home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



1

Возвышенность, на которой раскинулся город, с трех сторон омывалась двумя реками. Это облегчало федеральным войскам задачу изолировать город, считавшийся сплошным очагом заражения. Но, с другой стороны, выполнение задания усложнялось: никто не мог гарантировать, что зараза не попадет в воду и не распространится вниз по течению обеих рек.

Взяли город в плотное кольцо окружения войска радиационной, химической и биологической защиты, внутренние войска МВД и войска Министерства по гражданской обороне и чрезвычайным ситуациям. Основные базы, казармы и штаб-квартиры расположились на соседних берегах. Ближний к городу берег обнесли спиралью Бруно и через каждые пятьсот метров выставили посты. По рекам круглосуточно курсировали катера охраны.

Главный мост через большую реку охранялся особо тщательно. Оба въезда на мост перегородили тяжелыми бетонными блоками, выстроили караульные помещения. По ночам вся округа освещалась мощными прожекторами.

За прошедшую после катастрофы неделю не произошло никаких инцидентов: никто пока не пытался прорваться за пределы оцепления. Не было и случаев нападения на караульных. Но солдаты и офицеры, что несли охрану подразделений, были напряжены до предела. Окольными путями к ним доходили слухи – одни ужаснее других. В них верилось с трудом, но кто знает, что там на самом деле творится?..

На шестой день оцепления к мосту подошла небольшая колонна военной техники. Рота войск РХБЗ численностью до 90 человек под командованием капитана Рылеева получила приказ войти в Зону № 5 – так именовался взятый в кольцо город – и произвести зачистку очага катастрофы – развалин биологического института. В состав роты входили взвод огнеметчиков, взвод дозиметристов и взвод автоматчиков.

Ранним утром колонна прогромыхала по мосту. К этому времени с помощью автокрана убрали блоки заграждения. А когда подразделение химвойск миновало последний пост, блоки установили на место. Путь обратно был закрыт.

Пять военных «Уралов», БМП с огнеметной установкой на борту, авторазливочная станция и командирский уазик неспешно покатили по обезлюдевшим улицам в сторону Белой рощи. Бойцы, вооруженные АК-74 и РПК – ручными пулеметами Калашникова, были настороже.

Ехавший в передней машине капитан Максим Рылеев выглядел хмурым. Он был недоволен заданием: выявить и уничтожить то, не знаю что. Начальство явно чего-то недоговаривало. Да и вообще, темнили отцы-командиры, такое было ощущение, что роту посылают на верную гибель. Это капитан просек по их лицам. Но приказ есть приказ – и его нужно выполнять.

Самое главное для Рылеева как командира было по возможности сохранить людей. Солдат – человек подневольный, но очень хотелось вернуться домой живым и невредимым. Поэтому еще на подходе колонны к городу командир велел всем облачиться в спецкомбинезоны и противогазы и привести оружие в боевое положение.

Когда прибыли на место, тут же рассредоточились на территории объекта. Дозиметристы достали приборы, стали брать пробы почвы, воздуха, воды, делать анализы на биологическое и химическое загрязнение. В это время огнеметчики, вооруженные реактивными пехотными огнеметами «Шмель», готовились произвести залп по цели. Взвод поддержки залег, готовый отразить атаку потенциального противника.

Когда дозиметристы закончили свою работу, командир роты приказал взводу огнеметчиков занять огневую позицию. Было приказано уничтожить огнем все, что осталось от злополучного института. Вроде бы произошла утечка биологического оружия.

Современные реактивные огнеметы, ручные и стационарные, уничтожают цель снарядами, заряд которых при взрыве мгновенно создает термобарический эффект: запредельная температура плюс дикие перепады давления не оставляют шанса выжить никому – хоть человеку, хоть бактерии, даже вирусу. Если цель – микробы, то при накрытии их воспламенительно-разрывными снарядами, выпущенными из десятков «Шмелей», они попросту сгорят, расплавятся, распадутся… Так полагали специалисты. Но как будет на самом деле – этого не знал никто.

Новинка российской военной техники – БМП-2 была оборудована, помимо установки для залповой стрельбы зажигательными патронами, еще и двумя десятками одноразовых огнеметов. Когда прозвучала команда «Огонь!», экипаж машины дал залп. Размещенные по обеим сторонам башни установки залпового огня рявкнули так, что содрогнулась земля. Тут же их поддержали ручные огнеметы «Шмель». Термобарические взрывы вздыбили землю и бетон на всей территории бывшего биологического института. Все живое в радиусе трехсот метров было уничтожено.

Когда осела пыль, капитан подозвал командира дозиметрического взвода. Тот доложил, что никаких опасных для жизни и здоровья химических веществ и биологических агентов не обнаружено. Радиационный фон – в пределах нормы. Единственное, что настораживало, – повышенное содержание в почве фуллеренов – соединений углерода с кремнием и фосфором.

– Скорее всего, это распыленный в результате пожара и взрыва результат работы института. – Голос взводного доносился из-под противогазной маски слегка приглушенно.

– Они могут представлять опасность? – поинтересовался Рылеев.

Лейтенант слегка замялся и доложил:

– По имеющимся данным, фуллерены могут вызвать аллергические проявления, в некоторых случаях – слабое отравление. Но только если попадут внутрь организма либо на поврежденные участки кожи.

Командир задумался, затем спросил:

– Эти фуллерены могли послужить материалом для производства биооружия?

– Э-э-э… Возможно.

– Ясно, – кивнул командир, – можете идти, лейтенант. Соберите все необходимое и будьте готовы – через пятнадцать минут выдвигаемся.

Капитан вернулся в уазик и связался с командованием. Доложился и стал ждать дальнейших указаний. Там посовещались и приказали – возвращаться запрещено, необходимо соединиться с временным штабом в городе.

– У вас имеется подробная карта города, капитан. – Голос подполковника, командира полка, звучал приглушенно, но даже сквозь помехи в рации донеслось тяжелое дыхание комполка – он явно переживал за своих солдат. – Двигайтесь по улице Маркса до здания Управления МЧС – там сейчас размещается штаб. И, капитан… мне жаль, что отдан такой приказ. Будьте предельно осторожны и постарайтесь обойтись без потерь. Конец связи.

Рылеев выключил рацию и пробормотал:

– Попали, мужики…

Но уже в следующее мгновение он встряхнулся, на скулах заиграли желваки. Вышел из машины и зычным голосом скомандовал:

– Всем взводам: пять минут на сборы. Грузимся и выдвигаемся к штабу МЧС. Помывку и дезактивацию осуществляем на пункте назначения. Отделениям автоматчиков – прикрывать погрузку. Вперед, бойцы!

Все разом пришло в движение. Заурчали двигатели машин. Солдаты сворачивали оборудование, чехлили оружие. Поначалу никто не заметил, как из зарослей ближайшего кустарника появились несколько фигур. В руках они держали охотничьи ружья и пистолеты.

Бойцы прикрытия одновременно услышали первый выстрел и засекли невесть откуда взявшегося противника. Командир отделения отрывисто прокричал, предупреждая об опасности, и дал очередь по врагу. Те ответили беспорядочной стрельбой.

– Огонь по противнику! – скомандовал подоспевший взводный автоматчикам.

Заработали «калаши», вслед за ними зарокотали РПК. Нападавшие залегли, продолжая стрелять как ни в чем не бывало. Бойцы прикрытия не понимали, в чем дело, – ведь было видно, что они задели этих уродов, причем основательно задели. Броники у тех, что ли, навороченные? Но ведь в упор из АКМ и пулеметов – никакой бронежилет не спасет…

Между тем в подразделении капитана Рылеева появились первые жертвы. Капитан велел развернуть башню на БМП и подавить противника огнем из пушки и спаренного с ней пулемета. Рявкнул выстрел, за ним другой. Загромыхал крупнокалиберный пулемет, разнося все в клочья. На этот раз с атакующими было покончено.

Бойцы направились было к изрешеченным телам, но окрик командира остановил их. Что-то кольнуло Рылеева – какая-то неясная, но очень тревожная мысль. У него возникло стойкое убеждение, что дело нечисто, – вполне могло быть и так, что произошла утечка не просто биологического оружия, а чего-то такого… Не мог он это четко сформулировать, но отрывочные сведения, недомолвки и полунамеки начальства и сослуживцев заставляли предполагать наихудшее. Выброс и последующее заражение части населения – в любом случае все это представляло опасность заразиться самим.

Он тряхнул головой, как бы отгоняя сомнения, и отдал приказ: сжечь останки противника.

Бойцы выкатили тяжелый пехотный огнемет. Настроили его и спустя пять минут, мощной струей огнесмеси выжгли поляну с мертвыми телами. Теперь пора было отправляться в путь.

Капитан с тяжелым сердцем осмотрел раненых: двое автоматчиков отделались простреленными насквозь конечностями, один поймал пулю в живот – положение было серьезное. Еще один боец погиб – пуля попала в голову. Случилось то, чего боялся и пытался избежать командир: его рота понесла потери.


предыдущая глава | Рой | cледующая глава