home | login | register | DMCA | contacts | help |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

Loading...


Глава 25

Оливия проснулась в тишине. В комнате всё было так же, как и прежде чем она заснула, за исключением лёгкой дымки, которая казалась немного неуместной.

Кто-то зажег свечу или поджег что-то? Она проспала тот момент, когда пришел и ушел Ристан?

Оливия села на кровати и только спустила ноги за край, как Ристан вошел в комнату… в одном полотенце. Оно низко обхватывало его сексуальные как сам грех бедра, так что был виден его твердый пресс, и Оливия приросла взором к дорожке темных волос, которая начиналась под его пупком и исчезала под полотенцем.

Взгляд так и тянулся, к идеально проколотым соскам, сексуальным как ничто другое.

Оливия никогда не предполагала, что ей будет нравиться мужчина с проколотыми сосками, но она удивила саму себя, когда начала дразнить их языком. А то, как он стонал, когда она облизывала и тянула за них… черт.

Ристан подошел к большому комоду и открыл верхний ящик. С волос вниз по четко очерченной спине стекали капельки, образуя дорожки. Она проследила за движением одной из таких капель, до тех пор, пока та не впиталась в полотенце.

Она втянула воздух, когда капля скатилась по его заднице, представляющей идеальной образец упругости, а вот куда она скатилась, Оливия не имела понятия. Ее взгляд так и остался прикованным к его ягодицам.

— Меня не будет какое-то время, — оповестил Ристан, повернувшись, явил себя спереди, — Мне нужно сходить на вечеринку.

— Предполагается, что я буду сидеть в ожидании тебя? — спросила она язвительно, осознавая, что не в том положении, чтобы выдвигать условия, но застрять в спальне и ничего не делать звучало как-то глупо.

Ей нужно было чем-то заниматься, а последние несколько дней она то торчала в камере, то в роскошных апартаментах.

— Вообще-то у тебя нет выбора, — ответил он, скользнув в чистые темно-синие джинсы. Они низко сидели на его бедрах, и у Оливии зачесались пальцы от желания снова стянуть их с него.

Оливии удалось оторвать от него взгляд и посмотреть на стену, так словно та знала ответы на все ее вопросы. Ристан, наверное, дразнит ее, приводит в беспорядок ее мысли. Этот комод был пуст, когда она ранее осматривала его.

— Когда я смогу увидеть детей? — прошептала она, на сердце было тяжело.

— Скоро, — ответил он небрежно. — Я обещал прийти и, видимо, опоздаю.

— Рада за тебя, — выпалила она, не подумав. Он повернулся, застегивая длинную черную рубашку, которую выбрал и с улыбкой направился в сторону двери.

— Дерзкий язычок всегда был самым возбуждающим средством для меня, продолжай дерзить, и я, уверен, найду, чем занять твои миленькие губки, — сказал он с кривой ухмылкой. — А еще у меня есть для тебя сюрприз, но только если ты пообещаешь быть хорошей девочкой.

— Не обещаю, — проворчала она, осматривая его. Он, наверное, собирался встретиться с женщиной, потому что с сексом у них не получилось.

Соблазнение хромало у нее на обе ноги, и она первая кто это признавал, но запереть ее в комнате и пойти к другой женщине? К черту!

— Не обещаешь, что? — спросил Ристан с опасным мерцанием в красивых глазах.

— Я не буду хорошей, пока ты на какой-то дурацкой вечеринке! — зло выплюнула она.

— Это не совсем вечеринка, — заявил он, повернувшись, чтобы посмотреть на нее, полуоткрыв дверь.

Оливия бросилась бежать тем самым застав его врасплох элементом неожиданности. С глухим стуком он приземлился на ковер, когда она пробегала мимо него. Оливия побежала по небольшому коридору, затем вниз по лестнице.

Она не обернулась посмотреть преследуют ли ее и бежала, пока не достигла больших двойных дверей, ведущих наружу.

Она резко открыла и ахнула. Горы! Вершина горной гряды? Он это серьезно?! Она пустилась бежать к лесу, не думая о том, что на ней были только трусики, его футболка, и она была босиком.

Воздух был свежим, кусаче холодным, а земля была кое-где покрыта снегом.

Она едва ли слышала и ощущала волнение воздуха позади и развернулась полностью готовая напасть на него, но вместо этого была прижата к земле. Ристан жестко прижался телом к ней и, прежде чем она смогла крикнуть, обрушил свой рот на нее в поцелуе, от которого у Оливии поджались пальчики ног.

Она застонала ему в рот. Тело Оливии тут же откликнулось и огонь, который он распалял в ней снова вспыхнул. Заставив потерять её всякое желание ему сопротивляться.

Они лежали на земле. Ристан уже одной рукой боролся со своими джинсами, а другой срывал с нее шелковые трусики. Казалось, что футболка растворилась.

За считанные секунды Ристан уже входил в лоно Оливии. Единственный звук, что был слышен, это судорожное дыхание и стоны, слетавшие с губ Оливии, пока он трахал ее на вершине горы, не заботясь ни о чём, кроме потребности друг в друге.

Они кончили одновременно, и крик Оливии эхом раскатился над горным хребтом, напоминая насколько беспомощной она была. Он привел ее в дом, но позаботился о том, чтобы она не смогла сбежать.

Ошеломленно она раздумывала, была ли где-то в Олимпийских или же прямо в Каскадных горах. Оливия по натуре домоседка, поэтому имела только общее представление о горах, основываясь на прочитанном в журналах.

— Чертов ад, — прорычал Ристан, двинув бедрами еще несколько раз, не обращая внимания на пронизывающий ветер, который трепал желтые и оранжевые листья также как и его красивые темные волосы. — Когда я вернусь, мы продолжим, Оливия.

Она застонала и закрыла глаза, смакуя ощущение от его члена до основания погруженного в ее лоно, только лишь для того чтобы отвлечься от безысходности, которую ощущала.

— Ты когда-нибудь меня отпустишь? — спросила она, пристыженная своим собственным распутным поведением с тем, с кем должна бороться.

— Если ты и дальше будешь со мной так трахаться, скорее всего, нет, — тихо промолвил он, прочертив нежными неожиданно мягкими поцелуями дорожку по ее лицу. — Ты идеально мне подходишь, — признался Ристан, и она почувствовала, как он снова становится твердым внутри нее. Он сменил позу, осторожно приподняв ее, и улыбнулся на отразившееся удивление на лице Оливии.

Теперь Ристан был на коленях, с легкостью поддерживая ее тело. Он скользнул руками между ее бедер и широко развел ее ноги и теперь полностью контролировал ее. Он отстранился, а затем снова толкнулся в её лоно набухшим членом.

Оливия неожиданно кончила, без предупреждения и почувствовала, как Ристан начал кормиться ее оргазмом. Оливии казалось, что её кости превратились в желе, и только руки Ристана удерживали ее на месте, она повернула голову и прижалась к его плечу.

Мужчина был великолепен, лучше чем любой гребаный герой, когда-либо описанный в романах. Он продолжал кормиться, сияние его серебристого взгляда было видно через ее волосы, которые закрывали ей лицо.

— Кончи снова для меня, — прохрипел он, что прозвучало громче из-за эхо, наполнявшего пустую горную гряду.

— Не могу, — пожаловалась она, но в ответ получила только рокот мужского смеха, когда он доказал, как она не права.

Следующий оргазм начался с тупой боли, что путешествовала по всему ее телу пока она не помогла ему найти идеальное местечко, которое вызывало оргазм вместе с глухим гулом у нее в голове. Она почувствовала, как Ристан поднимается и куда-то перемещает их; Ристан отказывался отпускать ее.

С каждым шагом он все глубже и глубже в нее погружался, пока они не упёрлись в стену, которую он использовал в своих интересах; жадно трахал Оливию. Она даже не заметила как они вошли в дом, пока он не нашел эту проклятую стену.

Когда он, наконец, отпустил её, то лишь для того, чтобы развернуть и велеть наклониться, а сам схватил ее за бедра сзади, крепко и устойчиво удерживая на месте.

Она считала, что он слишком большой для неё, но то, как он брал её сзади, когда она нагнулась? Он касался мест, которые еще не исследовал.

Ристан входил в неё по самые яйца, было больно и эротично от того, что он так ее трахал. Оливия держалась за щиколотки, как он и приказал, и с каждым толчком стонала от надвигающегося оргазма.

Он замер, на пределе своих возможностей выталкивая ее за границы, которых она и представить себе не могла, пока она вновь не разлетелась на кусочки от оргазма, на этот раз, теряя сознание от истощения. Через некоторое время она очнулась, с трудом открыв от усталости глаза, и обнаружила, что Ристан исчез, уложив ее в постель и укрыв одеялом.

Он выглядел потрясающе в своей новой одежде или может быть ей так казалось из-за бессознательного состояния в которое она практически впала после секса, так по крайней мере она считала.

— А теперь сюрприз, — сказал он, и направился в сторону двери, вышел, чтобы через мгновение снова зайти, но уже с кошкой в руках.

— Не может быть, — прошептала Оливия, затаив дыхание. Она попыталась сесть, но вздрогнула из-за дискомфорта в интимной области. — Как?

— Я сказал братьям, что, скорее всего она прячется где-то недалеко от Гильдии, — признался он. — Это был лишь вопрос времени, чтобы выяснить, где именно. Ты можешь забрать свою кошку, но есть условие, — объявил он и отпустил кошку и та припустила к своей хозяйке. — Когда мы трахаемся, ей не разрешается быть в той же комнате.

Оливия подняла взгляд на него, когда ее кошка прыгнула в ее объятия. Она поцеловала свою маленькую попрошайку, которая свирепо смотрела на улыбающегося Ристана. Он пометил свою территорию… несколько раз… и кошка чувствовала его запах на Оливии.

Ага, он достаточно натрахал ее, был сыт и не испытывал голода или потребности покормиться на вечеринке. Вечеринке, на которую ему совсем не хотелось идти, и не хотел оставлять ее здесь одну.

Он направился к двери и прошептал охранное заклинание, которое запечатало комнату, а когда обернулся, увидел, что она качает кота, словно самого нежного ребенка на свете.

У Ристана сжался желудок, и он почувствовал странный порыв вернуться и поцеловать Оливию, но заставил себя выйти.

Он должен остановить это дерьмо, это нездоровая тяга к его маленькой куколке росло с каждым новым прикосновением. Это — то чего он не допустит, потому что….

— Демон, — тихо промолвила Дану, она смерила его сердитым взглядом. — Она умрёт, — закончила она таким же холодным голосом, что и воздух вокруг особняка.

— Нет, не умрёт. Она моя пленница и не более, — предупредил он, что прозвучало глухо даже для его ушей. — Она нужна мне живой также как и тебе. Она ключ к поиску реликвий, которые могут спасти тебя и наш мир. Если ты не тронешь её, я каждую минуту своего гребаного времени потрачу на поиски реликвий, может быть. Тебе пора отступить, Дану. Ты со мной повеселилась. Отпусти меня.

— Ты любишь меня, — сказала она, но глаза блестели от тревоги. — Ведь так?

Он выдержал паузу, бросил взгляд на особняк, из которого только что вышел, затем снова на Дану. Он чувствовал это странное томление в животе и понимал, что оно имеет мало общего с сексом.

— Когда-то, — признался он. — Когда-то я думал, что ты моя луна. Если спросить, кто был красивее звезд, которые я так люблю, я бы сказал, что ты. Я никого не люблю, богиня. Ты жаждешь власти, чтобы тебе поклонялись и это не то же самое, что любовь. Умеешь ли ты любить? Нет, потому что ты не способна испытывать любовь такого рода. Поэтому нет, Дану, я тебя не люблю.

— Ты найдешь их быстро, потому что иначе она умрет медленной, мучительной смертью, Ристан! — выкрикнула она, ее глаза полыхали смесью боли и собственным странным представлением о предательстве.

Ристан покачал головой и потёр висок.

— Я сыграю свою роль, Дану, но ты отступишься и оставишь меня и того с кем я в покое. Это не обсуждается. Прими либо уходи, — заявил он и смотрел, как она вздёрнула подбородок, но кивнула сердито рыча.

Дану исчезла, прежде чем он смог сказать что-либо еще и снова потёр висок, когда появился первый вихрь головной боли. Дану замышляла и вычисляла схемы, не заботясь о сопутствующем ущербе, а он был слишком наивен в то время, когда она начала обещать ему весь мир. Не более чем маленький мальчик, который считал себя счастливым в присутствии красивой женщины.

Но игра началась, и со временем он распознал ее планы и выяснил, что она всего лишь беспощадная, ревнивая сука

Конечно же, он дал то, что ей было нужно, и получил, что ему требовалось. Хотя этого было недостаточно. Впоследствии стало почти утомительно прислуживать ее потребностям, зная, что она заберет, любого кто приблизится к нему.

Он изгнал богиню из своих мыслей и открыл портал в земли Орды, чтобы просеяться в павильон, который когда-то был пристанищем наложниц Короля Орды. Теперь он стал убежищем для тех, кто хотел быть в безопасности.

Это было идеальное место для празднования, и ранее он создал иллюзию особняка Райдера, который находился за пределами Спокана, когда Райдер притворялся Темным Принцем.

Он воссоздал точную копию, хотя новый особняк был перестроен, чтобы устоять против Магов.

И больше не был очаровательным особняком, построенным, чтобы впечатлять людей, он стал несокрушимой крепостью, местом для его братьев, где они могли продолжать выполнять свои обязанности по защите людей и искать реликвии.

Он повернул голову, когда услышал по ментальной связи, которой пользовался со своими братьями, как они объявили, что принцессы и принцы были на пути к празднованию. Он улыбнулся, когда землистый запах омелы и богатый аромат горячего шоколада начал дразнить нос.

Ей бы понравится. Зная Кровавую Принцессу, или точнее новую Богиню Фейри, так как знал ее он, Ристан понимал, что она бы смогла забыть, что грядет, хотя бы на время.

Он осторожно щелкнул пальцами и подняв глаза смотрел как падает снег на пол павильона. Разве Зимнее Солнцестояние или Рождество может быть без снега?


Глава 24 | Мрачное объятие демона | Глава 26







Loading...