home | login | register | DMCA | contacts | help |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

Loading...


Глава 15


Утром следующего дня меня позвали к начальнику госпиталя. Зайдя в кабинет, я увидел Загряжского и Бурденко. Поздоровался.

— И вам здравствовать, Валериан Витольдович! – отозвался Загряжский. Бурденко кивнул. — Проходите, присаживайтесь.

Я подчинился. Загряжский посмотрел на меня, затем на Бурденко. Николай Нилович выглядел мрачно.

– У меня для вас неприятная новость, — сказал со вздохом. – Начальник Главного санитарного управления Муравьев отклонил ваши предложения.

– Какие? – не врубился я.

— По переустройству оказания медицинской помощи на фронте, — пояснил Бурденко. – Вы, что, забыли?

— Простите! -- повинился я. – Замотался. В последние дни было много работы.

А еще один зауряд-врач влюбился…

– Понимаю, – кивнул Бурденко. – Тем не менее, случилось. Такие дельные предложения! – вздохнул он. – Мы их обсудили, поддержали и присовокупили свои рекомендации. А их – в урну! – он сжал кулаки.

Чего-то подобного я ожидал. Но все равно неприятно.

– Чем Муравьев объяснил отказ?

– А ничем! – Николай Нилович развел руками. – Только резолюцию начертал. «Какой-то лекаришка будет нас учить!» – процитировал он сердито.

Я ощутил приступ гнева. Лекаришка? Скольких людей я уже вытащил с того света! А это зажравшееся мурло…

– У вас все, господа?

– Да, – кивнул Загряжский. – Мы позвали вас сообщить.

– Спасибо! – я встал. – У меня сегодня нет операций, Филипп Константинович, раненых не ожидается. Могу я отлучиться?

– Ради бога! – замахал он руками. – Хоть на весь день. Вы и так трудитесь без выходных. Отдыхайте!

– Благодарю, – кивнул я и вышел.

У ворот госпиталя я поймал извозчика и велел везти меня в «Европу». Ехать было недалеко. Велев извозчику ждать, зашел в холл.

– У вас проживают репортеры из Москвы? – спросил у портье.

– Нет-с! – сообщил он. – Не заезжали-с.

– Может, знаете, где живут?

– Спросите в «Одессе» или «Либаве». Еще можно в «Московской». Здесь рядом.

Я дал ему полтинник и вышел. Извозчик повез меня по гостиницам. Большой нужды в этом не было – гостиницы располагались в шаговой доступности, но я их не знал в отличие от извозчика. Везде ждал облом. На мой вопрос портье только разводили руками. Репортеры или не приехали, что вызывало сомнения: визит государыни в Минск – это вам не хухры-мухры, или чалились по меблированным комнатам. Но вот как их отыскать? К местным журналистам обращаться бесполезно – трусливые. Читал я минские газеты. По всему видно, что они у местного начальства в кулаке.

Полтинники давать я перестал – так и без денег можно остаться. Услыхав очередное «нет», поворачивался и уходил. Садился в коляску, и извозчик вез меня к следующей гостинице. Меня уже подмывало отказаться от затеи. Гнев ушел, но упрямство осталось, и оно не давало отступить. Личную обиду стерпеть можно. Пусть я «лекаришка», но одним росчерком пера обречь на смерть тысячи людей…

Повезло только в десятой по счету гостинице. Называлась она «Москва Брестская» и находилась на улице Суражской рядом с Брестским вокзалом. Гостиница оказалась крохотной и обходилась без портье, хотя какая-то толстая тетка в каморке за дверью сидела.

– Есть репортер! – сообщила она. – Господин Светозаров, – она оглянулась и понизила голос. – По пачпорту он Комарицкий Егорий Фирсович, но велел звать себя Светозаровым. Сказал, что из газеты «Московский листок».

Это я удачно зашел. «Листок» власть не любит, а журналист, похоже, с претензиями. Светозаров, говорите?

– У себя?

– Завтракать пошел в ресторан на вокзале. Туда! – тетка указала рукой.

– Как его узнать?

– Худощавый, лет двадцати пяти, носит усики. Одет по английской моде: в клетчатый пиджак, большую кепку и ботинки с гетрами.

Я дал ей рубль. Она схватила монету и зажала ее в кулаке.

– Благодарствую, господин офицер!

На улице я рассчитался с извозчиком и направился к вокзалу. Ресторан располагался на первом этаже левого крыла. Я вошел в зал и осмотрелся. Людей было мало, и я обнаружил объект. Хлыщ в клетчатом пиджаке сидел за столом у кадки с пальмой и курил, сбрасывая пепел в чайное блюдечко. Тонкие усики, набриолиненные, прилизанные волосы… Я подошел к столику. Он удивленно уставился на меня.

– Господин Светозаров из «Московского листка»?

– Да! – приосанился он. – С кем имею честь?

– Зауряд-врач Довнар-Подляский Валериан Витольдович.

– Присаживайтесь! – он указал на свободный стул. – Чем обязан?

– Как мне обращаться к вам?

– Зовите просто Жорж. Не люблю церемоний.

– Хотите сенсацию, Жорж?

Он уставился на меня, затем перевел взгляд на ордена на мундире. Откинулся на спинку стула и забросил ногу на ногу. Я увидел желтый ботинок с высокой шнуровкой и полосатые гетры.

– Сенсаций все хотят, господин Довнар-Подляский, – сказал он иронично. – У вас она есть?

– Да.

– Какая?

– Как вы смотрите на статью с названием «Кто повинен в смерти русских воинов»?

– Стоп! – он сбросил ногу с колена и осмотрелся по сторонам. – Не здесь. Пожалуйте ко мне в номер!

И мы пошли…



предыдущая глава | Зауряд-врач | cледующая глава







Loading...