностей, чтоб диагнозы влёт ставил, прошлое рассказывал и будущее предсказывал. Желательно чтоб на стене висел диплом какой-нибудь Астральной академии или гильдии колдунов. - я вздохнул и продолжил, - А диагнозы я ставить не умею, вот и приходиться, пока имя не заработаю, врать про нарушенную энергетику и с понтом наглеть. Да и людей я сразу хочу приучить к тому, что на каждого могу выделить не больше 10-15 минут.

- Может прекратишь, пока не поздно? - задумчиво спросил отец.

- Нет, пап, через некоторое время всё наладится, у меня будет репутация и будет всё хорошо. Надо только перетерпеть.

Поведение Нины для меня явилось холодным душем и помогло в очередной раз вернуть некое подобие душевного равновесия. Я ждал чего-то подобного и подсознательно был готов, но не предполагал, что это случиться на первом же пациенте. Даже появилась какая-то весёлая злость. У тебя муж умирает, ему посоветовали экстрасенса, который реально помог, а ты ждешь шоу, а не получив его, истерики из-за денег устраиваешь. Можно сказать, люди меня в очередной раз не разочаровали!

Со следующими посетителями я, во избежание, постарался вести более корректно. Это была интеллигентная пара ближе к шестидесяти, сценарий повторился, но исход разговора был совершенно другой. Ушли они от меня с надеждой в глазах. Вот что значит хорошие люди.

Закрыв за парой входную дверь, вернулся в гостиную и устало сел на диван. Вскоре с кухни пришли родители.

- Держите, - я протянул маме 600 долларов, - начало положено неплохое.

- Это твои деньги, Лёша, мы то какое к ним отношение имеем? - недоуменно сказала мама и посмотрела на отца. Он утвердительно кивнул.

- Хорошо, пусть пока у тебя, мама, полежат, потом разберемся. - я положил доллары на столик перед ней и она, немного промедлив, их всё-таки взяла.

- Пошли уже ужинать, экстрасенс ты доморощенный! - отец ухмыльнулся и первый направился на кухню.

На следующий день позвонили ещё три человека и вечером все трое получили препарат, а я заработал еще 900 долларов.

Всю следующую неделю я дорабатывал на овощебазе, предупредив Михалыча, что начинается учеба и я не смогу больше работать по такому графику. Выслушав от Михалыча пожелание обращаться в любое время, я опять дал ему денег для проставы работягам.

Бизнес экстрасенса набирал обороты - сказывались рекомендации Александра Юрьевича. За неделю ко мне приехали ещё четыре пациента. Если пойдет такими темпами, скоро закончится препарат. Переговорив с мамой, дал ей список лекарств и договорился с ней, что она их будет по не многу закупать. Кроме того, созвонился с Ольгой Петровной и узнал на счёт возможности использования лаборатории через недельку-другую. Получив положительный ответ, решил заняться текущими делами.

Прежде всего, позвонил Лене и договорился вечером с ней встретится. Начало осени 94-го на Урале было настоящим "бабьим летом". Погоды стояли теплые, солнечные, без дождей, и очень хотелось захватить кусочек лета в конце сентября. Лена пришла в легком сарафане, при её приближении я невольно сглотнул, так она была мила и очаровательна. Поцеловав девушку, по традиции предложил ей попить пивка. Предложение было встречено весьма благосклонно. Закупившись в ларьке, мы направились в детский садик, недалеко от моего дома, где и расположились на одной из веранд. Выпивая пиво, выслушал последние девчачьи новости, общими словами рассказал свои. Взяв Ленину руку, положил её себе между ног.

- Ой, молодой человек, а что это там такое топорщится? - спросила девушка и провела кончиком языка по губам.

- Не понимаю, о чём это вы... - ханжеским тоном ответил я.

Лена пододвинулась ко мне поближе, расстегнула ширинку штанов, и аккуратно достала мой член. Обхватив его своей ладошкой, не отрывая от него взгляда, произнесла:

- Да мы, как я посмотрю, в полной боевой готовности?..

И взяла его в рот. Её волосы волной упали на мои колени, правой рукой я задрал Ленин сарафан и начал гладить обтянутую трусиками тугую попку девушки. Через несколько минут я кончил и безвольно откинулся на спинку скамейки. Лена встала, огладила сарафан и присела рядом с прямой спиной, демонстративно изображая полную невинность.

- Сейчас, милая, я немного отдохну, и мы продолжим! - заверил я её, на что девушка только хмыкнула.

Выпили ещё по бутылке, после чего я скомандовал:

- Снимай трусишки!

Лена встала, повернулась вокруг своей оси так, что подол её сарафана поднялся высоко вверх, обнажив стройные ноги. После чего, она медленно начала снимать трусики, не отрывая от меня взгляда. Я же в этот момент судорожными движениями натягивал презерватив. Лена медленно подошла ко мне, повернулась спиной, взяла в руку мой член и, со стоном, уселась на него.

Кончили мы одновременно. Лена откинулась на меня и прошептала:

- Спасибо!

Когда мы решили собираться домой, девушка попросила оценить её внешний вид.

- Ты великолепна! - улыбнулся я.

- Да нет, - топнула она ножкой, - не видно следов... - она замешкалась, - разврата, вот!

- Да вроде все нормально, - я демонстративно оглядел её со всех сторон, и добавил серьёзным тоном, - Главное, чтобы ты домой в трусах пришла!

Лена засмеялась, а потом ударила меня в грудь кулачком.

- Дурак!

Собрав пустые пивные бутылки в пакет, я отравился провожать Лену до дома. Уже прощаясь, пообещал ей в скором времени решить вопрос с местом свиданий.


***


Выходные решил использовать для обновления своего и родительского гардероба. Лучшее место для этого в 94-м это вещевой рынок "Таганский ряд", расположенный рядом с улицей Бебеля, куда мы и направились в субботу вместе с родителями на машине, заблаговременно поменяв почти все доллары на рубли. Ехать туда одному был не вариант, помня реалии 90-х. Я рисковал вернуться оттуда и без вещей, и без денег. Молодое шакальё, сбившись в маленькие и не очень банды, рыскало по всему городу. Особенно любили они различные рынки и общественный транспорт, где резали сумки. Практически не скрываясь, занимались мелким грабежом. К нам с родителями подходить точно не будут, по крайней мере днем.

Рынок встретил нас суетой, грязью и непередаваемым запахом готовящегося шашлыка. Из динамиков невнятно лилась отечественная попса. Пройдясь по торговым рядам и приценившись, начали делать покупки. Моё послезнание, торговые центры и сервис будущего вступили в конфликт с суровым настоящим торговли 90-х годов. Романтика! Одежду и обувь я брал из расчета будущих трендов. Обувь мерили на картонке, джинсы, рубашки, футболки за занавесками внутри контейнеров. А непередаваемый запах кожаных турецких курток, который, по уверениям продавцов, должен исчезнуть через два дня, но оставался с вами на всё время жизни куртки?

После трех часов шатания по рынку часть покупок была сделана и упакована в две большие сумки, купленные здесь же. Одежду и обувь мы покупали с прицелом на позднюю осень и зиму. Мама с отцам периодически пытались отговорить от покупки той или иной вещи, мотивируя это дороговизной, но я мягко настаивал на своём и им, особенно маме, приходилось только грустно вздыхать, глядя на совершенно, по их мнению, бездумную трату денег. Родителей пришлось буквально заставлять купить себе хоть что-то, но мои заверения в том, что денег скоро будет ещё больше сломил их сопротивление. Отцу купили пару брюк и несколько рубашек, кроме того, кожаную куртку и зимние сапоги. Маме пару кофт, дубленку и под неё сапоги. После этого пошли к машине, выгрузились и оставили отца в машине сторожить обновки, уверенности в том, что машину с вещами не вскроют, у меня не было.

Вернувшись на рынок вдвоём с мамой, направились к тому контейнеру, где покупали дубленку матери и куртку отцу. Там мне понравилась кожаная сумка, которую удалось достаточно дешево сторговать вместе с кожаной же курткой. В своей будущей жизни я привык везде ходить с сумкой, складывать в неё документы, ключи, кошелёк и разные другие мелочи, оставляя карманы на одежде свободными. Предложенные мне на выбор барсетки отверг сразу, помня, как я с ними намучился в своё время, пытаясь засунуть в них конспекты! Сумка же устроила меня по всем параметрам - и для учёбы, и для повседневной носки.

- Совсем ты у меня большой стал! - грустно сказала мама, когда мы загружали покупки в машину, - Скоро небось и невесту в дом приведешь...

Сразу вспомнилась Лена, про которую я, с приездом мамы с дачи и начала "экстрасенсорной" деятельности, немного позабыл.

- Какая невеста, мам, мне учиться и учиться ещё, как завещал великий Ленин! - со смехом ответил я. Отец только ухмыльнулся.

В целом я остался доволен поездкой, учитывая мою нелюбовь к шопингу вообще.

А дома же этим вечером состоялся показ мод из 90-х. На мой взгляд, приоделся я нормально и чувствовать себя в этой одежде стал как-то увереннее что ли... Отец даже с некоторой гордостью отметил:

- Ну что, сынок, сам заработал - сам потратил! Растёшь! - и похлопал меня по плечу.

Слышать такое от моего отца, скупого на похвалу, даже мне из 2018-го было приятно. Да и родители в обновках выглядели хорошо и были явно довольны.



Глава 3 | Во все тяжкие | Глава 5