home | login | register | DMCA | contacts | help |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

Loading...


Глава 17



УАЗ-«буханка» угрожающе раскачивался на разбитой грунтовке. Лично мне минимум три раза казалось, что мы сейчас опрокинемся, но, судя по поведению трейсеров, такая манера езды была нормой. И это мы даже не по стабу ехали, по достаточно свежему кластеру. Впрочем, неудивительно: дороги у нас в стране есть не везде, часто их заменяют направления. С чего бы им в Улье меняться?

Хотя, ворчал я на это, скорее, по привычке. Уж очень нервно было ехать в компании злобных вооруженных мужиков на тюнингованном под реалии Улья микроавтобусе, трястись на кочках, сжимая в руках «ксюху», за которой едва успел забежать домой перед выездом. Неотрегулированный разгрузочный жилет поверх кожаной куртки давил, еще сильнее напрягало то, что на мне не было бронежилета, пусть даже какого-нибудь легкого.

Но сильнее всего на моем душевном равновесии сказывалось то, что мы никак не могли догнать конвой. Они, конечно, двигались неторопливо, с остановками, но и фора у них была не маленькая. Вооружения и сил у охраны хватало, они, наверняка, смогли бы отбиться и от тварей, и от залетных муров, но справиться с этими странными отморозками, которые оказались способны организовать ячейку в Новограде и похитить и вывезти оттуда пятерых крутых иммунных… Не знаю, не знаю...

А еще я не был уверен, что мы чем-то сможем помочь.

По слухам об Айвэне, которых я за время жизни в стабе успел собрать немало, выходило, что и он, и его команда — весьма крутые ребята. Но двенадцать человек на двух пикапах и «Буханке» … Как бы не маловато было.

Нужно отдать трейсеру должное: он не стал отнекиваться и придумывать отговорки, когда я рассказал о своих подозрениях и попросил помощи. Скорее, наоборот, у него даже, кажется, глаза заблестели. Поговаривали, что у него с мурами и внешниками особые счеты. Вроде, когда-то давно, когда Айвэн только попал в Улей, вырвал он из рук работорговцев несколько молодых девчонок и пытался вывезти их в Новоград, да попал на внешников. Никто не знает, чего там дальше было, но выбрался Айвэн один. С тех пор на слово «мур» или «внешник» у него триггер срабатывал. Ну и то, что бюрократией он заниматься не стал, тоже понятным было: вроде как в теме той, с работорговлей, оказалась замазана администрация стаба, в котором он осел на первое время. Короче, потрепало мужика. А учитывая, что в Улей он попал, будучи профессиональным воякой, черт знает, на что он успел еще там, на Земле, насмотреться.

Короче, как только я изложил ему свои догадки, он собрал свою команду, провел краткий инструктаж, а потом мы попрыгали в тачки и рванули. Только вот все равно, кажется, не успевали.

Я посмотрел на пальцы, которыми сжимал АКСУ. Они были бледными от напряжения.

Похоже, что на это обратил внимание не я один. Ящик, что сидел рядом, кивнул на мои руки и усмехнулся.

- Что, в первый раз?

- Ага, - кивнул я. - До этого как-то воевать не пришлось. Драться там, даже убивать - да, было дело, я все же в милиции работал, но в серьезных замесах участвовать не приходилось.

- Ну, все когда-то в первый раз бывает, я-то еще там, на большой земле повоевать успел. Первая Идель-Уральская, слышал, может?

- Не, у нас такого не было, - мотнул я головой.

- Понятно, - он, похоже, не был расположен распространяться о своем прошлом и развивать тему не стал. - Знаешь, как я делаю? Нужно вдохнуть, задержать дыхание и сосчитать до десяти. Потом выдохнуть и снова сосчитать. И так, пока не успокоишься.

- Или пока сознание не потеряешь, - встрял в разговор Гоблин - еще один из трейсеров. - Да знаю я его техники, Живца хлебни и успокойся, нормально все будет.

Я решил последовать совету Гоблина, тем более, что сломанные ребра и нос все еще побаливали. Черт, да мне после такого расследования впору в больницу ложиться, а не гнаться за конвоем по Улью.

Вынув из кармана куртки флягу, я отвернул крышечку и только собирался отпить, когда машину тряхнуло на кочке. Естественно, что подавился, разбрызгал живец, и, откашливаясь под дружный хохот остальных бойцов, закрыл фляжку и упрятал ее назад.

Но, как ни странно, моя выходка разрядила обстановку в машине, и даже самому стало легче. Наконец, прекратив кашлять, я коротко хохотнул.

- Кстати, я так и не понял, а чего это мы вообще вдруг сорвались? - спросил Скоростной. – С какого перепугу конвою вообще муров бояться? И откуда мурам вообще известно о маршруте? И почему, если есть опасность нападения, едем только мы? И почему вообще мы, а не штатники Новограда?

— Сколько вопросов, — буркнул Айвэн. — Отвечаю по порядку. Первое. Муры эти — не обычные, какие-то они чересчур дерзкие и бодрые. Слышал, в стабе людей похищали? Так вот это они. То есть, этим ребяткам хватило ума создать настоящую ячейку в стабе. То есть, совсем не дураки там сидят.

— А как же они вывозили похищенных из Новограда? Досмотр же и на въезд, и на выезд с недавних пор, — удивился трейсер.

— А из ответа на этот вопрос следуют ответы и на все остальные. Прогнило что-то в датском королевстве. Кэп считает, что муры работают с кем-то из администрации. Отсюда и спокойный выезд, и слив маршрута конвоя, и, кстати, снижение его боеспособности, намеренное. Я успел о конвое поговорить кое с кем, и услышал удивительные вещи. Конвой пошел налегке. Автобусы с пассажирами, два гантрака и пара пикапов, все.

— Охренеть.

— Охренеть, да. И мы едем, чтобы не дать уродам разобрать на запчасти ничего не подозревающих людей. Да, возможно, нас слишком мало. Но тут, как у десанта — «Никто кроме нас».

- Точно, - Гоблин вальяжно развалился на сидении и продолжил. - Сейчас постреляем ублюдков, спасем всех и вернемся героями. А если серьезно, то какой план действий? А то мчимся, как на пожар, а что делать — не очень понятно.

— План такой: если нападение еще не произошло, тормозим конвой, говорим об опасности, заставляем сменить маршрут. Скорее всего, сопровождаем до возвращения в стаб. Идеально, конечно, было бы заставить их развернуться и отправиться обратно в Новоград, но сильно сомневаюсь, что нам это удастся. Тем, кто устраивает туры по профилактике точно не понравится идея вернуть всем деньги за сорванный тур. Так что готовимся к худшему.

— Что это за муры вообще такие отмороженные? Откуда они взялись? Насколько я слышал, раньше на конвои никто не нападал. Да и наглеть настолько, чтобы похищать иммунных прямо из стаба, еще никто не решался.

- Непонятно, - пожал плечами Айвэн. – Раньше тут люди Полковника работали, но они ближе к Удавке шустрили, понимали, что здесь наглеть не стоит. Конкурентов они вырезали быстро и безжалостно, а сами щипали народ из быстрых кластеров, у них это на поток было поставлено. Так что муров тут практически не было.

- А вообще, ходили разговоры, что у Немца с Полковником договор о ненападении был, - заметил Скоростной.

- Не думаю, что он стал бы с мурами связываться, - помотал я головой.

- Ага, - согласился со мной Айвэн. — Просто Полковник не дураком был, понимал, что не стоит связываться. А потом его замочили, банда развалилась, появились какие-то новые люди…

- Короче, Бродяжник вроде и доброе дело сделал, но услуга, в итоге, оказалась медвежьей, - пробормотал я.

Все замолчали, а я понял, что сказал лишнего. Секунд пятнадцать понадобилось для того, чтобы смысл сказанных мной слов дошел до парней, а потом Айвэн развернулся, посмотрел на меня и спросил:

- Хочешь сказать, это Бродяжник его замочил?

- Ну, да, - ответил я. Отпираться не было смысла, все и так было ясно. Да и сам отшельник не делал из этого секрета, вроде как. С тем же Красавчиком когда общался. Или что можно рассказывать Безопасности, нельзя трепать вольным трейсерам? - Я, когда только провалился, в капкан попал, мне ногу сломало. А рядом как раз муры оказались во главе с Полковником. Ну, Бродяжник их покрошил, меня вытащил из капкана, покрестил, а потом притащил до больнички в Новограде. Как-то так.

- Ни в жизнь не поверю, что он случайно там оказался, - помотал головой Скоростной.

- Вот уж не знаю, - пожал я плечами.

Бродяжник, конечно, обмолвился, что ему заказали Полковника, но об этом можно было не рассказывать. Да, у меня и спрашивать не стали бы, в его дела никто не лез. Я попытался аккуратно навести о нем справки, и не узнал ничего. Впервые он появился в Новограде уже в образе бородача в балахоне, и ни разу не задерживался в стабе надолго, не общаясь ни с кем, кроме администрации.

Кто-то, делая страшные глаза, рассказывал о нем, что он, мол, и не человек вовсе, а создание Улья, цель которого - поддерживать на территории порядок. После этого я не стал слушать, потому что вряд ли существо, порожденное Ульем, стало бы мне рассказывать о своей молодости и сетовать на то, что ему не довелось посетить Москву.

Другие рассказывали, что он раньше был крутым стронгом, ходили слухи, что в Улей он попал внешником. Это могло оказаться правдой, но во всех версиях я сомневался примерно одинаково.

Было несколько людей, кому Бродяжник помогал, как и мне, вытаскивал из полной задницы. Но то ли с ними он не особо откровенничал, то ли они не хотели рассказывать. В общем, был он фигурой полумистической.

В конечном итоге я забросил свои поиски. Может, еще объявится он в моей жизни, предоставив случай расспросить. А если нет - мне же и лучше. Персонаж из тех, с кем лишний раз лучше не пересекаться, на самом деле. Мало ли.

И тут размышления о Бродяжнике просто выдуло из моей головы. Потому что совсем рядом, где-то впереди, раздался взрыв.

— Здесь Бум, контакт! — сквозь вой статики, чаще всего сопровождающей радиообмен в Улье, прорвался голос водителя головного пикапа. И тут же, вторя ему, солидно загавкал крупнокалиберный пулемет, смонтированный в кузове дозорной машины.

— Засада, машины конвоя горят, муры, много. Твою мать! — продолжала надрываться рация, а потом сквозь рев мотора стали слышны и другие выстрелы. Я сжал зубы, чувствуя, что меня вот-вот вырвет. Одно дело - на адреналине бороться за жизнь, расстреливать потерявших края бандитов, драться с зараженными или мурами. Другое - вот так вот, ехать практически на войну, понимая, что можешь и не вернуться из боя.

А еще я очень сильно волновался за Сашку. Что с ней будет?

Понятное дело, что в гражданских, если они не станут оказывать сопротивления, никто специально стрелять не станет. Но шальные пули никто не отменял. А зная боевой характер моей девчонки…

Машина резко остановилась, Скоростной схватился за дверную рукоять, надавил на кнопку и рванул ее в сторону.

— Так, парни! — заорал Айвэн, перекрикивая стрельбу, идущую уже всерьез. — Приоритет — вытащить гражданских. В свалку не лезть, там реально стволов десятка три. Нас просто задавят. Оцениваем ситуацию, слушаем меня, на рожон не прем! Вперед!

Я сам не понял как оказался в первом ряду. До места столкновения конвоя с мурами было около сотни метров и их предполагалось пробежать пешком, что было логично - так мы не представляли групповой цели. Поехали бы на машине, и достаточно было бы разок шмальнуть из гранатомета, чтобы превратить комфортабельное транспортное средство в мятую жестянку, набитую фаршем. А если нет гранатометов — могли приласкать и из «Корда» или «Утеса», которые в Улье так любят ставить на пикапы. Красноречивым подтверждением этому был уткнувшийся в дерево дозорный пикап. Крпеление пулемета сворочено очередью «крупняка» набок, тело пулеметчика валялось на обочине. Водитель пикапа, кряжистый, бородатый Бадабум, сидел за передней частью машины, укрывшись за двигателем и готовил к бою ручной пулемет. Больше в пикапе живых не было. Нарвались.

Чуть в стороне догорал гантрак — доведенный до ума «Урал», обшитый броней и некогда щетинившийся пулеметами огневых точек, с «тяжелой» спаркой в самодельной башне на крыше. Толстая броня не помешала кумулятивному заряду, устроив экипажу и личному составу групповое аутодафе.

В корму гантраку воткнулся замыкающий пикап конвоя. Его, видимо, как и нашу головную машину, отработали пулеметами. Второй гантрак еще огрызался, но было видно, что сопротивление угасает. Бойцов конвоя уже дожимали. Если честно, я даже не знаю, как они еще отстреливались. Я не специалист, но выглядело все так, будто под передней частью грузовика подорвали фугас. Как выжили те, кто сидел в бронекапсуле — я не знаю.

Автобусы замерли между машинами охранения. Вот с ними, как раз, все было нормально: муры боялись повредить ценный груз: иммунных, отправившихся на профилактику. Несколько бойцов конвоя засели за броней автобусов, отстреливаясь от нападающих, но в целом, было понятно, что здесь уже все. Их пока спасало только то, что муры не могли причесать автобусы из крупняка.

- Поживее! - проорал кто-то.

Мы пробежали еще с полусотни метров, залегли и открыли огонь. Первый залп оказался фатальным для муров, не ожидавших нападения со спины. Пятеро словив по очереди ткнулись в землю и больше не двигались. Зато остальные сориентировались неожиданно быстро, развернулись и ударили по нам со всех стволов.

И тут я понял, что мы встряли. Потому что муров оказалось реально дохрена, почти с полсотни народа. По меркам Улья - настоящая армия.

Кто-то из бойцов Айвэна поднялся на колено и вскинул на плечо трубу гранатомета. Спустя секунду в отдалении грохнуло, и крупнокалиберный пулемет заткнулся: боец выцелил пикап муров. Правда, на этом атака захлебнулась, и все, что нам оставалось — ткнуться в землю и кое-как огрызаться.

Я не представлял, что мы будем делать без поддержки тяжелой техники. Даже подогнать второй пикап не представлялось возможным, потому что, скорее всего, его будет ждать участь первой машины. Пулемет мы заткнули, но я сильно сомневался, что муры пожаловали с одной машиной.

— Бум! Выводи автобус! — проорал рядом в рацию Айвэн. — Бегом! Всем: давим огнем, прикрываем Бадабума! Дымы! — трейсер выхватил из разгрузки дымовую шашку.

У меня такие тоже были: когда мы только выезжали из стаба, Скоростной сунул мне пару. Я понятия не имел, зачем они мне, и сначала отказывался брать, но потом решил, что пригодятся. И ведь действительно пригодились.

Вырвав предохранительное кольцо, я швырнул одну из шашек в сторону позиций муров, а потом вторую, но чуть ближе к себе. Трейсеры делали то же самое, и через несколько секунд кластер заволокло клубами разноцветного дыма. Теперь мы не видели противника, но и сами оказались скрыты от его взглядов, и ублюдкам пришлось палить наугад.

Бадабум добрался до автобуса, пролез в кабину, а через мгновение оттуда выпал труп убитого мурами водителя.

— Айвэн! Айвэн! — закричал я. — Пусть Бум спросит Сандру в автобусе!

Командир трейсеров сначала отмахнулся, но потом, взглянув на мое лицо, выругался и крикнул в рацию.

— Бум! Узнай у пассажиров, есть среди них Сандра?

Я замер. Айвэн вслушался в ответ, и, не глядя на меня, покачал головой. А у меня будто сердце ухнуло в желудок.

Автобус зарычал, наконец, мотором, и сдал назад, пытаясь отпихнуть бампером останки гантрака. Муры поняли, что теряют часть добычи, и ударили из всех стволов. По броне автобуса застучали пули, посыпались искры рикошетов.

— Подавить их! — скомандовал Айвэн.

Вот только скомандовать было проще, чем осуществить.

В сторону врагов по пологой дуге ушли несколько гранат из подствольных гранатометов. Послышались хлопки и крики боли, но интенсивность огня не уменьшилась.

Перекатившись в сторону, я жестко ударился боком о землю, но, по крайней мере, укрылся за какими-то железобетонными конструкциями, прицелился и высадил подряд три короткие очереди. Автоматик нещадно брыкался, но совместные с Сандрой тренировки сделали свое дело, и у меня более-менее получалось контролировать отдачу. Одного из ублюдков я вальнул наглушняк, еще одного заставил залечь.

Только вот были у нас и потери. Двое из трейсеров уже лежали на земле, не подавая признаков жизни. Автобус буксовал, не в силах сдвинуть гантрак, муры, прикрывая друг друга, короткими перебежками приближались к нему. Становилось понятно, что вырваться Бадабуму не удастся. Гоблин, лежавший за поваленным столбом метрах в трех от меня, со странным выражением на лице посмотрел на автобус, затем перевел полный ярости взгляд на тела товарищей.

- Не сметь! - заорал Айвэн.

Но боец, уже принял решение.

Вскочив с места, он побежал вперед, отвлекая внимание муров на себя. Отморозки обрушили на него настоящий свинцовый шквал, но какая-то непонятная сила будто останавливала пули, даруя парню неуязвимость. Впрочем, было ясно, что Гоблин воспользовался каким-то из даров Улья, и судя по реакции Айвэна, что-то с этим даром было не так.

Я воспользовался моментом, вновь вскинул автомат и выстрелил в одного из муров. Зацепил, но только вскользь, потому что ублюдок выронил автомат, схватившись за плечо, и скрылся в укрытии.

А вот Гоблин творил что-то невообразимое. Он бежал вперед, поливая муров от бедра. До позиций муров оставалось не больше десяти метров, когда автомат Гоблина замолчал. Отбросив в сторону бесполезное сейчас оружие, Гоблин что-то заорал, сорвал с разгрузочного жилета гранату, рванул прочь предохранительное кольцо и швырнул взрывоопасный подарок в сторону муров. Вслед за ней отправилась еще одна граната.

Один за другим раздалось два глухих взрыва. А потом волшебство перестало работать, Гоблина достали сразу с полдесятка стволов, он упал на колени и медленно осел.

Но свое дело сделал. На земле осталось валяться трое изуродованных муров – один из них даже бросился на гранату грудью, непонятно, на что рассчитывая. Остальным пришлось рвануть в сторону, спасаясь от осколков и взрывной волны.

Воспользовавшись замешательством врага, трейсеры открыли беглый огонь. Я тоже присоединился, стараясь стрелять только наверняка: патронов было не так уж и много. Тут мы собрали гораздо более богатый урожай, замочив еще около пятерых. Тем не менее, Айвэн был в ярости, и я его понимал: он потерял в этой вылазке пять человек: штурмана и стрелка головного пикапа, двоих безымянных бойцов и Гоблина.

Получившие щелчок по носу муры также рассвирепели. Огонь стал таким плотным, что мы не могли даже высунуться. Более того, откуда-то со стороны их позиций послышался гул мотора, а следом — стук крупнокалиберного пулемета, заставивший меня рефлекторно сползти на землю в попытке ужаться уж до совсем микроскопических размеров.

Знаю я, что «двенадцать и семь» делают с бетоном. И что бывает с людьми, если в них такая пуля попадает.

Автобус взревел мотором, и, наконец, отпихнув с дороги грузовик, резво поехал назад. Бадабум, сидевший за рулем, управлял тяжелой машиной просто виртуозно: не думаю, что у меня получилось бы так даже на уже почти забытом, родном «Рейндже».

- Отступаем! – заорал Айвэн. – Больше никого не спасти! К машинам! Джек, — скомандовал он водителю второго пикапа, прятавшегося за поворотом и в битве не участвовавшего, — готовьтесь прикрывать отход! Скоростной! Нужно забрать тела!

- Там люди! – не веря собственным ушам, прокричал я. – Наши!

- Нам их не вытащить! То, что один автобус отбили — уже чудо! Если не выберемся, то никто даже не узнает, что с ними случилось! – достаточно резонно возразил командир отряда. – Надо прорываться к машинам и валить отсюда. Возьмем людей, прочешем все, достанем ублюдков!

- Да, мать твою, там моя девушка, - прорычал я, высунулся и тут же нырнул назад, чуть не поймав головой шальную пулю.

Перекатился в сторону и пополз, только не туда, куда двигались трейсеры, а наоборот, по направлению к врагам. Выругался, когда очередная пуля распахала грязь прямо перед моим лицом.

- Назад! - заорал Айвэн. – Куда, завалят, дебил!

Я лишь отмахнулся. Командир трейсеров выругался.

— Кэп, назад! Мы уходим, с тобой или без тебя!

Я упрямо полз вперед.

Мне удалось преодолеть около двадцати метров, когда прямо передо мной упала, закрутившись, гладкая овальная тушка РГД-5. Тело сработало без вмешательства разума, схватившись обеими руками за край плиты, я прыгнул, перебрасывая тело через препятствие. Приземлился неудачно, врезавшись макушкой в бетонную плиту. От удара потемнело в глазах, а еще через секунду по ушам ударил взрыв. Я оглушенно помотал головой, ощупал пальцами ссадину, на которой разошлись швы и посмотрел на испачканные красным пальцы.

Что-то подсказало мне, что оставаться на месте не стоило, поэтому я возобновил движение, загребая землю. Только вот куда именно — непонятно. Я совсем потерял ориентацию.

Выползти из дымовой завесы я так и не успел: перед лицом появились армейские ботинки с высокой шнуровкой. Я успел поднять голову в попытке разглядеть хозяина этой распространенной в Улье обувки, но успел увидеть только мелькнувшую в воздухе резиновую набойку приклада и потерял сознание.


Глава 16 | S-T-I-K-S. Закон и порядок | Глава 18







Loading...