home | login | register | DMCA | contacts | help |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

Loading...


«Семейный столик»

С годами постепенно начинаешь понимать, что проводить время с родителями — это не так уж и страшно. Сначала — терпимо, потом — вполне ничего и наконец — замечательно.

Так, вероятно, происходит процесс взросления. От мечты о фрифлэте, когда родителей нет дома и ты отрываешься с друзьями, до сбегания от тех же самых друзей, чтобы потусоваться с родителями.

Конечно же, эта трансформация очень субъективна: у кого-то переход из родственников в друзья и вовсе не происходит. Но в моем случае обошлось, и даже больше того: мои дети, Саша и Андрюша, стали дружить с родителями, с дедушками и бабушками гораздо раньше положенного срока.

Я имею в виду период злобного тинейджерства, когда весь взрослый мир становится твоим врагом, а в друзьях ходят только гормоничные (от слова «гормон») однокашники.


Мемуары двоечника

Отцы, дети и Е. А. Чайковская


Андрей как-то проскочил эту жизненную фазу, а у Саши конфликт поколений проявлялся только в одном — на все вопросы она отвечала двумя словами:

— Как твои дела, Сашенька? — спрашивал дедушка.

— Нормально.

— Саша, поешь, пожалуйста! — требовал я.

— Разберусь.

Мы, конечно, негодовали, орали… но в результате у Саши все стало нормально и она во всем разобралась.

Более того, наследственную традицию ведения застолья она впитала уже в младенчестве, с молоком… отца. Хотя все же нет, с молоком деда.

Года в три Саша произнесла свой первый тост. Дело было на даче. Шел бесконечный процесс сооружения пристройки. Рабочие то и дело пропадали — запивая (в профессиональном смысле этого слова… хотя, может, и в прикладном: запивая водку пивом).

Когда Саша спрашивала, где наши рабочие, мы отвечали:

— Они болеют.

И вот сидим мы за столом, Саша поднимает стакан с молоком и говорит:

— Давайте выпьем, чтобы рабочие никогда не болели… И чтобы Шура (дедушка) отдал Елене Анатольевне деньги.

(Елена Анатольевна Чайковская — подруга трех поколений нашей семьи. Общались мы много и часто, и вот Саша где-то услышала про занятые у Е.А. деньги.)

Второй ее тост стал девизом нашего дома. Ни одно семейное застолье, ни один праздник не обходится без этого тоста. Причем сама автор его уже много лет не произносит, но милостиво поощряет кого-нибудь из нас озвучить свое творение. В первоисточнике это звучало так:

— Давайте выпьем за наш маленький семейный столик!

Лучше и не скажешь… особенно если тебе три года.

Уверен, что все родители, бабушки и дедушки ведут дневник детских высказываний (эдакий «От двух до пяти» К. Чуковского).

Выглядит эта пытка примерно так:

— Когда Петеньке было два годика, он бежал по дорожке на даче. Мы тогда снимали полдома у одной милой дамы в Кратово. Толя, не помнишь, как звали нашу хозяйку?

— Мария Борисовна. Но неважно — рассказывай про Петю.

— А, ну да, так вот Петенька споткнулся о корешок и упал. Галя к нему бросилась, а он сам встает и говорит: «Песя бух!»

И вся семья заливается счастливым смехом.

И только тридцатилетний Петя сидит с перекошенным от злости лицом, да и кривые улыбки гостей не выражают всего того ликования, которое подразумевает это «бух». Всеми этими перлами долго развлекают несчастных гостей и добивают их демонстрацией многочасового фильма «Как мы ездили в Турцию в 1988 году с Потаповыми (вы их не знаете), с Верой Тимофеевной (вы могли ее видеть у Курякиных) и где Петеньке четыре годика (вон он в море с Витей, видите?)».


Не могу удержаться и бросаюсь в омут умиления (вам еще повезло, что не показываю кино «Андрюша и Саша на балконе с арбузом»).

Начну с высказываний маленького Миши.

Диалог с мамой:

— Вот родится у меня дочка, а тебе опять мальчик попадется.

— Почему?

— А тебе все время мальчики попадаются: папа попался — мальчик, я тоже мальчик.


Мемуары двоечника

Отец с ребеночком


Обнял папу… Помолчал и говорит:

— Ах, какая картинка: отец с ребеночком!


Не знаю, как сейчас, но тогда была популярна игра в шарады.

«Мое первое — что в голове,

Мое второе — как лягушка поет,

Целое — город».

Ответ: МосКва

«Мое первое — очень кислое,

Мое второе — что под землей,

Целое — вкусный напиток».

Ответ: ЛимонАд

А вот наоборот:

«Мое первое — что на небе,

Мое второе — кусок фильма,

Целое — смешное».

Ответ: РайКин

Загадки: «Две головы, ног нет, а ходят?»

Отгадка: Карты

И наконец: «Не фонтан, а пьет?»

Отгадка: ПАПА

Все. С Мишей хватит.


Саша учит «Руслана и Людмилу». Читает:

— Там русский дух… Там рысью пахнет…

— Кем, кем пахнет? — спрашивает бабушка.

— Рысью! — видит недоуменные глаза, поясняет: — Ну, рысь — тигр такой.

Придумала загадку.

«Летит — жужжит,

Сядет — краснеет,

Ударишь — пятнает».

Отгадка: Комар

Андрюша — пытливый ум:

— А волки по лестнице ходить умеют?

Ну и наконец внучка (что-то неправильно делает).

Андрей:

— Элла, Побойся Бога!

— Помойся, Гога, — парирует она.

Разговаривает с бабушкой Леной:

— Мы с Шурой (прадедушкой) скоро пойдем на ипподром…

— И что вы там будете делать?

— Шура будет скакать на лошадях… — видя бабушкино недоумение:

— Да, да, он не такой уж и старый — будет скакать!


Мемуары двоечника

От двух до пяти


Из жизни или из придуманного? | Мемуары двоечника | Швеция







Loading...