home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Вариации имитационной модели

Проблема загрузки ценностей выглядит несколько иначе, если речь идет не об искусственном интеллекте, а об имитационной модели головного мозга. Во-первых, к эмуляторам неприменимы методы, предполагающие понимание процессов на нижнем уровне и контроль над алгоритмами и архитектурой. Во-вторых, имея дело с имитационными моделями головного мозга (и улучшенным биологическим разумом) можно использовать неприменимый для искусственного интеллекта метод приумножения (из общей группы методов выбора мотивации)[477].

Метод приумножения можно сочетать с техниками корректировки изначально имеющихся у системы целей. Например, можно попробовать манипулировать мотивационными состояниями эмуляторов, управляя цифровым эквивалентом психоактивных веществ (или реальных химических веществ, если речь идет о биологических системах). Сегодня уже есть возможность манипулировать целями и мотивацией при помощи лекарственных препаратов, правда, в ограниченной степени[478]. Но фармакология будущего сможет предложить лекарства с гораздо более точным и предсказуемым эффектом. Благодаря цифровой среде, в которой существуют эмуляторы, все эти действия существенно упростятся — в ней гораздо легче проводить контролируемые эксперименты и получать непосредственный доступ к любым областям цифрового мозга.

Как и при проведении опытов над живыми существами, эксперименты на имитационных моделях связаны с этическими трудностями, которые невозможно урегулировать лишь с помощью формы информированного согласия. Подобные довольно трудноразрешимые проблемы могут перерасти в настоящие конфликты, тормозящие развитие проектов, связанных с полной эмуляцией головного мозга (скорее всего, будут введены новые этические стандарты и нормативные акты). Сильнее всего это скажется на исследованиях механизмов мотивационной структуры эмуляторов. Результат может оказаться плачевным: из-за недостаточного изучения методов контроля над возможностями имитационных моделей и методов корректировки их конечных целей когнитивные способности эмуляторов начнут неуправляемо совершенствоваться, пока не достигнут потенциально опасного сверхразумного уровня. Более того, вполне реально, что в ситуации, когда этические вопросы будут стоять особенно остро, вперед вырвутся наименее щепетильные проектные группы и государства. В то же время если мы снизим свои этические стандарты, то в процессе экспериментальной работы с оцифрованным человеческим разумом ему может быть причинен непоправимый вред, что абсолютно неприемлемо. В любом случае нам придется нести полную ответственность за собственное недобросовестное поведение и нанесенный ущерб имитационным моделям.

При прочих равных условиях соображения этического порядка, скорее всего, заставят нас отказаться от проведения опытов над цифровыми копиями людей. В такой критическо-стратегической ситуации мы будем вынуждены искать альтернативные пути, не требующие столь активного изучения биологического мозга.

Однако не все так однозначно. Готов выслушать ваши возражения: исследования, связанные с полной эмуляцией головного мозга, с меньшей вероятностью будут вызывать этические проблемы, чем разработки в области искусственного интеллекта, на том основании, что нам легче проследить момент становления, когда право на моральный статус начнет обретать именно эмулятор, а не совершенно чужеродный искусственный разум. Если ИИ определенного типа или какие-то его подпроцессы обретут значительный моральный статус прежде, чем мы это распознаем, этические последствия могут быть огромными. Возьмем, например, невероятную легкость, с которой современные программисты создают агентов для обучения с подкреплением и применяют к ним негативные раздражители. Ежедневно создается бесчисленное количество таких агентов, причем не только в научных лабораториях, но и в многочисленных фирмах, где разрабатываются разные приложения и создаются компьютерные игры, содержащие множество сложных персонажей. Предположительно, эти агенты еще слишком примитивны, чтобы претендовать на какой-то моральный статус. Но можем ли мы быть уверены на все сто процентов? И еще одно важное замечание: можем мы быть уверены, что узнаем, в какой момент следует остановиться, чтобы программы не начали испытывать страдания?

(В четырнадцатой главе мы вернемся к некоторым более общим стратегическим вопросам, которые возникают при сравнении двух процессов: проведения полной эмуляции головного мозга и создания искусственного интеллекта.)


Обучение ценностям | Искусственный интеллект. Этапы. Угрозы. Стратегии | Институциональное конструирование