home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава тридцать седьмая

– Что ты здесь делаешь? – уже сотый раз спросил Лиам, ошарашенный не меньше меня. – Что ты вообще здесь делаешь?

Я не могла выдавить ни звука – только крепче обнимала, уткнувшись лицом во фланелевую куртку, будто он был миражом, который может исчезнуть в любой момент.

Парень вдруг напрягся и повернулся к входу. Пистолет Романа оказался в нескольких сантиметрах от его черепа.

– Привет, Рембо, – процедил Лиам сквозь стиснутые зубы. – Не хочешь чуточку его опустить?

Я высвободилась из его рук, и, повинуясь моему кивку, Роман опустил пистолет.

– Простите, – пробормотал он. – Старые привычки.

– Ага, со мной тоже случается, – кивнул Лиам, не переставая настороженно рассматривать Романа.

Тот вошел в амбар, настороженно оглядываясь.

– Привет… хм, похоже, Зу приглянулся этот незнакомец, – произнесла Приянка, показавшись в проеме двери. Ее лицо внезапно посветлело. – Ух ты! Лошадка!

И Приянка ринулась мимо нас прямо к ближайшему загону. Стоявшая там белая лошадь наблюдала за происходящим, невозмутимо пережевывая сено.

– Это Снежинка, – сказал Лиам, с изумлением наблюдая, как в амбар заходит Макс. – Осторожно, она… уф, она кусается, когда нервничает. – Парень снова взглянул на меня, словно спрашивая: кто все эти люди?

– У нас есть кое-что общее, милая Снежинка, – проворковала Приянка, погладив лошадь по носу. – И кстати, это даже странно, что я узнала имя лошади раньше, чем твое…

– Это Лиам Стюарт, – пояснил Роман, обойдя амбар по периметру и возвращаясь к нам. – Это же ты, верно?

Я понимала, почему они в такой растерянности. Нынешнее состояние Лиама можно было описать одним словом: огрубевший. Сильно отросшие волосы всклокочены, кожа пепельно-бледная, под глазами залегли темные круги. И еще парень обзавелся внушительной бородой. По левому виску тянулся длинный шрам, а воротник рубашки был порван.

– Во плоти. По крайней мере, по большей части. – Лиам нахмурился. – Зузу, может, представишь мне своих друзей?

О, верно.

– Новая подруга Снежинки – Приянка, Роман – единственный, кто не забыл об осторожности, перед тем как войти в незнакомое место, а Макс… – Я огляделась. – А где Макс?

– Тут, – откликнулся тот из глубины амбара. Макс встал прямо под солнечный луч, проникавший сюда сквозь дырку в крыше. – Он такой красивый. Как золотая лента.

– Ладно, Максимо, – вздохнула Приянка, – думаю, тебе нужно немного поспать.

Лиам едва заметно усмехнулся, переступая с ноги на ногу. Он двигался скованно, медленно, как будто…

Я схватила его за руку, заставив остановиться. На рубашке краснела небольшая клякса, как раз над его левым бедром. Я откинула полу куртки и увидела пятно засохшей крови и рваную дырку в ткани. Я запаниковала.

– Господи! В тебя стреляли?

– Я в порядке, – ответил он, положив свою ладонь поверх моей.

Пока мы искали Руби, в него стреляли. Он был ранен.

– Зу. – Лиам сжимал мою руку все сильнее, пока я не подняла на него взгляд. – Сейчас я в полном порядке. Я был в плачевном состоянии, но Сэм и Лукас заботились обо мне последние несколько недель. Однако я хочу убедиться, что в порядке ты. Я смотрел новости. Это потрясающе, но видок у тебя еще тот.

– Зато меня не подстрелили, – заявила я, борясь с искушением вцепиться в него и как следует тряхнуть. Но я лишь снова его обняла и ощутила, как он привалился ко мне. – А еще от меня не пахнет сеном. Они что, заставили тебя тут ночевать? Где вообще Сэм с Лукасом?

Лиам испустил глубокий осторожный вздох.

– Они отправились искать Руби.

– Что ж, это не просто безумное совпадение, – проговорила Приянка, сразу становясь серьезной. – Вообще-то мы тоже.


Мы вошли в дом, не таясь, через переднюю дверь, спугнув петуха, оккупировавшего крыльцо. Поднимаясь по ступенькам, Лиам тяжело опирался на перила. Потом он поколдовал над старым замком, мы отчетливо услышали щелчок отодвигающегося засова.

– Старая школа, – одобрительно произнесла Приянка. – Мне нравится.

Маленький дом словно заключал каждого вошедшего в уютные теплые объятия. Я виделась с Сэм и Лукасом только дважды – еще тогда, когда центром притяжения для всех нас была Руби. И хотя знала о них немного, я во всeм видела следы их присутствия. Дерзкая смелость Сэм проявилась в расцветке стен и выборе разномастных предметов мебели, которые удивительным образом сочетались друг с другом. Молчаливость Лукаса и его доброжелательность – в сделанных «Полароидом» фотографиях, развешанных по всем комнатам. В углу гостиной стоял мольберт с незаконченной картиной. Мне было достаточно увидеть резкие алые и черные мазки, чтобы догадаться, кто ее нарисовал.

Когда мы шли по дому, Лиам заметно напрягся. Странно, что он до сих пор еще не начал бросаться на стены. Задержавшись в чистенькой старомодной кухне, он подошел к столу рядом с плитой и взял телефон, который стоял там на зарядке.

– Откуда здесь вода? – спросила я.

– У ребят есть колодец и еще собственный очиститель, – сообщил Лиам. – Подожди секундочку, и я принесу вам стаканы.

– Кому ты пишешь? – раздался голос Романа из соседней комнаты.

Приянка развалилась на старом кожаном кресле. Макс задремал на диване, уткнувшись лицом в ладонь. На другом конце дивана сидел Роман, прямой, будто проглотил шомпол, и пристально смотрел на нас двоих.

– Своей подруге Вайде, – зевнула Приянка. – Она хочет узнать, имеет ли Зу какое-то отношение к слухам об «инциденте» в обучающем центре Мура. Похоже, тот уже пытается раскрутить эту новость.

Лиам чуть не уронил телефон и обеспокоенно посмотрел на меня.

– Неплохое предположение.

– Это не предположение, – сказала я. – Мои друзья – другие.

Он поднял бровь.

– Мы все другие.

– По-другому другие, – пояснила я.

Лиам начал что-то печатать, хмуро поглядывая на Приянку.

Та ответила ему скучающим взглядом.

– Ага, я могу читать, что ты пишешь.

Парень выругался себе под нос и стер текст.

– Мне немедленно нужны объяснения, но сначала мне нужно сообщить Сэм и Лукасу, чтобы они возвращались.

– Это их телефон? – спросила я.

– Это трубка Сэм. Я работаю промежуточным звеном в их переписке с Вайдой, пока они ищут Руби. Похоже, безопаснее перебрасываться информацией через посредника. К тому же Вайде лишь недавно удалось отвязаться от остальных агентов и отправиться на задание в одиночку.

– Этот способ связи безопасен? – спросил Роман, занимая позицию у окна. Я наблюдала за ним, пытаясь понять, почему он не может расслабиться хотя бы на секунду.

Лиам снова оторвал взгляд от экрана, словно не веря своим ушам.

– Я отправлял секретные сообщения, когда ты еще в носу ковырял.

Наполняя стаканы водой, я взглянула на него.

– Они – мои ровесники, приятель.

– Но мальчики развиваются медленнее девочек, – добавила Приянка.

– Почему мы говорим о моих слизистых выделениях? – спросил Роман.

Телефон завибрировал снова.

– Что мне рассказать ей насчет того заведения? – уточнил Лиам. – Мур пытается все представить так, будто ты сожгла дотла милое красненькое школьное здание.

Приянка закатила глаза.

– Мы бы его сожгли, но там было чересчур много бетона.

– Спроси ее, было ли известно о происходящем ей или Толстяку.

Мне нужно было разобраться. Мне нужно было понять, почему.

Лиам снова помрачнел и быстро напечатал сообщение. Затем он осторожно провел большим пальцем по моему подбитому глазу, рассматривая порезы и синяки на моем лице, словно карту сокровищ.

Я отошла от него подальше и сделала большой глоток воды.

– Последние дни выдались весьма насыщенными.

Лиам натянуто улыбнулся.

– Ты молодец. Давай я принесу немного льда для этого фингала.

Прихватив стаканы и джем, я вернулась в гостиную. Лиам принес хлеб и пакет замороженных груш, которые я с благодарностью приняла, рухнув на диван. Роман взглянул на нас со своего наблюдательного пункта у окна. Я показала ему на свободный уголок.

Наконец выражение его лица стало чуть менее напряженным. Когда парень сел рядом, наши ноги соприкоснулись, и я ощутила каждую точку этого соприкосновения.

– Вайда говорит, что будет здесь через час, – сообщил Лиам, рассматривая нас. – Похоже, она шла по твоему следу с тех пор, как ты покинула Убежище. – Он с трудом сохранял невозмутимый вид. – Там вообще хоть что-то сохранилось?

Крошечные проблески надежды в его глазах застали меня врасплох. Я открыла рот, но не могла произнести ни слова. Вместо этого я вспоминала его лицо, когда он устраивал мне и Толстяку экскурсию по дому. Тогда он излучал гордость и счастье.

Даже Приянка умолкла, предоставив объяснения Роману.

– Постройки можно спасти, но местонахождение раскрыто. Ты никогда не сможешь вернуться туда.

Лиам одарил его еще одним долгим взглядом.

– Спасибо, что смягчил удар.

Чувство вины, которое нарастало в моей груди, наконец-то вырвалось на волю.

– Это все из-за меня. Я не могу сказать… Мне так жаль, я не знаю, как сказать по-другому! Если бы я догадалась, что за нами следят…

– Ты сделала именно то, чего мы от тебя хотели, не забывай об этом, – сказал Лиам. – Я потому злюсь, что меня не было там, чтобы защитить детей. Спасибо, что помогла им выбраться. – Он посмотрел на моих спутников – Спасибо вам. Пока что дети в безопасности, с мамой и Гарри, а остальное не важно. Убежище всегда было больше, чем… Ладно, как бы там ни было, мы сможем вместе отстроить его заново.

«Он хочет вернуться», – осознала я. Он по-прежнему не хотел связываться с более глобальными проблемами.

– Что случилось с тобой? – спросила я. – Мигель, Джейкоб и Лиза передали только то, что ты выходил на связь, но они потеряли тебя, когда ты отправился к последнему известному местонахождению Руби. Как ты получил это? – Я показала на огнестрельную рану.

Лиам еще раз протяжно, глубоко вздохнул и опустился в потертое кожаное кресло.

– Я получил наводку через нашу сеть. Через нее мы обычно узнаем о «пси», которым нужна помощь. Особых сложностей не предвиделось, и даже когда телефон начал сходить с ума, я не удивился – ты же знаешь, какой ненадежной может быть сотовая связь. Даже адрес заброшенного многоквартирного дома в Кеннетте, в Миссури, меня не насторожил. Многие дети селятся в брошенных постройках, считая, что там безопасно.

– Но все оказалось иначе, – подсказала я.

– Верно. Я вошел. Никакого ребенка там не было, зато меня встретили четверо вооруженных до зубов парней. Мне удалось с ними справиться и сбежать, но на прощание они оставили мне подарочек. – Он показал на свою рану. – Но вряд ли меня собирались убить. Типичное везение Лиама Стюарта – досталось рикошетом. Я даже думаю, что они явились туда не ради меня. Я слышал, как один из них произносил имя Руби.

– Боже, – пробормотала я. Мелкие детали постепенно складывались в стройную картину.

– Обратно я мчался как безумный, пытаясь по дороге написать сообщение Руби. Она ушла на несколько дней раньше меня и не выходила на связь… – Парень осекся и бросил на меня быстрый взгляд. – Я почти терял сознание, но понимал, что еду в сторону Канзаса. Я отправил Сэм сообщение со своими координатами и съехал в канаву, чтобы уничтожить телефон – на случай, если те парни следили за мной. Я знаю, что всe это время вы безумно волновались за меня, и от этого мне очень погано.

Так и есть. Но я решила не добивать его.

– Сэм с Лукасом умудрились меня разыскать и привезли сюда. Они позвали соседа, который нам сочувствует, чтобы он меня заштопал. И отправились искать Руби. А я застрял здесь. Сэм и Лукас забрали единственную машину. В какой-то момент я даже собирался поехать верхом на Снежинке, но она и правда кусается, когда нервничает, а она нервничает каждый раз, когда видит представителя мужского племени.

– И я ее в этом не виню, – пробормотала Приянка.

– А потом началась эта заваруха вокруг тебя, и тебя начали рвать на части, хотя в тебе никогда не было ни толики злой воли. – Горечь в голосе Лиама была чем-то новым для меня. – Проклятье… что вообще происходит? Ты понимаешь?

Я посмотрела на Романа, не зная, с чего начать.

– Думаю, мы наконец разобрались. Ты знаешь что-нибудь про «Синюю звезду»?

– Сукин сын, – произнес Лиам, проводя рукой по волосам.

– Ага, так ты знаешь про «Синюю звезду», – обрадовалась Приянка. – Тогда нам добавить нечего.

Макс вдруг встрепенулся. Я передала ему стакан воды, стоявший на столике.

– У вас нет сока? – спросил он, его сонный голос звучал, как у пьяного.

– Ему нужно поднять уровень сахара, чтобы выудить кого-то. Неслабо так поднять, – пояснил Роман в ответ на мой вопросительный взгляд.

– Выудить? – спросил Лиам.

– По-другому другой Макс владеет способом установить местонахождение Руби, – прокомментировала Приянка, вставая и направляясь на кухню. Лицо Лиама просветлело, пока она не добавила: – Но ему нужно немного отдохнуть и восстановить силы, иначе вылавливание будет неточным и может расплавить ему мозги.

Лиам откинулся на кресле и нахмурился. Я заметила, как он поглядывает на Макса, хотя я и вернула разговор к предыдущей теме.

– Предполагаю, ты также знаешь, что Руби бывала у Клэнси, – сказала я.

Лиам стиснул губы, так что они превратились в тонкую линию.

– Да. Его мать попросила ее заходить дважды в год – убедиться, что его память не восстанавливается. Я понимал: что-то происходит, и он постепенно вспоминает прежнюю жизнь. Это единственная причина, почему он начал подсовывать ей эту информацию.

Приянка, Роман и я подвинулись поближе.

– Продолжай, – сказала Приянка.

– Ты знаешь, как Лилиан добилась снятия ареста со своих счетов? – спросил Лиам. – Перед тем как исчезнуть, Грей возобновил отношения с родственниками по отцовской линии и оставил им некоторое количество первосортного компромата. А младший, похоже, унаследовал от отца его любимые трюки. Хотя Лилиан и держала эту историю в секрете, Клэнси каким-то образом прознал об этих материалах и начал по частям выдавать сведения Руби. Я видел, что, приманивая ее маленькими фрагментами чего-то жуткого, он пытается выяснить, на что она отреагирует.

– Проклятье, – только и выговорила я.

Парень кивнул.

– Мне кажется, он догадался, что именно она подавляла его воспоминания, хотя никогда не показывал вида. Руби стала всe чаще возвращаться туда, пытаясь вытащить из него больше. Он рассказал ей о каком-то сервере, который выключен и который нужно просто включить. Я ссорился с ней из-за этого. В итоге она согласилась, что это приманка и что она предупредит Лилиан и перестанет к ним заходить.

Так вот из-за чего они ссорились.

– А теперь он исчез, – закончил Лиам с горечью. – В новостях об этом не говорят, но Вайда сообщила, что он был «похищен» утром по дороге в школу. Это явно сделал кто-то из своих. Однако, судя по вашим лицам, это для вас не секрет.

– Ага, – подтвердила я, шумно выдохнув. – Это так.

– Вы… – Лиаму пришлось сделать над собой усилие, чтобы говорить спокойно. – Вы можете рассказать мне все, что вам известно? Потому что мне страшно, и не знаю, сколько еще смогу продержаться, не понимая, прав ли я.

– Конечно. – Я уже набрала в грудь воздуха, когда за окном по грязи и гравию зашуршали шины.

– Это не может быть Вайда – слишком рано, – насторожился Лиам, с трудом пытаясь встать. Я подставила ему плечо, помогая подняться. Однако Роман раньше нас оказался у окна, выглядывая из-за занавески.

– Где ты взяла этого паренька? – одними губами спросил Лиам, скосившись на меня.

Я рассердилась. Хорошо, что хотя бы один из нас пытался оставаться начеку. Я не собиралась подтрунивать над Романом за то, что он всегда был готов ко всему. Тем более что эта способность пожирала его изнутри.

Лиам переводил взгляд с него на меня, и мое лицо смягчилось под его внимательным взглядом.

– Не вздумай, – предупредила я.

– То-очно? – подмигнул мне он.

На мгновение сквозь боль и щетину проглянул прежний Лиам.

– Опасности нет. – Роман отступил в сторону и отодвинул занавеску, чтобы мы могли посмотреть сами.

Мне достаточно было одного взгляда на темную фигуру, которая вышла из машины и теперь настороженно рассматривала фасад дома. Я выскользнула из-под руки Лиама и побежала к двери, открыв ее так резко, что напугала Толстяка.

– Боже правый! – воскликнул он, схватившись за сердце, когда я подскочила к нему. – Как будто я и так недостаточно переживал за тебя последние дни, именно ты почти довела меня до…

Я чуть не сбила его с ног.

– Ты в порядке? Где ты был?

– Где я был? – спросил он, обнимая меня так крепко, что мои ноги оторвались от земли.

– В новостях сказали, что ты исчез – я подумала, что тебя забрали для допроса или наказали из-за меня…

– До этого даже не дошло, – заверил он, наконец опуская меня на землю. Он положил руки мне на плечи и ободряюще их стиснул. А я поправила очки, которые чуть не сбила с его носа. – Кейт вывезла меня из города в багажнике еще до того, как объявили о роспуске Совета Пси. И как раз вовремя. После того, что случилось прошлой ночью, они бы все равно просто скинули нас в яму и так оставили.

Меня охватил ужас.

– Ты имеешь в виду заведение Мура?

– Его заведение?… – Толстяк покачал головой. – Нет, об этом я вообще не слышал. Я о другом: кто-то пытался взорвать кортеж Джозефа Мура, когда он ехал по Чикаго, а потом кому-то удалось убить представителя ООН, который направился к месту взрыва для расследования.

Я тяжело вздохнула и закрыла глаза.

– Дай угадаю, на кого они это повесили…

Толстяк сжал мою руку.

– Кто-то в ФБР запустил в СМИ ложную утечку, что это был «Псионный круг», – сказал он. – Кое-кто из Совета Пси пытается объединиться с несколькими бывшими членами Детской лиги, чтобы придумать план. Но когда я наконец связался с Лукасом, он велел, чтобы я ехал прямо сюда. Теперь я понимаю, почему.

Мое сердце тревожно засбоило, когда входная дверь со скрипом отворилась.

– Ну, думаю, я – не единственная причина, – проговорила я, отступая в сторону.

Лиам, хромая, вышел на крыльцо и вцепился в перила. Он пытался сдержать эмоции, но его челюсть двигалась взад-вперед. Толстяк выпрямился, одернул свой и без того безупречно на нем сидевший свитер и слаксы.

Я еще немного попятилась: «Надеюсь, что мне не придется тащить их друг к другу?»

Но вот Толстяк протянул к Лиаму руки.

– Ну же, – мягко сказал он. – Не сопротивляйся урагану.

Слабаяулыбка осветила лицо его друга.

– Только если ты на этот раз обещаешь меня не бросить.

– Только если ты пообещаешь, что мы перестанем говорить дурацкими эвфемизмами, – проворчал Толстяк, – и дашь посмотреть на жуткую рану, которую ты ухитрился заиметь.

– Ладно, ладно, – ответил Лиам. – Заходи. Можешь повозиться со мной немного.

Толстяк поднялся по ступенькам и подставил плечо под руку Лиама, который раскрыл ему объятия, делая вид, что хочет того поддержать.

– Честно говоря, если бы ты был немного поосторожнее…

– Наконец-то, – прошептала я, поднимаясь следом за ними, – они снова вместе.


Три года назад | Темные отражения. Темное наследие | Глава тридцать восьмая