home | login | register | DMCA | contacts | help |      
| donate

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

Loading...


Глава 5

Рраз! Рраз! Рраз!

Старею, видать. Или просто давно гирями не занимался? Ну не тащить же в квартиру штангу! А может, и тащить? Кстати, «качалка»-то где-то рядом. Да, та самая, которая дала миру множество бойцов ОПГ в девяностые. Она и в 2018-м существовала, уж не знаю, бесплатная или нет. Рядом с магазином радиотоваров. Надо будет сходить, посмотреть.

И кстати, надо выяснить – где тут есть спортзалы? В Интернет не заглянешь, в газете не прочтешь! М-да… привыкаешь к хорошему быстро, отвыкать трудно.

– Миша! Завтракать!

Аккуратно, чтобы не выбить паркетины, поставил гири, подошел к подвешенному к потолку мешку, нанес несколько резких, хлестких ударов. И поморщился – кулаки отсушил. В перчатках надо! Не двадцатилетний пацан, чтобы кулаки зазря расхлестать! Теперь все не так быстро заживает. Суставы раздолбать – раз плюнуть. Одно дело – в реальной схватке, тут уж ни до чего, некогда беречь, а так, на тренировке – да ну его на фиг!

Кстати, еще один стимул для занятий атлетикой: давно заметил – как только позанимаешься, лучше думается. Не знаю, почему так и есть ли тому объяснение, но это точно так!

Натянул перчатки для мешка и в быстром темпе нанес несколько десятков ударов, засыпав мешок быстрыми прямыми и боковыми. Победил! Мешку явно было хреново, потому что он ухал и раскачивался.

– Миша! Да завтракать же! Иди, покормлю, а то мне уходить надо! Потом помоешься, иди!

Ну в точности как моя жена! У них, у женщин, видать, это в крови – проедать мозг! Ну что я, сам бы не нашел еду и не «покормился»? Но обижать не хочется. Баба она хорошая… старалась!

Скинул перчатки, бросил на кресло у стены. Потный, разгоряченный – пошел завтракать.

Зинаида сидела за столом в легком шелковом халате, а перед тем местом, где должен был усесться я, находились на одной тарелке бутерброды с колбасой, с икрой (не всю, что ли, мы съели?), на другой – омлет. Себе она отщипнула процентов двадцать этого омлета, а то и того меньше, мне отдала все остальное.

Я внимательно посмотрел на свою тарелку, на ее и недовольно помотал головой. Зина поняла, пожала плечами:

– Мне достаточно. Ты же не хочешь, чтобы я снова превратилась в старую толстуху…

Почему «снова»?!

– …Только теперь по-настоящему!..

Теперь понятно!

– …Я вообще стараюсь есть больше овощей и почти не ем картошки. Чтобы не толстеть. И спиртное не пью – только если легкое сухое вино. И шампанское.

– Скажи, доктор медицинских наук, – прервал я ее саморазоблачение, – когда я занимаюсь атлетическими упражнениями, у меня лучше работает голова. Пишется, сочиняется лучше. Почему? Ответь – как врач-психиатр!

– Миш, ты меня удивляешь! – Зинаида осторожно взяла с тарелки кусочек омлета, подцепив его серебряной вилкой с каким-то вензелем (небось какого-нибудь древнего немецкого рода!), отправила в рот. Прожевала, проглотила, промокнула рот салфеткой. – Сам ведь знаешь! Или догадываешься. Ты активизируешь процессы в организме, кровь течет быстрее, обмен веществ протекает быстрее. Подсознание решает, что настала какая-то стрессовая ситуация, и значит – надо запускать мозг по полной! Думать быстрее! Думать активнее! Чтобы уберечься в опасности! Ну и в результате ты придумываешь свои повороты сюжета быстрее. А у тех болванов, что не уделяют достаточного внимания физической активности организма, – полный застой, в том числе и в мозговой деятельности. Валяясь на диване и мало двигаясь, человек тупеет, дряхлеет и как следствие – меньше живет. Вот так!

– Ну, что-то подобное я и подозревал, – ухмыльнулся я, – просто проверял тебя!

Быстрая она! Метнула в меня крышечку от бутылки с «Нарзаном» с такой скоростью, что я едва успел поймать, и между прочим – прямо у носа!

– Эй, эй! Зашибешь! – возмутился я, засовывая в рот здоровенный кусок омлета.

– Тебя, пожалуй, зашибешь… – как-то странно поглядывая на меня, протянула Зинаида, и я не понял – то ли сожалеет, что меня зашибить трудно, то ли самой хочется меня зашибить (чем не угодил?). Только взгляд у нее был странным. Плотоядным таким, как у волчицы, глядящей на кусок мяса. Аж глаза засияли!

– Вот что, Миша, – помолчав, продолжила она, – сегодня я к главврачу зайду, скажу, что ты будешь у нас работать. Лучше, если ты будешь в другом отделении – чтобы разговоров не было. А я тебя найду, если понадобишься, и…

– Нет! – отрезал я, и настроение слегка испортилось. Не люблю отказывать женщине, особенно той, которая… хм… в общем, не люблю расстраивать.

– Что «нет»? – неприятно удивилась она. – Ты хочешь в моем отделении? Чтобы с Оленькой… к Оленьке поближе? Понимаешь…

– Не в этом дело, Зин, – снова перебил я. – Не в Оленьке, не в тебе. Дело совсем в другом. Я не хочу работать в твоей больнице. Вообще.

– Обоснуй! Мы же вроде с тобой договорились, все решили! А теперь чего? – Зинаида была искренне расстроена, хотя и не подавала виду. Но я видел, что настроение у нее упало ниже плинтуса.

– Ты не сердись, Зин… – начал я примирительно. – Сама пойми, с какого рожна я буду работать в твоей больнице? Все будут считать – и справедливо, – что я устроен сюда по блату. Но и это не важно. Важно то, что тебя свяжут со мной. Хотя тоже звучит немного глупо – знают же, что я живу у тебя. Та же Оля разболтает. А если не разболтает, то кто-то увидит. Кроме того, я не хочу работать санитаром в психушке. Мне это попросту не нравится. Придется бить больных людей, вязать их, заламывать им руки – это не по мне. Но и это не главное. Главное, что эта работа отнимет у меня много времени, и я не смогу как следует работать над книгами. Она уменьшит скорость написания книг в разы.

– И что ты предлагаешь? – уже спокойнее спросила Зинаида. – Ты уже надумал, куда пойдешь работать?

– Тут два варианта. Первый – я просто сижу у тебя на шее до тех пор, пока не получу гонорар за книгу. Если получу гонорар. Тогда с тобой и рассчитаюсь по долгам. Я не собираюсь халявничать, заверяю тебя. Все отдам – до копейки. Второй вариант – то же самое, но только я где-то числюсь. Например, тем же санитаром или сторожем, чтобы был официально устроен. Я же знаю, что ставки обычно есть, и некоторые идут сразу на две ставки – на кого-то оформляют, а они за него работают и получают деньги. Обычное дело. Так что подумай над этим. Ну а я… я буду пока домохозяином. Буду готовить, стирать, даже убираться. А ты будешь добытчицей. Ну, как кошка, которая приносит мышек хозяйке!

Зинаида улыбнулась и недоверчиво помотала головой:

– А ты умеешь готовить… кот? Кошку сможешь накормить? Или отравишь какой-нибудь дрянью?

– Обижаешь, начальница! Да я кулинар от бога! Яичницу – пожалуйста! Картошки сварить – да ради бога! А ты ела курицу с картошкой под майонезом на противне? Не ела? Так попробуешь! С майонезом, правда, проблема… но можно и без майонеза. В общем, вот такой план. Завтра я пойду в паспортный стол, ты мне справочку изготовь, чтобы было с чем идти. Паспорт получу – устроишь на работу, ну и начнем, помолясь, спасать наше несчастное, на ладан дышащее государство! Заделаемся прогрессорами!

– Это ты – прогрессор, – вздохнула Зина. – А я – Будах! И мне пора к своим больным. Я и так сегодня решила к обеду прийти… но все-таки нужно ведь на работе появиться!

И встала из-за стола. А я поспешил уладить еще один вопрос:

– Зин…

– Оленька? – тут же догадалась Зинаида. – Телефон у меня есть, позвонит – пойдешь, встретишься. Но не здесь! Нечего ей здесь делать! У меня не дом свиданий, черт ее подери!

Зинаида сказала это с такой злостью, что я даже удивился: чего это с ней такое? Чего вызверилась? Но не спросил. Зачем? Ее дело. Может, у нее ПМС! Чего я буду лезть?

Она тут же поправилась:

– Извини. Что-то настроение сегодня… голова болит, видно, погода меняется. Скоро дождю конец. После контузии погоду чувствую – лучше метеобюро!

Через полчаса я остался один в пустой квартире. Зинаида собралась быстро, как солдат по тревоге. Уже у порога я ей напомнил про машинку «Эрика». Она кивнула, мол, помнит, и унеслась – только каблуки застучали. И была она опять элегантна, пахла «Шанелью» и хорошей помадой. Странно, но мне показалось, что на пороге она собиралась чмокнуть меня в щеку. Или в губы. Но передумала. Скорее всего – показалось.

После ее ухода я сходил в душ, смывая пот после тренировки, и скоро снова сидел за столом, закладывая в машинку листы бумаги. Печатал я сразу в трех экземплярах – так, на всякий случай. Оригинал отправлю в издательство, два оставлю себе – один по понятной причине, чтобы был, второй – на случай, если первый в издательстве потеряют. Больше трех экземпляров машинка не брала, да и последний лист получался уже совсем нечетким. Да, это не на компьютере работать! Треск стоит – похожий на пулеметный!

Работал я часов пять. Продуктивно, не хуже, чем на компьютере. Помедленнее, конечно, но… надо довольствоваться тем, что есть. И это-то отлично! И вообще, мне повезло, что встретил Зинаиду. Что бы я делал без нее, вообще непонятно. Куда идти? За что браться, чтобы прожить? Да нет, приспособился бы как-нибудь, но сроки? Когда бы это я купил машинку, когда бы напечатал книгу, когда бы ее опубликовали? В общем, грех жаловаться!

Наскоро перекусив остатками бутербродов, я занялся готовкой – обещал ведь, домохозяин хренов! Нет, ну тут, конечно, ситуация еще та – если я сижу дома и могу помочь хозяйке, почему бы и не помочь? От меня не убудет, а готовить я и правда умею хорошо, да и, честно говоря, даже люблю это делать. Кстати, мог бы работать и в каком-нибудь кафе… или столовой. Поваром. Если бы приняли! Вряд ли, конечно… диплома-то нет! «Колинарный техникум» я не оканчивал! Кстати, когда это Хазанов свою юмореску сделал? Позже, чем в 1970-м, или раньше? Нет, не помню. Да и какая разница?

Приготовил, как обещал, курицу на противне с картошкой и морковью. Не ставил до последнего – ну чего есть остывшую? Невкусно ведь! Остывшая, холодная картошка – это нечто несъедобное. Ее надо с пылу с жару есть. Только когда в дверях заскрипел ключ, сунул противень в нагретую духовку газовой плиты – процесс пошел!

Зина, задыхаясь, втащила в коридор небольшой чемоданчик, явно тяжелый, в чем я убедился уже через несколько секунд, забрав его у нее из рук, а еще – здоровенную сумку с какими-то продуктами. Захлопнув за собой дверь, привалилась к косяку и облегченно простонала, сбросив с ног туфли:

– Высокие каблуки – это, конечно, красиво! Но сука тот, кто их придумал! Хочу ему в ухо плюнуть! Ноги болят!

– А ты плюнь на эти чертовы каблуки, – посоветовал я, – и смени стиль. Надень брючный костюм и под него мягкие туфли на низком каблуке. И все будет нормально!

Потом она ушла в душ, а я сосредоточенно поливал соком, вытекшим из курицы, подрумянившиеся крупные куски картошки. Получалось очень аппетитно, и запах – просто божественный! Только я боялся, что Зина картошку есть не станет. Ибо – фигура!

Но, вопреки ожиданию, она ела. Немного, но съела, явно с удовольствием и чуть не закатывая глаза от наслаждения. Призналась – за весь день так и не поела. То в больнице была суета (комиссия, как на грех!), то в городе бегала по делам – в том числе и с моей «Эрикой» суетилась. Еле дотащилась до дома! Хорошо хоть, что не на общественном транспорте!

Потом мы пили чай и снова разговаривали о будущем. Обо всем на свете, начиная с жизни в стране и заканчивая Африкой, вернувшейся в первобытное состояние в результате народно-освободительных революций. К которым, кстати сказать, был причастен и Советский Союз.

Вечно мы кормили какую-то шелупонь, якобы лояльную к коммунистам. Как тот же Бокасса, президент Центрально-Африканской Республики, любитель «сахарной свинины». Так он называл человеческое мясо, которое даже в путешествиях возили за ним в виде консервов. Больше всего он любил есть детей и красивых женщин, но не брезговал и политическими противниками, а также нерадивыми чиновниками. Один министр ему чем-то не угодил, он велел его забить и приготовить на кухне. После этого привели всю семью этого самого чиновника, и Бокасса заставил их есть отца и мужа, нафаршированного рисом.

Когда Бокасса был в СССР, ему очень понравился обычай Леонида Ильича целоваться в губы. Он потом заставлял это делать своих приближенных. Говорил, что по губам, мягкие они или жесткие, определяет, искренен человек или это затаившийся враг.

И очень ему понравилось в «Артеке» – много красивых, сочных детей! Его там приняли в почетные пионеры…

Я рассказал это Зинаиде, она таращила глаза и ужасалась – само собой, ничего такого ни она, ни еще кто-то в Советском Союзе не знал. Впрочем, уверен, что кто-то да знал! Ведь что ни говори, а советская разведка была одной из лучших в мире. И не могла не знать о людоедских наклонностях диктатора. Но он был лоялен к Советскому Союзу, а значит… «он сукин сын, но это НАШ сукин сын!».

На следующий день (а это был вторник, приемный день в паспортном столе Волжского РОВД), я пошел за паспортом. Меня сфотографировали, когда я был еще в больнице (пришлось тогда побриться, но потом я снова оброс), и теперь я должен был получить и паспорт, и штамп в паспорте о моей прописке. Без прописки никуда на работу не устроишься. Легально – не устроишься. Впрочем, как и в 2018 году. На какую-нибудь шабашку – пожалуйста, даже если ты гастарбайтер без вида на жительство и разрешения на работу, а вот в серьезную, легальную организацию – никогда. А в Советском Союзе все было еще строже. Человека без прописки, а значит, и без работы могли запросто посадить за тунеядство. Была такая статья, и давали реальные сроки.

Все прошло пусть и не быстро, но вполне себе беспроблемно. Я отстоял очередь – всего лишь час парился в тесном коридоре, в котором нет ни скамеек, ни стульев, – заполнил нужные документы, расписался и вскоре уже шагал по мостовой, вдыхая запах раскаленного асфальта, нагретой земли придорожного газона и запах помоев, несущийся с боковых улочек.

Саратов с самого моего детства ассоциировался у меня с тремя вещами: запах сдобы, лодки-гулянки у дворов частных домов и сладкий запах помоев, разлитых по асфальту боковых улочек в центре (и не только в центре) города. Люди ничтоже сумняшеся выходили на дорогу и выплескивали на нее желто-зеленое содержимое своих ведер, дабы не отдавать лишние деньги за выкачку выгребной ямы. А у многих и ямы-то никакой не было…

Кстати сказать, это обстоятельство не изменилось и в 2018 году – как плескали помои на улицы пятьдесят лет назад, так плещут и по сей день. И плевать им на вонь, плевать на грязь и антисанитарию – своя рубаха ближе к телу.

Но вот какую странную штуку выкидывает подсознание – у меня этот запах, наравне с запахом сдобы из пекарен-кондитерских, навсегда связан с Саратовом. И вообще – с моим детством. Хорошим детством. Когда я не знал и не задумывался ни о каких политиках, ни о каких Бокассах и народно-освободительных движениях негров. Пляж, лодки, рыбалка, Волга, в которой рыбы было не как в 2018 году, киношки с мультиками и слоеные пирожки в кондитерской ресторана «Москва». Очень уж я любил эти слоеные пирожки – мама таких не пекла. И бабушка тоже.

У бабушки (я ее звал бабусей) было свое фирменное блюдо – пироги с вишней и яблоками. О-о-о… эти пироги! И горячие, и полежавшие в холодильнике – тонкошкурые, пропитанные красным соком! Я до сих пор вспоминаю их!

Детство, детство… ты как река – нельзя войти в нее дважды. Вот сейчас я вернулся… в детство ли? Нет, не в детство. Мои глаза видят то, что не видели глаза ребенка, и знаю я слишком много для того, чтобы воспринимать это время райскими кущами. «От многия знания – многия скорби»…

Доехать до дома оказалось не так-то и просто. Это тебе не 2018-й, где маршрутки толкаются плечами, лишь бы скорее тебя подобрать. Троллейбус, автобус, остановка, заполненная людьми. Жара, плавящийся асфальт, и очередь к точке по продаже газировки. Шипит вода в условно помытом стакане, толстая продавщица, покрытая каплями пота (ну очень жарко!) сует мне граненый стакан, и я цежу холодную шипучую жидкость, стараясь не думать о том, сколько сифилитиков до меня попили из этого стакана. Хорошо, что охладитель работает, хотя по такой погоде даже теплая, как моча, вода уходила бы влет. И цены смешные: вода без сиропа – одна копейка. С сиропом – три копейки! Подумалось: интересно бы просматривать мелочь, которая попадет в руки. А вдруг попадется монета в две копейки 1927 года? В 2018 году она будет стоить сто тысяч! Или полтинник 1958 года – в 2016 году один случайный знакомый вытащил такую монету из старой семейной копилки. И продал за триста шестьдесят тысяч.

А что, положил такие монеты в коробочку да и прикопал в нужном месте. А потом взял и выкопал! Через сорок девять лет! Только место не забыть, где клад заложил, да чтобы конкуренты случайно не обнаружили. Кладоискатели всякие.

И еще я понял, что в этом времени люди очень, очень много ходят, стоят, а еще – ждут. Ждут на остановке, когда подойдет транспорт, ждут в магазине, когда подойдет очередь, ждут в парикмахерской, ждут в столовой… Это мир ожидающих чего-то людей – своей очереди или светлого будущего. «Прекрасного далеко»… Вот когда удобная обувь, берегущая ноги, особенно актуальна.

Дома снова уселся за работу, застучал на машинке. Хорошо, что стены здания толстые. Кирпичей в пять, не меньше! И не потому, что я кому-то помешаю своим пулеметным стуком, совсем нет. В такую жару толстые кирпичные стены дореволюционной постройки хорошо сохраняют прохладу, иначе совсем была бы труба. Кондиционеров-то нет! Хотя уверен, что, попроси я Зину, она и кондиционер бы достала. Если не импортный, то бакинский. Хотя, честно сказать, не помню, были ли они в 1970 году.

Поработал три часа, пошел, поставил на огонь кастрюлю с куском говядины – решил борщ сварить. Ну или супчику сварганить – люблю картофельный суп на бульоне, и лучше на говяжьем бульоне.

И снова принялся работать. А через час раздался звонок. Я с опаской подошел к телефону, который зазвонил так резко, так пронзительно, что казалось – его трель впивается в мой мозг. При мне телефон ни разу еще не звонил, и я как-то уже даже забыл о его существовании. Стоит в прихожей, ну и пусть стоит.

Кстати, что за дурацкая привычка ставить телефон в прихожей? Неужели так редко звонят, что люди бросаются к телефону, стоящему черт знает где, и лихорадочно хватают трубку? Почему не поставить телефон в большой комнате? Или в спальне? Переносные радиотрубки, похоже, еще не изобретены. Или изобретены?

Сняв трубу, я вначале и не понял, кто на том конце провода. Только через несколько секунд пробился через череду всхлипываний и сбивчивых слов, сообразив, что звонит Оля. То ли телефон так передает звук, то ли она в таком состоянии. Несколькими словами успокоив, узнал причину ее истерики. Оказывается, Олю банально выперли из снимаемого жилья, не дав даже забрать вещи. Пришел с зоны сынок бабки, которая сдала ей комнату, и выкинул Олю из квартиры, в довесок ко всему еще и настучав по физиономии. Как сильно настучал – я не понял, уточнять не стал. Деньги, что Оля заплатила за три месяца вперед, возвращать ей никто, само собой, не собирался – хозяйка квартиры сидела в своей комнатушке и боялась показаться на глаза любимому сыну, который уже успел навесить и ей фингал, а сам праздновал возвращение со всем доступным ему размахом. Отобрав все деньги, что сумел найти у любимой мамаши.

Ситуация дурацкая и настолько обыденная, настолько бытовушная и нередкая, что я даже ей и не удивился. На моей памяти только при мне такое случалось трижды (за время моей службы в ОМОН), и один раз вообще был исключительным – такой же вот придурок, только наркоман, наширявшись, прирезал свою мать и взял в заложники двух девчонок-квартиранток, угрожая порезать их ножом. В общем, когда брали, помяли его так, что сам он идти уже не мог. Дали ему потом то ли тринадцать, то ли пятнадцать лет строгача, все-таки захват заложников, не хухры-мухры! Ну и инвалидность.

Приказал Оле ждать поблизости, у продуктового магазина, что на углу Братиславской, и ни в коем случае не высовывать носа на перекресток. Мало ли… вдруг уроды пойдут в магазин за водкой, заметят и еще ей добавят. Она ведь сообщила, что сынок бабули обещал иметь Олю в разные места, поодиночке и скопом – если девушка еще раз появится в этой квартире.

Беда была еще и в том, что в квартире остались документы – паспорт, диплом и все такое прочее. Ну и вещи тоже – в этом времени каждая хорошая вещь стоит таких денег, что… впрочем, в любом времени хорошая вещь стоит денег. Настоящие итальянские ботинки носятся по несколько лет, в отличие от их турецких и китайских аналогов, умирающих меньше чем за полгода. И кстати, в итальянских ноги не сотрешь, опять же – в отличие от. Но и стоят итальянские раз в 7–8 дороже.

Собравшись, я сунул в нагрудный карман паспорт – похоже, что без него сегодня не обойдется, написал записку Зинаиде, оставив бумажку на столе рядом с приготовленными овощами для борща, и отправился в карательный поход («Как ныне сбирается вещий Олег отмстить неразумным хазарам…»).

Идти надо было не очень далеко, но времени это заняло прилично – по Чернышевского до юридического института (вернее, до того места, где он будет стоять в будущем) и вверх, по Вольской. Полчаса шагал, не меньше. Время не засекал.

У магазина Олю не увидел, заметил ее, когда она выпорхнула из-за кустов дома напротив. Тут же бросилась мне на шею, начала рыдать – все как положено. А я, пока шел, и сейчас, пока она рыдала, думал, что мне делать. Тут имелось два пути: первый – это пойти и тупо измордовать всю компанию. После этого забрать документы, и… Олю-то куда? Куда ее вести? Где ей ночевать?

Путь второй – то же самое, но с ментами. Вызвать ментов, написать заявление, и… а что – «и»? Что будет-то? Побои надо снимать, а из побоев – распухшее ухо и ссадина на скуле (видать, печаткой зацепил). Легкие телесные. И что будет? Договора с бабкой нет – официального договора. То есть Оля там на не совсем законных основаниях. На птичьих правах, если проще. Но и это не важно. Важно то, что легкие телесные – это максимум пятнадцать суток. Но где свидетели? А этот самый кадр – он там законный жилец. То есть Оля в квартире незаконно, он – законно. И что из этого следует?

Стоп! Какое, к черту, законно! Вот же я болван! Всех уголовников в советское время выписывали из квартиры, когда сажали! Я точно знаю! А потом участковый приходил и брал объяснение у проживающих в квартире квартиросъемщиков, согласны ли они прописать этого негодяя у себя заново или нет! Так что еще не ясно, кто в квартире лишний.

– Оль, ты случайно не знаешь, давала ли бабка разрешение на прописку этого негодяя?

– Знаю! – Оля вытерла слезы, глубоко вздохнула. Кстати, и зареванная она выглядела очень даже недурно. А ведь косметики на ней почти нет! – Не давала она разрешения! Она его боится, говорит: он считает, будто она его милиции сдала.

– За что он сидел?

– Грабил людей; деньги, вещи отбирал – с дружками. Вот с теми как раз, что с ним гуляют. Одного забили до смерти, затоптали! Он здоровый, Миш… боксер! Он боксом занимался! А тренер его выгнал, как узнал, что он грабитель! Это мне баба Маня, хозяйка, рассказала! Может, давай милицию позовем? Дружки его тоже здоровые!

Я на самом деле задумался: а может, и правда вызвать? Чего мне лезть в гнездо одному? Похоже, что парень-то серьезный. Хотя и я тоже не слабак, но…

– Лет ему сколько?

– Лет тридцать…

– А почему же ты говоришь «баба Маня»?! Она, похоже, мне ровесница!

– Не… она старше. Она его поздно родила, в тридцать с лишним лет. И воспитывала одна.

– Воспитала… черт ее подери! – не выдержал я, настраиваясь на поход в это кубло. Терпеть не могу авантюры. Вот что там ждет? А если у них стволы? Впрочем, чего я несу? Какие стволы? 1970 год! Да тут на применение огнестрела выезжает городской прокурор!

Оля еще что-то говорила, о том, что эта самая баба Маня хорошая, а ее сын вырос уродом в отцауголовника, что… в общем, я ее не слушал и думал о своем. А потом перебил конкретным вопросом:

– Сколько их там?

– Четверо…

Ох ты ж! Я могу сколько угодно хорохориться, но четверо здоровенных отморозков, боксеров – это слишком. Вот если бы с ножом… Но ножа у меня нет. А что есть? А ничего нет! Ни «укорота»-«калаша», ни снайперки, ни гранаты. Есть только я, не первой молодости мужик, который точно огребет пару плюх и не факт, что их переживет, и вот эта девчонка, с которой я занимался сексом и которая на меня смотрит как на бога, что облака разведет руками. А я, девочка моя, не бог! Я всего лишь старый вояка, которого судьба занесла в прекрасное далеко. В прошлое прекрасное далеко. А оно не такое уж и прекрасное, как оказалось.

Так всегда бывает. Вспоминается только хорошее. А то, как ты убегал от глебовражской шпаны, забылось. То, как тебя ограбила и избила в Ленинском районе местная шпана, тоже забылось. До поры до времени. Вот сейчас – вспомнилось.

Итак, хватит соплей! Хватит раздумывать! Надо идти туда и глушить подлецов так, как могу! А я ведь могу, черт подери! Ррр! Яриться! Окрыситься! Настроиться на бой!

И взять дубинку. Ну не руки же отбивать о подонка? А с хорошей дубинкой что мне четверо, что мне ножи! Главное, чтобы стволов не было, а то ведь лягу…

Мы прошли во двор, образованный из нескольких пятиэтажек и «старого фонда». Квартира была на четвертом этаже одной из них, угловой, и, со слов Оли, железной двери в квартире не было. Тут вообще еще не дошли до железных дверей, спокойно люди живут… относительно спокойно. Не за сейфовыми дверями и не под прицелом телекамер.

В чем есть и свои минусы. Вот когда в Сочи проводили Олимпиаду, ни одна сволочь не смогла произвести теракт. Я удивлялся – как это смогли уберечь людей?! И это при большом скоплении народа! Удивлялся, пока не попал в Сочи сразу после Олимпиады – на следующий же год летом. С женой ездили отдыхать (я как раз хороший гонорар получил). Так вот, там на каждом столбе было по четыре-пять различного вида камер. От визуальных до… не знаю, каких еще. Только знаю, что, когда некие саратовские кадры остановились в Сочи на обочине дороги и решили справить малую нужду, – тут же откуда-то вылетел ментовский «Форд», всю компанию загребли в отдел за нарушение правил движения и загаживание экологии. Протоколов насоставляли – век будут помнить, как обочины обоссывать!

Искомый объект нашелся за углом, возле двери с табличкой «ЖЭК №…». ЭТО когда-то было лопатой. Совковой лопатой. Саму железяку злодейски сломали в процессе построения светлого будущего, а черенок, все еще соединенный с остатками своей железной сути, поставили за дверь. И забыли. Вообще-то надо было убрать – отличный черенок, крепкий, сухой, без сучков! Обязательно кто-то сопрет, ибо такова жизнь. Но так получилось, что черенок достался мне.

Первое, что я сделал, утащил его в кусты, туда, где виднелось непонятно зачем установленное ограждение газона, протянутого вдоль дома. Ограждение низкое, максимум мне по колено, и какую функцию оно несло, мне не было понятно. Если только от зловредных автомобилистов? Вероятно, именно так. Но что ценного было в этом ограждении – это труба, приваренная поверху. Вечерами и ночной порой на ней, вероятно, сидели алкаши, распивающие спиртные напитки в неположенном для того месте, «своим видом оскорбляя человеческое достоинство», как было принято писать в милицейских протоколах. Пока что тут никто никакого достоинства своим мерзким видом не оскорблял, потому я без помех засунул черенок от лопаты в верхнюю трубу (с торца ограждения) и очень аккуратно, даже не сильно пошумев, превратил оный черенок в две прекрасные боевые палицы немного длинней локтя. Для «работы» в условиях тесного помещения – самое то. Почти размер «демократизатора», как у нас называли полицейскую дубинку.

Оля с интересом следила за моими манипуляциями, а когда поняла, что я сделал, схватилась за голову:

– Они с ножами, Миша! Не надо! Давай милицию вызовем! Мишенька, пожалуйста! Миша!

Я кое-как ее успокоил и направил в нужную сторону, не отказав себе в удовольствии хлопнуть по тугому задику. Вот что мне у нее нравится – так это настоящий, не фальшивый зад! Иногда вот видишь девушку, женщину – вроде и формы хороши, все на месте – попка, как орех (так и просится на грех!), а потом замечаешь – попка-то колышется! Дрожит! Нет там попки! Там жир, налитый в сосуд из кожи, и кости – под этим самым жиром!

Знакомый рассказывал: потащила его жена к диетологу. Мол, большой очень, сто двадцать кило – куда это столько? При росте 185. Наверное, ожирение. Надо диету назначать! Женщины вообще помешаны на диетах, обмениваются списками диет, как кулинарными рецептами (которые, кстати, только коллекционируют, но никогда не применяют). Так вот, пришли они к диетологу – платному, дорогому; обследовал он мужика и сказал, что тот в прекрасной физической форме, и лучше и быть не может. И тут же обследовал мадам. И выдал заключение: ожирение! Оказалось, она и есть вот такая «жировая» красотка! По заду которой хлопнешь, так он еще неделю волнами исходит! (Дама была в ярости!)

Оля же – вся крепкая, мышцастая, задницей орехи колоть можно! Как в рекламе: вставила – и хрусть! Вот и ядрышко выпало.

Кстати, за-ради смеха предложил как-то Оленьке проделать такой фокус. Так она вначале ржать начала, потом обругала меня, а потом серьезно сказала, что для того нужны орехи с мягкой скорлупой, которые и рукой можно раздавить. Так что сделать-то можно, только зачем? Ну, я не стал ей говорить, что, может быть, это мечта моей жизни – в жизни увидеть, как красивая девица задницей колет орехи, и что появилась эта мечта после просмотра рекламного ролика 2018 года изготовления. Ни к чему забивать прелестную головку Оленьки всякой чушью о попаданцах. Пусть себе живет спокойно.

У подъезда никого не было, впрочем, и быть, скорее всего, не могло. Скамейка, на которой обычно восседают вредные старушенции, была безнадежно сломана – вырваны деревяшки, сломана спинка – ощущение такое, будто здесь порезвился сумасшедший великан. Зачем кому-то прилагать столько усилий, чтобы надругаться над беззащитной скамьей? Глупо ведь и непродуктивно. Но сдается мне, это связано с возвращением домой негодяя.

Поднялись по пахнущей кошачьей мочой лестнице на четвертый этаж. Искомая дверь ничем не отличалась от всех остальных дверей, кроме одного обстоятельства: звонок был вырван из стены и сиротливо висел на перекрученном проводе – кто-то будто бы пытался выдернуть его насовсем, с корнем. Непонятно зачем.

Кстати, я видел множество разных притонов, и дверные звонки у наркоманов и алкашей по жизни вот такие изуродованные или вообще отсутствуют. Почему так, я не знаю. Вот испытывают они какую-то патологическую ненависть к дверным звонкам, да и все тут! Приятнее им бить в дверь ногой или стучать кулаком. Зачем им это мерзкое треньканье звонка? Его ведь и не услышишь, особенно когда накачаешься ханкой.

– Стучи! – приказал я, встал позади Оленьки и взял дубинки в правую руку, прижав их к боку. Может, еще и обойдется? Соберет она вещи и уйдет. Хрен с ними, с уголовниками! Я свое отслужил. Пусть менты ими занимаются!

Оля прислушалась, наклонившись к двери, за ней и я. За дверью раздавались пьяные голоса – грубые, хриплые, – хохот, нарочито противный, какие-то повизгиванья и стук – будто уронили или пнули бутылку. В общем, нормальные звуки безудержного веселья, как его понимает деклассированный элемент.

М-да… давненько я по притонам не хаживал! А без броника, каски вообще не хаживал. Ну нечего мне делать в притонах! Кроме как класть всех на пол и вопить особо грозным громким голосом: «Лежать! Работает ОМОН!»

Оля постучала – несмело, потом сильнее. Никакого эффекта. Тогда я перегнулся через нее и хорошенько врезал в дверь пару раз – кулаком. Голоса за дверью сразу притихли, и через несколько секунд я услышал звук открываемого замка. Так-то я мог бы вообще снести эту дверь с петель, но зачем лишний шум? Опять же – а кто потом будет ремонтировать замок?

Дверь открылась, и на пороге появился высокий (чуть ниже меня ростом), плечистый парень лет тридцати от роду или чуть больше. Он пару секунд смотрел на Олю налитыми кровью глазами, затем довольно усмехнулся и закричал:

– Пацаны! Тут телка пришла, которую я выпер! Ну чё, распишем ее на всех? Чур, я первый!

И тут же сообщил Оле:

– Я же тебя предупреждал, сучка, чтобы не появлялась! Ведь сказал же! Ну, ты сама напросилась!

– У меня там документы, вещи. Отдайте! – храбро возопила Оля, но уголовник лишь осклабился:

– Ты мало платила мамаше, вот вещи и остались… в доплату. Но их тоже мало! Ты мне должна! Задницей отработаешь, поняла?

Парень был тяжело и давно пьян. Он стоял на ногах, двигался почти как трезвый, но остекленелые глаза четко указывали на то, что он или пьян, или под наркотическим угаром. Зрачки я не видел, но мне этого и не было нужно – я ЗНАЮ, что это так.

Он схватил Олю за руку, потянул к себе, она взвизгнула, и тогда вмешался я. Меня он почему-то упорно не замечал – кстати, тоже признак тяжелого наркотического опьянения. Он был весь сосредоточен на одной цели – получить вот эту красотку, и ничего не видел вокруг себя.

– Эй, ты, отпусти ее! – как можно более холодно и грозно сказал я, рассчитывая получить определенную реакцию. Вообще-то надо было глушить его сразу, но у меня был небольшой план.

– Чё?! Это кто там вякнул?! – поднял на меня взгляд парень, и, как по волшебству, в руке у него оказался нож, обычный нож, какие испокон веков делают на зоне – узкое лезвие, упор для большого пальца, наборная плексигласовая рукоятка. Хороший нож! Как раз на статью!

– Что, она привела, сука?! Щас я вас в натуре попишу!

Я всяких отморозков видел. И нарков под кайфом, и алкашей в тяжелом запое, и сумасшедших с ружьем-пятизарядкой. И этот, честно сказать, от своих «коллег» в будущем ничем не отличался. Они воспринимают только язык силы и успокаиваются только тогда, когда их реально глушат. А потому я дернул Олю назад и в сторону, освобождая себе дорогу на поле битвы.

Сказано громко, но, собственно, битвы никакой и не было. Было избиение. И зря я опасался (именно опасался, а не боялся!) – от былой стати боксера, похоже, осталось одно лишь воспоминание. Алкоголь, дурной образ жизни, а также лагерная пайка никак не способствуют успехам во всех известных единоборствах – кроме «литрбола».

Я перебросил одну из дубинок в левую руку и правой, ударом по запястью, выбил нож у своего противника. Затем левой дубинкой врезал ему в лоб с правой стороны, у виска, и добавил правой в то же место, только справа. Получилось очень быстро, вроде барабанной дроби: трррыть! И вот уже отморозок начинает валиться на пол, а я ему придаю направление – правой ногой в живот, от чего он влетает в квартиру, как мяч. И шагаю следом, перешагивая через бесчувственное тело… чтобы оказаться пред очами пятерых ублюдков, один другого омерзительней. Вот тут я начинаю снова «опасаться». Их слишком много, и преимущества у меня только два: наличие оружия ударно-дробящего действия в руках, а второе – неожиданность и скорость, с которыми я влетел в квартиру. Они еще не успели ничего сообразить, как я обрушился на них, будто куча кассетных бомб.

Направо! Налево! Направо! Налево!

Я хлестал их дубинками, не останавливаясь ни на миг, стук стоял – будто луплю по деревянным манекенам. Эти черти и были деревянными – на всю голову, трое из них все-таки успели достать ножи, хотя нож против дубинки – это сущая чепуха, особенно если ты привык им пугать, а не работать по-настоящему.

В общем, на расправу с этой гоп-компанией у меня ушло около минуты. Последним отправился в объятия Морфея шустрый паренек лет двадцати пяти. После того как я лишил его ножа, он попытался встать в боксерскую стойку (дурак! Бежать надо было!), и я с наслаждением отбил ему руки, нахлестав по локтям, закончив барабанной дробью по макушке. Теперь своими руками он не то что кружку долго не поднимет – и на собственный член силы не осталось.

Закончив бойню, я прислонился к стене плечом и застыл, переводя дух. Это все было сделано быстро и очень энергично. Даже для меня. Ведь каждый удар наносился не так, как наносит его барабанщик рок-группы, проворачивая палочки между пальцами и подбрасывая вверх. Бил я от всей души, стараясь пробить мышцы, раздробить кости, устроить сотрясение мозга. Чтобы после моего «массажа» супостат уже больше не поднялся.

Наверное, я все-таки даже меньше минуты все это делал, потому что Оленька еще стояла в дверях, открыв рот, – так, как я ее там и оставил. Когда ты в рукопашной, секунды растягиваются. Они становятся тягучими, как клей, и кажется, что с момента начала схватки прошла целая вечность. А на самом деле – всего лишь секунды.

И еще – сильно устаешь. Потому что организм работает на пределе возможностей, выдавая все ресурсы, что накопили мышцы. Вот я и выложился по полной. Увы, я не киношный и не книжный боец, который, перебив полдюжины здоровенных мужиков, пойдет дальше, насвистывая и поплевывая в потолок. Давно уже не тренировался, да и дыхалка… не та. Горько себе признаваться, но все-таки, вероятно, старею. А может, давно не тренировался, в этом дело? Эх, был бы тут какой-нибудь зал с единоборствами…

Хм… а чем мне не нравится боксерский зал? Почему бы и нет? Неужто тренер откажет, если его хорошенько попросить? Можно будет и в перчатки постучать… спарринг с кем-нибудь из секции устроить. Одно дело «бой с тенью», и другое – с реальным бойцом.

Да, что-то я растренировался совсем! Атлетика – это одно, а боевые искусства – совсем другое. Одно другому не мешает, но… боевую форму очень не хочется терять. Хотя для чего она мне сейчас? Ну… хотя бы вот для этого!

Я обвел взглядом поле боя… О поле, поле! Кто тебя усеял мертвыми телами?! И приказал Оле: во-первых, найти хозяйку квартиры; во-вторых, с хозяйкой вместе найти куски веревки, которыми я спеленаю имбецилов.

Через пару минут в комнате появилась пресловутая «баба Маня», она же в миру Мария Сергеевна. Женщина лет за шестьдесят, полуседая, растрепанная и с фингалом под глазом. Она тут же заявила, что сама расстреляла бы этого подлеца-сынка, да только пулемета, к несчастью, у нее нет (вот тебе высокие материнские отношения! Видать, шибко достал). И что она готова подать на него заявление, ибо он обворовал ее, ограбил – и все вместе со своими дружками. (То есть это банда! Еще лучше!)

А еще она сообщила мне прерадостное известие: оказывается, эти придурки каким-то образом сумели уйти на УДО, а не отсидели полный срок. А значит, они вернутся на зону досиживать, плюс к прежнему сроку добавится новый, за совершенное во время УДО преступление. Одно то, что у них в руках были ножи, признаваемые холодным оружием, уже было основанием для привлечения их к уголовной ответственности.

Потом я вязал негодяев, устраивая их «на ласточке», то есть ноги и руки вместе, сзади, злодей на животе. Ножи бросил возле них, стараясь не оставить отпечатков пальцев, и приказал женщинам под страхом расправы не трогать ножи руками. По карманам шарить не стал – нечего мне там искать.

Что интересно, никто из них во время моей работы по связыванию так и не очнулся. Хорошо я их все-таки приложил! Только уже когда связал, начали шевелиться, очумело поводя мутными глазами, издавая нечленораздельные звуки разбитыми ртами. Они, похоже, никак не могли понять, где находятся и что с ними произошло. А когда поняли, начали просить их развязать, мол, они все не при делах, это все Диман устроил, а они так, на минутку зашли. Я на них набросился, вот они и защищались. А ножи не их! Они тут ВСЕГДА валялись! В общем, обычная прокачка будущих разговоров со следователем и судьей. Только вряд ли это прокатит – хозяйка квартиры настроена решительно (и слава богу!).

Узнал я и то, как негодяи попали в квартиру. Марья Сергеевна их не пускала, так они дождались, когда та выглянет в коридор, да на ее плечах в квартиру и ворвались. Кстати, тоже очень замечательный факт – это вообще-то разбой называется. Ворвались, с ножами, ограбили, избили, ну и все такое прочее.

А потом приехали менты, которых вызвала Мария Сергеевна. Меня и Олю с хозяйкой квартиры опрашивали на месте, потом скопом отвезли в отдел – предварительно отправив туда шестерых отморозков, так и не закрывавших поганых ртов все время, пока они были рядом с нами. А говорили злодеи только об одном – что найдут меня, мою «сучку», что выйдут с зоны и посчитаются – и с мамашей, стукачкой ментовской, тоже. Что точно не прибавило им доброжелательного отношения со стороны приехавших ментов.

Выяснилось, что один из этих моральных уродов вообще в розыске – за убийство собутыльника, деньги вроде как не поделили. Урод собутыльника прирезал и скрылся. Полгода искали, найти не могли. И вот погляди-ка – нашелся!

В отделе снова опросили – мы дали объяснения происходящему. Я честно рассказал, что защищался с помощью вот этих палок (их захватили с собой как вещдок) и что превышения самообороны не было, ведь злодеи были с ножами, это и докажет любая экспертиза, осмотрев отпечатки пальцев на рукоятках ножей. Где взял палки? А на лестничной площадке валялись! Может, злодеи и принесли?

Продержали нас до полуночи. Из отдела я позвонил Зинаиде и сказал, что задержусь до утра – Оля и хозяйка квартиры боятся оставаться одни после такого стресса. На что Зинаида довольно-таки холодно ответила, что я могу делать все, что считаю нужным. Ну а я посчитал нужным этой ночью успокоить Оленьку всеми доступными мне способами, кроме особо экзотичных, требующих специальной подготовки. Что и проделал, после того как мы прошлись по улицам города прямиком до квартиры Марии Сергеевны. Транспорт уже не ходил, по причине глубокого ночного времени, а вызвать такси в этом времени было настолько проблематично, что и думать об этом позабудь. Да и шагать не так уж и далеко – по Октябрьской, по Мичурина, до Братиславской, ну и вниз, до самого дома.

Мария Сергеевна без всякого неудовольствия восприняла известие, что я «молодой человек» ее квартирантки и теперь буду время от времени к Оле приходить, так сказать, навещать. Баба Маня спокойно ответила, что дело молодое (я чуть не закашлялся) и что она все прекрасно понимает. Только чтобы кровать не сломали – больно уж я большой и тяжелый. А так пожалуйста, ежели у нас с Олей «любофф»!

Оказалось, Оленька ей уже все уши прожужжала о том, что у нее есть мужчина, и он такой настоящий мужчина, что просто ах! И все ей завидуют. В общем, это я. Насчет которого завидуют. И всем привет!

На следующий день мы с Олей встали с постели около половины одиннадцатого. Утра, само собой. Утро провели со смыслом, с двойным смыслом. Два раза, в общем.

Кстати, Оля почему-то все время восхищалась, какой я активный в постели, и меня это начало слегка напрягать. То ли я настолько старо выгляжу, что любой секс-марафон с моей стороны кажется партнерше необычайным подвигом, даже смертельным подвигом – вроде броска на амбразуру. Типа «старикашка мог и помереть на подруге во время секса, а вон что творит».

А может, сравнивает с кем-то, кто был у нее до меня. Ведь кто-то же был у нее до меня? И кто-то научил ее сексу, которого в СССР, само собой, никогда не было!

А может, это моя снайперская паранойя. Перестраховка. Когда допускаешь любые возможные и невозможные опасности, даже нападение йети и звездных пришельцев.

Но все было не важно. Мне с Олей хорошо. Очень хорошо! Не любовь, конечно, но… тяготение плоти – это тоже что-то значит. Вот тянет меня к ней, и все тут! Больше, чем к другим женщинам. Наверное…

Уже когда мылся в душе, вдруг понял, почему меня так тянет к Оле. Она похожа на мою жену! Тип женщины такой же – стройная, крепенькая спортивная фигурка, небольшая грудь, карие глаза и короткая прическа. Ну вот чуть подправить, и… копия, да и только! М-да… странные пируэты выписывает подсознание.

Но меня и к Зинаиде тянет! Почему? Вот она как раз полная противоположность Оле – достаточно высокая, худощавая, почти худая, «ноги от зубов», глаза сине-голубые. Да и лицо другое. У Оли мелкие черты лица, она словно подросток, школьница… Тогда как Зина – воплощение строгой, холодной красоты, сияющей ледяными глазами.

Я с юности пугался таких холодных красавиц, потому что казалось, что я, такой мелкий и ничтожный, ни за что не буду ими замечен. А если и замечен, то лишь для того, чтобы надо мной посмеяться. У них свои мальчики – высокие блондины с разворотом плеч, как у чемпионов мира по плаванию. А я… убогая козявка – и на фиг им не нужен.

А может, это я сейчас наверстываю? Теперь я – тот… хм… с разворотом. И чувствую это. И хочу ЗАПРЕТНОГО, того, чего не мог попробовать в юности!

Ладно. Это все философствования, а мне пора и сваливать отсюда. Потом разберусь со своими женщинами. Женщинами?! Своими?! У меня что, их ДВЕ? Это когда Зинаида стала МОЕЙ женщиной? Она просто коллега. И ничего другого!

Кстати, придется ей отдавать долг. Нет, не денежный, хотя и это тоже – все-таки это ее деньги, она на меня не рассчитывала в своих тратах, но сделать так, чтобы она в старости не испытывала нужды, как испытали ее многие пенсионеры в девяностые годы, я просто обязан. Иначе свинья я, а не мужик. Она вытащила меня из психушки, сделала мне документы, поселила-прописала в своей квартире, кормит-поит, денег дает – считай, полностью взяла на обеспечение. Не знаю, что бы я без нее делал. Нищенствовал, наверное. В грузчики подался бы – а куда еще? Жить-то на что-то надо. Вагоны бы разгружал…

Завтракать не стал, хотя женщины меня уговаривали. Отговорился, что аппетита нет. Поцеловал Оленьку, и вперед, к победе… чего? Да хрен знает чего. Самому пока что надо устроиться, а потом уж победы устраивать.

Зинаиды дома не было. На обеденном столе стояли тарелки с бутербродами, чашка с кусочком лимона и сахаром внутри ее (столько, сколько я люблю) и записка:

«В холодильнике борщ и котлеты. С тобой, насчет работы, все решено – как ты и хотел. Ешь, отдыхай, потом поговорим. Буду вечером. З.»

Я тут же захотел есть, смолол пару бутеров с колбасой (сырой и копченой), пока грелся чайник. Потом налил в кружку кипятка и, прихватив тарелку с бутербродами, отправился в свою комнату. Этот день я решил посвятить прогрессорству. Письмецо буду составлять – куда надо!


предыдущая глава | 1970 | cледующая глава







Loading...