home | login | register | DMCA | contacts | help |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

Loading...


23

Через два дня после этих событий герцогиня Катарина Шведская устроила торжественный прием в городской ратуше. Надо сказать, что в последнее время по Ростоку ходили самые разные слухи один чуднее другого. Одни говорили, что какой-то злодей хотел не то убить, не то похитить наследного принца Карла Густава. Другие с жаром утверждали, что неведомо откуда взявшиеся пираты собирались разграбить весь город. Третьи и вовсе выдумали такое, что и повторить в приличном обществе неудобно. И чтобы пресечь подобные разговоры Её Королевское Высочество и собрала всех сколько-нибудь значимых людей в городе, дабы предъявить им членов своей семьи целых и невредимых.

Затея удалась на славу. Горожане с удовольствием поглазели на принца и принцесс, отведали поданного им угощения и послушали нанятых для такого дела музыкантов. Обеспечив всех верноподданных темой для разговоров на год вперед, герцогиня отпустила их и приказала собраться в отдельной зале причастных к последнему происшествию.

– Мы рады, что печальные события последних дней наконец завершились, – негромко начала она, обведя взглядом всех присутствующих, – и мы можем со спокойной совестью отбыть в Москву к нашему супругу всемилостивейшему государю Иоганну Альбрехту. Однако прежде чем мы покинем землю Мекленбурга, хотелось бы закончить кое-какие дела.

– Как вам будет угодно, государыня, – поклонился барон фон Гершов.

– Кстати, как ваша супруга?

– Благодарю, ей уже лучше.

– Передайте, что мне очень не хватает её общества.

– Это большая честь, Ваше Королевское Высочество.

– Итак, прежде всего, нам угодно, чтобы ещё до нашего отъезда ваш брат обвенчался с присутствующей здесь фройляйн Рашке. За все услуги, оказанные ими обоими Мекленбургскому дому, мы намерены щедро наградить их. Господин Болеслав получит три тысячи гульденов и чин капитана с соответствующим содержанием. Марта также получит в качестве приданного три тысячи и фольварк под Гюстровым.

– Вы очень добры…

– Не слишком, – прервала потоки благодарности герцогиня, и обернулась к скромно стоявшему в сторонке Родионову. – Молодой человек, до сих пор мы знали вас, как одного из усерднейших учащихся в здешнем университете. Теперь же вы показали, себя не только усердным, но также умным, наблюдательным и верным человеком. Ваши заслуги не останутся без награды. Вы получите сто талеров и вот этот перстень.

– Благодарю, матушка-государыня, – грохнулся в ноги растроганный студент. – Век Бога молить буду за твою доброту!

– Кроме того, мы надеемся, что вернувшись домой после учения, вы и дальше будете служить нашему дому с не меньшим усердием!

– Отслужу, вот тебе крест отслужу, матушка!

Слабая улыбка тронула губы герцогини, и она милостиво кивнув боярскому сыну, обратила свой взор на Клару Марию.

– Подойдите, Ваша светлость!

– Да, государыня, – немедля выполнила приказ девочка.

С тех самых пор, как её спасли, юная принцесса являла собой пример послушания, воспитанности и благонравия. Вот и сегодня она весь прием чинно простояла одетая в свое парадное платье и мило улыбалась всем желающим на неё поглазеть, не сделав даже попытки показать кому-то язык или скорчить рожицу. Правда, это мало кого могло обмануть, но все же вселяло осторожный оптимизм.

– Присядьте.

Лицо девочки на мгновение исказила недовольная гримаса, но она тут же справилась и, лучезарно улыбнувшись, ответила:

– С вашего позволения, я постою.

– Вот как? – картинно удивилась Катарина и невольно бросила взгляд на стоящую неподалеку мать принцессы.

Та в ответ лишь чуть заметно пожала плечами, дескать, а что делать? Эти взгляды были так мимолетны, но при этом, так красноречивы, что женщины поняли друг друга без слов. Накануне между ними состоялся серьезный разговор, в ходе которого герцогиня и камеристка расставили все точки над i.

– Фройляйн, надеюсь, вы понимаете, что вам с дочерью лучше остаться в Мекленбурге?

– Разумеется, государыня, – сделала книксен Марта. – Скажу вам более, даже если бы ваш супруг позвал меня, я бы предпочла остаться здесь.

– Вот как?

– Не стану лукавить, Ваше Королевское Высочество. Сделай он это предложение хотя бы несколько месяцев назад, я бы всё бросила и побежала бы за ним пешком, но…

– Но?

– Но не теперь.

– Что же изменилось?

– Всё! Я люблю и любима и не хочу ничего более, как провести с Болеславом фон Гершов всё, что отвел нам милосердный Господь.

– И вы не пожалеете об этом решении?

– Ни одного мгновения! Видит Бог, я долго ждала и хранила верность, хотя и не смела ни на что надеяться. Теперь же я хочу просто жить, иметь семью, родить любимому человеку детей. Вы понимаете меня?

– Да, фройляйн, вполне. А ваш избранник разделяет ваши мечты?

– Он сделал мне предложение, и я дала ему своё согласие.

– Вам известно, что я обещала дать вам приданное?

– Да, государыня. Вы очень добры.

– Не слишком, дорогая моя. Но вы не опасаетесь, что это и послужило причиной матримониальных планов господина фон Гершов?

– Нет, Ваше Королевское Высочество. Мы решили, что будем вместе ещё до того, как вы объявили свою волю.

– Хорошо. У вас есть еще какие-нибудь просьбы?

– Только одна. Не разлучайте меня с дочерью.

– И в мыслях не было. Принцесса Клара Мария, скажем так, своеобразная девочка и нуждается в твердой руке и должном направлении. И я не чувствую в себе ни сил, ни желания заниматься этим. Мне хватает забот со своими детьми, и я хотела бы оградить их от… неподобающих примеров.

Эта встреча пронеслась в памяти герцогини, и она настороженно посмотрела на свою падчерицу. Та ответила ей прямым и честным взглядом, в котором, впрочем, чувствовалось весьма мало раскаяния.

– Вы, Ваша Светлость, заставили нас изрядно поволноваться, – начала Катарина.

– Мне очень жаль, Ваше Королевское Высочество, – повинилась Шурка.

– Очень на это надеюсь.

– Простите меня.

– Всё хорошо, что хорошо кончается. Однако, надеюсь, что вы извлечете должные уроки из всех этих происшествий.

– Конечно, государыня.

– Мы скоро покинем Мекленбург, а вы со своей матушкой останетесь здесь. Но кто знает, возможно, ваш царственный отец вскоре захочет увидеть вас при своем дворе. И не хотелось бы, чтобы ему пришлось краснеть за ваше воспитание. Вы понимаете меня?

– Да, государыня.

– Мы распорядились найти вам учителей и надеемся, что вы проявите должное усердие. Мы знаем, что вы неглупая и рассудительная девочка, как бы Ваша Светлость не старалась убедить нас в обратном. Но вам нужно научиться держать в узде свои желания.

– Я сделаю все, что в моих силах.

– Очень на это надеюсь, – усмехнулась герцогиня и отпустила принцессу.

– Ты точно не хочешь к отцу? – неожиданно спросила её Марта, когда прием закончился.

– Нет, – покачала головой Шурка. – Похоже, он и сам не очень-то хочет видеть меня. Да и мне что-то в Москву совсем не хочется.

– Почему?

– Ну, там царевен, чует моё сердце, будет много. А здесь я одна такая – Мекленбургская принцесса.


предыдущая глава | Мекленбургская принцесса | Эпилог







Loading...