home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

Loading...


Глава 43

Ристан наблюдал за тем, как Синтия, стоя посреди узкого тоннеля, сражалась с чарами на стенах, затем перевел взгляд на другую сторону оврага. Он чувствовал, что Оливия близко, но других доказательств не было.

И он, и Райдер пытались просеяться туда, но поняли, что заклятья на стенах не дают им этого сделать.

Разочарование нарастало в Ристане, и даже больше, стоило запаху крови коснуться его ноздрей. Крови Оливии. Ристан хотел разорвать Киросу горло. Скорее всего, пользы от Оливии больше нет, и он ее убивает.

Она чертовски беззащитна, а он не мог с ней связаться. Ристана поедало чувство вины, но хуже была безысходность.

Ристан увидел, как Кирос вывел Оливию на край оврага, и его мир перевернулся.

— У него реликвия, — проговорил Синджин. — Твою мать.

— Ну, давай же! Чего ты ждешь? — прокричал Джефри, который был с Киросом, лапая Оливию, пока не сводил глаз с Ристана. — Ах, ну да! В этих священных стенах магия Фейри запрещена, и ты не можешь летать.

— Прекрати, — оборвал его Кирос, удерживая Оливию и прижимая одной рукой ее к своей груди, а другой держал у ее горла кинжал.

— Чего ты ждешь? Убей ее! — потребовал Джефри, в глазах которого блестело сумасшествие.

— В свое время, — заверил его Кирос.

Оливия посмотрела на Ристана, прощаясь с ним взглядом, в который вложила все свои чувства.

Она не могла позволить этим больным мудакам вновь схватить его. И если она видела отчаяние в его глазах, потому что он не мог до нее добраться, значит и они видели.

Она подняла израненные ладони к руке Кироса, лежащей на ее груди.

Старик был дерзким, так как был уверен в неспособности Оливии помочь себе. Когда Джефри сделал шаг ближе к краю, она крепче вцепилась в руку Кироса, подтянула ноги и со всех сил пнула Джефри по колену.

Он пошатнулся и нырнул с обрыва, его крики эхом разносились по катакомбам, пока поток воды их не заглушил. Оливия проклинала бы себя, позволив уйти этим придуркам с оружием против ее народа. Гильдия и ее члены заслуживают отмщения.

Кирос яростно рыкнул и развернул к себе Оливию, его обычно бледное лицо стало ярко-пунцовым, когда он бросился на нее.


*~*~*


Ристан беспомощно наблюдал, как Оливия смотрела на него. Ее взгляд сказал все, что они не могли произнести вслух. Сердце Ристан ухнуло, когда лезвие опасно приблизилось к ее горлу, и она сделала то, что никто от нее не ожидал.

Он увидел, как ее губы изогнулись в крохотной улыбке, и, прежде чем он крикнул ей ждать, она схватилась за руку Кироса и пнула другого мужчину, который потерял равновесие и свалился с обрыва. Кирос зарычал от ярости, и Оливия оказалась в его руках.

— Нет! — выкрикнул Ристан, хотя понимал, что она его не слышит.

Оливия подняла руку к горлу, избегая удара, и лезвие ранило кисть. Оливия со всей силы ударила лбом по носу, ничего не ожидающего, Кироса. У старейшины пошла кровь, он выронил кинжал и схватился за нос.

Она резко осела на пол, чтобы освободиться из хватки Кироса и подхватила кинжал. После чего повернулась к Ристану и швырнула реликвию со всех оставшихся сил. Затем с торжественной улыбкой повернулась к Киросу. Райдер схватил кинжал, прежде чем тот упал в пучину. Кинжал засветился и увеличился, став блестящим мечом.

Ристан в ужасе покачал головой от того, что Оливия только что сделала. Выкинула единственно свое оружие против Кироса.

Кровь Ристана застыла в жилах, а сердце разбилось у ног.

Кирос достал из ножен на поясе обоюдоострый армейский нож и направился к Оливии.

— Глупая сука! — выкрикнул он, всаживая лезвие ей в грудь. Один раз, второй, третий.

— Нет! — приглушённый крик Ристана эхом отразился от стен, пока он наблюдал как Оливии вновь и вновь наносит удары человек, ради которого, как считал Ристан, она его предала.

Оливия скользнула в проход, слабо пытаясь оттолкнуть от себя сумасшедшего.

— Нет! Оливия! — крик Ристана сотряс катакомбы

— Господи, — прошептала Синтия, после чего развернулась и ударила ладонями по стенам, крича что-то на латыни.

На ее руках пульсировали золотые метки, она выкрикивала заклинания, но магия собора все равно препятствовала просеиванию.

— Райдер, просейся, — потребовала она, хотя знала, что он не мог.

— Не могу, Питомец, — прорычал Райдер, приблизившись к брату.

На их глазах позади Кироса и Оливии материализовалась темная фигура в плаще, с сияющим мечом, источая невероятную силу.

Вдоль его мускулистой руки тянулись тонкие, светящиеся серебром метки. Плавным движением руки, голова Кироса полетела в овраг, а через секунду за ней последовало и его тело.

Элиас зашипел и припал на колено, опустив голову в почтительном поклоне перед фигурой в капюшоне.

— Кто это, черт возьми? — спросил Ристан, пытаясь устоять на ногах.

— Архангел Гавриил, ее отец, — тихо объяснил Элиас.

— Чего? — отрезал Ристан, повернувшись к темной фигуре Элиаса.

— Когда она появилась в Царстве Фейри, я почувствовал ее и подумал, что она может быть одной из нас. Мне нужно было подтвердить это до того, как я мог кому-то рассказать. Эта история весьма известна в Обители, про то, как Гавриил влюбился в Ведьму из Гильдии Салема и что в этом союзе был рожден ребенок. Он пал ради нее, но его призвали назад, занять законное место. Когда он вернулся в убежище, чтобы договориться, мы услышали, что его женщина умерла, а ребенок без вести пропал. Он искал ее, но Гильдия никогда не облегчала поиск людей.

Это он наблюдал за ним с Оливией на поляне. Ристану нужно разрушить заклинания, не дающее просеяться. Невозможность перенестись к ней сводила с ума.

Он смотрел, как Архангел повернулся и встретился с ним глазами, полными блеска.

Ристан ожидал, что он просто исчезнет в катакомбах и заберёт Оливию, но он исчез и появился рядом с Ристаном, с окровавленным телом на руках.

И появился уже без плаща, явив открыто сочащуюся силу. Архангел был так же высок, как и Фейри, его волосы ниспадали до плеч ярко рыжей копной, а сапфировые глаза прожигали Ристана.

Глаза Гавриила были такого же глубокого, прекрасного оттенка сапфира, как и у Оливии. Ристан посмотрел на Оливию, безмолвно умоляя ее открыть глаза.

— Сейчас она в стазисе и становится тем, кем и должна быть, — произнес Архангел, в упор и без страха смотря на Ристана

— Ты не можешь ее забрать, — Ристан бросил вызов.

— Могу и заберу. Она моя дочь, — возразил Архангел.

— Она моя, — прорычал Ристан, напрягаясь всем телом для нападения.

— Твой род не может ей помочь. Она ангел, ты демон. Ты не можешь ее удержать. Мы противоположности, — прорычал он.

— Куда ты ее забираешь? — спросил Ристан, понимая, что ангел прав. Хотя всё его существо вопило забрать Оливию и бежать с ней.

Глубоко в сердце он понимал, что не мог ожидать от нее, что она останется с ним после всего, через что, из-за него прошла.

— В убежище, где ей даруют благодать, — пояснил Гавриил. — Она должна знать, кем является, и сама решить свою судьбу без давления. — Ристан смотрел на Гавриила, подбирая слова.

Он провел пальцем по губам Оливии, в душе борясь между тем, что хотел и тем, что нужно сделать.

— Я должен помочь ей заполнить фоторамки, и хочу подарить еще несколько, чтобы заполнить их воспоминаниями, — тихо проговорил он. — Я люблю ее, Ангел. Всегда знал, что она особенная. Передай ей эти слова, пожалуйста.

Ристан едва успел договорить слова, прежде чем Ангел исчез, оставляя его с пустотой в груди, где должно биться сердце.


*~*Месяц спустя*~*


Ристан сидел на бортике фонтана, наблюдая за разговаривающими у ворот Синджином и Эоданом.

Его веселый брат был спокойным после инцидента с каргой, и никто не мог сказать, что именно он помнил.

Сиара подсела к Ристану, и притянула колени к груди, напоминая ему Оливию. Ему все напоминало Оливию.

Он скучал по ней, как и тупая кошка, которую он принес в Царство Фейри. Реликвия теперь лежала там, где и остальные, а его братья старались всячески его отвлечь, но ничего не изменилось.

Ристану было ненавистно все это дерьмо типа «пожалейте меня», но его сердце тосковало. Элиас не говорил ему, как добраться туда, куда Гавриил забрал Оливию или даже желала ли она его видеть. Ожидание убивало, и терпению подходил конец. Но Ристан будет ее ждать. И готов ждать вечно.

Медальон для сна не работал, так как ее забрали, и скорее всего сам медальон сняли. Стоило надеяться, что ни по ее воле.

— Да хватит уже, — услышал он голос Дану, когда в саду все замерло. — Прекрати уже.

— Тебе следует научить свою дочь этому трюку, чтобы она не волновалась о том, что может кого-то взорвать, — пробормотал он.

— Нам нужно поговорить, — сказала она, пропуская его слова мимо ушей.

— Уходи. — Он рассмеялся, холодно и безжизненно, каким он себя и ощущал.

— Уже прошло столько времени, а ты не перестал дуться. Она — ангел, и я уверена, что тебе не нужно объяснять, что вы как масло и вода. Гавриил вроде бы отлично объяснил. Но я могу помочь тебе пережить все это.

— Дану, ты можешь отвалить. Я предпочту трахнуть каргу, которая обработала Эодана, чем вернуться к тому, что было между нами. Не хочу возвращаться к той бессмысленности. Я внес свою лепту. Нашел реликвию, хотя в процессе потерял девушку. Осуществил твою мечту. Сделай одолжение, и с этого чертова момента, отстань от меня, — прорычал он.

— Я и правда была так плоха? — спросила она, и на мгновение Ристан ощутил вину за резкость ответа, но её быстро сменил гнев.

— Да, ты безжалостная сука, бессердечная гарпия, кормившаяся моей болью. Ты можешь не питаться, как мы, но ты это делала. Могла спасти меня в любой момент, но предпочла оставаться в стороне и не помогать по — настоящему защищать от отца. Могла бы меня предупредить, что произойдет во время Перехода, но не стала. Ты послала меня в Гильдию, и использовала как приманку множество раз. Так что теперь выбираю я, Богиня, и мой выбор — уйти от тебя.

— У нее все хорошо, но ее терзают сомнения о том, чему она принадлежит, — прошептала Дану, садясь рядом с Сиарой и поглаживая ее по щеке.

— Сиара? — спросил он.

— Оливия, — ответила Дану, повергая Ристана в шок. — Ей дали выбор, который она вскоре сделает. Но не думаю, что в твою пользу.

Они сидели в тишине, пока Ристан переваривал ее слова.

— Ты знала, кто она, да? — укорил он ее.

— Знала с момента, когда вошла в ее тело, но как забавно все закончилось, правда? — с легкостью бросила Дану. — Я бы поняла, даже не занимая ее тело. Гавриил не единственный наблюдал за вами в том маленьком мирке, который ты считал своим, и я все слышала.

Ристан моргнул, когда ее слова дошли до него, и провел руками по волосам. На самом деле он никогда там не был один, и сделал себе умственную пометку в следующий раз не скидывать одежду.

— Ты не могла ее убить, понимала, что будет, если так поступишь, но все равно угрожала мне, что так сделаешь, — произнес он со смесью боли и предательства в глазах

— Я богиня, Ристан. Я могу ее убить, но последствия того не стоили. Я понимала, что лишь вопрос времени, когда отец выследит ее до Гильдии Спокана, узнает, что произошло там и заберет ее.

— Когда я думаю, что ты не можешь быть еще скучнее, ты как раз такой и становишься, — прорычал он.

— Так веселее, — объявила Дану и поцеловала Сиару в щеку. — Судьба положила глаз на нее, так что думаю, ее ждут приключения.

— Сиара уже через многое прошла, — выдавил Ристан.

— Ничто не дается легко. Тебе ли не знать, мой прекрасный Демон. Если легко схватишь, никогда не удержишь.

Они оба молча посидели пару минут, пока Ристан тихо не заговорил.

— Я бы сражался за тебя, если бы ты только попросила, но ты меня не подпускала. Ты связала меня и втянула в пассивно-агрессивную игру без возможности выиграть, но почему? — спросил Ристан.

— Ты прав, — она рассмеялась, проигнорировав вопрос Ристана. — Я не умею любить, как ты. Даже с условием, что создала свой народ без этого чувства, вы научились ему. Узнали, что любовь выше корысти и порока. За нее стоит бороться. Я знаю, ты любишь ее или любил. Ты можешь веками ее любить, но если не произойдет чуда, она будет для тебя потеряна.

Она не могла попросить о помощи, и они оба это знали. Но еще Ристан знал, что когда он был с Дану, она никогда ничего не просила для себя, только для этого мира.

Конечно, она всегда брала, что хотела, но в итоге всегда заботилась о Царстве Фейри и безопасности его людей.

— Моя сестра предупреждала об этом. Это произойдет. Но я не была готова отказаться от тебя, как и сейчас не готова, — призналась Дану.

— Дану, мне нужно, чтобы ты меня отпустила. Я больше не могу быть с тобой. Между нами всё кончено. Даже если я потерял Оливию, я не хочу быть с тобой.

— Знаешь, я часто думаю, любила ли я своего мужа? Сейчас понимаю, что да, и, несмотря на все его недостатки, все еще люблю. — Она вздохнула, что-то обдумывая, и затем, казалось, приняла решение. — Я не хочу, но, освобождаю тебя от службы, Ристан. Я не могу прекратить твои видения, так как они — часть тебя. Надеюсь, когда-нибудь, ты поймешь и простишь меня, — прошептала она и провела рукой по его спутанным волосам, после чего нежно поцеловала в щеку. — Если уж на то пошло, ты был моим любимчиком. Я любила тебя по-своему. И всегда буду любить.


Глава 42 | Мрачное объятие демона | Глава 44







Loading...