home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 3

Южный порт, соленый туман…

Большой город встретил почтовый дилижанс гудками пароходов и угольной гарью. Воздух был пропитан влагой, висевшей туманной взвесью и оседающей на всем вокруг мельчайшими капельками, дымом печей, вонью канализационных отходов, растекающихся из забитых люков. Мак и даже Ада поморщились от неприятного, липнущего к коже и одежде туманного смога, заполняющего улицы. Пародилижанс добрался по забитым улицам к станции на вокзальной площади и остановился под разгрузку на конечной остановке. Водитель Гарри помог пассажирам выйти и получить багаж, помахал на прощанье Маку. Привычная к городской обстановке Эри вышла на площадь и поймала таксикеб. Водитель таксомотора сидел впереди на открытом сиденье и по причине непогоды был одет в кожаную куртку, шляпу с большими полями, на нижнюю часть лица был намотан плотный шарф, а глаза скрывались за огромными шоферскими очками, хорошо защищавшими от ветра. Мак насторожился, заметив столь бандитский на его взгляд облик, но рядом по дороге проехало еще несколько машин, водители которых были одеты точно так же, и это успокоило подростка. За спиной у водителя находилась предназначенная для пассажиров закрытая кабина, куда они все дружно и уселись. В ней было и тише, и спокойнее. От расположенного рядом с почтовой станцией вокзала раздался свист прибывающего поезда. Жизнь в городе кипела, несмотря на начавшийся вечер.

– Куда же они все так бегут… – с грустью произнес Мак, глядя в окно.

– У всех какие-то свои дела, – мягко улыбнулась Эри. – Кто-то торопится с работы домой, кто-то собирается посетить кафе или театр. Вы привыкнете.

– Театр! Я всю жизнь мечтала сходить в театр! – захлопала в ладоши Ада.

Таксикеб тронулся с места и достаточно плавно, размеренно поехал вдоль улицы. Разгоняться ему было негде, дорога в обе полосы была забита паромобилями, конными повозками, перебегающими улицу здесь и там пешеходами. По огораживающему дорожную часть тротуару прокатились на паровых самокатах несколько молодых людей.

– У нас в городе нет бордюров вдоль улиц, – заметила Ада.

– Это необходимо, чтобы грязь с мостовой не попадала людям под ноги, – пояснила Эри. – Обычно у нас в Бухте Радости гораздо веселее, когда светит солнце и отлив. Сейчас ветер нагнал воду в залив, сточные воды не могут уйти в море. Да еще погода испортилась, с прибрежных холмов спускаются низкие дождевые тучи, смешиваются с дымом, получается этот неприятный смог, висящий повсюду. Если ветер поменяется, это все сдует в море, тогда вы увидите, как красив наш город.

– А куда мы едем? – повернулся к Эррее Мак, которому надоело смотреть на тусклую мглу за окном.

– Господа архитекторы разрешили вам пожить в их квартирах до их возвращения. Мы едем в их бюро. Там вы переночуете, а завтра утром я покажу вам город, и мы с вами походим по магазинам. Вас надо переодеть.

– У меня не так много денег, – предупредил Мак.

– О, не волнуйся, – вновь улыбнулась Эри. – Думаю, этот вопрос мы решим.

Работа в архитектурном бюро уже закончилась, сотрудники или сидели в своем кафе, или ушли по делам в город. Эри отпустила такси и постучала в дверь. Им открыл секретарь Тодора, который еще утром был оповещен телеграммой о возвращении Эрреи. Про детей он ничего не знал, пока Эри не передала ему письмо от Тодора и ключи от квартир. Мака отвели в квартиру Себастьяна, а Аду к Тодору. Пока девочка устраивалась, Эри с легким любопытством обошла скромное жилище инженера. Спальня с обычной кроватью, креслом, шкафом для одежды и парой книжных полок, небольшая гостиная со столом посредине, заваленным чертежами, несколько деревянных стульев, комод-секретер с выдвижной полкой, книжные шкафы. Ванная комната.

– А где господин инженер обедает? – спросила Эри.

– Обычно спускается в кафе, – сообщил секретарь. – Я бы отвел детей туда, но вечером там слишком много народу. Вы не будете возражать, если я принесу ужин в квартиру? Только не к боссу, а к Себастьяну. У шефа, как всегда, такой деловой беспорядок…

– Спасибо. Я сейчас уеду, на меня не рассчитывайте, а дети с радостью поедят, они целый день в дороге, устали и проголодались. Ада, ты не против поужинать с Маком?

– Нет, конечно, – тут же согласилась девочка. – Мы же с ним друзья. А потом я вернусь сюда и буду спа-ать! До самого утра!

Эри и секретарь улыбнулись.

– Подождите меня, юная сеньорита, – сказал мужчина. – Я принесу ваш ужин, и мы пойдем к вашему другу.

Он проводил Эри на улицу.

– Вы не беспокойтесь, у нас хорошая охрана. С детьми все будет хорошо.

– Спасибо, вы очень любезны, – улыбнулась ему на прощанье Эри и пошла искать такси.

А Мак и Ада в это время сидели в небольшой квартирке Себастьяна. Здесь было уютно, небольшая комната не была загромождена мебелью, но и не выглядела пустой или необжитой. На комоде и полках стояли и лежали разные мелкие безделушки, оживляющие интерьер, зачитанные книги, стаканы со старыми карандашами, письменный набор на столе в виде паровоза. У стены тикали замечательные напольные часы, внутри длинного короба за стеклянной дверцей качался маятник. На спинке стула около стола висела забытая рубашка.

– Красиво здесь, – оценил Мак.

– Для одного человека, может, и достаточно, – произнесла Ада, – но с женой им тут будет тесно.

– Себастьян пока не женат… – сказал входящий в комнату секретарь, услышавший последнюю фразу.

Он принес столовую посуду, нарезанный хлеб и стойку из двух цилиндрических термосов и плотно закрытого чайника сверху. Накрыл на стол, открыл термосы.

– Здесь мясной суп, – указал секретарь, – во втором термосе каша, в чайнике кофечай. Вам налить?

– Мы сами, – сказал Мак.

– Спасибо. Мы справимся, – поблагодарила Ада.

– Квартира сеньора Тодора рядом, – напомнил секретарь. – Вас проводить после ужина?

– Я думаю, дойду сама, – ответила Ада. – Мы еще побеседуем, нам надо решить, чем заняться завтра.

– В таком случае не буду навязываться, – кивнул секретарь. – Термосы и посуду я заберу утром. Двери закрываются изнутри, так что на ночь можете запереться…

– Простите, я хотел бы написать письмо домой. – Мак вопросительно посмотрел на мужчину.

– Чернила, ручки и чистая бумага есть на комоде, – указал секретарь. – Утром подойдете, я дам вам конверт – и курьером отправим на почтовую станцию. Если это все, то желаю приятного аппетита и спокойной ночи!

Он ушел. Подростки сели к столу. Суп был не слишком горячим и вкусным. Каша ароматной, кофечай сладким.

«Вы ничего не забыли?» – напомнил о себе шар.

– А ты почему весь день молчал? – спросила его Ада.

«О чем говорить? Рядом была эта Эррея. Вряд ли она меня услышала бы, но могла бы что-то заподозрить. И так весь день ехали в дилижансе, воздух становился все грязнее, поля за окнами, чем ближе к городу, тем больше изуродованы кислотными дождями…»

– Откуда здесь такие дожди? – спросил Мак, облизывая ложку.

«Угольный дым. В нем полно серы, тяжелых металлов. Все это поднимается в небо, смешивается с облаками и выпадает дождями на поля. И чем больше дыма, тем больше дождей. Частицы сажи обволакивает водой, и они падают вниз… Вы не ответили, вы ничего не забыли?»

– А что мы забыли? – спросила Ада.

«Покормить своего октоподида, он скоро до меня доберется».

– Ой, и правда, мы совсем про Синьку забыли! Мак, достань его из мешка.

– Он кашу будет? – спросил Мак, открывая рюкзак. – И его надо посадить куда-то…

– Синька? Он даже опилки будет, он всеядный. Около шкафа какая-то пустая коробка, положи его пока туда…

Мак переложил сонного осьминога в коробку и навалил ему в угол каши.

«Интересное место… – произнес шар. – И люди необычные. Эта дама, которая вас сопровождала, настоящий представитель Первых поколений».

– В чем их особенность? – спросил Мак.

«Чистота крови. То есть это им так кажется… Небольшая группа не может не выродиться, если не будет смешиваться с другими людьми. Но у Первых поколений получается добавлять свежую кровь и в то же время не терять своего положения в обществе».

– Они же элитарии! – воскликнула Ада. – У них традиции, достоинство, состояние, связи. Все мечтают породниться с элитариями!

«Все так, но выбравший супруга или супругу на стороне уходит из семейства. Теряет все, начинает с чистого листа. Конечно, не без штанов, бывшая семья все же помогает своим. Но называться элитарием уже не может».

– Не понимаю, – признался Мак. – В чем разница?

– Они же Первые поколения! – Ада подбирала слова, чтобы объяснить то, что, казалось, знала с детства, то, что было вложено воспитанием и образованием. – Они прародители человечества! И за это у них и почести, и положение. Остальные могут быть богаты, вхожи в высший свет, но у них нет прав называться элитариями.

«Не совсем точно, но вполне сойдет для объяснения, – подтвердил шар. – Элитарии всячески поддерживают свое положение, но при этом стараются не влезать в политику, держась нейтралитета. И эта их роль в обществе оказалась весьма полезна. К ним часто обращаются как к посредникам для решения всяких конфликтов. Хотя внутривидовой борьбы никто не отменял, и их понемногу становится все меньше».

– Значит, у Эрреи и инженера Тодора ничего не получится? – спросил Мак.

– Ты тоже заметил? – Ада повернулась к парню. – Ей придется уйти из семьи. Но согласится ли она поменять свое положение на это…

Ада посмотрела на стены квартиры. Чистая, приличная, но небогатая обстановка. В комнатах Тодора было почти так же.

– Они инженеры, архитекторы, у них свое дело, они строят, – убежденно произнес Мак. – А ваши элитарии только сидят на своих сундуках с золотом.

– Они хранят традиции и память, – возразила Ада. – Разве этого недостаточно?

«А Мак в чем-то прав, – поддержал парня шар. – Хватило бы и обычных библиотек, было бы дешевле и доступнее. Только вот библиотеки во время войн сжигают в первую очередь, а напасть и разрушить дом элитария мало кто решится. Но и такое случалось…»

– Да ну вас, – обиделась Ада. – Сговорились оба против несчастной девушки. Вот и разговаривайте сами с собой, а я спать пойду!

И Ада вышла, хлопнув дверью. То есть она хотела хлопнуть, но только шлепнула себя дверью пониже спины и раздосадованная ушла отдыхать.

– Она чего, обиделась? – с недоумением спросил Мак, собирая грязную посуду.

«С девочками такое бывает», – пояснил ему шар.

– Ладно… я тоже устал и спать хочу, лягу, пожалуй.

«Письмо-то напиши, вдруг завтра с утра некогда будет…»

«Дорогая мамочка.

Не обижайся на меня за то, что я без спроса ушел из дома. Я вдруг понял, что не хочу всю жизнь провести в деревне, а в городах нужны обученные люди. Я отправился в Столицу, собираясь выучиться на техномага. Но по дороге встретил инженеров-архитекторов, которые мне помогли. Сейчас я в Бухте Радости, живу в их архитектурном бюро. Они замечательные люди, строят дома, сейчас они уехали в Старый Углеград, по работе. Я подумал, что не обязательно учиться именно на техномага. Профессия инженера тоже весьма почетна и полезна. Инженер Тодор Арисменди пообещал, когда вернется, отправиться вместе со мной в Столицу. Я надеюсь с его помощью устроиться в какое-нибудь техническое училище. Если не получится, то скоро вернусь обратно.

Любящий тебя сын Мак.

Передавай привет дедушке. Если вам будут про меня рассказывать что-то плохое, это все неправда…»

В доме де Валуа было тихо. В парке гасили фонари, приходящая прислуга уже разошлась. Таксомобиль высадил Эри около ворот. Привратник распахнул боковую калитку, приветствуя и пропуская девушку. Пока Эри шла через парк к дому, он успел позвонить и предупредить о ее прибытии. Дворецкий встретил девушку на ступенях парадного входа, взял ее вещи и проводил до дверей.

– Ваш отец ждет вас в кабинете, – предупредил он, пропуская Эри в дом.

Кивнув дворецкому, уставшая с дороги девушка все же поднялась к главе семейства. Де Валуа сидел за своим столом, но, когда Эри вошла, выскочил из-за него словно мячик и, подбежав к девушке, схватил ее за руки.

– Отец, не так уж и долго меня не было, – смутилась Эри.

– Ты не понимаешь! – Де Валуа продолжал держать руки девушки в своих. – То, что ты сообщила, поразительно! Хорошо, присядь!

Де Валуа усадил дочь к небольшому гостевому столику, нажал на кнопку на своем столе и уселся напротив Эри. В дверь вошел старший лакей и повернулся к хозяину с немым вопросом в глазах.

– Вели подать нам белого шоколада и какой-нибудь полусладкий мускат, – распорядился де Валуа.

Лакей вышел так же безмолвно, как и появился.

– Итак! Ты уверена, что это она?

– Вне всякого сомнения! – подтвердила Эри. – Одинокая девочка живет в заточении с дальним родственником, не имея возможности покинуть небольшой городок, при этом получает хорошее воспитание и образование, знает о своем гербе, не скрывает собственного имени. Это она.

– Аделаида Луиза-Мария де Гарсия Бургундия Санчес и Лабрадор, – задумался де Валуа. – И по возрасту подходит…

В кабинет вошел слуга, расставил на столике десерт, налил в бокалы вино и, оставив на столе открытую бутылку, вышел.

– Я ее хорошо понимаю: провести всю жизнь в провинции… – произнесла Эри. – Она тут же сбежала, при первой же возможности. В той неразберихе, что творилась в Старом Углеграде, про нее просто все забыли.

– Если только это не подмена. – Де Валуа встал с места, подошел к шкафу и вытащил из него большой фолиант в кожаном переплете, открыл на заложенной странице. – Ее родители. Находились в Столице, жили в дипломатическом квартале, сама понимаешь, под неусыпным присмотром. Арестованы и пропали десять лет назад. У них была дочь, ей тогда было два года. Ты, может, и не помнишь, тогда как раз были волнения в провинциях…

– Я помню, почему же… – Эри посмотрела на портреты. – С матерью – одно лицо. В два года так подменить девочку не смогли бы.

– Что ж, значит, она – настоящая Лабрадор. – Де Валуа убрал книгу. – Это сразу вызывает огромное количество вопросов.

– Будут ли ее искать? – сразу спросила Эри.

– Это даже не вопрос, это утверждение! – Де Валуа сел за стол и сделал глоток из бокала. – Вопрос не «будут», а «кто»! Кто будет ее искать? Зачем ее там держали? С кем она там жила, в этом пограничном городке? И почему именно там?

– Жила она со своим дядей, по ее словам, техномаг-химик.

– Химик из Старого Углеграда? Тот самый, который изобрел динамит? – Де Валуа выглядел удивленным.

– Динамит – какой-то механизм? – спросила Эри, откусывая кусочек шоколада.

– Нет, это новая взрывчатка на основе нитроглицерина, но более безопасная при транспортировке… Сама понимаешь, все новое – это хорошо забытое старое, но в данном случае этот техномаг не раскопал старую технологию, а действительно создал свою, сам. Нам даже не пришлось никого подталкивать…

– Может, сообщить Тодору, чтобы он пообщался с этим… дядей, рассказал родственнику о судьбе племянницы.

– Тодор? – Де Валуа хитро взглянул на дочь.

– Инженер Арисменди, – поправилась Эри.

– Ага, ага… Тодор, хм… – Де Валуа спрятал ухмылку, – Да, им стоит пообщаться. Только как? Если контрразведку подняли на уши, всю переписку будут читать.

– Отправлю телеграмму «успокой дядю Ады», он поймет, о ком речь. Химик сейчас под домашним арестом, в газете об этом писали.

– В какой газете? – заинтересовался де Валуа.

Эри выложила на стол газетный листок с портретом Мака. Отец углубился в чтение, нацепив большие круглые очки.

– Очень интересно… Местный техномаг… в результате несчастного случая… множество пожаров… А это что за подросток с пластырем?

– Это спутник Ады, герой и легенда Старого Углеграда, – улыбнулась Эри. – Он был причиной этого самого «несчастного случая». Вывел девочку из пылающего города, потом в лесу они спасли пропавших детей, захватив двух бандитов. Он провел Аду через Дремучие леса, познакомил с драконом, получил в подарок живую чешую. Я ее видела, похожа на небольшой щит.

– Надо же! Маленький герой. А откуда он взялся?

– Его зовут Мак. Он из Старой Заставы, собирался в Столицу, хочет выучиться на техномага или на инженера.

– Старая Застава, что-то знакомое… – Де Валуа опять вскочил, направился к комоду с картотекой, порылся в каталогах. – Точно, вот оно.

Он достал одну из карточек.

– Тогда же, десять лет назад один из академиков, обвиненный в соучастии, отправился в добровольную ссылку, как раз в эту глухомань, на северную границу. С ним уехала и его дочь, подававшая большие надежды… сложила полномочия, отказалась от… Но про ее сына тут ничего нет. Не сочли важным, или он не их сын.

– Он что-то говорил про маму и дедушку. Они из Первых поколений? – спросила Эри.

– Нет, они нет… Какие все-таки любопытные совпадения. Тут есть о чем поразмышлять… – Де Валуа вновь сел и сделал еще глоток.

– Отец, ты говорил про контрразведку. Они попытаются вернуть Аду обратно?

– Если бы это потребовалось, она уже ехала бы на север в опломбированном дилижансе под надежной охраной, – махнул рукой де Валуа. – Они будут наблюдать. Понять бы их игру.

– Но она и у себя в городе особо не скрывалась…

– Возможно, ее используют как приманку для отлова желающих с девочкой пообщаться поближе.

– Кому может быть нужна маленькая девочка? – удивленно подняла брови Эррея.

– Неправильный вопрос! Кому нужна наследница королевства Лабрадор? – Де Валуа посмотрел на дочь горделивым, наполненным чувством превосходства взглядом.

– И? Раскроешь тайну? – улыбнулась Эри, давно привыкшая к такому поведению отца.

– Да кому угодно! – посерьезнел де Валуа. – Контрразведке – чтобы отлавливать возможных похитителей. Повстанцам – чтобы снова поднять флаг борьбы за независимость. Правительству – чтобы отправить обратно. Империи – чтобы создать банановую республику под своим покровительством. Мафии…

– А мафии-то зачем?

– Чтобы получить выкуп от того, кто больше заплатит! Пожалуй, стоит усилить охрану в бюро этого… Тодора! – Де Валуа усилил голос, произнося имя инженера.

– Папа! Он всего лишь наш компаньон! – опять смутилась Эри.

– Да, да! Я же ничего и не говорю…

– У них хорошая охрана, они же берегут свою технологию.

– Тогда я поставлю внешнее наблюдение, – решил де Валуа. – Заодно узнаем, кто там еще вокруг вертится.

– А Империя… Зачем им банановая республика?

– Как обычно, продавать бусы, покупать бананы, делать из них банановый ликер и продавать его обратно, забирая бусы…

– Там же не растут бананы, – напомнила Эри.

– Ну, это же я образно… – Де Валуа открыл какой-то справочник. – У них там и нет ничего, кроме леса… хм… и нефти… Пожалуй, стоит отправить твоего брата в Столицу.

– В Совет Первых? – уточнила Эри.

– Точно. Навести справки. Все большие войны были войнами за ресурсы… – Де Валуа встряхнулся, отбрасывая какую-то несвоевременную мысль. – У тебя какие планы на завтра?

– Я хотела поводить детей по магазинам. Аду надо переодеть, да и Маку купить что-то городское.

– Мой тебе совет: положи в сумочку что-нибудь маленькое, но смертоносное. Желательно девятизарядное, есть такие женские модели, возьмешь в оружейной. И позови с собой Су, он хороший стрелок и с мальчиком поможет. Ему и самому будет полезно поучаствовать.

– А ты не преувеличиваешь опасность?

– Дочь, поверь мне, я ее преуменьшаю. Если бы я хорошенько задумался, то посадил бы и тебя, и детей под замок. Но сегодня мы пили такой замечательный мускат, что мне совсем не хочется думать о плохом. И внешняя охрана вас будет прикрывать. Так что не думай ни о чем, гуляйте, покупайте что понравится. Мы ввязываемся в интересную игру, но доверься отцу, все будет хорошо.

– Я в этом не сомневаюсь, – заверила Эри. – Уже поздно, я пойду к себе. Спокойной ночи!

– Буэнос ночес, золото мое…

Утром взошло солнце. То есть это не было чем-то неожиданным или уникальным, просто ночью сменился ветер, сдувший с холмов уже надоевшие и нависшие над городом тучи, вода в заливе ушла, воздух посвежел, и даже угольный дым не приникал к земле, а уносился вдаль поверху, подгоняемый потоками воздуха, пролетающего между трубами. От вчерашнего удушливого смога остались только черная сажа и потеки от высохших капель на стеклах окон и стенах да кое-где на металлических частях фонарных столбов, бронзовых ручках на дверях и железной черепице тонкий, почти незаметный слой белой соли. Чистильщики обуви, сапожники, кожевенники и производители кожаных перчаток процветали. Соль, попадая на одежду и обувь, разъедала их и безнадежно портила. С самого утра дворники не только подметали улицы, но и протирали ветошью перила и ограды, дверные ручки и столбы. Жизнь вновь закипела, город, как большой трудолюбивый муравейник, просыпался и заполнялся опять спешащими кто куда людьми и экипажами.

Эри успела позавтракать и одеться, когда ей доложили, что прибыл ее жених и ожидает внизу в машине. Она спустилась и вышла на ступени парадного входа. Пассажирский городской паромобиль Су был необычен. Водитель, он же кочегар, располагался на высоком сиденье сзади, рядом с котлом и топкой, а закрытый салон напоминал карету с одной дверью на каждом боку, пассажиры должны были сидеть в нем лицом друг к другу. Спереди, скрытый за деревянной решеткой, стоял большой радиатор для охлаждения и конденсации воды из пара, с двумя вентиляторами принудительного обдува, соединенными ремнями с передней осью и вращавшимися при движении. На первый взгляд, паромобиль напоминал переделанный кеб, и только опытный техник смог бы с ходу разобрать, что машина сделана на заказ и стоит немалых денег. Покрытые черным лаком поверхности, начищенные до блеска бронзовые детали и необычные темные стекла, скрывающие внутренности салона, – все это издалека создавало простой обыденный вид. Но стоило подойти поближе – и качество отделки начинало бить в глаза. Если обычный рабочий локомобиль был весь шершавым, с торчащими заклепками, то машина Су была отполирована и гладка как стекла в окнах. «Шик, блеск, красота!» – подумала Эри и улыбнулась стоявшему рядом с паромобилем жениху.

Су был одет по последней паромобильной моде: короткая «дорожная» куртка из дорогой кожи, узкие брюки и ультрамодные двухцветные туфли-штиблеты. Голову его украшал котелок-боулер, еще одно достижение технического века. Су приподнял котелок двумя пальцами, приветствуя девушку.

– Раньше ты носил цилиндр, – заметила она.

– Котелок удобнее, – заметил мужчина. – И в машине его снимать не надо. Куда поедем?

– Сначала в архитектурное бюро…

Су поморщился, но открыл дверь, пропуская девушку в салон. Отдал распоряжения водителю и сел сам. Шофер подбросил в топку пару совков угля, проверил уровень воды и давление, отпустил тормоз, и машина тронулась с места.

– Как прошла ваша загородная поездка? – скорее из вежливости поинтересовался Су.

– Инженеры уехали дальше, а мне пришлось вернуться, – сообщила Эри.

– Не понравилось в деревне? – попробовал пошутить мужчина.

– Нет, почему же, понравилось. – Эри как раз была серьезна. – Там такие леса, чистейший воздух. Если бы не бандиты, я бы и дальше поехала, до самого Старого Углеграда.

– Просто удивительно, что твой архитектор не потащил тебя дальше, под пулями, на пожарище в далеком провинциальном городке.

– Не ерничай, тебе это не идет, – посоветовала Эри. – Ты сам знаешь, это всего лишь деловое сотрудничество.

– Взаимовыгодное сотрудничество, – напомнил Су.

– Точно так же, как и наш с тобой будущий брак, – отбрила Эри.

– В браке меня ожидает как минимум один прелестный приз! – улыбнулся Су.

– Не начинай, прошу. Мы с тобой дружим с детства, но оба знаем, что не любим друг друга, – вздохнула Эри.

– Стерпится – слюбится! – засмеялся Су.

– Я бы не была так уверена, – покачала головой Эри. – Я видела, к чему такое приводит. Муж бегает за каждой юбкой, жена заводит любовников, все это знают, но делают вид, что так и должно быть.

– Наши семьи уже обо всем договорились, – произнес мужчина. – У нас просто нет выбора.

– Это все наши традиции, будь они неладны, – разозлилась Эри.

Так, по-дружески переругиваясь и подшучивая друг над другом, они не заметили, что доехали до бюро.

– Ты же не был здесь раньше? – уточнила Эри. – Пойдем, я тебя проведу, я тут теперь все знаю…

Внизу их встретил секретарь.

– Дети наверху в оранжерее, – сообщил он. – Попросили разрешения выпустить туда свое домашнее животное.

– Да? У них с собой был какой-то питомец? – удивилась Эри. – Я не знала, что у Ады есть животное.

– Я сам был удивлен безмерно, – поделился секретарь. – Особенно когда увидел это… Это… нечто необычное…

Он довел гостей до третьего этажа, до дверей в зимний сад.

– Синька! Перестань плеваться и лезь уже в бассейн! – раздался изнутри раздраженный голос Ады.

– Они пытаются кого-то помыть? – спросил Су.

– Думаю, вам надо увидеть это самим. – Секретарь открыл дверь, пропуская Эри и Су вперед.

Ада стояла около фонтанчика, уперев руки в бока. Мак в мокрой рубахе пытался спихнуть в бассейн синего осьминога, который цеплялся щупальцами за края, таращил большие глаза и одной конечностью осторожно трогал воду. Заметив входивших людей, осьминог не выдержал и соскользнул в фонтан.

– Наконец-то! Сиди там, не вылезай, мы вечером зайдем, покормим тебя, – произнесла Ада, не замечая взрослых, так как стояла к ним спиной.

– А мальчик выглядит… – вполголоса произнес Су.

– Деревенщиной? – договорила за него Эри.

– …не по-городскому, – закончил мужчина. – Хотя, если его приодеть, подстричь…

Эри хмыкнула, но не стала уточнять и пошла к бассейну. Су невозмутимо направился следом.

– Мак, Ада, что тут у вас происходит?

– Доброе утро, Эри. Это наш… – сказала Ада, заметив взрослых.

– …синий осьминог, – закончил за нее Су, стоя у невысокого ограждения фонтанчика и разглядывая нарезающее в воде круги животное.

– Да, это Синька, нам пришлось забрать его из Старого Углеграда, – пояснила Ада. – Хотели выпустить по дороге, но он боится оставаться один в лесу или в реке.

– Кажется, здесь ему достаточно уютно, – предположил Су.

– Ада, Мак, познакомьтесь, это Су, мой…

– …друг детства, – поспешил вставить Су.

Эри посмотрела на Су, подняв одну бровь, пораженная такой скромностью.

– …Друг детства, – все-таки закончила она свою фразу. – Он любезно согласился сопровождать нас в сегодняшнем походе по магазинам. Если вы готовы…

– Магазины! Хочу, хочу! – запрыгала на месте и захлопала в ладоши Ада, сразу напомнив Эри ее младшую сестру.

Но Мак только насупился, хмуро разглядывая свои ботинки.

– Мак! Что-то не так? – спросила его Эри.

– У меня не так много денег, чтобы гулять по магазинам… – сообщил подросток.

– О, если дело только в этом, то не волнуйся, мой отец считает, что, отправляясь в Столицу, вы должны и выглядеть столь же подобающе. Он готов оплатить все покупки. Помочь двум детям не составит ему ни малейшего труда, на хорошее дело денег не жалко.

– Я потом все верну, когда заработаю, – уверил Мак.

– Я нисколько в этом не сомневаюсь, – улыбнулась Эри. – Паромобиль ждет внизу.

Су, до того момента молча наблюдавший за диалогом, показал рукой на дверь, пропуская дам вперед. На улице Су лично открыл дверь и помог девушкам сесть, потом вопросительно посмотрел на стоявшего рядом Мака.

– Прошу в салон, молодой сеньор!

– Разве я не должен как младший по возрасту пропустить вас вперед? – уточнил Мак.

– Не в этом случае, – улыбнулся Су, – я, как хозяин, ухаживаю за своими гостями.

– А, тогда ладно… – Мак залез в машину.

– В торговые ряды, – крикнул водителю Су и тоже забрался внутрь, закрыв за собой дверь.

Паромобиль пшикнул паром и поехал вперед, набирая скорость. Никто не заметил, как следом отправилась еще одна, стоявшая до того в отдалении машина.

– У нас прямо семейный выезд, – пошутил Су, оглядев пассажиров.

Эри фыркнула, слегка покраснев, и загрустила, понимая, что ее жених прав и лет через десять именно так они и будут выезжать со своими будущими детьми. Мак ничего не понял, Ада просто не обратила внимания, ее увлек вид за стеклами, казавшимися такими темными снаружи, но, как выяснилось, изнутри, из салона через них было все прекрасно видно.

Старые торговые ряды были несколько лет назад надстроены вторым этажом, и пространство между ними перекрыто стеклянной крышей. Образовавшийся пассаж был заполнен магазинами, лавками, кафе и закусочными, мастерскими и парикмахерскими, наверху снимали офисы оптовики, заключавшие сделки с другими городами. Кругом бурлила толпа. Здесь можно было купить все – от парохода и паровоза до гвоздя и каблука.

– Эри, ты не возражаешь, если мы сначала приоденем нашего молодого сеньора, а потом отпустим вас с сеньоритой наслаждаться покупками? – спросил Су, когда паромобиль зарулил на стоянку.

– О, мне еще отец говорил, что лучше на войну, чем ходить с женщинами по магазинам, – засмеялась Эри. – Придется вам уступить.

– А я тоже хочу посмотреть, каким станет Мак, – пискнула Ада.

– Решено. – Су показал Маку на левую от себя дверь. – Ты выходишь туда, помогаешь высадиться Аде. А я, так и быть, поухаживаю за Эри с другой стороны.

Мак вышел из машины и, придерживая дверь, подал руку вылезающей следом девочке, стараясь быть галантным и вежливым. Учиться этикету было нелегко, но он старался. Со стороны это выглядело странно: деревенский увалень в старой кепке, несуразной куртке, в широких штанах, с мешком за плечами помогает выйти из паромобиля явно небедной девушке. Хотя, может, монетку решил подзаработать, мог бы подумать случайный прохожий…

– К портному? – спросила Эри.

– Нет, думаю, будет достаточно магазина готового платья, – решил Су. – Пойдемте, тут рядом.

Когда они вчетвером завалились в дорогой и потому пустой магазин, на лице скучающего продавца явно отразилось полное недоумение, что за оборванца притащили к нему благородные господа, не украл ли чего. Впрочем, он быстро справился со своими чувствами.

– Что угодно сеньорам и сеньоритам?

– Молодому человеку нужен парадный костюм, – сообщил Су. – Что-нибудь классическое.

– Фрак, сюртук? – уточнил продавец: не его дело, хотят одеть ребенка – пусть одевают, у богатых свои причуды.

– Лучше смокинг, – выбрал Су. – Тройку, белая рубашка, галстук-бабочка, классические туфли.

– Сей момент! – Кинув оценивающий взгляд на парня, продавец метнулся в висящие вдоль стен ряды одежды. – Не мог бы юноша пройти в примерочную?

Дамы присели на небольшую скамью для посетителей, рядом на столике лежали модные журналы, которые Ада начала с интересом разглядывать. Продавец отвел парня в примерочную, но тут же выскочил обратно, зашептавшись о чем-то с Су, кося при этом глазами на девушек.

– О да, конечно, обязательно, лучше сразу несколько в запас, – закивал Су.

Продавец опять метнулся по проходу между рядами, на этот раз к витринам с нижним бельем.

– Все в порядке? – спросила Эри, наблюдая эти перемещения.

– Да, все хорошо, – успокоил ее жених.

Прошло несколько минут – и продавец вывел мальчика к ожидавшим.

– Вау! – только и смогла произнести Ада, даже Эри, казалось, была удивлена.

Классический черный смокинг с жилеткой, брюки со стрелками, лакированные туфли, белая рубашка, черная бабочка… И над всем этим торчала недовольная и взъерошенная голова Мака.

– Расческу, пожалуйста, – попросил Су. – Мак, подойди к зеркалу.

Мужчина причесал парня, приведя его голову в относительный порядок.

– Ну как тебе?

– В плечах немного жмет, – хмуро произнес Мак, пытаясь вытянуть рукава рубашки из рукавов смокинга. – В штанах… тоже. И в жилете дышать тяжело, а еще эта удавка на шее. Ботинки неудобные…

– Галстук можно и ослабить. – Су помог парню справиться с бабочкой. – А к остальному привыкнешь, тебе же в нем не по лесам бегать, а на приемы ходить. Только руками не размахивай.

– Теперь я понимаю, зачем вам этикет, – произнес Мак. – В таком и стоять-то нелегко – ни присесть, ни прилечь.

Эри хихикнула, Ада продолжала хлопать глазами.

– Лежать в нем точно не стоит, – подтвердил Су. – Но ты не переживай, пару раз наденешь – он обожмется по фигуре, будет удобно.

– Что-то еще? – спросил продавец.

– Да, молодому сеньору нужна пиджачная пара для повседневной носки, – выдал новый заказ Су. – И удобная обувь.

– Могу я узнать, молодой сеньор планирует носить свой нож постоянно? – задал следующий вопрос продавец.

– Какой нож? – изумился Су.

– Вот этот, – вынул Мак из кармана свой нож.

– Нет, ну не со смокингом же, – возразил Су. – С повседневным костюмом можно.

– Это его национальная особенность! – произнесла со своего места Ада, вспоминая где-то прочитанную фразу.

– Я ни в коей мере не хочу оскорбить представителя любой национальности, – поспешил заверить продавец. – Могу я тогда предложить длинный пиджак до середины бедра? Он будет удобен, и… национальные особенности будут не так заметны.

– Пожалуй, это будет то, что надо, – согласился Су.

– Я правильно понял, молодой человек хочет чуть больше свободы? – вновь спросил продавец. Мак молча кивнул. – Отлично, прошу пройти в примерочную.

Продавец пробежался по рядам и скрылся вслед за парнем за занавеской. Не прошло и пары минут, как он вывел Мака в зал.

– Отлично выглядишь! – восхитилась Ада, Су одобрительно кивнул.

На Маке были удобные и модные тупоносые башмаки из мягкой кожи, но на толстой подошве, брюки из дорогой, но в то же время плотной ткани, не узкие, как у благородных, но и не шары-баллоны, как у рабочего класса, а просто широкие. На новом кожаном поясе с двумя рядами дырочек висел на боку нож, который почти не был заметен под длинным мягким пиджаком, также достаточно просторным и не стесняющим движения. Под цвет костюму была подобрана и рубаха, демократично расстегнутая на верхнюю пуговицу.

Мак поглядел на себя в зеркало и на этот раз остался доволен.

– Все хорошо, но не хватает какой-то детали, – произнесла Эри и посмотрела на Су. – Котелок?

– Нет, не к этому костюму, – спохватился продавец. – Не панама, не берет… Мягкая фетровая шляпа? Кепи?

– Если можно, кепку, – попросил Мак.

– Конечно. – Продавец тут же снял со стены один из головных уборов. – Большой козырек, большая кепка, можно положить на козырек или, наоборот, сдвинуть назад, на затылке ремешок для регулировки размера.

Мак надел кепку и вновь посмотрел в зеркало. Он выглядел… по-новому. Вроде как и раньше, штаны, куртка, кепка, но и по-другому, солиднее… дороже… взрослее.

– Я думаю, в этом и пойдешь, – предложил Су и обратился к продавцу: – Старые вещи, смокинг и остальные мелочи запакуйте – и счет, пожалуйста.

Девушки встали и подошли ближе, разглядывая смущенного и обновленного парня. Продавец запаковал вещи и вынес их из-за витрины, выписал счет, который Су тут же и оплатил, добавив щедрые чаевые. Сумма была… хорошо, что Мак ее не видел. Парень набросил на плечо свой дорожный мешок…

– О, нет-нет-нет! – спохватился продавец. – Вы этим испортите весь облик.

Он отошел в сторону и принес изящный мягкий кожаный рюкзак.

– Вот, за счет заведения! Переложите свои вещи в него.

– Спасибо! – поблагодарил Мак и вывалил на столик с журналами из старого мешка какой-то мешочек с чем-то твердым внутри, флягу с гербом, водопроводный, сплющенный с одного бока барашек, патронташ и длинноствольный револьвер.

Продавец отшатнулся в сторону, а Су, не обращая внимания на револьвер, поднял со стола барашек.

– А это зачем?

– Вместо кастета, мне как раз по руке, – пояснил Мак, укладывая все в новый рюкзак.

– Оружейная лавка как раз напротив, на той стороне, – пробормотал побледневший продавец.

– Спасибо, любезный, – похлопал его по плечу Су. – У вас отличные товары, мы еще не раз к вам заглянем.

– Всегда рады, в любое время к вашим услугам, – пролепетал продавец, провожая столь необычных и столь щедрых покупателей.

«Какие все-таки удивительные у парня… национальные особенности, – подумал продавец, глядя им вслед через стеклянную дверь. – И какой необычный герб… хм, герб…»

«Портной и женское платье», – гласила вывеска следующего магазина.

– Мы сюда, – сказала Эри. – Вы с нами или погуляете?

– Она же смотрела, как меня переодевали, – ткнул пальцем в Аду Мак.

– А… Ну пойдем, хотя надолго вас не хватит, – улыбнулась Эри.

В этом магазине бродили несколько покупательниц, примеряя шляпки, но свободный продавец тут же подскочил к новым посетителям. Эри объяснила, что им нужно, служащий позвал в помощь одну из девушек-продавщиц. Аду увели в примерочную, и уже скоро она вышла оттуда, сменив свои брюки и широкую блузку на платье с открытыми плечами и пышной юбкой. Мак фыркнул от неожиданности, едва сдерживая смех.

– Чего? – испуганно произнесла Ада, глядя на него.

– Ты в этом… как кукла, – ответил Мак, давясь от вырывающегося наружу хохота.

– Дурак! – обиделась Ада.

– Гм… пожалуй, мы все же пойдем, – вмешался Су. – Видите через окно навес летнего кафе? Встретимся там, скажем, через час. Ада, а к вашим удивительным волосам отлично подойдет зеленое или оливковое платье, атлас или шелк…

– Шелк? Фу-у, гадость! – тут же отреагировал Мак.

– А теперь-то что не так? – на этот раз не выдержала Эри.

– Он пауков не любит! – сдала Мака зловредина Ада.

– При чем здесь пауки? Шелк делают из коконов шелкопряда, – сказал Су. – Ты же в своей деревне носил шерстяные свитера и носки? Это почти то же самое.

– Все, идите отсюда, вы девушку сейчас до слез доведете, – выгнала их наконец из магазина Эри.

– Так шелкопряд – это такое же животное, как овца? – решил все же утолить свое любопытство Мак, стоя на мостовой перед дверью, из которой их только что выставили.

– Поменьше, но, как и шерсть, шелк – это нить животного происхождения, – решил не вдаваться в подробности Су. – Давай все же завернем к парикмахеру, подровняем твои лохмы. А потом зайдем к оружейнику…

Горбоносый, кудрявый и совсем седой мастер, усадив Мака в кресло перед зеркалом и обмотав его белоснежной простыней, долго ходил вокруг, цокая языком.

– Вот обслуживая таких клиентов, я стал совсем седым, – пожаловался он, приступая к стрижке. – Сначала волосы вставали дыбом, потом завились. Теперь будут выпадать, и я скоро стану совсем лысым…

Продолжая свои стоны, мастер тем не менее работал быстро и уже через четверть часа привел голову Мака в порядок.

– Душиться будем? – поинтересовался он, смахивая с клиента волосы.

– Я не буду душиться, мне еще жить и жить, – испугался Мак, вскакивая с места.

– Какой шутник, – восхитился парикмахер, получая оплату из рук Су.

Ремешок на кепке пришлось подтянуть, чтобы она держалась на стриженой голове.

Оружейник читал газету. На вошедших в магазин он не смотрел. Надо будет – сами спросят, что им нужно.

– Покажи, – ткнул пальцем в рюкзак Су.

Мак достал и выложил на прилавок револьвер. Оружейник отложил газету, уставившись на ствол.

– Продаете? – поинтересовался он.

– Вот еще, – расстроил его Мак. – Мне нужны патроны и кобура… как ее, для скрытого ношения.

– И разрешение, – добавил Су.

– Великоват он… для скрытого ношения, – протянул оружейник. – Длинноствольная имперская модель. С разрешением тоже могут быть проблемы, да и патроны под него трудно найти. А купить могу!

– Нет, спасибо. – Мак убрал ствол обратно в рюкзак.

– Жаль… – Продавец вновь потянулся за газетой, потеряв к покупателям всякий интерес.

– Но парню все еще надо что-то повесить под пиджак, – напомнил о себе Су.

– Да? – К оружейнику опять вернулся интерес, он оглядел Мака. – Ну-ка, приподними левую руку! Есть у меня пара вещиц. Вам чтобы отпугнуть, подавив огнем, или уж грохнуть раз и навсегда?

– Грохнуть, – насупившись, сурово произнес Мак.

– Отличное решение, – одобрил оружейник. – А то днем они добропорядочные законопослушные рабочие, а по ночам бродят по улицам, того и гляди, по башне куском трубы вломят. Таких пугать бесполезно, надо сразу мочить! Вот, как раз подойдет… молодому сеньору.

Он выложил на стол один из пистолетов.

– Коротыш какой-то. – Маку сразу не понравилась кургузая модель с большой ручкой и почти не выступающим за барабан стволом.

– Что бы ты понимал… Это же настоящий «бульдог»! – возмутился оружейник. – От сердца отрываю, сам бы с таким ходил. Ты посмотри, как удобно перезаряжать, шомпол вынул, барабан выкинул, запасной вставил – и все. А какой калибр! Таким дракона завалить можно!

– У дракона две головы, дракона таким не завалишь, – тоном бывалого охотника пояснил Мак.

– Да? Ну, тогда слона! Слона точно завалишь, у него одна. Как дашь между ушей, хобот оторвет сразу! Пристреливать будете?

– А есть где? – спросил с улыбкой наблюдавший за происходящим Су.

– У нас свой тир в подвале, сейчас только лавку запру… – отозвался оружейник.

Они спустились в подвал по крутой, но широкой лестнице, за железной дверью открылся глухой подвал метров пятнадцать в длину, со стрелковой стойкой с одной стороны и деревянными щитами с другой.

– У нас все легально, – объяснял оружейник. – Даже жандармерия покупает стволы и тут же у нас их отстреливает.

Он зарядил револьвер, подал его Маку.

– Видишь, на щите фигура бандита нарисована? Пали!

Мак вышел на стрелковую позицию, вытянул руку с револьвером.

– Не-не-не! Двумя руками держи! У него отдача, как конь копытом ударить может.

Мак обхватил руку с пистолетом второй рукой, прицелился и выстрелил. В подвале грохнуло так, что заложило уши. От головы нарисованного бандита полетели щепки.

– Отличный выстрел! – прокричал оружейник. – Давай еще. А натренируешься – и одной рукой сможешь стрелять!

Мак выстрелил еще и еще. С каждым новым выстрелом револьвер нравился ему все больше и больше. Патроны в барабане закончились.

– Ну как, нравится?! – закричал полуоглохший оружейник.

– Да! – отозвался Мак.

– Пошли наверх!

В магазине Су похлопал себя ладонями по ушам, отходя от грохота.

– Ну, парень, ты выдал! – восхищался оружейник. – Я думал, ты после первого выстрела руки выбьешь и плюнешь на эту идею – купить новый ствол. Брать будете?

Мак вопросительно посмотрел на Су. Револьвер пришелся ему по душе, но платить-то должен был Су.

– Будем, – решил тот.

Оружейник одобрительно кивнул, достал деревянный ящичек, но сначала почистил револьвер и только после этого уложил его, туда же в специальные гнезда поместил два запасных барабана. Выложил две коробки патронов и наплечную кобуру. Потом достал бланк с подписями и печатями.

– На кого выдавать разрешение? – И, заметив недоуменный взгляд Су, разъяснил: – Говорил же, жандармерия приходит сама. Я все сведения им передаю, как положено. Имя, место жительства?

– Мак Артур Дуглас, Старая Застава, – ответил Мак.

Су с удивлением посмотрел теперь уже на парня…


ДОКЛАД НАЧАЛЬНИКА АНАЛИТИЧЕСКОГО ОТДЕЛА НАЧАЛЬНИКУ ДЕПАРТАМЕНТА КОНТРРАЗВЕДЫВАТЕЛЬНЫХ ОПЕРАЦИЙ. ЛИЧНО. СТЕНОГРАММА | Луррамаа. Просто динамит | Глава 4 Старый Углеград, новая надежда