home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Ловушка Ласкера

ГРАНАТА ОКАЗАЛАСЬ ЗНАЧИТЕЛЬНО ТЯЖЕЛЕЕ, чем выглядела. Джоэлю2 неловко было бежать с нею, если учесть серьезные предостережения Пемы: та объяснила, что произойдет, если он уронит эту штуку. Внешняя оболочка из трисульфида титана была гладкой на ощупь – иными словами, опасно скользкой. И дождь делу не помогал.

Джоэль2 из осторожности держался позади контейнеров, укрывался за грузовиками и проползал под транспортером, используя все, что могло послужить укрытием. Он благоразумно двигался не по прямой, а зигзагами, не столько приближаясь ко мне, сколько перемещаясь по площадке. И наконец оказался за краном Таравала. Благодаря мне безумный ученый все еще рассуждал о религиозной философии, исторических прецедентах и оправданиях того, что «следует сделать». Сплошная чушь, но я старался, чтобы он не отрывал от меня глаз. Продолжай говорить, псих.

Пока Таравал произносил свой дурацкий монолог, Джоэль2, держась одной рукой, поднимался по лестнице к кабине крановщика. Учитывая, что перекладины лестницы стали скользкими от дождя, а в руке он держал оружие массового уничтожения (хотя тогда я этого не сознавал), задача была не просто трудной – устрашающей. Хуже того, я вынужден был не сводить глаз с Таравала, который продолжал разглагольствовать.

– Если бы только люди придерживались фундаментальных догм человеческого прогресса, а не догматических заповедей так называемых вершителей правосудия, мы жили бы в лучшем мире. Но, увы, кардинальные отклонения от стандартных процедур, насаждаемые новаторами вроде Корины Шейфер, привели к тому, что миром правят денежные мешки, законодатели и адвокаты. Инновации сведены к наименьшему общему знаменателю, приносящему прибыль. Наше поколение пало духом, а я потерял терпение, мистер Байрам. – Таравал повернулся к консоли крана и коснулся нескольких иконок. – Сильвия, моя дорогая, подъем! – Он поднял магнит, отключил и втащил Сильвию в кабину крановщика.

Магнит снова опустился и замер на полпути между мной и кабиной.

Приподняв голову моей жены за подбородок, Таравал подтянул ее к биометрическому сенсору консоли. К счастью, ничего не произошло.

– Открой глаза! – крикнул он ей.

Хватит слов. Пора действовать.

Пользуясь тем, что он отвлекся, я подпрыгнул, стараясь ухватиться за болтающийся надо мной магнит крана. Потребовалось несколько попыток, но я сумел ухватиться за него, еле-еле зацепившись пальцами за скользкий край металлического диска шириной почти два метра. Подтягиваясь, напрягая мышцы, я увидел, что Джоэль2 уже почти у самой кабины крановщика. Я неуклюже забрался на тяжелый металлический магнит, думая, что смогу раскачать его, подвести ближе к кабине и схватить Сильвию. Это был единственный план, какой пришел мне в голову. В это время Джоэль2 добрался до верха лестницы. Я кивнул ему, надеясь передать, что Таравал занят. И тут увидел.

Гранату.

Я почувствовал не тревогу, а облегчение. Если бы я слышал лекцию Пемы о том, как опасна эта граната для того, кто ее бросает, возможно, я бы постарался убедить Джоэля2 обойтись без нее. Но в этот миг, когда наши взгляды встретились, я ощутил, что снова горжусь им. Ревность исчезла; исчезла экзистенциальная тревога относительно того, кто из нас настоящий Джоэль Байрам. В ту минуту я гордился нами обоими и готов был считаться любым из нас. Гордился тем, что нас двое и мы оба делаем все, чтобы спасти нашу жену.

Поднялся ветер, и я начал раскачивать магнит, как маятник. Я делал это, бегая с одной его стороны на другую, но почти безрезультатно. Металлический диск, на котором я стоял, и прикрепленный к нему кабель весили, должно быть, не меньше тонны. Надеясь, что мой импровизированный воздушный полет хотя бы отвлечет Таравала от Джоэля2, я поднатужился и издал могучий вопль. Поразительно, но магнит слегка закачался.

К несчастью, в этот миг замигали желтые огни на кране и внизу в портале.

Черт, она открыла глаза.

Я протянул руку к ограждению, увеличивая амплитуду, чтобы заставить магнит двигаться.

Поехали.

Мои пальцы коснулись одного из прутьев ограждения; заревели сирены тревоги.

Сосредоточься. Не отпускай. Ты можешь это сделать.

– Сильвия! – заорал я. – Прыгай!

Они с Таравалом посмотрели вниз, на меня. Затем Джоэль2 подтянулся, оказался в кабине и встал. Теперь он стоял глаза в глаза с Таравалом.

Увидев моего двойника, Таравал посмотрел на меня, потом снова на него: я раскачивался на магните в трех метрах под ним, а Джоэль2, держа в руках прототип телепортационной гранаты, стоял всего в двух метрах от него.

– Ты меня уже обманул! – сказал Таравал, грозя пальцем. – К счастью для меня, во второй раз не получится.

Он вытянул палец к треугольной зеленой иконке на консоли. И собирался нажать ее, когда Сильвия бедром оттолкнула его.

Джоэль2 схватил ее за плечи.

– Мы тебя нашли, – сказал он, быстро поцеловал в лоб и вытолкнул из кабины крановщика.

– Джоэль! – падая, закричала она.

Магнит со мной на верхней плоскости двигался к Сильвии.

Все, через что ты прошел, вся твоя жизнь – все было ради этой проклятой минуты, Джоэль. Не промахнись! Лови!

Я поймал ее под мышки, и неожиданная тяжесть заставила меня сесть. Стальной трос, на котором висел магнит, врезался мне в плечо, но я удержался. Стиснув зубы, я тащил на магнит свою жену. Всякому, кто это видел, показалось бы, что они смотрят на скверно исполненный цирковой трюк. Но я чувствовал себя Суперменом. Тело Сильвии медленно перевалилось через край диска, и она упала мне на колени. Я с облегчением выдохнул.

Сирены вдруг смолкли, и на причале потемнело. Единственным освещением остались лунные лучи, отражающиеся в каплях дождя.

Таравал рассмеялся.

– Неужели вы, идиоты, серьезно думаете, что я не предусмотрел отключение энергии? – сказал он Джоэлю2.

– Нет, – ответил Джоэль2. Но он говорил не с ним. Взгляд его был сосредоточен на нас с Сильвией. И опять я понятия не имел, о чем он думает. Может, он обмозговал наши отношения и понял, что никакого будущего у «семьи» из троих нет. Или решил, что должен быть наказан за убийство Роберто и взлом Джулии. А может, просто почувствовал зов ледника. Знаю только, что он сделал: вынул руку из-за спины и показал гранату. Нажал на ней одну из кнопок, не сводя глаз с меня и нашей жены. Металлическая поверхность гранаты мгновенно стала прозрачной. Казалось, Джоэль2 держит в руках тяжелый пузырь.

Таравал отскочил, очевидно, сразу узнав гранату. Он испугался.

– Дурак, – сказал он. – Тронь эту штуку – и просто убьешь себя по-их, а не по-моему.

В трех метрах под кабиной Сильвия в ужасе посмотрела на меня. Она тоже поняла, что сейчас произойдет.

– Он не может!

– Уже смог, – ответил я и стащил ее с магнита.

Мы упали на контейнер внизу, ударившись о металлическую крышу так, что дух вон. Пока мы с женой пытались вдохнуть, над нами снова вспыхнул яркий свет, завыли сирены. Таравал коротко всхрапнул – «Ха!» – и быстро повернулся к консоли. Джоэль2 без колебаний со всех ног кинулся к нему.

Проклятие. Мы мертвы. Даже если он успеет, нам крышка.

Я повернулся к Сильвии и тоскливо пробормотал:

– Я люблю тебя.

Но она не услышала. Она смотрела не на меня.

– Нет! – закричала она, когда свет, исходивший из гранаты в руках Джоэля2, стал белым и ярким, словно одновременно вспыхнул миллион полосок магния. Мне пришлось отвести взгляд.

– Джоэль! – заплакала Сильвия.

Послышался громкий щелчок, и на причале снова стало темно.

Моти. Должно быть, у него был свой запасной план против запасного плана Таравала.

От консоли ТЦ полетели искры. Магнит крана отсоединился и начал падать на нас. Я откатился в сторону, стараясь оттащить и Сильвию…

Диск весом в тонну ударился о контейнер и разорвал толстую сталь, словно фольгу. Грохот удара отразился от соседних грузовых контейнеров. Потом все стихло, только капли дождя стучали о металл.

– Джоэль, – сказала в темноте моя жена. – Я не чувствую ног.

– Держись.

Я протянул руку; глаза напрягались, привыкая к темноте. Мои пальцы коснулись плеча Сильвии, потом спустились к груди и животу. Ее левая нога оказалась под магнитом, но Сильвия смотрела на кабину крановщика. Я проследил за ее взглядом. Разряженная граната лежала на том месте, где стояли Джоэль2 и Таравал, на ее поверхности мигал зеленый огонек.

Мужчины исчезли. Оба.

– Джоэль, – прошептала Сильвия. Я знал, о ком из нас она говорит. Лицо ее было залито слезами и дождем.

Неужто он действительно погиб?

Теперь, когда яркие огни на причале погасли, на небе начали появляться созвездия. Их мерцание над головой было холодным утешением. Сильвия посмотрела туда, где минуту назад стоял ее воскрешенный муж, и заплакала. Низкий очищающий душу вопль отчаяния многократно отразился от контейнеров и наконец зазвучал, как хор на похоронной процессии. Я обнял ее одной рукой, слишком потрясенный, чтобы подхватить этот плач, но я тоже смотрел на опустевшую кабину. Я знал – как знают только близнецы, – что моего «другого» действительно не стало.


О, l’amour | Двойной эффект | Всегда что-нибудь напомнит